Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

КАВАЛЕРИЙСКИЕ ВОЙСКА

КАВАЛЕРИЙСКИЕ ВОЙСКА

Каким бы анахронизмом ни казались кавалерийские войска в 1940-х годах, Красная Армия весьма полагалась на конницу, особенно в наступательной роли, в начальный период войны, когда ее танковые войска были приведены в беспорядок. И действительно, кавалерия показала себя способной эффективно действовать на трудной местности, кавалерийские войска внесли значительный вклад в победы зимой 1941-1942 годов под Москвой, в ноябре-декабре 1942 года — под Сталинградом, зимой 1943-1944 годов — на Украине, летом 1944 года — в Белоруссии и в августе 1945 года — в Манчжурии.

Этот феномен можно по крайней мере частично отнести на счет увлечения Сталина кавалерией, восходящего к временам Гражданской войны, когда он служил комиссаром в знаменитой 1-й Конной армии С. М. Буденного. Но еще важнее — боевой опыт доказал, что при умелом руководстве и при должной поддержке другими боевыми средствами кавалерия оставалась грозным наступательным орудием, особенно при совместных действиях с танковыми или механизированными войсками. Более того, мобильность кавалерии давала ей возможность более эффективно маневрировать при плохо развитой сети дорог, особенно зимой, на пересеченной местности и при суровых погодных условиях. Потому Красная армия на протяжении всей войны сохраняла значительные кавалерийские силы и эффективно применяла их, особенно при наступательных операциях в районах, где не было возможности применить крупные танковые и механизированные соединения.

Накануне войны в структуру Красной Армии входили четыре кавалерийских корпуса и 13 кавалерийских дивизий, насчитывавшие в общей сложности 80 000 кавалеристов. 2-й, 5-й и 6-й кавалерийские корпуса (шесть кавалерийских дивизий) находились на Западе, 4-й кавалерийский корпус (три кавалерийских дивизии) располагался в Среднеазиатском военном округе, а четыре оставшихся кавалерийских дивизии подчинялись внутренним военным округам или недействующим фронтам. Из всех этих дивизий четыре являлись горно-кавалерийскими.

Подобно остальной войсковой структуре Красной Армии в июне 1941 года эти кавалерийские корпуса и дивизии, хотя и грозные на бумаге, были крайне слабыми. Стандартный кавалерийский корпус состоял из двух кавалерийских дивизий, эскадрона связи и очень ограниченного числа вспомогательных частей. Он имел по штату 19 430 человек и 16 020 лошадей, 128 легких танков БТ-5, от 36 до 44 бронемашин, 64 76-мм полевых пушки, 32 45-мм или 76-мм противотанковых пушки, 40 37-мм зенитных орудий, 128 минометов калибром 50 и 82 мм, 1270 автомашин и 42 трактора (организацию и численности кавалерийских корпусов в период 1941-1943 годов см. в.таблице 7.14).[416]

Отдельные кавалерийские дивизии, как и дивизии кавалерийских корпусов, состояли из четырех кавалерийских полков (пять кавалерийских и один пулеметный эскадрон в каждом), одного полка легких танков трехэскадронного состава, дивизионов конной артиллерии, зенитной артиллерии, разведывательного и противотанкового батальонов, саперного эскадрона и эскадрона связи, а также подразделений химзащиты, транспорта и снабжения. Общая численность дивизии по штату составляла 9240 человек и 7910 лошадей, 64 легких танков БТ-5, 18 бронемашин, тридцать две 76-мм или 122-мм полевые пушки, шестнадцать 45-мм противотанковых пушек, двадцать 37-мм зенитных орудий и шестьдесят четыре 50-мм и 82-мм миномета (организацию и численность кавалерийских дивизий в период 1941-1943 годов см. в таблице 7.15).[417] Более легкие горно-кавалерийские дивизии имели по три кавалерийских полка и эскадрон легких танков вместо полного танкового полка.

После начала операции «Барбаросса» вермахт за считанные дни уничтожил восточнее Белостока 6-й кавалерийский корпус и нанес тяжелые потери 5-му кавалерийскому корпусу на Украине. После этого разгрома НКО приказом от 6 июля 1941 года сократил кавалерийские войска Красной Армии, уменьшив численность, мощь и количество кавалерийских корпусов и кавалерийских дивизий. Кавалерийские дивизии были лишены одного кавалерийского полка, из их состава были исключены танковый полк, зенитный дивизион и все небоевые подразделения службы тыла, вдвое сократились артиллерийский дивизион и эскадрон связи.

Новая кавалерийская дивизия состояла из трех кавалерийских полков, дивизиона конной артиллерии и эскадронов: связи, саперного, боеприпасов, снабжения, химзащиты и санитарного при общей численности примерно в 4200 человек. Кавалерийские полки дивизий имели по четыре конно-сабельных эскадрона, один пулеметный эскадрон, батарею из четырех 76-мм полевых пушек и четырех 45-мм противотанковых пушек, зенитный, саперный, транспортный, санитарный, ветеринарный взводы и взвода связи при общей численности около 900 человек. Дивизион конной артиллерии включал две батареи 76-мм пушек и две батареи 120-мм минометов. Хотя в некоторых кавалерийских дивизиях по штату полагался танковый эскадрон с десятью легкими танками Т-40 и бронемашинами, нехватка танков не позволяла сформировать эти подразделения.

В декабре 1941 года НКО в целях экономии живой силы и лошадей начал формировать новые легкие кавалерийские дивизии, имевшие всего по 3447 человек личного состава. Эти дивизии состояли из трех кавалерийских полков, артиллерийского дивизиона с тремя батареям: из четырех 76-мм пушек М-27, четырех 76-мм пушек М-39 и четырех 82-мм минометов, а также полуэскадрона связи и небольшой службы материально-технического обеспечения. Полк легкой кавалерии такой дивизии состоял из четырех сабельных эскадронов, одного пулеметного эскадрона со 128 автоматами, артиллерийской батареи с четырьмя 76-мм и двумя 45-мм пушками, противотанкового взвода с семью противотанковыми ружьями, саперного взвода, а также санитарной группы и группы снабжения.[418]

Между июлем и декабрем 1941 года НКО создал 82 новые кавалерийские дивизии, шесть из которых относились к классу легких; к концу года многие из этих дивизий были сведены в новые кавалерийские корпуса. Это довело общее число кавалерийских корпусов в Красной Армии на 1 января 1942 года до 7, а количество кавалерийских дивизий — до 82. Вдобавок НКО сформировал к 1 января 1942 года 7 отдельных кавалерийских полков, большинство которых действовало в районах, непригодных для операций полных кавалерийских корпусов и дивизий.

Все эти кавалерийские корпуса и дивизии показали себя весьма ценными в ходе боев в конце лета 1941 года и позже, во время битвы за Москву и зимнего наступления Красной Армии 1941-1942 годов. Именно кавалерия, играя роль мобильных сил, становилась в авангарде наступательных операций и развивала успех при прорыве, проводя глубокие рейды по тылам вермахта.[419] Число кавалерийских корпусов, дивизий и полков достигло своего пика на позднем этапе зимнего наступления, в феврале 1942 года, когда Красная Армия имела в общей сложности 17 кавалерийских корпусов, 87 кавалерийских дивизий и два отдельных кавалерийских полка.

На протяжении всего 1942 года НКО усиливал структуру своих кавалерийских корпусов и дивизий. В июне обычный кавалерийский корпус состоял из трех кавалерийских дивизий, дивизиона конной артиллерии с двенадцатью 76-мм полевыми пушками, дивизиона зенитной артиллерии с двенадцатью 37-мм зенитными орудиями, противотанкового батальона с двенадцатью 45-мм противотанковыми пушками, минометного полка с двадцатью 120-мм минометами, батальона связи, санитарного и ветеринарного взводов, а также взводов снабжения и химзащиты плюс небольшого обозного батальона. Общая численность корпуса составляла приблизительно 14 000 человек. Его кавалерийские дивизии состояли из трех кавалерийских полков, дивизиона конной артиллерии с двенадцатью 76-мм полевыми пушками, дивизиона противотанковой артиллерии с двенадцатью 45-мм противотанковыми пушками, зенитной батареи с шестью 37-мм орудиями, саперного эскадрона и эскадрона связи, а также служб тыла при общей численности в 4619 человек.[420]

Основываясь на опыте 1941 и 1942 годов, в 1943 году Ставка использовала кавалерийские корпуса и их дивизии для развития успеха при прорыве вражеской обороны, часто вместе с завершающими прорыв танковыми-и механизированными соединениями. В соответствии с появившимся в феврале 1943 года новым штатом кавалерийские корпуса должны были к маю этого же года состоять из штаба, трех кавалерийских дивизий, полков противотанковой, самоходной и зенитной артиллерии, двух минометных батальонов, эскадрона связи, санитарного взвода, взводов химзащиты и НКВД, полевых и ветеринарных лазаретов, обозного батальона и небольшой службы тыла при штатной численности в 21 000 человек, 19 000 лошадей и 117 танков.[421]

Февральское штатное расписание усилило также и кавалерийские дивизии. По штату они теперь состояли из штаба, трех кавалерийских полков, танкового полка, артиллерийско-минометного полка с восемью 76-мм полевыми пушками, восемнадцатью 120-мм минометами и десятью пулеметами ДШК, зенитного дивизиона с 18 пулеметами ДШК, разведывательного и саперного эскадронов (батальонов), эскадрона связи, санитарного и ветеринарного взводов, взвода химзащиты и небольших подразделений материально-технического обеспечения. Общая численность дивизии теперь составляла 6000 человек, 4770 лошадей, 23 танка Т-34 и 16 танков Т-70, сорок четыре 76-мм полевых пушки, двенадцать 45-мм противотанковых пушек, восемнадцать 120-мм минометов, тридцать шесть 82-мм минометов, 28 пулеметов ДШК и 112 противотанковых ружей.[422]

В то же время кавалерийские полки состояли из четырех сабельных эскадронов, артиллерийской батареи с четырьмя 76-мм полевыми орудиями, противотанковой батареи с четырьмя 45-мм противотанковыми пушками, минометной батареи с двенадцатью 82-мм минометами, разведывательного, саперного, санитарного и тылового взводов, а также взводов связи и химзащиты, при общей численности в 1138 человек. Танковые подки кавалерийских корпусов состояли из двух рот средних танков общей численностью в 23 танка Т-34 и роты легких танков с 16 танками Т-70 при общей численности в 352 человека.

В соответствии со своей февральской директивой НКО на протяжении всего 1943 года усиливал свои кавалерийские корпуса и дивизии. Например, в апреле-мае он добавил к корпусам зенитный полк, в июне — полк гвардейских минометов, а в августе — полк самоходной артиллерии. В тот же период он укрупнил части разведки и связи корпусов до полных батальонов и добавил новые подразделения тыловых служб и мобильный полевой госпиталь. В результате этих подкреплений численность среднего кавалерийского корпуса достигла к концу 1943 года 21 000 человек и 18 000 лошадей.

Однако хроническая нехватка лошадей и другого снаряжения не позволило НКО своевременно переформировать все кавалерийские дивизии по этим штатам. В результате многие корпуса и дивизии месяцами действовали, организованные по прежней схеме. Чтобы компенсировать нехватку у них бронетехники, Ставка и командование фронтов иногда укрепляли свои кавалерийские корпуса отдельными танковыми полками или бригадами. Начиная с осени 1943 года эти кавалерийские корпуса часто действовали вместе с механизированными корпусами как конно-механизированные группы или со стрелковыми дивизиями и бригадами как конно-стрелковые группы, обычно объединенные под командованием командира кавалерийского корпуса.

Однако кавалерийские войска Красной Армии были уязвимы для артиллерии, танков и авиации вермахта, а нехватка как всадников, так и лошадей становилась все более острой, поэтому к 1 июля 1942 года НКО сократил количество кавалерии до 12 кавалерийских корпусов, 46 кавалерийских дивизий и семи кавалерийских полков. На 1 февраля 1943 года в Красной Армии имелось 10 кавалерийских корпусов, 30 кавалерийских дивизий и 3 кавалерийских полка, на 31 декабря 1943 года — восемь кавалерийских корпусов и 26 кавалерийских дивизий. Несмотря на эти сокращения, кавалерия на протяжении всех оставшихся месяцев войны продолжала оставаться важной и ценной частью Красной Армии.

Оглавление книги


Генерация: 0.185. Запросов К БД/Cache: 3 / 0