Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Танковые и механизированные войска

Танковые и механизированные войска

В первые 30 месяцев войны мобильные войска Красной Армии, так же, как и ее стрелковые соединения, зачастую вынуждены были действовать, далеко не полностью укомплектованные вооружением и другим снаряжением. Однако в отличие от стрелковых войск, накануне операции «Барбаросса» большинство из 29 механизированных корпусов и четыре кавалерийских корпуса были полностью укомплектованы личным составом — в некоторых случаях даже сверх штатов. Но при этом все механизированные корпуса и их танковые и моторизованные дивизии, за несколькими примечательными исключениями, имели сильный некомплект штатного вооружения, особенно танков, грузовиков, тракторов и автотранспорта.

НКО явно стремился комплектовать механизированные корпуса танками и другой техникой в соответствии с их порядковым обозначением и стратегической важностью места дислокации каждого корпуса (см. таблицу 7.16). Механизированные корпуса с самым малыми номерами (с 1-го по 8-й) имели самый высокий процент укомплектованности танками, в то время как механизированные корпуса с более крупными номерами, такие, как 17-й, 20-й, 21-й и 26-й, были намного слабее.[423] Это соотношение между номерным обозначением механизированного корпуса и численностью в нем танков действовало и внутри военных округов.[424] Та же общая схема применялась и при распределений танков нового образца — тяжелых KB и средних Т-34. Механизированные корпуса с меньшими номерами явно получали приоритет при распределении таких машин, (см. таблицу 7.17).[425]

Вдобавок, невзирая на их штатную численность, во всех механизированных корпусах отсутствовали требуемое материально-техническое обеспечение, а личный состав не был адекватно обучен. Не хватало горючего и боеприпасов, многим танкам не хватало прицелов, сами орудия не были пристреляны, а подготовка большинства механиков-водителей танков была минимальной, если вообще имелась. В результате через два дня после начала войны приданный 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса батальон танков KB, вступив неподалеку от Расейняя в Литве в бой с немецкой 6-й танковой дивизией, получил приказ таранить вражеские танки, поскольку орудия 30 танков KB не могли вести огонь.[426] У этой дивизии, как, и у 6-го и 4-го танковых корпусов, вступивших в бой в Белоруссии неподалеку от Гродно и на Украине к северу от Львова, быстро иссякли и горючее, и боеприпасы.[427] В другом месте на той же Украине 31 танк KB, принадлежащий к 41-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса, попал в болотистую местность и погиб,[428] в то время как 12-я танковая дивизия 8-го механизированного корпуса, имевшая 56 танков KB и 100 танков Т-34, израсходовала последнее горючее и боеприпасы во время своей атаки около Дубно.[429] В каждом случае неопытные командиры, плохо обученные войска и ужасное материально-техническое обеспечение предопределили гибель этих танковых корпусов.[430]

За первые четыре недели войны наступающие танковые силы вермахта нанесли огромные потери мобильным войскам Красной Армии. Августовское решение Ставки расформировать уцелевшие механизированные корпуса просто констатировало эту печальную действительность. Потери были столь велики, что Ставка оказалась не в состоянии оснастить танками новейших образцов даже свои новые танковые дивизии, бригады и батальоны, которые сформировала позже этим летом.[431] В результате к 1 октября большинство танковых дивизий, бригад и батальонов Красной Армии воевали, имея много меньше половины от своей штатной численности (см. таблицу 7.18). Последующие катастрофические поражения Красной Армии в начале октября под Вязьмой и Брянском лишь усугубили данное положение, вынудив Ставку оборонять Москву силами лишь горстки танковых бригад и батальонов, насчитывающих в среднем от 6 до 40 процентов своей штатной численности.

Чтобы сформировать то небольшое число танковых бригад и батальонов, которые Красная Армия поставит в авангарде своего контрнаступления под Москвой в декабре 1941 года, потребовались громадные усилия со стороны Ставки. Хотя эти небольшие танковые части, насчитывающие в среднем около 60 процентов своей штатной численности, были достаточны для поддержки действий пехоты, они оказались слишком слабы для проведения операций в глубине обороны вермахта. Поэтому, во время зимнего наступления 1941-1942 годов советское командование при проведении глубоких операций для развития успеха полагалось в первую очередь на хрупкие кавалерийские и воздушно-десантные корпуса — но лишь для того, чтобы убедиться, что эти корпуса тоже неспособны чересчур долго поддерживать столь глубокие операции.

После того, как Красная Армия пережила зимнюю кампанию 1941-1942 годов, НКО начал создание более грозных танковых войск. Хотя ему и удалось весной 1942 года сформировать новые танковые корпуса и отдельные танковые бригады с полным или почти полным штатом личного состава и бронетехники, катастрофические поражения Красной Армии в мае под Харьковом и на начальном этапе начатой немцами операции «Блау» показали, что, несмотря на наличие у всех этих войск положенной по штату бронетехники, им, к сожалению, по-прежнему не хватает опытных командиров и обученных солдат.

Когда развернулась операция «Блау», Ставке пришлось буквально швырять свои новые танковые силы в самую пасть наступающего вермахта.-Например, в июле и начале августа, 2-й, 7-й и 11-й танковые корпуса Брянского фронта, действующее в составе новой 5-й танковой армии, вместе с несколькими другими отдельными танковыми корпусами безуспешно атаковали немецкие позиции около Воронежа. Одновременно неудачными оказались контрудары вдоль Дона к западу от Сталинграда, нанесенные 13-м, 23-м и 28-м танковыми корпусами, подчиненными 1-й и 4-й танковым армиям Сталинградского фронта. Севернее 3-й и 10-й отдельные танковые корпуса Западного фронта и 12-й и 15-й танковые корпуса 3-й танковой армии нанесли в августе контрудары около Жиздры и Волхова, а 6-й и 8-й танковые корпуса выступили в авангарде наступления Западного фронта к юго-западу от Ржева. Во всех этих случаях плохое управление войсками, недостаточная подготовка бойцов и неадекватное материально-техническое обеспечение ограничили успех Красной Армии и привели к тяжелым потерям в танках.

Хотя большинство танковых армий, танковых, механизированных и кавалерийских корпусов, в середине ноября 1942 года принявших участие в крупных наступлениях около Ржева и под Сталинградом, имели полную штатную численность, она быстро снизилась уже на начальных этапах этих операций. Например, численность 1 -го танкового корпуса 5-й танковой армии, действующего в авангарде наступления Юго-Западного фронта к западу от Сталинграда, упала со 170 танков на 19 ноября до 20 на 25 ноября. После получения подкрепления численность корпуса на 1 декабря поднялась примерно до 100 танков, однако в первую неделю декабря он потерял больше половины этих танков в боях на реке Чир. Подобным же образом 17-й, 18-й, 24-й и 25-й танковые и 1-й гвардейский механизированный корпуса Юго-Западного фронта, возглавившие в декабре 1942 года наступление Красной Армии на среднем течении Дона, за две недели боевых действий потеряли 90 процентов своих танков — в большей степени из-за механических поломок и трудностей с материально-техническим снабжением, чем из-за немецкого воздействия.[432]

В середине января 1943 года 3-я танковая армия, которая возглавляла наступление Воронежского фронта на Острогожск и Россошь, имея 479 танков,[433] за две недели боев потеряла 314 танков — большей частью просто из-за изношенности и поломок. После возобновления 29 января наступления на Харьков силами 165 танков (плюс 122 танка в различных состояниях неисправности) армия к 27 февраля сократилась до 27 танков, а в начале марта была уничтожена контрударом, нанесенным 2-м танковым корпусом СС из войск Манштейна.[434] В тот же период Юго-Западный фронт объединил четыре танковых корпуса неполной численности в оперативную группу Попова (названную по имени ее командующего), которая 28 января, имея 212 танков, начала наступление на Донбасс. После того, как ее численность сократилась на 16 февраля до 145 танков, а на 19 февраля — до 40 танков, контратакующие немецкие танковые войска меньше чем за неделю тяжелых боев уничтожили группу Попова.

Наконец, в середине февраля 1943 года недавно сформированная 2-я танковая армия возглавила наступление Центрального фронта на запад от Курска в направлении Орел-Брянск-Смоленск. После начала наступления 15 февраля силами полностью укомплектованных 11 -го и 16 танковых корпусов (408 танков) тяжелые зимние бои по преодолению умелого сопротивления немцев к 24 февраля уменьшили численность этой танковой армии до 182 танков, а к 12 марта — до 162 танков, и в конечном итоге привели к срыву наступления.

Проанализировав свою зимнюю кампанию и создав новые и более мощные танковые и механизированные войска, советское командование в июле 1943 года начало летне-осеннюю кампанию с танковыми армиями и танковыми и механизированными корпусами полной штатной численности или даже более штатной. Хотя в ходе последующей Курской битвы Красная Армия понесла громадные потери в танках, она также продемонстрировала замечательную способность быстро воссоздавать эти войска — зачастую в то время, когда еще вовсю шли бои, не снижая общей боевой эффективности данных соединений. Например, 1-я танковая армия Воронежского фронта, которая начинала 4 июля свою оборону на Курской дуге силами 536 танков и самоходных орудий, потеряла к 15 июля 70 процентов этой техники. Однако через две недели, 3 августа, эта же 1-я танковая армия возглавила наступление Воронежского фронта на Харьков силами 542 танков и самоходных орудий. Потеряв за последующие три недели тяжелых боев в общей сложности около 1 000 единиц бронетехники, эта армия к 25 августа, когда Ставка отвела ее в тыл на отдых и пополнение, имела 162 танка и самоходных орудия.

Схожим образом 5-я гвардейская танковая армия Воронежского фронта начала 9 июля свой знаменитый бой под Прохоров-кой силами 630 танков и самоходных орудий — лишь для того, чтобы за неделю тяжелых боев потерять свыше половины своей бронетехники. Тем не менее 3 августа 5-я гвардейская танковая армия возглавила наступление Степного фронта на Харьков силами 503 танков и самоходных орудий. После того, как были потеряны сотни танков, Ставка 25 августа отвела оставшиеся 153 танка и самоходных орудия в свой резерв. Хотя эти два примера подчеркивают высокую степень истощения сил танковых войск в наступательных операциях, они также демонстрируют способности Красной Армии подбрасывать подкрепления своим танковым войскам в ходе наступления.[435]

После Курской битвы и фактически до самого конца войны советские танковые армии, танковые, механизированные и кавалерийские корпуса, и отдельные танковые и механизированные бригады, полки и батальоны начинали крупные операции, полностью или почти полностью оснащенные всей положенной им по штату боевой техникой. При этом ликвидировать нехватку грузовиков и других транспортных средств так и не удалось. Однако, как и в прежних кампаниях, численность танков в этих войсках в ходе каждой операции значительно уменьшалась — хотя и не так драматически, как прежде.

Например, 3-я гвардейская танковая армия Воронежского (1-го Украинского) фронта 19 сентября вышла к Днепру, имея 686 танков и самоходных орудий. Несколько недель тяжелых боев на Букринском плацдарме к 3 октября сократили численность бронетехники этой танковой армии до 514 единиц, а к 28 октября — до 345. Южнее, на Криворожском направлении, 5-я гвардейская танковая армия Степного (2-го Украинского) фронта начала 3 октября наступательные действия силами 300 танков и самоходных орудий, к 11 ноября численность бронетехники в ней увеличилась до 358 танков и самоходных орудий, но к 3 декабря снизилась до 295 единиц, а к 8 декабря — до 164 единиц.

В отдельных танковых и механизированных корпусах и отдельных танковых бригадах и полках Красной Армии истощение боевых сил было еще больше, так как танковые и механизированные корпуса фронтового подчинения реже выводились в резерв, поэтому многие из них неделями и даже месяцами не выходили из боя, действуя как группы бригад и батальонов и сохраняя лишь незначительную долю своей первоначальной численности (подробнее см. таблицу 7.9).

Типичным образцом этого явления служит опыт 10-го танкового корпуса осенью 1943 года. Этот корпус вступил в бой под Курском 12 июля 1943 года, имея 185 танков и самоходных орудий, но за четыре дня тяжелых боев под Прохоровкой[436] его численность сократилась до 50 танков. Увеличив ее на 19 июля по получении подкреплений до 93 танков и самоходных орудий, а к 6 августа — до 170, он за десять дней потерял еще 76 единиц бронетехники, поддерживая наступление 40-й армии на Харьков. Несмотря на эти потери, 9 сентября корпус возглавил наступление армии к Днепру силами 72 танков и самоходных орудий, но 15 сентября достиг реки лишь с 19 действующими танками. Снова получив подкрепление, увеличившие его численность к 11 октября до 102 танков и самоходных орудий, корпус участвовал в кровавых попытках Воронежского фронта прорваться с Букринского плацдарма. За это время его численность сократилась всего до 41 танка. Лишь тогда Ставка отвела корпус на отдых и пополнение.

Оглавление книги


Генерация: 0.195. Запросов К БД/Cache: 0 / 0