Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Противотанковая (истребительно-противотанковая) артиллерия

Противотанковая (истребительно-противотанковая) артиллерия

Поскольку в своей «молниеносной войне» немцы полагались в первую очередь на танковые войска, Красная Армия, если она надеялась победить вермахт и выиграть войну, должна была создать крупные и эффективные противотанковые (истребительно-противотанковые) артиллерийские силы. Как ярко продемонстрировали операции «Барбаросса» и «Блау», в 1941 и 1942 годах у Красной Армии такие силы отсутствовали.

Когда началась война, помимо легких противотанковых частей и подразделений в составе действующих фронтов и армий, наиболее важными противотанковыми силами Красной Армии являлись ее большие, но неэффективные истребительно-противотанковые бригады, десять из которых были сформированы в апреле 1941 года в резерве РГК и переданы приграничным военным округам вскоре после начала войны. Кроме того, в конце июня — начале июля НКО сформировал одиннадцатую противотанковую бригаду, но та просуществовала недолго.[491] Каждая такая бригада состояла из двух противотанковых полков, инженерно-саперного батальона для закладки мин, автотранспортного батальона и небольшой службы тыла при общей численности в 5309 бойцов и 120 противотанковых орудий, включая сорок восемь 76-мм противотанковых пушек, сорок восемь 85-мм противотанковых пушек и — теоретически — двадцать четыре 107-мм противотанковых пушки, а также шестнадцать 37-мм зенитных автоматов, двенадцать пулеметов ДШК, 706 грузовиков и других автомашин, 10 мотоциклов, 180 тракторов (в том числе 60 ремонтных летучек) и две бронемашины.[492]

Противотанковые полки этих бригад состояли из пяти противотанковых дивизионов, первый и второй из которых были вооружены 76-мм противотанковыми пушками, третий — 107-мм пушками, четвертый и пятый — 85-мм зенитными орудиями, используемыми в роли противотанковых. Помимо них в полку имелся зенитный дивизион.[493] Однако, поскольку НКО не имел этих самых 107-мм орудий, третий дивизион тоже оснащался 76-мм пушками. Эти противотанковые дивизионы состояли из трех батарей с четырьмя противотанковыми пушками в каждой при общей численности в 12 орудий в каждом дивизионе, а зенитный дивизион бригад состоял из двух батарей с четырьмя 37-мм зенитными орудиями и шестью пулеметами ДШК.[494]

Хотя на бумаге эти бригады выглядели мощными, на практике они обладали массой недостатков, в число которых входила неспособность вести артиллерийскую разведку и обнаруживать цели, острая нехватка тракторов и других машин, чрезмерное число подчиненных частей, делавшее невозможным действенное управление, а также неэффективность их 85-мм орудий против немецких танков.[495] В результате вторгшийся вермахт в первые же несколько недель войны сильно потрепал эти бригады, сразу же уничтожив четыре из них в ходе приграничных боев, после чего НКО было вынуждено реорганизовать оставшиеся в семь противотанковых артиллерийских полков.

После первоначального разгрома НКО мало-помалу восстановил противотанковые возможности Красной Армии, добавляя в свои полевые войска подразделения противотанковых ружей и пушек, одновременно формируя в составе РВГК множество меньших по численности полков и дивизионов противотанковой артиллерии. Этот процесс начался в конце июня — июле с формирования 20 истребительно-противотанковых полков примерно с такой же организацией, что и у полков прежних противотанковых бригад. Однако, поскольку эти полки проявили себя столь же плохо, как и первоначальные бригады, в середине июля началось формирование 15 противотанковых полков, состоящих из пяти четырехорудийных батарей. Каждый такой полк имел 20 противотанковых пушек — главным образом 85-мм пушек старого образца, так как 76-мм орудий по-прежнему не хватало.[496] Эту необычную практику подчинения батарей в противотанковых частях напрямую командованию полка НКО продолжал до самого конца войны.

Так как новые пятибатарейные противотанковые полки оказались слишком слабыми, чтобы уцелеть в бою с танковыми войсками вермахта, в сентябре 1941 года НКО начал формировать два новых вида противотанковых полков — тяжелые и легкие. Тяжелый полк состоял из шести батарей, имея в целом двадцать 76-мм и четыре 25-мм или 37-мм противотанковых пушки, а легкий полк имел четыре батареи при восьми 85-мм и восьми 37-мм или 45-мм пушках.[497] К концу года НКО создал 37 таких полков.

Значение, которое НКО придавал формированию противотанковых войск в 1941 году, подчеркивается их количеством — 72 созданных до конца года противотанковых полка включали в себя 2396 противотанковых пушек (в том числе 960 85-мм зенитных орудий), или 57 процентов артиллерии, поступившей за этот год в арсенал Красной Армии[498] (см. таблицу 8.2).[499] Однако к концу года вермахт уничтожил 28 из этих полков, и на 1 января 1942 года в войсковой структуре РВГК оставалось лишь 57 противотанковых полков, одна противотанковая бригада и один отдельный противотанковый дивизион.[500] Несмотря на трехкратное увеличение количества противотанковых артиллерийских полков, количество их противотанкового вооружения снизилось с 1360 орудий или 17,5 процентов всего арсенала артиллерийского вооружения на 22 июня до 1118 орудий или 11 процентов арсенала артиллерийского вооружения армии на 31 декабря.[501] Ставка справедливо сочла подобное положение нетерпимым.

Однако увеличение выпуска Советами к концу 1941 года нового образца 76-мм противотанковой пушки ЗиС-3 позволило НКО сформировать оснащенные этими орудиями новые противотанковые артиллерийские полки и заменить используемые против танков 37-мм и 85-мм зенитные орудия, передав 85-мм орудия на усиление зенитных частей. В декабре НКО сформировал один новый противотанковый полк и реорганизовал девять других, оснастив их новыми 76-мм орудиями ЗиС-3.

Эти полки обеспечили Красную Армию противотанковой поддержкой во время московского контрнаступления. Они состояли из шести батарей с четырьмя орудиями в каждой; пять таких батарей оснащались 76-мм противотанковыми пушками, а одна-25-мм или 37-мм противотанковыми пушками, всего в полку насчитывалось 24 орудия. После завершения Красной Армией зимней кампании НКО в апреле-мае 1942 года стандартизировал организацию противотанковых войск РВГК, расформировав последнюю противотанковую бригаду и преобразовав все противотанковые полки в пятибатарейные, по четыре 76-мм или 45-мм противотанковых пушки в каждой батарее.[502] Оснащенные 45-мм пушками полки НКО сохранил потому, что 76-мм орудий пока производилось недостаточно для оснащения ими всех противотанковых полков. Однако в начале июля 1942 года НКО компенсировал эту нехватку, добавив всем отличившимся в бою противотанковым полкам по шестой батарее и увеличив тем самым численность ряда противотанковых полков до 564 человек личного состава и 24 орудий.[503]

В мае 1942 года НКО переименовал свои истребительно-противотанковые полки в легкие артиллерийские, чтобы отличить их от истребительных полков, бригад и дивизий, которые он в апреле-мае 1942 года имел в структуре стрелковых войск и которые также предназначались для борьбы с бронетехникой противника (см. главу 6). Однако это изменение названия продержалось недолго, так как с уже 1 июля 1942 года НКО именовал все свои противотанковые и легкие артиллерийские войска истребительно-противотанковой артиллерией[504] — то есть артиллерией, истребляющей танки.[505]

Несмотря на стремление НКО стандартизировать в 1942 году организацию противотанковых артиллерийских полков, действующие фронты Красной Армии, да и сам Наркомат обороны то и дело формировали варианты полков, приспособленных для местных условий или для выполнения особых задач. Например, Ленинградский фронт сформировал 11 противотанковых полков РВГК, состоящих из четырех дивизионов, в этих полках имелось по тридцать шесть 76-мм и восемнадцать 45-мм пушек.[506] С другой стороны, Закавказский фронт сформировал в ноябре 1942 года два истребительно-противотанковых полка, состоящих из четырех батарей — по двенадцать 45-мм пушек на полк.[507]

В этот же период НКО сформировал два новых вида специализированных истребительно-противотанковых полков. В июне 1942 года были созданы три новых тяжелых истребительно-противотанковых полка, предназначенных специально для борьбы с тяжелыми немецкими танками. Каждый такой полк состоял из пяти батарей с пятнадцатью 107-мм противотанковыми пушками. В августе 1942 года для обеспечения стрелковых войск ближней противотанковой поддержкой были сформированы четыре противотанковых дивизиона, состоящих из трех батарей и имевших в целом двенадцать 76-мм противотанковых пушек на дивизион.[508]

Несмотря на энергичное восстановление противотанковых войск РВГК, Ставка считала, что для гарантии успеха в запланированных на ноябрь 1942 года наступлениях Красной Армии требуется еще большее количество более мощных и более эффективных истребительно-противотанковых сил. В результате, начав 31 октября формирование 18 новых артиллерийских дивизий, НКО включил в состав каждой из них три истребительно-противотанковых полка, каждый из которых имел шесть батарей при общей численности в двадцать четыре 76-мм пушки.[509]

Всего за 1942 год было сформировано 192 истребительно-противотанковых полка и четыре истребительно-противотанковых дивизиона РВГК, но к концу года отдельные дивизионы были включены в полки, увеличив численность всей противотанковой артиллерии РВГК на 1 января 1943 года до 249 полков, в том числе 171 отдельный и 78 — в составе артиллерийских дивизий. 95 из этих полков НКО выделил действующим фронтам. За тот же период НКО, несмотря на потерю в боях 31 истребительно-противотанкового полка, пятикратно увеличил численность противотанковых сил Красной Армии. Теперь общий арсенал вооружений РВГК насчитывал 4117 противотанковых пушек — 60 процентов от общего увеличения артиллерии РВГК.[510]

Количество и распределение истребительно-противотанковых полков РВГК среди действующих фронтов Красной Армии на 15 ноября 1942 года наглядно демонстрировали, где именно Ставка планирует проводить осенью свои важнейшие стратегические наступления либо контрнаступления: на Ржевско-Вяземском направлении силами Калининского и Западного фронтов, поддержанных Московской зоной обороны, и на Сталинградском направлении силами Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов. Одновременно Ставка также сосредоточила 55 из 60 истребительно-противотанковых полков у себя в резерве в Московском и Горьковском учебно-артиллерийских центрах, неподалеку от Западного стратегического направления (см. таблицу 8.3).

Помимо усиления истребительно-противотанковых артиллерийских войск РВГК проходило и наращивание армейских противотанковых сил. Между 1 апреля и 30 сентября 1942 года было создано 49 новых отдельных батальонов противотанковых ружей. Первые три таких батальона имели по три роты, вооруженных 72 противотанковыми ружьями, а остальные батальоны — по четыре роты или 108 противотанковых ружей, всего в батальонах насчитывалось 4212 противотанковых ружей.[511]

Это быстрое увеличение противотанковых сил в войсковой структуре Красной Армии не смогло помешать вермахту добиться успеха на начальном этапе операции «Блау», однако сыграло роль в его остановке в октябре и дало Красной Армии возможность провести в ноябре успешное Сталинградское наступление и последующее зимнее наступление. Однако срыв наступления Красной Армии в марте 1943 года убедил Ставку, что если Красная Армия намерена позже в том же 1943 году начать и довести до конца глубокие наступательные операции, ей потребуются более сильные и многочисленные истребительно-противотанковые войска.

На 1 января 1943 года истребительно-противотанковая артиллерия РВГК включала в себя 249 истребительно-противотанковых артиллерийских полков шести разновидностей, имевших от четырех до шести батарей и от 15 до 54 противотанковых пушек в каждом. В их числе был 171 отдельный полк и 78 полков в составе 26 артиллерийских дивизий, которые Ставка выделяла действующим фронтам в соответствии со своими стратегическими приоритетами и условиями местности (см. таблицу 8.4).[512] Кроме того, НКО создал четыре истребительно-противотанковых артиллерийских дивизиона с 12 противотанковыми пушками в каждом и 53 батальона противотанковых ружей двух видов, имевших от трех до четырех рот и от 72 до 108 противотанковых ружей.[513] Всего в арсенале РВГК на этот момент имелось 3224 противотанковых пушки, в том числе сорок пять 107-мм, 2276 — 76-мм и 1502 — 45-мм (60 процентов всего количества артиллерии РВГК), а также 4412 противотанковых ружей. 83 противотанковых артиллерийских полка, созданных на 1 января 1943 года в общевойсковых армиях, добавили к противотанковому вооружению Красной Армии еще 1992 пушки.[514]

На протяжении всего 1943 года НКО лихорадочно трудился над усилением противотанковых войск Красной Армии, вводя в состав общевойсковых и танковых армий истребительно-противотанковые артиллерийские полки, формируя истребительно-противотанковые бригады, увеличивая количество противотанковых пушек в отдельных истребительно-противотанковых полках РВГК, усиливая и улучшая мобильность своей истребительно-противотанковой артиллерии.

Процесс этот НКО начал 10 апреля 1943 года, когда добавил ко всем общевойсковым армиям новый вид тяжелых истребительно-противотанковых полков, а ко всем танковым армиям — более легкий их вариант, а также сформировав в составе РВГК истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. Тяжелые полки состояли из шести батарей с общей численностью по двадцать четыре 76-мм пушки в каждом, а легкие полки имели по пять батарей и двадцать 45-мм пушек. В конечном итоге все истребительно-противотанковые полки с 76-мм пушками были реорганизованы по первому типу, а оснащенные 45-мм пушками — по второму.[515]

Но самым важным было то, что апрельский приказ НКО создал в составе РВГК новые истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. Это были самые крупные противотанковые соединения, какие Красная Армия имела за время войны. Они состояли из трех истребительно-противотанковых полков с 20 пушками в каждом, разведывательного батальона, пулеметного взвода, инженерно-топографического взвода и взвода связи, а также небольшой транспортной службы. Два истребительно-противотанковых полка бригады имели по пять батарей с четырьмя 76-мм пушками, а третий — пять батарей с четырьмя 45-мм пушками. В бригаде численностью в 1297 человек личного состава насчитывалось сорок 76-мм и двадцать 45-мм противотанковых пушек, 60 противотанковых ружей, 30 ручных пулеметов, 115 грузовиков и 75 тракторов.[516]

Структуру этих бригад и полков НКО продолжал совершенствовать на протяжении всего 1943 года. Например, в июне он начал заменять в истребительно-противотанковых бригадах слабые 45-мм пушки новыми 57-мм противотанковыми пушками ЗиС-2, которые советская промышленность начала производить во все больших количествах, и в сентябре завершил этот процесс.[517] Вскоре после этого, 45-мм пушки были заменены 57-мм и в отдельных истребительно-противотанковых полках РВГК.

В июне НКО также начал сокращать численность личного состава и автотранспорта во многих специализированных и местных вариациях истребительно-противотанковых артиллерийских полков РВГК, а с июня по сентябрь расформировал истребительно-противотанковые дивизии и бригады в общевойсковых армиях — главным образом потому, что командующие армиями и корпусами применяли их как обычные пехотные соединения. 15 из этих бригад были преобразованы в обычные истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. В тот же период НКО расформировал истребительно-противотанковые дивизионы РВГК и отдельные батальоны противотанковых ружей, первые- потому что они оказались неэффективными против новых немецких тяжелых танков, а вторые — потому что теперь имелись в изобилии более мощные противотанковые пушки.

Боевой опыт Красной Армии во второй половине 1943 года показал, что истребительно-противотанковые бригады и полки являлись наиболее эффективными инструментами для борьбы с танками вермахта. Поэтому в декабре НКО добавил к полкам части истребительно-противотанковых бригад шестую батарею, увеличив численность таких бригад с 60 до 72 пушек.[518]

В результате этих мер на 31 декабря 1943 года в составе Красной Армии имелось 50 истребительно-противотанковых артиллерийских бригад, 135 отдельных истребительно-противотанковых артиллерийских полков и четыре отдельных истребительно-противотанковых дивизиона РВГК (см. таблицу 8.5). К этому времени общая численность противотанковой артиллерии РВГК поднялась до 6692 пушек, включая тридцать 107-мм пушек, 5228 — 76-мм пушек, 1132 — 45-мм[519] пушки и 302 — 45-мм противотанковых пушки, то есть 37,8 процента от всего артиллерийского оружия РВГК. Это знаменовало более чем двукратное увеличение по сравнению с 1 января 1943 года (3224 орудий) и шестикратное — по сравнению с первым 1941 годом (1360 орудий на 22 июня 1941 года и 1188 орудий на 1 января 1942 года).

Наряду с увеличением танковых и механизированных войск Красной Армии это резкое возрастание количества, численности и эффективности противотанковых войск РВГК с января 1942 года по 31 декабря 1943 года превратило Красную Армию в мощную наступательную силу, готовя гибель вермахту, его танковым войскам и немецкому блицкригу.

Оглавление книги


Генерация: 0.318. Запросов К БД/Cache: 3 / 0