Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Фронтовая, армейская и войсковая авиация

Фронтовая, армейская и войсковая авиация

К началу войны поддержка полевых войск Красной Армии возлагалась на фронтовую, армейскую и войсковую авиацию. Во фронтовую авиацию входили истребительные, бомбардировочные и смешанные авиадивизии, смешанные авиабригады, истребительные, бомбардировочные и смешанные, а также разведывательные авиаполки. Эти силы были приданы всем военным округам, в том числе и тем, которые во время войны станут фронтами. На 22 июня фронтовая авиация имела в общей сложности 58 авиадивизий, в том числе 19 истребительных, 11 бомбардировочных и 28 смешанных, а также пять смешанных авиабригад и 16 авиаполков — два истребительных, один бомбардировочный, два смешанных и 11 разведывательных.

Армейская авиация, которую НКО принялся формировать в начале лета 1941 года, состояла из трех смешанных авиадивизий, подчиненных армиям, дислоцированным в Ленинградском военном округе. На 22 июня фронтовая и армейская авиация имели в общей сложности 61 авиадивизию, пять авиабригад и 16 авиаполков различных видов. Войсковая авиация, четвертый компонент ВВС, на 22 июня еще пребывала во младенчестве. Хотя ей для поддержки стрелковых, механизированных и кавалерийских корпусов предполагалось иметь 95 отдельных эскадрилий разведывательной и корректировочной авиации, на 22 июня была сформирована лишь малая доля этих эскадрилий.

Авиационные дивизии фронтовой и армейской авиации, являвшиеся основными тактическими соединениями ВВС, состояли из четырех-пяти авиаполков и имели в целом по 240-300 бомбардировщиков, Штурмовиков, истребителей й разведывательных самолетов, Бомбардировочные, штурмовые, истребительные и разведывательные авиаполки состояли из четырех-пяти эскадрилий по 12-15 самолетов в каждой плюс один-три командирских самолета — в целом 61-63 самолета на полк. Смешанные авиаполки состояли из двух эскадрилий бомбардировщиков и одной-двух эскадрилий истребителей при общей численности в 25 бомбардировщиков и до 31 истребителя; отдельные авиаэскадрильи, приданные в качестве поддержки стрелковым, механизированным и кавалерийским корпусам, состояли из десяти разведывательных самолетов и шести самолетов связи.[580]

Таким образом на 22 июня военно-воздушные силы Красной Армии имели в общей сложности 79 авиадивизий, пять из которых еще находились в стадии формирования, а также пять авиабригад. В них входило 355 авиаполков различных видов — либо в составе дивизий, либо отдельных, и 20 662 самолета, в том числе 15 559 боевых, большинство которых были устаревшими. По оценкам НКО 218 авиаполков являлись полностью бое-готовыми, еще 50 имели полный комплект самолетов и снаряжения, но их личный состав все еще проходил обучение; в остальных полках численность боевой техники и личного состава сильно не дотягивала до штатной.[581]

Тяжелые потери, понесенные ВВС в начальный период войны, вкупе с постоянной нехваткой боевой техники побудили ГКО снизить в середине июля численный состав авиаполков до трех эскадрилий с десятью самолетами в каждой и двумя командирскими самолетами на полк — то есть до 32 самолетов на полк. В августе число авиадивизий в ВВС сократилось с 79 (включая 74 полностью сформированных) до 69. 20 августа, после того, как когда ВВС начали получать ограниченное число машин новых моделей Ил-2, Пе-2 и Як-1, НКО снизил численный состав авиаполков, оснащенных самолетами новых моделей, до 20 машин — две эскадрильи с девятью самолетами в каждой плюс два командирских самолета.[582]

Острая нехватка подготовленных пилотов и экипажей, в конце лета и осенью вынудила НКО укомплектовать некоторые свои новые полки личным составом из женщин. Например, 8 октября был сформирован 586-й истребительный, 587-й ближнебомбар-дировочный и 588-й ночной бомбардировочный полки, оснащенных соответственно истребителями Ил-2[583] и бомбардировщиками Су-2 и У-2, и приказал:

«Командующему ВВС Красной Армии укомплектовать формируемые авиаполки самолетами и летно-техническим составом из числа женщин кадра ВВС КА, ГВФ и Осоавиахима».[584]

Кроме того, сформировав экспериментальные 81 -ю, 82-ю, 87-ю, 90-ю, 103-ю н 110-ю авиадивизии с двумя-четырьмя полками в каждой, НКО в конце лета сократил число полков в каждой дивизии до двух, а 28 сентября начал формировать в дополнение к уже существующим в войсковой структуре ВВС дивизиям истребителей н бомбардировщиков 15 дивизий штурмовой авиации. Они были сформированы в октябре из уже имеющихся штурмовых авиаполков, каждая дивизия состояла из одного штурмового авиаполка, оснащенного самолетами Ил-2, и двух истребительных полков на самолетах МнГ-3, Як-1 и ЛаГГ-3, причем многие нз последних были вооружены реактивными снарядами.[585] И наконец, поскольку с управлением все равно возникали трудности, НКО в январе-феврале 1942 года расформировал все авиадивизии, приданные фронтам и армиям, и передал их полки под прямое командование ВВС фронтов.[586]

Эти реформы устранили некоторые трудности, но создали другие. Самая большая из них заключалась в распылении военно-воздушных ресурсов, из-за чего действующие фронты не моглн сосредоточить свою воздушную мощь на решающих направлениях, особенно в период наступления. Чтобы разрешить эти проблемы, Ставка прибегала к различным временным мерам. Например, ввиду отчаянной нехватки резервных самолетов, вызванной тяжелыми потерями в первые несколько месяцев войны, Ставка в августе 1941 года приказала НКО и ВВС сформировать для поддержки полевых войск шесть резервных авиагрупп (PAT), структурно схожих с усиленными авиадивизиями. Эти авиагруппы имели от пяти до восьми авиаполков различных видов и по 80-100 самолетов. Еще позже, в ходе обороны Москвы в ноябре, Ставка создала для координации воздушных действий Западного и Калининского фронтов и Московской зоны обороны особую авиационную оперативную группу под непосредственным началом командующего ВВС Красной Армии, а также дополнительные резервные авиагруппы под своим прямым руководством.

Так как эти группы действовали не вполне эффективно, 14 января 1942 года НКО учредил в армиях действующих фронтов особые авиагруппы, а в Москве из самолетов гражданской авиации создал авиагруппу особого назначения под управлением Ставки.[587] Хотя все эти меры по централизации управления ВВС и гражданским воздушным флотом показали себя не вполне эффективными, они стали образцом для последующих реорганизаций ВВС в 1942 году.

Попытки советского командования на протяжении всего периода 1941-1942 годов усилить войсковую структуру ВВС подкреплялись увеличением производства самолетов. Так, выпуск самолетов возрос с 693 самолетов в декабре 1941 года до 976 в январе 1942 года, 822 — в феврале, 1532 — в марте и 1432 — в апреле. В результате количество самолетов, поддерживающих полевые войска Красной Армии, выросло с 2495 в декабре 1941 года до 3164 в мае 1942 года. К этому времени, самолеты новых моделей, в том числе ЛаГГ-3, Як-1, Як-76, Ту-2 и Як-9 уже составляли 50 процентов численности фронтовых войск ВВС.[588]

В начале 1942 года НКО воспользовался увеличением производства самолетов и накопленным опытом по части применения специально созданных оперативных и резервных авиагрупп для формирования более крупных авиационных соединений с большими возможностями. Так между мартом и началом мая 1942 года было сформировано десять ударных авиационных групп (УАГ)[589] смешанного состава, имевших от двух до восьми авиаполков. Каждая из этих групп находилась под прямым руководством РВГК, они служили для усиления фронтовой авиации во время наступлений Красной Армии в середине мая 1942 года.[590]

Эти эксперименты с оперативными, резервными и ударными авиагруппами Ставка закончила к 5 мая 1942 года, когда по распоряжению начальника ВВС генерал-лейтенанта А. А. Новикова, назначенного 27 апреля 1942 года заместителем Народного комиссара обороны, взамен разнокалиберного набора оперативных, резервных и экспериментальных ударных авиагрупп началось формирование из существующих сил фронтовой и армейской авиации новых воздушных армий.

Первая сформированная НКО воздушная армия, 1-я ВА Западного фронта, состояла из 201-й и 202-й истребительных авиадивизий, 203-й и 204-й смешанных авиадивизий, 3-го отдельного учебного авиаполка, одной эскадрильи дальнего действия с двумя звеньями (6 самолетов в целом), одной эскадрильи связи с десятью самолетами У-2 и одной эскадрильи ночных бомбардировщиков с 20 самолетами У-2. Истребительные авиадивизии 1-й воздушной армии состояли из четырех истребительных полков каждая, а смешанные авиадивизии — из двух истребительных, двух штурмовых и одного бомбардировочного полков.[591] В конечном итоге каждая из 17 сформированных к ноябрю 1942 года новых воздушных армий состояла из двух-трех истребительных авиадивизий, одной-двух бомбардировочных авиадивизий и одной штурмовой авиадивизии, поддерживаемых отдельными авиачастями. Средняя численность армии составляла около 400 самолетов всех типов (см. таблицу 8.б).[592]

Кроме того, с 1 июля 1942 года НКО начал формировать две истребительные и одну бомбардировочную воздушную армии, состоящие каждая из трех-пяти авиадивизий и 200-300 самолетов. В конечном итоге сформирована была лишь одна из этих армий — базирующаяся в Ельце 1-я истребительная армия. Эту спешно сформированную армию Ставка использовала в начале июля с началом немецкой операции «Блау» для поддержки контрудара своей новой 5-й танковой армии под Воронежем. Но только что созданная воздушная армия оказалась неповоротливой и плохо управляемой, за несколько недель интенсивных боев она потеряла 142 из своих 213 самолетов. В конце июля Ставка расформировала ее, включив уцелевшие самолеты в состав других воздушных армий.[593]

Формируя новые воздушные армии, НКО также создавал для них единообразные дивизии бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиации. Такая дивизия состояла из двух полков (летом 1944 года был добавлен третий полк), оснащенных машинами одной модели, поэтому их было гораздо легче формировать, использовать, ремонтировать и снабжать. К осени 1942 года окончательно установился состав этих полков — 32 самолета в каждом. Теперь истребители и штурмовики получили возможность действовать звеньями из 4 машин, легко дробящимися на две пары.[594]

Последний шаг в реорганизации ВВС был сделан 26 августа 1942 года, когда НКО начал формировать авиационные корпуса, служащие промежуточным звеном между авиадивизиями и воздушными армиями. Такой корпус состоял из двух или более авиадивизий, имея от 120 до 270 самолетов. Хотя первоначально эти корпуса были как однотипными (истребительными, штурмовыми, бомбардировочными), так и смешанными, позднее НКО преобразовал все смешанные авиакорпуса в однотипные, стремясь оснастить их самолетами новых моделей. К 31 декабря 1943 года НКО сформировал 13 авиакорпусов, в том числе четыре истребительных, три штурмовых, три бомбардировочных и три смешанных, передав девять из них — в том числе два истребительных, два штурмовых, два бомбардировочных и три смешанных-действующим фронтам.

Реформе в 1941 и 1942 годах советских ВВС существенно помогли и возросшие поставки самолетов от западных союзников по программе ленд-лиза, которую Советский Союз принял 6 сентября 1941 года. После прибытия уже в конце 1941 года незначительного количества самолетов, поток поставляемых Советскому Союзу машин достиг в конце 1942 и в 1943 году значительных масштабов. Большинство самолетов прибывало через Персидский коридор или с Аляски, в их числе были транспортные самолеты «Дуглас», бомбардировщики Б-25 и А-20 «Бостон», истребители П-40 «Киттихок» и П-39 «Аэрокобра». В конечном итоге Советскому Союзу по программе ленд-лиза было отправлено примерно 14 000 самолетов, что составило приблизительно 11 процентов от примерно 100 000 самолетов,[595] произведенных Советским Союзом за время войны.[596]

К середине 1943 года фронтовая авиация ВВС поглотила армейскую и войсковую авиацию и теперь включала в себя бомбардировочные, истребительные, штурмовые, смешанные и разведывательные части и соединения, сведенные в воздушные армии, а также отдельные авиационные корпуса, дивизии и полки, ответственные за поддержку сухопутных войск. Воздушные армии, выделяемые обычно из расчета по одной на фронт, состояли из двух-трех истребительных авиадивизий, одной-двух бомбардировочных авиадивизий (в том числе ночных бомбардировщиков), одной штурмовой авиадивизии, различных отдельных истребительных, штурмовых, бомбардировочных, легких бомбардировочных, смешанных, транспортных и разведывательных авиаполков, а также во многих случаях эскадрилий корректировочной авиации.[597]

Хотя состав этих армий существенно варьировался, со временем они становились все мощнее-прямо пропорционально увеличению производства самолетов в СССР и формированию новых авиакорпусов. Например, если на 1 февраля 1943 года 6 воздушных армий ВВС включали в себя 13 авиакорпусов, к 1 июля восемь воздушных армий ВВС имели в целом 22 авиакорпуса. Одновременно за этот период средняя численность всех имевшихся у ВВС 17 воздушных армий возросла с 400 до 500 самолетов. После 1 июля, получив пополнение из резервных авиационных соединений Ставки, воздушные армии имели уже по тысяче самолетов.[598]

Входившие в состав воздушных армий бомбардировочные, истребительные и штурмовые авиакорпуса обычно состояли из штаба и двух авиадивизий общей численностью в 132 боевых самолета, в то время как в смешанные авиакорпуса входили две-три смешанные авиадивизии, общая численность которых составляла от 132 до 198 самолетов. Бомбардировочные, легкие бомбардировочные, истребительные и штурмовые авиадивизии этих корпусов имели по 66 самолетов и состояли из штаба и двух авиаполков. Смешанные авиадивизии были численно больше, они включали в себя штаб, два истребительных авиаполка с 20 истребителями Як-1 в каждом, один-два штурмовых авиаполка с 20 штурмовиками И-15 в каждом (или 32 самолета Ил-2 в гвардейских полках) и один-два бомбардировочных авиаполка с 20 самолетами СБ и Су-2 в каждом (либо 32 самолета Пе-2 в гвардейских полках), что в сумме давало общую численность дивизии от 80 до 144 самолетов.

Основным элементом всей войсковой структуры ВВС на самом нижнем командном уровне являлись авиационные полки. Бомбардировочные, штурмовые и истребительные авиаполки состояли из штаба с двумя командирскими самолетами и трех эскадрилий с десятью самолетами в каждой при общей численности полка в 32 самолета. В обычных бомбардировочных эскадрильях это были бомбардировщики СБ, Су-2 или Пе-2, в эскадрильях ночных бомбардировщиков — СБ, Ил-4, Р-5 и По-2 (У-2), в истребительных эскадрильях — истребители Як-1, Як-7 или Ла-5, в штурмовых авиаполках — штурмовики[599] Ил-2. Смешанные авиаполки имели штаб и две-три эскадрильи общей численностью от 24 до 32 самолетов различных типов, а разведывательные полки — три эскадрильи с 12 самолетами в каждой.

К середине 1943 года увеличение производства самолетов и появление новых моделей как машин, так и оборудования (в первую очередь раций) значительно улучшили качество и эффективность советской авиации. Например, среднемесячный выпуск самолетов новых марок вырос с 2100 в 1942 году до 2900 в 1943 году, позволив ВВС заменить большую часть машин более старых моделей. К этому времени большинство истребительных авиаполков было оснащено несколькими модификациями новых истребителей Ла-5ФН и Як-9, все штурмовые авиаполки имели на вооружение штурмовики Ил-2 (главным образом в двухместной версии), а все бомбардировочные полки, за исключением ночных бомбардировочных — самолеты Пе-2.[600] В результате к середине июля 1943 года единственными авиаполками, по-прежнему оснащенными в основном устаревшими самолетами, оставались авиаполки ночных бомбардировщиков.[601]

Начиная с осени 1942 года безмерно улучшилась связь — как воздух-земля, так и между самолетами. Были разработаны и запущены в производство новые образцы раций. Например, в октябре 1942 года ГКО приказал установить радиооборудование на половине истребителей ВВС. К концу 1943 года радиоаппаратурой уже были оснащены все боевые самолеты ВВС. Сама связь с наземными войсками тоже стала надежнее, так как число радиостанций воздух-земля возросло с 180 в 1942 году до 420 в 1943 году, и теперь практически все фронты и армии, а также многие подвижные корпуса имели возможность сохранять постоянный радиоконтакт с поддерживающими их авиационными частями и соединениями.[602]

Безусловно, эти и другие качественные изменения в советских ВВС сделали их более способными противостоять Люфтваффе, но разгром немецкой авиации в первую очередь предвещал количественный рост авиации советской. Так, за первые 18 месяцев войны войсковая структура ВВС Красной Армии выросла с пяти авиационных корпусов, 74 дивизий, 5 бригад и 16 полков до 10 воздушных армий, 2 авиационных групп, 10 корпусов, 107 авиационных дивизий и 235 отдельных полков. Это увеличение дало советским ВВС возможность выдержать натиск вермахта в летние месяцы 1941 и 1942 годов и эффективно поддержать решающее контрнаступление Красной Армии в ноябре 1942 года. Хотя Люфтваффе и смогли в первые же несколько дней войны добиться господства в воздухе над ВВС Красной Армии, сохраняя его на протяжении большей части первых 18 месяцев войны, к ноябрю 1942 года они медленно, но неуклонно теряли это превосходство — и летом 1943 года уже столкнулись с господством в воздухе ВВС Красной Армии.

Хотя жестокие, безжалостные и наносящие все больший ущерб воздушные налеты союзников на территорию Германии тоже помогли подточить господство немецкой авиации в воздухе на Востоке, в конечном итоге военно-воздушные силы Красной Армии, восставшие, словно феникс, из пепла 1941 года, сами победили Люфтваффе на советско-германском фронте.

Оглавление книги


Генерация: 0.258. Запросов К БД/Cache: 3 / 1