Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Инженерные и саперные полки и батальоны

Инженерные и саперные полки и батальоны

На протяжении всей войны в состав инженерных войск Красной Армии входили саперные войска в составе действующих фронтов и саперы, находящиеся в ведении руководства РГК или РВГК, которые выделялись Ставкой действующим фронтам и армиям по мере необходимости. И те, и другие должны были заниматься возведением и обновлением оборонительных сооружений и оказанием разного рода инженерной поддержки полевым войскам во время наступательных и оборонительных операций.[617]

Инженерные войска в составе действующих войск Красной Армии включали в себя отдельные саперные батальоны (эскадроны) в стрелковых и кавалерийских дивизиях, моторизованные инженерные батальоны в механизированных корпусах, саперные батальоны (эскадроны) в стрелковых и кавалерийских дивизиях, понтонно-мостовые батальоны в танковых дивизиях, легкие инженерные батальоны в мотострелковых дивизиях, саперные роты или взводы в стрелковых и кавалерийских полках и в танковых и мотострелковых полках и бригадах, а также саперные взводы в полках РВГК и корпусной артиллерии.[618]

Саперные батальоны корпусов и дивизий состояли из трех саперных рот трехвзводного состава и технической роты в батальонах корпусного либо технического взвода в батальонах дивизионного подчинения, мостостроительного взвода и взвода секретного оружия и небольшой службы тыла. Общая численность корпусного саперного батальона составляла 901 человек, дивизионного — 521 человек.[619] В зависимости от дивизии, к которой они принадлежали, эти батальоны передвигались либо пешими, либо на лошадях. На 22 июня 1941 года в полевые войска Красной Армии входило свыше 200 саперных батальонов, все они сохраняли свою довоенную структуру до декабря 1941 года, когда Народный комиссариат обороны (НКО) снизил численность батальона до двух рот-в основном из-за создания в рамках РВГК более крупных и эффективных инженерно-саперных войск.

В инженерные войска РГК входило 19 инженерных и 15 понтонно-мостовых полков, дислоцированных в военных округах, которые НКО сформировал за первую половину 1941 года из 22 отдельных инженерных батальонов и 21 отдельного понтонно-мостового батальона. Из этого числа десять инженерных и восемь понтонно-мостовых полков, семь инженерных батальонов и два саперных батальона были приданы действующим фронтам, два инженерных и два саперных батальона были напрямую подчинены РГК, а остальные находились в военных округах и недействующих фронтах.

Инженерный полк РГК состоял из штаба, двух инженерных батальонов (один из них моторизованный), технического батальона с электротехнической, электро-заградительной, гидротехнической и маскировочной ротами, легкого понтонно-мостового парка (НПЛ), 35 инженерных машин, 48 грузовиков и 21 трактора.[620] В понтонно-мостовой полк входил штаб, три понтонно-мостовых батальона (но лишь один кадровый), техническая рота со взводами прокладки дорог, строительства мостов, лесорубов, электротехнического и полевого водоснабжения, понтонно-мостовой парк Н2П и офицерская школа, оснащенная понтонными мостами и техническим оборудованием.[621]

Накануне войны военные планы Генштаба требовали от НКО иметь в каждой полевой армии по меньшей мере один отдельный моторизованный инженерный батальон, один моторизованный понтонно-мостовой батальон и отдельные роты полевого водоснабжения, маскировки,[622] электротехнической и гидротехнической поддержки, учебное подразделение саперов и отдельный резервный понтонно-мостовой парк, оснащенный комплектом Н2П. Кроме того, в каждой полевой армии следовало иметь резервный инженерный полк и отдельную резервную техническую роту для выполнения специальных инженерных задач.

Однако вдобавок к общей нехватке инженерных войск в существующих на 22 июня 1941 года инженерных полках и батальонах РГК отсутствовало от 35 до 60 процентов штатного командного состава, от 20 до 70 процентов штатного сержантско-старшинского состава. У них не хватало в среднем 35 процентов штатной численности и примерно 50 процентов штатного снаряжения.[623]

Кроме инженерных войск, Наркомат Обороны накануне войны имел также 25 военно-строительных управлений. 23 из них занимались строительством укрепрайонов и полевых оборонительных сооружений в западных военных округах вместе с большинством инженерно-саперных войск, принадлежащих будущим фронтам. В результате с началом войны большинство боевых соединений оказались лишены необходимой инженерной поддержки.[624]

Когда войска вермахта нанесли жестокое поражение Красной Армии в ходе операции «Барбаросса», и без того хрупкие советские инженерно-саперные войска претерпели большой урон. НКО отреагировал на это, спешно и практически с нуля начав формирование новых инженерно-саперных батальонов для РГК (позже — РВГК) с последующим выделением их действующим фронтам. Например, в июле 1941 года были расформированы все инженерные и понтонно-мостовые полки РГК, а их остатки использованы для формирования 100 небольших саперных батальонов, оснащенных только винтовками и другим ручным оружием, а также шанцевым инструментом, взрывчаткой и противотанковыми минами. 25 таких батальонов были приданы стрелковым корпусам, а еще 75 — стрелковым дивизиям.

В результате общее число инженерно-саперных и понтонно-мостовых батальонов в Красной Армии постоянно росло-с 20 на 1 июля до 178 на 1 ноября, включая 140, приданных действующим фронтам.[625] Однако в тот же период инженерная поддержка стрелковых дивизий заметно снизилась. Например, 29 июля НКО расформировал технические и понтонные взводы в саперных батальонах стрелковых дивизий, а в июле 1942 года, после ликвидации в декабре трех саперных рот батальона, он сократил численный состав батальона на 60 бойцов, уменьшив также количество противотанковых и противопехотных мин.[626]

Начиная с первых месяцев 1942 года НКО принялся компенсировать нехватку инженерных войск, придавая действующим фронтам и армиям один или два новых инженерных или саперных батальона, а фронтам — новые понтонно-мостовые батальоны. Отдельные инженерные батальоны могли быть либо пешими, либо моторизованными, они состояли из трех инженерных рот с тремя инженерными или моторизованными взводами и одним техническим взводом в каждой (последний имел отделения электроснабжения, лесорубов и транспортное), Общая численность батальона составляла 405 человек. Отдельные саперные батальоны имели две-три саперных роты при общей численности примерно в 320 человек.

В то время как число отдельных инженерных и понтонно-мостовых батальонов в Красной Армии возросло за описываемый период с 82 и 46 на 1 января 1942 года до, соответственно, 184 и 68 на 1 января 1944 года, количество отдельных саперных батальонов снизилось с 78 до трех.

Оглавление книги


Генерация: 0.177. Запросов К БД/Cache: 3 / 1