Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Сноски из книги

· #1

Согласно современным отечественным исследованиям, общие демографические потери СССР в ходе Великой Отечественной войны (включая снижение рождаемости и повышенную смертность в тылу) составили 26,6 миллионов человек. Точно так же, по последним германским исследованиям потери немецких вооруженных сил только на Восточном фронте составили много более 4 миллионов человек. (Прим. ред.)

· #2

Убежденные в научном характере войны, советские и российские военные теоретики рассматривали изучение и использование военного опыта как ценный инструмент для повышения настоящей и будущей боевой эффективности своих войск. Чтобы это сделать, они учредили в Генеральном штабе и действующих штабах обширную систему сбора, обработки и использования военного опыта своих войск н войск зарубежных стран.

· #3

См., например: Earl F. Ziemke and Magna E. Bauer, Moscow to Stalingrad: Decision in the East (Washington, DC: Office of the Chief of Military History United States Army, 1987); Albert Seaton, The Russo-German War 1941-1945 (New York: Praeger, 1971); John Erickson, The Road to Stalingrad (New York: Harper amp; Row, 1975); П. H. Поспелов (ред.). История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. В шести томах. М.: Воениздат, 1960-1965; А. А. Гречко (ред.). История Второй мировой войны 1939-1945. В двенадцати томах. М.: Воениздат, 1973-1982; В. А. Золотарев (ред.). Великая Отечественная война 1941-1945: Военно-исторические очерки. В четырех томах. М.: Наука, 1998-1999. Обзор войны, включающий в себя большинство опушенных другими историками операций см.: David М. Glantz and Jonathan M. House, When Titans Clashed: How the Red Army Stopped Hitler (Lawrence: University Press of Kansas, 1995).

· #4

В то время как немцы использовали в качестве своей главной стратегической силы группы армий, Красная Армия использовала для этих целей фронты, которые первоначально примерно соответствовали по своей численности и задачам группам армий. После кампании 1941 года Красная Армия сократила размеры и увеличила число фронтов, сделав их примерно равными по силе немецким полевым армиям.

· #5

Хотя Сталин и Ставка являлись различными сущностями, по сути дела они были одним и тем же.

· #6

В качестве образца этих новых вышедших в свет документов, поддерживающих данную точку зрения, см.: В. А. Золотарев (ред.). Ставка ВГК: Документы и материалы. 1941 год — в многотомнике «Русский архив: Великая Отечественная», 16-5 (1) (М.: Терра, 1996), а также «Документы по использованию бронетанковых и механизированных войск Советской Армии в период с 22 июня по сентябрь 1941 г. включительно» в «Сборнике боевых документов Великой Отечественной войны», вып. 33 (М.: Воениздат, 1957), имел гриф секретности.

· #7

David М. Glantz, The Initial Period of War on the Eastern Front (London: Frank Cass, 1993).

· #8

На самом деле были атакованы 8-я танковая и 3-я моторизованная дивизии LVI армейского моторизованного корпуса, причем первая, согласно ее документам, потеряла даже больше. С 15 июля в бой против наступавших советских войск была введена моторизованная дивизия СС «Мертвая голова». (Прим. ред.)

· #9

David M. Glantz, Forgotten Battles of the Soviet-German War (1941-1945), volume 1: The Summer-Fall Campaign (22 June — 4 December 1941) (Carlisle, PA: Self-published, 1999), 19-44; David M. Glantz, The Battle, for Leningrad, 1941-1944 (Lawrence: University Press of Kansas, 2002), 37-50.

· #10

Glantz, Forgotten Battles, I: 47-51; Glantz, The Initial Period of War; David M. Glantz, The Battle for Smolensk (7 July — 10 September 1941) (Carlisle, PA: Self-published, 2001), 11-23.

· #11

Glantz, Forgotten Battles, I: 44-47.

· #12

Ibid., 51-71; Glantz, The Battle for Leningrad, 54-59.

· #13

Glantz, The Initial Period of War, и Glantz, The Battle for Smolensk, 43-56.

· #14

Glantz, Forgotten Battles, I: 71-74.

· #15

Glantz, The Battle for Smolensk, 56-92; и David M. Glantz, Barbarossa: Hitler's Invasion of Russia 1941. (Charleston, SC: Tempus, 2001), 75-115. В последней также охватываются и другие «забытые битвы» кампании 1941 года.

· #16

Glantz, Barbarossa, 154; «Боевые действия Советских войск на Калининском направлении в 1941 году (с октября 1941 по 7 января 1942 г.)» // Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны, № 7. М.: Воениздат, 1952, имел гриф секретности.

· #17

Основная суть этого довода выдвинута в книге Виктора Суворова «Ледокол. Кто начал Вторую Мировую войну» и ее продолжении «День М. 6 июля 1941 г.: когда началась Вторая Мировая война?».

· #18

Опровержение доводов Суворова с военной точки зрения см. Дэвид М. Гланц «Колосс поверженный: Красная Армия накануне войны», а также Harold С. Deutsch and Dennis Е. Showalter, eds., What If? Strategic Alternatives of WWII (Chicago: Emperor's Press, 1997), 56-60.

· #19

Контрдоводы см. в Deutsch and Showalter, What If?, 67-73.

· #20

Это утверждение опровергнуто там же, 73-77; и Glantz, Barbarossa, 96, 157-158, 211-14.

· #21

Опровержение этого довода см. в Deutsch and Showalter, What If?, 73-81.

· #22

Среди многих традиционных описаний битвы за Москву и боев на других участках германского Восточного фронта см. книгу полковника Альберта Ситона: Albert Seaton, The Battle for Moscow (Edison, NJ: Castle Books, 2001) (reprinted from 1971), а также: П. А. Жилин (ред.). Бессмертный подвиг. М: Наука, 1966; А. М. Самсонов (ред.). Провал гитлеровского наступления на Москву. М.: Наука, 1966; М. И. Хаметов. Битва под Москвой. М.: Воениздат, 1989.

· #23

Дальнейшие подробности см. в: David М. Glantz, Forgotten Battles of the Soviet-German War (1941-1945), volume 2: The Winter Campaign (5 December 1941 — 27 April 1942) (Carlisle, PA: Self-published, 1999), 11-47.

· #24

Ibid., 63-118; и Glantz, The Battle for Leningrad, 149-183.

· #25

Дальнейшие подробности обоих операций см.: Glantz, Forgotten Battles, II: 67-62, 118-55.

· #26

К этому стоит добавить, что стратегия давления на широком фронте основывалась на опыте Первой мировой войны, и главным ее «отцом» был вовсе не Сталин, а Борис Михайлович Шапошников, сменивший Жукова на посту начальника Генерального штаба Как это видно из многочисленных мемуаров и ставших доступными в последнее время документов Генерального штаба, именно маршал Шапошников (а не Жуков или кто-либо другой) являлся для Сталина безусловным военным авторитетом. Применение такой стратегии объективно вызывалось заведомо лучшей маневренностью и оперативной гибкостью немецких войск, парировать которую можно было только одновременным давлением сразу во многих местах. Кроме того, стратегические операции первого и второго периодов войны (от Москвы до Курска) показали, что ударная сила вермахта зависит не столько от общего количества немецких сил, сколько от численности и состояния ударных соединений и частей первой линии, а также в немалой степени от времени года. Втягивая противника в позиционные бои в неудобный для него период, советское командование смогло на некоторое время помешать немцам перехватить инициативу наступательных действий. В итоге немецкое наступление на юге (операция «Блау») было перенесено на июнь, а наступление на центральном направлении (операция «Оркан») не состоялось вовсе — точно так же оказавшись «забыто» историками. (Прим. ред.)

· #27

Например, весной 1943 года Ставка приказала Красной Армии провести наступательные операции на широком фронте от Ленинграда до Черного моря. В то время как Воронежский, Юго-Западный и Южный фронты атаковали немецкую группу армий «Юг» в районе Донбасса, Центральный, Западный, а позже и Калининский фронты проводили наступательные операции против немецкой группы армий «Центр», нацеленные на освобождение Орла, Брянска и Смоленска. Одновременно Северо-Западный, Волховский и Ленинградский фронты, действуя вместе под общим руководством Жукова, проводили операцию «Полярная звезда» — безуспешную попытку уничтожить под Ленинградом и в Ленинградской области группу армий «Север».

Осенью 1943 года Ставка приказала Калининскому (1-му Прибалтийскому), Западному, Брянскому и Центральному (Белорусскому) фронтам взять Смоленск и очистить Белоруссию от войск немецкой группы армий «Центр», а Воронежскому (1-му Украинскому), Юго-Западному (2-му Украинскому), Степному (3-му Украинскому) и Южному (4-му Украинскому) фронтам взять Винницу и изгнать с Украины немецкие группы армий «Юг» и «А».

На этом стратегия широкого фронта отнюдь ие закончилась. Зимой 1944 года Ленинградский, Волховский и 2-й Прибалтийский фронты атаковали немецкую группу армий «Север», изгнали ее из Ленинградской области и попытались прорваться в Прибалтику. Одновременно 1-й Прибалтийский, Западный и Белорусский фронты атаковали группу армий «Центр» в неудавшейся попытке взять Витебск, Бобруйск и Минск, а четыре Украинских фронта обрушились на немецкие группы армий «Юг» и «А» на Украине и в Крыму.

В отношении сведений об этих наступательных операциях см. ключевые приказы Ставки приведенные в сборниках под ред. В. А. Золотарева «Ставка Верховного Главнокомандования: Документы и материалы 1943 года» (Русский архив: Великая Отечественная, 16-5 (3). М.: Терра, 1999); «СтавкаВГК: Документы и материалы 1944-1945» (Русский архив: Великая Отечественная. 16-5 (4). М.: Терра, 1999); письменные отчеты, приведенные в книге David М. Glantz, Forgotten Battles of the Soviet-German War (1941-1945), volume 4: The Winter Campaign (19 November 1942 — 21 March 1943) (Carlisle, PA: Self-published, 1999); и David M. Glantz, Forgotten Battles of the Soviet-German War (1941-1945), volume 5, parts 1 and 2: The Summer-Fall Campaign (1 July-31 December 1943) (Carlisle, PA: Self-published, 2000).

· #28

Подробный разбор этого аргумента см. в Glantz, Barbarossa, 208-209.

· #29

Ibid., 211-213.

· #30

Среди многих традиционных описаний Сталинградской битвы и боев на других участках немецкого Восточного фронта в летнюю кампанию 1942 года см.: William Craig, Enemy at the Gates: The Battle for Stalingrad (New York: Dutton, 1973); Heinz Schroter, Stalingrad: The Battle That Changed the World (New York — Ballantine, 1958); V. E. Tarrant, Stalingrad (New York; Hippocrene, 1992); Antony Beevor, Stalingrad the Fateful Siege: 1942-1943 (New York: Viking, 1998); A. M. Самсонов. Сталинградская битва. M.: Наука, 1960; К. К. Рокоссовский (ред.). Великая победа на Волге. М: Воениздат, 1965; А. М. Самсонов (ред.). Сталинградская эпопея. М.: Наука, 1968.

· #31

Подробности спора о стратегии в Ставке под конец зимы и весной 1942 года см.: David М. Glantz, Kharkov 1942: Anatomy of a Military Disaster (London: Ian Allen, 1998), 21-59.

· #32

Ibid., 59-248.

· #33

David M. Glantz, Forgotten Battles of the Soviet-German War (1941-1945), volume 3: The Summer Campaign (12 May — 18 November 1942) (Carlisle, PA: Self-published, 1999), 86-101.

· #34

Ibid., 6-86. "Ibid., 101-129.

· #35

Здесь автор оказывается в плену уже у немецкой «фигуры умолчания» — действия Красной Армии в районе Волхова, в которых была задействована 3-я танковая армия, являлись отражением крупного немецкого наступления на Сухиничи (операция «Вирбельвинд»). (Прим. ред.)

· #36

Подробности см. в Glantz, The Battle for Leningrad, 213-231.

· #37

Согласно донесению командующего Волоховским фронтом от 10 октября 1942 года, в окружении под Синявино (после замыкания кольца 25 сентября 1942 года) потери частей 2-й ударной и 8-й армий убитыми и пропавшими без вести составили 4687 человек. См.: Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. 'М.: ACT, СПб.: Полигон, 2004. С. 547. (Прим. ред.)

· #38

См. например: И. X. Баграмян. Так шли мы к победе. М.: Воениздат, 1977; К. С. Москаленко. На юго-западном направлении. Том 1. М.: Наука, 1969; А. М. Василевский. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1971; Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. Том 2. Подробный рассказ об этом споре с новыми выводами можно найти в Glantz, Kharkov 1942.

· #39

Этот вопрос поднимался практически во всех общих историях войны и работах по Сталинградской битве, основанных на немецких источниках. Наиболее убедительное обсуждение этого вопроса можно найти в Gotthardt Heinrici, «The Campaign in Rus;sia», trans. Joseph Welch, vol. 1, National Archives manuscript in German (Washington, DC: United States Army G-2, 1954).

· #40

Подробное обсуждение этого вопроса см. в Deutsch and Showalter, What If, 77-78.

· #41

См. например Heinrici, «The Campaign in Russia».

· #42

Cm. Glantz, The Battle for Leningrad, 213-231.

· #43

Согласно отечественным данным, во 2-й Ржевско-Сычевской операции Калининского и Западного фронтов (25 ноября — 20 декабря 1942 года) приняли участие шесть армий общей численностью 545 070 человек. Потери в операции составили 215 674 человека, нз них убитыми и пропавшими без вести — 70 373. См.: Россия и СССР в войнах XX века. Статистическое исследование. М.: Олма-Пресс, 2001. С. 312. Заметим, что в более ранних своих работах (до появления указанного исследования) Гланц оценивал потери советских войск в этой операции в 500 000 человек. (Прим. ред.)

· #44

Об исследованиях боев во второй период войны и особенно Сталинградской битвы см. примечание 30.

· #45

Наиболее Подробные описания этих операций см.: В. П. Морозов. Западнее Воронежа. М.: Воениздат, 1956; Friedrich Schulz, Reverses on the Southern Wing (1942-1943), MS № T-15 (Headquarters, United States Army, Europe, Historical Division, n.d.); и H. Scheibert, Panzer Zwischen Don und Donez: Die Winterkampfe 1942/1943 (Freidberg: Podzun-Pallas-Verlag, 1979).

· #46

Единственное подробное советское описание операций Красной Армии под Харьковом и в Донбассе — это книга А. Г. Ершова «Освобождение Донбасса» (М.: «Воениздат», 1973). См. также более недавнее исследование: David М. Glantz, From the Don to the Dnepr: Soviet Offensive Operations December 1942 — August 1943 (London: Frank Cass, 1991), в котором, хотя и приводятся многие подробности Харьковской и Донбасской наступательных операций Красной Армии, тоже пропущены многие «забытые» аспекты зимнего наступления Красной Армии.

· #47

Подробности операции «Марс» см. в: David М. Glantz, Zhukov s Greatest Defeat: The Red Army's Epic Defeat in Operation Mars, 1942 (Lawrence: University Press of Kansas, 1999) (русский перевод — М.: ACT, 2005. (Прим. ред.)), Glantz, Forgotten Battles, IV: 17-67. Российскую контрверсию см.: А. С. Орлов «Операция "Марс": Различные трактовки» в журнале «Мир истории», № 4 (апрель 2000), 1-4 и В. В. Гуркин: «"Марс" в орбите "Урана" и "Сатурна": О второй Ржевско-Сычевской наступательной операции 1942 года» // Военно-исторический журнал, № 4 (июль-август 2000), 14-19 (в дальнейших ссылках — ВИЖ, с указанием статьи, номера и даты). Это первые и единственные статьи, какие когда-либо появлялись в российской военной печати об операции «Марс». *

* Нельзя сказать, что операция «Марс» была полностью вычеркнута из советской и российской историографии. Впервые о ней — с указанием ее кодового наименования, кратким описанием задействованных сил, их задач и изменения этих задач в ходе подготовки операции — упомянул генерал армии К. Н. Галицкий в своих мемуарах «Годы суровых испытаний» (М.: Наука, 1977. С. 164 170). Через два года краткое описание этой операции и анализ причин ее неудачи дал генерал армии А. И. Радзиевский в работе «Прорыв» (М.: Воениздат, 1979. С. 49-50). Помимо этого, в разные годы выходили работы аналитического и мемуарного характера, описывающие отдельные аспекты этой операции — например, статья «Ввод в прорыв конно-механизированной группы» в 9-м выпуске «Сборника материалов по изучению опыта войны» (М.: 1944) или описания боевого пути 1-го механизированного и 6-го танкового корпусов, сделанные их бывшими командирами (М. Д. Соломатин. Красноградцы. М.: Воениздат, 1963; А. Л. Гетман. Танки идут на Берлин. М.: Наука, 1973). В 2005 году (одновременно с американской публикацией настоящей работы Гланца) в Твери вышла небольшая (58 страниц) брошюра М. Д. Хетчикона «Калининский фронт в операции „Марс"», в значительной степени основанная на документах ЦАМО. Библиография к этой работе (с. 54-57) содержит как минимум пять публикаций 1998-2003 годов, посвященных непосредственно операции «Марс» — не считая переводных. Наконец, нельзя игнорировать и версию, приведенную в мемуарах руководителя 4-го управления НКВД П. А. Судоплатова «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1990 годы» (М.: 1997). Судоплатов заявил, что планы ноябрьского наступления под Ржевом с ведома Генерального штаба (но без ведома Жукова) были «слиты» противнику по агентурным каналам для отвлечения внимания немцев от подготовки наступления под Сталинградом. (Прим. ред.)

· #48

До смерти Сталина в 1953 году советские историки избегали писать о любых неудачах Красной Армии. Впоследствии, во времена хрущевской программы десталинизации (1958-1964 годы), когда Жуков и Хрущев были в конфликте, большинство исторических трудов приписывали честь победы под Сталинградом Василевскому и Еременко, но по-прежнему избегали любых упоминаний об операции «Марс». После снятия Хрущева в 1964 году с поста генерального секретаря партии и советского лидера (совершенного если и не при полной поддержке военных, то частично с их согласия) исторические труды начали приписывать практически всю честь организации победы под Сталинградом Жукову, в то же время храня полнейшее молчание об операции «Марс».

· #49

Советская историография рассматривает это наступление как три отдельные операции — Малоархангельскую Брянского фронта (с 5 февраля по 2 марта), Севскую Центрального фронта (с 25 февраля по 28 марта) и Ржевско-Вяземскую Калининского и Западного фронтов (со 2 по 31 марта). (Прим. ред.)

· #50

Ставка сформировала Центральный фронт в начале февраля из 65-й и 21-й армий Донского фронта, который только что завершил ликвидацию окруженных в Сталинграде немецких войск, и 2-й танковой и 70-й армий из резерва Ставки. Командовал им генерал армии К. К. Рокоссовский, бывший командующий Донским фронтом. Подробности Орловско-Брянско-Смо-. ленского наступления см.: Glantz, Forgotten Battles, IV: 213-311; David M. Glantz, «Prelude to Kursk: Soviet Strategic Operations, February-March 1943», Journal of Slavic Military Studies 8, no. 1 (March 1995): 1-35; В. А. Золотарев (ред.). Прелюдия Курской битвы — Русский архив: Великая Отечественная, 15-4 (3). М.: Терра, 1997.

· #51

Подробности см. в Glantz, Forgotten Battles, IV; 381-430; Glantz, The Battle for Leningrad, 286-298.

· #52

Советская историография рассматривает эти операции Северо-Западного фронта как две последовательные: с 15 по 28 февраля против Демянска и с 4 "по 19 марта против Старой Руссы. Общие потери фронта за этот период составили 136 771 человек, в том числе 41 805 убитыми и пропавшими без вести. См.: Россия и СССР в войнах XX века. С. 313. (Прим. ред.)

· #53

С 5 февраля 1942 года Южный фронт проводил Ростовскую наступательную операцию, поэтому для действий в Донбассе он мог выделить только войска своего правого фланга — 2-ю гвардейскую армию Я. Г. Крейзера, а также 3-й и 4-й гвардейские механизированные корпуса, сведенные в подвижную группу Т. И. Танасчишина. В окружение за рекой Миус попал только 4-й гвардейский мехкорпус. Описание этой операции можно найти в книге А. Г. Ершова «Освобождение Донбасса» (М.: Воениздат, 1973), действия 4-го гв. МК в окружении подробно описываются в истории боевого пути этого корпуса: В. Ф. Толубко, Н. И. Барышев. На южном фланге. М.: Наука, 1973. (Прим. ред.)

· #54

Подробности о роли Южного фронта в 1-м Донбасском наступлении (на Мариуполь) см.: Glantz, Forgotten Battles, IV: 83-183.

· #55

Советские труды по военной истории утверждают, что тяжелые бои шли на протяжении всего запланированного отхода немцев, тогда как в действительности тяжелые бои происходили только тогда, когда войска Красной Армии пытались прорвать новые оборонительные порядки немецких войск, воздвигнутые после их отхода. See ibid., 311-381.

· #56

Данное утверждение автора вызывает сомнения. Известно, что советское командование серьезно преуменьшало численность окруженной в Сталинграде немецкой группировки; К. К. Рокоссовский в докладе Ставке оценил ее в 86 000 человек Тем не менее для ликвидации армии Паулюса был оставлен весь Донской фронт численностью свыше 280 000 тысяч человек, причем командовавший фронтом Рокоссовский в своих послевоенных мемуарах корил Ставку за чрезмерную осторожность. Точно так же перед декабрьским наступлением на Среднем Дону была серьезно недооценена численность противостоящих Юго-Западному фронту немецко-итало-румынских войск; тем не менее Ставка запретила Ватутину проводить глубокую операцию с выходом на Ростов, превратив «Большой Сатурн» в «Малый». Это наглядно демонстрирует, что боевые возможности немецких войск советским Верховным Главнокомандованием скорее завышались, чем занижались — их склонны были преуменьшать отдельные командующие фронтами, но не Москва. Успех же контрудара Манштейна в феврале-марте 1943 года был обеспечен прибытием из Германии и Западной Европы свежих резервов, в том числе только что сформированного 2-го танкового корпуса СС, по численности в полтора раза превосходящего советскую танковую армию и оснащенного новейшими танками «Тигр». (Прим. ред.)

· #57

И. X. Баграмян (ред.). История войн и военного искусства. М.: Воениздат, 1970, 207-208.

· #58

Конкретно в Белоруссии войска Красной Армии, пытаясь достичь Бобруйска и Минска, атаковали одновременно Мозырь, Калинковичи, Птичь и Витебск.

· #59

Красная Армия провела эти следующие одно за другим наступления против немецкой группы армий «Центр» в Белоруссии (23 июня 1944 года), группы армий «Северная Украина» в Польше (16 июля 1944 года) и группы армий «Южная Украина» в Румынии (23 августа 1944 года).

· #60

Подробности см. в: Glantz, Fromthe Don to theDnepr, 10-82.

· #61

В данном случае автор допускает ту самую ошибку, за которую критикует Сталина и Ставку — крайне переоценивает возможности советских войск. Даже германская армия в 1941 году не могла вести наступление непрерывно, ей требовались передышки между операциями. Советские войска Южного, Юго-Западного и Воронежского фронтов к моменту немецкого контрудара вели почти непрерывные бои уже в течение двух или даже трех месяцев. Успех Манштейна был одержан при заметном превосходстве в силах и средствах, в боях практически против одних лишь малочисленных подвижных частей, вырвавшихся глубоко вперед. Поэтому не следует придавать ему стратегического значения — тем более что в ходе контрнаступления, длившегося почти месяц, немцами удалось лишь отбросить советские войска на рубеж, который они занимали 7-10 февраля. (Прим. ред.)

· #62

Ibid.

· #63

Действительно, к началу июля 1943 года численность действующих советских войск на всем протяжении советско-германского фронта составляла 6 065 900 человек (История Второй мировой войны. Т. 7. М.: Воениздат, 1976. С. 120). Однако на этот же момент только немецкие сухопутные войска на Востоке (без войск СС, наземных частей ВВС и сил союзников Германии) насчитывали 3 115 000 человек (Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии. 1933- 1945. Т. III. М.: Воениздат, 1976. С. 160). Согласно тому же источнику (с. 282) на 10 октября 1943 года в германской армии на Востоке насчитывалось всего 2 564 000 человек, однако сюда следует добавить действовавшие на Восточном фронте 12 авиаполевых дивизий и 7 дивизии СС (из них 5 1/2 моторизованных); еще 6 немецких дивизий действовали против советских войск в Финляндии и Северной Норвегии, входящих в театр военных действий ОКВ. С учетом этих соединений численность немецких сухопутных войск на Востоке к октябрю 1943 года составляла около трех миллионов человек. Кроме того, в составе германской сухопутной армии традиционно не учитывается численность личного состава ВВС, в том числе и зенитных подразделений, находившихся в оперативном подчинении армейских командиров. С учетом личного состава Люфтваффе (в которых на 1 июля 1943 года насчитывалось свыше 2 миллионов человек), вооруженных сил Финляндии, а также 16 дивизий других союзников Германии (9 румынских, 5 венгерских и 2 словацкие) численность войск Оси на Востоке к осени 1942 года превышала 4 миллиона человек. (Прим. ред.)

· #64

Основанные на немецких источниках описания Курской битвы включают в себя: Geoffrey Jukes, Kursk: Clash of Armour, Battle Book no. 7 (London: Purnell's History of the Second World War, 1968); Janusz Pielkalkiewicz, Operation «Citadel»: Kursk and Orel: The Greatest Tank Battle in the Second World War (Novato, CA: Presidio, 1987); and Mark Healy, Kursk 1943: The Tide Turns in the East (London: Osprey, 1992). Наиболее основательный анализ этой битвы с немецкой точки зрения — Gotthardt Heinrici, «Citadel: The Attack on the Russian Kursk Salient», Manuscript (Washington, DC: U.S. National Archives, n.d).

· #65

Наиболее солидными описаниями Курской битвы с русской точки зрения являются: Г. А. Колтунов и Б. Г. Соловьев. Курская битва. М.: Воениздат, 1983) и David М. Glantz and Harold S. Orenstein, The Battle for Kursk 1943: The Soviet General Staff Study (London: Frank Cass, 1999).

· #66

В число более недавних описаний Курской битвы входят David М. Glantz and Jonathan М. House, The Battle of Kursk (Lawrence: University Press of Kansas, 1999) — сбалансированный пересмотр битвы, основанный как на немецких, так и на советских архивных материалах; Niklas Zetterling and Anders Frankson, Kursk 1943: A Statistical Analysis (London: Frank Cass, 2000), которое сосредотачивается на ранее недоступных статистических данных по этой битве.

· #67

Практически во всех общих исторических трудах и описаниях определенных битв, произошедших осенью 1943 года, написанных как с немецкой, так и с российской точки зрения, утверждается, что единственные важные операции этого периода происходили на юго-западном и южном направлениях, то есть на Украине.

· #68

Подробности см.: Glantz, Forgotten Battles, V (1): 107-159.

· #69

Неудачное наступление на Миусе и Северском Донце в июле 1943 года достаточно подробно описывается в уже упомянутой книге Ершова «Освобождение Донбасса» (вышедшей 40-тысячным тиражом), а также в истории боевых путей 2-й гвардейской армии и 4-го гвардейского механизированного корпуса. Миусской операции 17 июля — 2 августа и Изюм-Барвенковской операции 17-27 июля посвящены отдельные статьи в 3-м и 5-м томах «Советской военной энциклопедии». (Прим. ред.)

· #70

Ibid., 19-61.

· #71

Ibid., 159-170

· #72

Ibid., 171-407; ibid., pt. 2, 408-563.

· #73

Ibid., pt. 2, 564-673.

· #74

Описания боев за Чернобыльский, Лютежский и Букринекий плацдармы можно найти во втором томе многократно издававшихся мемуаров К. С. Москаленко, в историях боевых путей участвовавших в этих операциях соединений-например, 3-й гвардейской танковой или 13-й армий, 10-го и 6-го гвардейского танковых корпусов. Подробно ход операции по форсированию Днепра под Киевом был изложен в работе «Наступление Воронежского (1-го Украинского фронта) на киевском направлении в 1943 году», опубликованной еще в 1946 году-правда, с грифом «секретно» (снят в 1964 году). (Прим. ред.)

· #75

Так у автора. 17-я немецкая армия действовала в Крыму, а под Кировоградом находилась 8-я армия. (Прим. ред.)

· #76

Ibid., 674-817.

· #77

Например, 2-й и 3-й Украинские фронты провели в апреле-мае 1944 года первое наступление в направлении на Яссы и Кишинев — за целых четыре месяца до успешного второго наступления тех же фронтов в августе-сентябре 1944 года, Ясско-Кишиневской операцией. Подобным же образом Красная Армия попыталась в октябре 1944 года прорваться глубоко в Восточную Пруссию — за три месяца до своего успешного наступления в Восточной Пруссии в январе 1945 года. И, наконец, в первых числах февраля 1945 года Красная Армия начала свой заключительный рывок к Берлину — только для того, чтобы остановить наступление примерно через неделю тяжелых боев. Однако в данном случае Сталин, похоже, сам остановил наступление для того, чтобы перебросить резервы в Венгрию и организовать наступления в том регионе с целью завладеть Веной и плацдармом в бассейне Дуная. Сделал он это, по крайней мере, частично, потому, что на Ялтинской конференции (4-11 февраля 1945 года) Рузвельт и Черчилль дали ему заверения, что Красная Армия может захватить Берлин и восточную Германию. Впоследствии Красная Армия начала свое наступление на Берлин 16 апреля 1945 года — на следующий день после того, как ее войска заняли Вену. См. David М. Glantz, «The Failures of Historiography: Forgotten Battles of the German-Soviet War (1941-1945)», Journal of Slavic Military Studies 8, no. 1 (December 1995): 768-808.

· #78

См. основные источники в примечании 21.

· #79

В их число входили 21-я (в апреле уже 6-я гвардейская), 24-я (в апреле — 4-я гвардейская), 62-я (в апреле — 8-я гвардейская), 63-я, 64-я (в апреле — 7-я гвардейская), 1-я танковая, 27-я, 53-я и 47-я армии. См. Glantz, «Prelude to Kursk», 1-35; и David M. Glantz, Soviet Military Intelligence in War (London: Frank Cass, 1990), 172-283.

· #80

Cm. Glantz and House, The Battle of Kursk.

· #81

См. также David M. Glantz, «Soviet Military Strategy during the Second Period of War (November 1942 — December 1943): A Reappraisal)), Journal of Military History, 60 (January 1996): 115-150.

· #82

После лета 1943 года вермахт провел еще много контрударов оперативного значения. В их число входили контрудар в декабре 1943 года к юго-востоку от Бобруйска в Белоруссии, у Кривого Рога на Украине в октябре 1943 года, у Тыргу-Фрумоса на Днестре и у Ясс в северной Румынии в мае 1944 года, у Бучача на Западной Украине в апреле 1944 года (деблокирование окруженной 1-й танковой армии), у Шяуляя в Литве в августе 1944 года, у Гумбиннена в Восточной Пруссии в октябре 1944 года и под Будапештом в Венгрии в январе 1945 года. Однако единственное контрнаступление, которое Гитлер попытался устроить на Востоке, состоялось в марте 1945 года у озера Балатон в Венгрии.

· #83

В действительности советский танковый корпус 1942 года соответствовал немецкой танковой дивизии только по числу танков. По численности личного состава он уступал ей в два раза, по количеству автотранспорта и артиллерии — еще больше. С очень большим приближением советский танковый корпус можно считать за половину немецкой танковой дивизии — учитывая его гораздо меньшую автономность. Некоторым аналогом немецких танковых дивизий можно считать появившиеся позже советские механизированные корпуса — особенно усиленные гвардейские. (Прим. ред.)

· #84

Советские танковые армии никогда не включали в себя кавалерию. Очевидно, автор смешивает их с конно-механизированными группами, широко использовавшимися советским командованием с начала 1942 года. (Прим. ред.)

· #85

Основываясь на этом изучении военного опыта, Генеральный штаб Красной Армии начал кардинально менять структуру своих войск (в частности, были изданы директивы о создании стрелковых корпусов, танковых и воздушных армий), а также улучшать свои оперативные и тактические приемы. См., например, директивы и приказы о надлежащей концентрации войск, артиллерийском и воздушном наступлении и согласованном применении бронетанковых и механизированных сил.

· #86

Р. А. Савушкин (ред.). Развитие Советских вооруженных сил и военного искусства в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М.: Военно-политическая академия имени Ленина, 1988, 48-49.

· #87

Н. В. Огарков (ред.), статья «Стратегия военная» в «Советской военной энциклопедии» в 8 томах (М.: Воениздат, 1976-1980), т. 8,562. Далее цитируется как СВЭ с названием соответствующей статьи и указанием страниц.

· #88

Там же.

· #89

Директивы Ставки конкретизировали место, цели, сроки и длительность военных операций; какие конкретно будут использованы войска и вооружения; районы сосредоточения и ключевые оперативные направления; давали точные инструкции о взаимодействии соседних фронтов, флотов, флотилий и поддерживающей их авиации; указывали конкретное время и рамки всех этапов фронтового планирования и проведения операции. Кроме того, они содержали ближайшие и последующие задачи фронтов, ширину намечаемых участков прорыва, плотность войск, рекомендуемые оперативные соединения и инструкции, относящиеся к использованию подвижных групп и вторых эшелонов.

· #90

Фрагментарные или предварительные приказы часто относились к последующим этапам текущих операций.

· #91

Согласно советскому определению, кампания-это ряд стратегических оборонительных или наступательных операций и других военных (боевых) действий на континентальных и океанских (морских) театрах, объединенных общим замыслом и направленных на достижение важных военно-политических целей. Представляет собой определенный этап войны, обычно обозначается календарными рамками (годом, временем года и т.п.) и театром военных действий.

· #92

Например, фронты, действующие на Московском и Сталинградском направлениях, проводили операции «Марс» и «Уран» с целью взятия Ржева и окружения немцев под Сталинградом, а затем последующие операции под другими кодовыми названиями — с целью взятия Вязьмы и Ростова. Однако в данном случае провал операции «Марс» вынудил Ставку отсрочить последующее наступление на Вязьму, в то время как сопротивление немцев побудило ее свернуть наступление на Ростов. (Заметим, что наступление на Ростов было отменено еще до начала операции «Сатурн». (Прим. ред.)).

· #93

Написано по-русски.

· #94

Там же.

· #95

В 1941 году в число таких наступлений входили контрудары Северо-Западного фронта в августе и сентябре под Сольца-ми и Старой Руссой и в ноябре 1941 года у Тихвина, контрудар Южного фронта в ноябре под Ростовом. В 1942 году такими наступлениями были атаки Западного и Калининского фронтов в июле, августе и сентябре 1942 года в направлении на Волхов, Жиздру и Ржев-Сычевку. Подробнее см. Glantz, Forgotten Battles, vols. I-III.

· #96

Например, во время операции «Барбаросса» передовые фронты Ставки нанесли в конце июля контрудары, а после того, как те оказались неэффективными, провели в августе и начале сентября крупные наступления под Смоленском и южнее него. Во время операции «Блау» фронты Ставки, обороняющиеся на главном направлении, провели в июле и августе крупные наступления под Воронежем и на реке Чир, а позже — в районах Серафимовича и Клетской к югу от реки Дон и в августе-сентябре в собственно Сталинградской области. Эти наступления вынудили немцев перебросить часть своей 6-й армии, 3-ю румынскую и 8-ю итальянскую армии к подвергшемуся угрозе фронту по реке Дон, тем самым значительно ослабив войска, сражающиеся в самом Сталинграде и вокруг него.

· #97

В их число входили наступления Калининского, Западного, Юго-Западного, Донского, Сталинградского фронтов в ноябре 1942 года, Ленинградского, Волховского, Брянского, Воронежского, Юго-Западного, Донского, Южного и Северо-Кавказского фронтов в январе 1943 года, Ленинградского, Волховского, Северо-Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Юго-Западного, Южного и Северо-Кавказского фронтов в феврале-марте 1943 года.

· #98

Например, Центральный, Воронежский и Степной фронты обороняли Курск, Воронежский и Степной фронты вели наступление в направлении Белгород-Харьков, Западный, Брянский и Центральный фронты наступали на Орел, Калининский и Западный фронты наступали на Смоленск, а Юго-Западный и Южный фронты наступали на Донбасс.

· #99

«Действия авиации в Курском сражении» // Сборник материалов по изучению опыта войны, № 11 (март-апрель 1944). М: Воениздат, 1944,160-187, носил гриф секретности. Далее цитируется как СМПИОВ, с указанием статьи, номера и даты.

· #100

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 82. Эти партизанские действия включали в себя операции «Рельсовая война» и «Концерт».

· #101

В состав этих групп фронтов входили Калининский (1-й Прибалтийский), Западный и Центральный (Белорусский) фронты, наступавшие в Белоруссии, Воронежский (1-й Украинский) и частью Центральный фронты наступавшие на Киев и Степной (2-й Украинский), Юго-Западный (3-й Украинский) и Южный (4-й Украинский) фронты, наступавшие на Кривой Рог.

· #102

В течение всего первого периода войны Ставка компенсировала отсутствие опыта, целеустремленно занимаясь накоплением стратегических резервов и использованием их в местах наиболее острой опасности. Поступая так, Ставка сознательно эксплуатировала то, в чем видела силу советского государства его большое население, — одновременно используя наиболее очевидные слабости немцев: ограниченные запасы живой силы и неспособность установить порядок стратегических приоритетов. Используя свою силу против этих немецких слабостей, Ставка, несмотря на многочисленные катастрофические поражении Красной Армии, оказалась в состоянии сохранять разумное со отношение сил и в конечном итоге добилась своей главной стратегической цели — ведения жизнеспособной стратегической обороны, остановившей немецкий натиск, пусть всего лишь в шаге от достижения немцами своих первоначальных стратегических целей.

Зачастую безжалостное использование Ставкой кажущихся неистощимыми запасов живой силы дало Красной Армии возможность пережить серию беспримерных стратегических поражений и компенсировало прочие ее очевидные слабости. И все это время те представители командного состава Красной армии на уровне фронтов и армий, которые уцелели после многочисленных поражений, постоянно накапливали боевой опыт, необходимый для того, чтобы выдержать натиск немцев и в конечном итоге подготовить собственное стратегическое наступление.

· #103

Нет никаких оснований считать, что руководство Красной армии середины 30-х годов превосходило по уровню пришедшее ему на смену руководство 40-х. Командиры 20-х и 30-х практически не имели опыта командования крупными войсковыми соединениями в современной массовой войне и обладали крайне низким образовательным уровнем. Командиры, пришедшие в армию в конце 30-х годов, уже имели за спиной как минимум полное среднее или высшее образование и получили опыт современной войны на Халхин-Голе, в Польше и Финляндии.

Гораздо ближе к реальности утверждение о том, что репрессии сильно повредили советской военной теории — но для оценки масштабов ущерба требуется как минимум изучение сравнительного состояния этой теории в начале и конце 30-х годов и в первой половине 40-х. В 1937-1938 годах были репрессированы как М. Н. Тухачевский, сторонник «стратегии сокрушения», так и его оппонент А. А. Свечин, основоположник «стратегии измора» — однако очевидно, что при планировании будущей войны советское руководство сознательно и однозначно ориентировалось именно на постулаты Свечина. (Прим. ред.)

· #104

Это утверждение носит сильно идеологизированный характер и основано как на «послезнании», так и на мифах советской политической, публицистики 1960-х годов. Хрущев впрямую возложил вину за Киевскую катастрофу 1941 года на Сталина — однако документы, ставшие доступными в последнее время, однозначно свидетельствуют, что запрет на оставление Киева исходил от начальника Генерального штаба Б. М. Шапошникова. Этот запрет давался при отсутствии данных о выдвижении 1-й танковой группы Клей-ста на Кременчугский плацдарм и в расчете на то, что мощный удар Брянского фронта А. И. Еременко во фланг и тыл 2-й танковой группе заставит Гудериана прекратить свое наступление. Таким образом, ответственность за катастрофу в первую очередь лежит не на Сталине и даже не на Шапошникове, а на армейской разведке и лично на А. И. Еременко, клятвенно обещавшем Сталину «разгромить подлеца Гудериана». Дальнейшие рассуждения о том, что успехи Красной армии были связаны с повысившимся (аккурат на переломе войны!) вниманием Сталина к мнению своих генералов, отражают лишь послевоенное стремление этих генералов приписать себе больше заслуг в победах и откреститься от вины за поражения. В" реальности же можно говорить лишь о том, что Сталин поставил Генштаб под свой жесткий контроль только с весны 1942 года, после болезни Б. М. Шапошникова — и вновь передоверил ему полноту управления войсками, когда уверился, что на смену старому маршалу пришли новые опытные руководители. Харьковская и Керченская катастрофы пришлись именно на тот момент, когда Генеральный штаб остался без начальника — Сталин надеялся на выздоровление Шапошникова и не решался назначить на его место другого человека. (Прим. ред.)

· #105

Н. Павленко, «На первом этапе войны» // «Коммунист», № 9 (июнь 1988), 92.

· #106

См. например: ((Archives Document the Torture of Marshal Meretskom, JPRS-UMA 88-019 (19 August 1988), 21, со ссылкой на статью в «Литературной газете» за 20 апреля 1989 года, стр. 13.

· #107

Из этого пассажа можно понять, что приказ командира армии или фронта не был действительным без визы члена Военного совета. В действительности же, чтобы оспорить приказ, требовалось несогласие двух человек — члена Военного совета и начальника штаба. Таким образом, должность ЧВС служила в том числе для обеспечения коллегиальности управления. (Прим. ред.)

· #108

Случаи репрессий против командующих армиями и фронтами имели место только во время катастрофических поражений лета 1941 года. К репрессиям в отношении командиров более низкого уровня (от дивизии и ниже) Ставка касательства не имела и иметь не могла — это была прерогатива руководства более низких ступеней. Единственное исключение составляют действия Л. 3. Мехли-са в Крыму зимой и весной 1942 года в качестве представителя Ставки. (Прим. ред.)

· #109

Самую недавнюю советскую дискуссию, в ходе которой выявлялись стратегические оборонительные операции времен войны, см.: В. В. Гуркин и М. И. Головнин, «К вопросу о стратегических операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» // ВИЖ, № 10 (октябрь 1985), 10-23; В. С. Шломин, «К вопросу о стратегических операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» // ВИЖ, № 4 (апрель 1986), 49-52; А. И. Михалев и В. И. Кудряшов, «К вопросу о стратегических операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» // ВИЖ, № 5 (май 1986), 48-51; X. М. Джелаухов и Б. Н. Петров, «К вопросу о стратегических операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» // ВИЖ, № 7 (июль 1986), 46^18; П. Т. Куницкий, «О выборе направления главного удара в кампаниях и стратегических операциях» // ВИЖ, № 7 (июль 1986), 29-40 и «Итоги дискуссии о стратегических операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» // ВИЖ, № 10 (октябрь 1987), 8-24.

· #110

В этих цифрах истребительные дивизии, три отдельные истребительные бригады и укрепленные районы принимаются за эквивалентные стрелковым дивизиям.

· #111

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 112.

· #112

Там же, 112.

· #113

Так у автора. Очевидно, не упомянут Южный фронт. (Прим. ред.)

· #114

Ю. А. Горьков и Ю. Н. Семин, «Конец глобальной лжи. Когда Киев еще не бомбили. Оперативные планы западных приграничных военных округов 1941 года свидетельствуют: СССР не готовился к нападению на Германию» // ВИЖ, № 4 (июль-август 1996), 3.

· #115

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 102. Например, во время обороны Москвы в октябре-ноябре. Ставка частично или полностью отвела на отдых и пополнение 23 стрелковых дивизии Западного фронта и 27 стрелковых дивизий Юго-Западного фронта. В тот же период она направила на Можайский оборонительный рубеж к западу от Москвы подкрепления в виде 14 стрелковых дивизий, 46 танковых бригад и свыше 40 артиллерийских полков, которые были переброшены в первую очередь с Северо-Западного и Юго-Западного фронтов.

· #116

Во время немецкого контрнаступления в марте 1943 года общие потери войск Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов составили около четверти их первоначального состава. (Прим. ред.)

· #117

Еще позже, когда Ставка готовила свою стратегическую оборону на лето, она переименовала Резервный фронт Степного военного округа и поручил ему поддерживать передовые фронты в Курской области.

· #118

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 102.

· #119

Лучшими примерами оборонительных операций фронтов на более позднем этапе войны будут оборона 1 -го Прибалтийского фронта в Литве под Шяуляем в августе 1944 года и оборона 3-го Украинского фронта в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года.

· #120

«Боевой опыт укрепленных районов (УР)» // СМПИОВ, № 3 (ноябрь-декабрь 1942 г.) (М.: Воениздат, 1942), 122-132; «Оборона» // «Сборник боевых документов Великой Отечественной война», № 1 (М.: Воениздат, 1947), 54-61, носил гриф секретности. Далее цитируется как СБД ВОВ, с указанием номера выпуска и названия материала.

· #121

Между 27 июня и 10 июля 1941 года Ставка приказала Красной Армии построить и занять оборонительный рубеж, простирающийся от Пскова и Острова на юг вдоль Западной Двины и Днепра, частями пяти армий, выделенных из ее стратегического резерва. Сделав это, Ставке удалось к 20 июля на короткое время восстановить целостность оборонительного фронта на северо-западном направлении. Хотя войска вермахта в конечном итоге все же прорвали этот оборонительный рубеж, бои, которые немцам пришлось для этого вести, а также последующие контрудары Красной Армии в районах Сольцов и Старой Руссы в середине июля — середине августа задержали немецкое наступление по меньшей мере на две недели, расстроив таким образом планы немцев захватить Ленинград ударом с хода. Подробности см.: Glantz, Forgotten Battles, I: 19^14, 51-70.

· #122

Главный оборонительный рубеж, сооруженный Ставкой в начале 1942 года, простирался с северо-востока от Москвы через Владимир и Тамбов на восток и юго-восток от Москвы на юг до Сталинградской области.

· #123

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 99.

· #124

Со времени окончания войны многие российские теоретики и историки утверждали, что многочисленные стратегические окружения, пережитые Красной Армией в 1941 году, такие, как под Минском, Уманью, Киевом, Вязьмой и Брянском, на самом деле помогли стратегической обороне Ставки, задержав наступление вермахта. Однако эти утверждения являются в основном неискренними подыскиваниями разумного оправдания.

· #125

Советские и российские историки игнорировали или попросту скрывали эти провалившиеся контрнаступления и контрудары — либо потому, что эти поражения представлялись позорными, либо с целью защитить репутацию Красной Армии и тех ее старших командиров, которые планировали и осуществляли эти контратаки, контрудары и контрнаступления. Немецкие же историки не замечали их, поскольку они казались незначительными инцидентами в контексте намного более важных немецких наступательных операций. См. Glantz, Forgotten Battles, vol. 1.

· #126

Ibid.

· #127

Ibid., 101-106; В. А. Анфилов. Крушение похода Гитлера на Москву. 1941. М.: Наука, 1989, 196-270; Glantz, The Battle for Smolensk и David M. Glantz, Atlas of the Battle of Smolensk, 7July — 10 September 1941 (Carlisle, PA: Self-published, 2001).

· #128

Подробности этих забытых оборонительных операций Красной Армии см. в Glantz, Forgotten Battles, vol. 3.

· #129

Подробности см. в Glantz and House, The Battle of Kursk.

· #130

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 64.

· #131

Там же, 68.

· #132

Так у автора — он упорно называет Правобережную Украину восточной. (Прим. ред.)

· #133

Glantz, The Battle for Smolensk.

· #134

Жуков координировал наступления Калининского и Западного фронтов в районе Ржева в ходе операции «Марс», а Василевский — действия Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов в районе Сталинграда в ходе операций «Уран» и «Малый Сатурн».

· #135

Написано по-русски.

· #136

Эти подвижные группы состояли либо из танковых и кавалерийских корпусов, действовавших в качестве конно-механизированных групп (как это было под Ржевом), либо из танковых, механизированных и кавалерийских корпусов, действующих самостоятельно, как это было под Сталинградом.

· #137

Дальнейшие подробности см. в Glantz, Forgotten Battles, vol. 4.

· #138

Например, Ставка сформировала во втором эшелоне Северо-Западного фронта особую ударную группу, состоящую из 1 -й танковой и 68-й армий, и приказала ей совершить стремительный разведывательный рейд в направлении Пскова. В составе Центрального фронта была сформирована кавалерийско-стрелковая группа, которая во взаимодействии со 2-й танковой армией этого фронта должна была совершить разведывательный рейд в направлении Брянска и Витебска. В то же самое время Ставка сформировала новые подвижные группы для проведения разведывательных действий Юго-Западного фронта в Донбассе. В их число входила: группа генерала Попова из четырех танковых корпусов неполной численности, а позже — полностью укомплектованные 1-й гвардейский и 25-й танковые корпуса и 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

· #139

Дальнейшие подробности см. в Glantz, Forgotten Battles, vol. 5.

· #140

См. Glantz, The Battle for Smolensk; and Glantz, Barbarossa, 137-159.

· #141

Под Сталинградом Ставка скрытно сформировала Юго-Западный фронт и незаметно для немцев вывела на исходные позиции для атаки 5-ю танковую армию и ряд других соединений. Во время оборонительного этапа Курской битвы Ставка сосредоточила в качестве стратегических резервов к востоку от Курска пять армий (27-ю, 53-ю, 5-ю гвардейскую, 47-ю и 5-ю гвардейскую танковую), сумев скрыть немалую часть этих обширных приготовлений к обороне. Во время же наступательного этапа Курской битвы она провела отвлекающие операции на реках Северный Донец и Миус, в то время как ее фронты, атакующие в районе Белгорода, чтобы сбить с толку немцев, применяли обширные имитации наступлений. Другие подробности применения Ставкой и Красной Армией обмана противника см. в: David М. Glantz, Soviet Military Deception in the Second World War (London: Frank Cass, 1989); M. M. Кирьян. Внезапность в наступательных операциях Великой Отечественной войны. М.: Наука, 1986; В. А. Мацуленко. Оперативная маскировка войск. М.: Воениздат, 1975; В. Н. Лобов. Военная хитрость в истории войн. М.: Воениздат, 1988.

· #142

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 85-86.

· #143

Например, Западный фронт использовал для проведения своего июльского наступления на Смоленск пять особых оперативных ударных групп, а Западный, Резервный и Брянский фронты использовали для той же цели в августе группы из нескольких Дивизий, подчинявшиеся непосредственно командованию армии, и небольшую кавалерийскую группу. Равным образом специальные группы из состава 4-й отдельной армии, действующие под прямым руководством Ставки, провели в ноябре наступление на Тихвин, а Западный фронт во время начального этапа битвы за Москву использовал для проведения маневра два кавалерийских корпуса (1-й и 2-й гвардейские), подкрепленные танковыми частями. Хотя во время стратегических наступлений, проведенных Красной Армией в ходе зимней кампании 1941/42 года, атакующие фронты более эффективно сосредотачивали свои войска и использовали для проведения более глубоких операций по несколько кавалерийских корпусов, их ударные соединения оставались, по существу, линейными, все они были не в состоянии вести маневр войсками на значительную глубину.

· #144

Например, в ноябре 1942 года во время наступлений под Сталинградом Юго-Западный фронт произвел свою главную атаку силами двух танковых и одного кавалерийского корпусов 5-й танковой армии, а Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронты придавали армиям, наносящим главные удары, танковые либо механизированные корпуса для развития наступлений. В декабре, во время проведения операции «Малый Сатурн», атакующие Воронежский и Юго-Западный фронты использовали как для завершения операции по прорыву, так и для развития наступления четыре танковых и два механизированных корпуса. Так как численность этих корпусов во время данной операции значительно уменьшилась (на 80 процентов) (здесь речь идет не о численности корпусов, а о количестве в них танков. (Прим. ред.)), Ставка в феврале приказала Юго-Западному фронту поставить в авангарде своего продвижения в Донбасс четыре танковых корпуса сведенных в одну оперативную группу (генерала Попова).

Действуя по-иному, Воронежский фронт в конце января во время наступления на Россошь и в феврале при наступлении на Харьков использовал в первом эшелоне свежую 3-ю танковую армию, а Южный фронт во время своего продвижения в восточную часть Донбасса в феврале использовал несколько механизированных корпусов. В целом все эти танковые армии и подвижные корпуса были не в состоянии проводить глубокие операции. Рано или поздно они становились жертвами контратак или контрударов вермахта и по существу уничтожались. (Абсолютная форма этого утверждения основывается на немецких сведениях, в значительной мере фантастических. В действительности же, к примеру, 3-я танковая армия за второй период наступления (со 2 по 28 февраля 1943 года) из 57 557 человек первоначальной› боевого состава потеряла 19 258 человек, в том числе убитыми и пропавшими без вести 5 804 человека. За это же время армия захватила 27 038 пленных, 12 танков, 35 орудий, 1391 автомашину. См. ЦАМО, ф. 3 ТА, оп. 4487, д. 66, лл. 63-64. Способность советских войск проводить глубокие операции была ограничена в первую очередь подвижностью основных сил, которые не поспевали за танковыми армиями и корпусами и были не в состоянии должным образом закрепить их успех в ходе глубокого наступления. (Прим. ред.))

· #145

Написано по-русски.

· #146

Например, Воронежский и Степной фронты в августе 1943 года использовали глубокие рассекающие удары при наступлении на Белгород-Харьков. Первоначально они использовали для сокрушения немецкой обороны к западу от Белгорода пять армий, разу же введя в образовавшийся прорыв 1-ю и 5-ю гвардейские танковые армии, один танковый и один механизированный корпус. Позже на флангах прорыва было задействовано четыре свежих армии и еще два танковых корпуса, а в конечном итоге — еще две армии и два механизированных корпуса с целью подкрепить развитие наступления. Сделав это, атакующие фронты обеспечили подавляющее численное превосходство: в тактическом плане в восемь к одному, а в оперативном — свыше трех к одному. Благодаря этому они быстро прорвали немецкую оборону, а впоследствии всего за семь дней развили наступление и продвинулись на глубину в 120 километров. См. David М. Glantz, romthe Don to the Dnepr (London: Frank Cass, 1991), 215-365.

Схожим образом во время наступления в ноябре 1943 года на лев Воронежский фронт первоначально использовал для прорыва немецкой обороны к северу от Киева две армии, один танковый корпус и отдельные части еще одной танковой армии, проведя первоначальное развитие наступления силами той же танковой армии и кавалерийского корпуса. Впоследствии он подкрепил наступление еще тремя армиями, прежде чем оно, продлившись десять дней, закончилось контратакой немецких войск примерно а 80 километрах в глубине немецкой обороны. И, наконец, Южный фронт использовал при наступлении на Донбасс механизированные, танковые и кавалерийские корпуса — сначала по отдельности, а позже — как конно-механизированные группы в авангарде наступления.

· #147

Осенью 1943 года Ставка попыталась провести насту плене на Белоруссию в виде массированного стратегического охвата группы армий «Центр» силами Калининского и Центрального фронтов, наносящих удары на Минск с северо-востока и юго-востока. Одновременно Западный фронт оказывал давление на немецкую группу армий с востока. Однако ни один из этих трех атакующих фронтов не обладал подвижными войсками, способными провести достаточно глубокие операции для достижения успеха наступления. См. Glantz, Forgotten Battles, vol. 5.

· #148

Боевой состав Советской армии. Часть 1 (июнь-декабрь 1941 года). М.: Академия Генерального штаба им. Ворошилова, 1963.

· #149

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 104-106, В. Земсков, «Некоторые вопросы создания и использования стратегических резервов» // ВИЖ, № 10 (октябрь 1971), 14; А. I Хорьков, «Некоторые вопросы стратегического развертывания Советских вооруженных сил накануне Великой Отечественной войны» // ВИЖ, № 1 (январь 1986), 13. В 291 соединение, пере данное Ставкой фронтам, входили 194 недавно сформированные стрелковые дивизии и 94 недавно сформированные стрелковые бригады, 70 стрелковых дивизий, передислоцированных из внутренних военных округов, и 27 — с Дальнего востока, Забайкалья и из Средней Азии.

· #150

В их число входили 28-я — 30-я армии, которые пошли на укрепление обороны Западного фронта к востоку от Смоленска. 24-я, 31-я — 34-я и 43-я армии, которые образовали Резервный фронт, 44-я, 45-я, 47-я и 48-я армии, которые пошли в июле пол креплениями в Закавказский военный округ, и 48-я — 50-я армии, которые в августе пошли соответственно подкреплениями Северному, Резервному и Брянскому фронтам. Кроме этих армий, Ставка также сформировала в качестве отдельных резервных армии 51-ю и 52-ю армии, поручив первой оборонять Крым, а последней северо-западное направление. И наконец в середине август а Ставка вновь придала 34-ю армию Северо-Западному фронту. См. Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 105; «Документы Ставки Верховного Командования и Генерального штаба Красной Армии»//СБД ВОВ, №37. М.: Воениздат, 1947,11-13;«Ставка ВГК. 1941». В этот том входят приказы о формировании армий с 29-й по 33-ю — в основном из частей НКВД регулярных войск и народного ополчения из Московского военного округа.

· #151

Например, Ставка использовала 4-ю отдельную армию в своем ноябрьском наступлении на Тихвин, 5-ю и новую 33-ю армии — для обороны Москвы, а 5-ю, 33-ю, 1-ю ударную, 10-к› и 20-ю армии — для первоначального нанесения контрудара и развития его в наступление под Москвой.

· #152

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 105. Численность войск Западного фронта увеличивалась следующим образом:


Кроме того, до и во время обороны Москвы Ставка создала и использовала для поддержки первых эшелонов передовых обороняющихся фронтов полнокровный резервный фронт, а также войска, входящие в Московскую зону обороны. Эти силы образовали собственный фронт для поддержки первых эшелонов передовых обороняющихся фронтов.

· #153

Например, численность РВГК зимой 1941/42 года ежемесячно варьировалась от двух до трех армий, от 8 до 27 стрелковых и кавалерийских дивизий и от четырех до 23 бригад.

· #154

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 104-106; Земсков, «Некоторые вопросы», 14; и Хорьков, «Некоторые вопросы», 13.

· #155

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 107.

· #156

Земсков, «Некоторые вопросы», 16.

· #157

Там же. Кроме того, с апреля по июль 1943 года Ставка выделила из своего резерва для усиления держащим оборону под Курском Центральному и Воронежскому фронтам 14 стрелковых дивизий, 5 бригад истребителей танков, 24 полка истребителей танков, 30 артиллерийских и минометных полков, четыре артиллерийские бригады и семь отдельных танковых пои ков. См.: Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 107

· #158

В. Голубович, «Создание стратегических резервов» // ВИ Ж. № 4 (апрель 1977), 13-14.

· #159

«Боевой состав Советской армии, часть 3 (январь-декабрь 1943 года)» (М.: Воениздат, 1972).

· #160

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 78.

· #161

Например, перед Курской битвой Ставка скрытно перебросила с Северо-Западного и Северо-Кавказского фронтов девять армий и развернула их занять стратегическую оборону в районе между Москвой и Ворошиловградом. Семь из них немецкая разведка так и не обнаружила. Кроме того, она перебросила и пополнила 3-ю гвардейскую, 4-ю и 5-ю гвардейскую танковые армии, использовав 5-ю гвардейскую танковую армию на более поздних этапах обороны Курска, а все три — в качестве авангарда своих последующих наступлений бок о бок с 1-й и 2-й танковыми армиями, которые участвовали в обороне Курска. И наконец, она ввела 5-ю гвардейскую и 5-ю гвардейскую танковую армии из состава Степного фронта в бой в полосе Воронежского фронта сначала с целью остановить наступление вермахта на последнем этапе своей стратегической обороны, а в начале августа — в качестве авангарда наступления на Белгород и Харьков.

После того, как развернулось наступление на Белгород-Харьков, Ставка придала в подкрепление атакующим фронтам 47-ю и 4-ю гвардейскую танковую армии из своего резерва для усиления атаки, защиты флангов и отражения немецких контратак. Кроме того, осенью 1943 года Ставка подкрепила усилия свои* фронтов, действующих вдоль Днепра и за Днепром, девятью общевойсковыми и двумя танковыми армиями, одним кавалерийским и двумя танковыми корпусами и тремя кавалерийскими дивизиями из РВГК. Дальнейшие подробности по Курс кон битве см.: Glantz, Soviet Military Intelligence in War, 172-284; ami Glantz and House, The Battle of Kursk.

· #162

В «Военном энциклопедическом словаре» (М.: Воениздат, 983,514) дается следующее определение оперативного искусства: «Это составная часть советского военного искусства, охватывающая ведение общевойсковых (общефлотских), совместных i самостоятельных операций (боевых действий) объединениями различных родов вооруженных сил». Хотя это определение относится к последнему времени, Александр Свечин и другие советские военные теоретики создали данную концепцию еще в конце: 20-х годов, а их последователи значительно отточили ее перед «иной. См. Harold S. Orenstein, ed. and trans., The Evolution of Soviet Operational Art, 1927-1991: The Documentary Basis, volume 1: Operational Art, 1927,1964 (London: Frank Cass, 1995).

· #163

Сюда входят такие операции, как контрудары Северо-Западного фронта у Сольцов и Старой Руссы в июле и августе 1941 ода, контрудар Калининского фронта под Калининым в октябре 1942 года и наступления Западного фронта около Ржева и Киздры в июле и августе 1942 года.

· #164

Например, в ходе Киевской оборонительной операции вермахт уничтожил в сентябре Юго-Западный фронт, а в октябре, в оде Вязьминской и Брянской оборонительных операций — основную часть Западного и Брянского фронтов. Кроме того, в конце июня — начале июля во время первоначальных приграничных сражений в Белоруссии он уничтожил 3-ю, 4-ю и 10-ю армии Западного фронта, а в августе во время оборонительной операции под Уманью погибли 6-я и 12-я армии Юго-Западного Южного фронтов.

· #165

Советские, а в более недавние времена и российские историки утверждали, что летом 1942 года Красная Армия не потеря-а никаких армий. Однако во время июльского отступления под натиском немецких войск проводящих операцию «Блау» 28-я, 3-я -я, 40-я и несколько других армий Юго-Западного фронта были о сути уничтожены или понесли сильный урон, а в августе к)го-западу от Ржева была уничтожена 39-я армия Калининского фронта. См. Glantz, Forgotten Battles, vol. 3.

· #166

Наступление на Сольцы 14-18 июля 1941 года имело ограниченный характер. Оно не планировалось и не могло планироваться заранее, поскольку явилось оперативной реакцией командования Северного фронта на чересчур самоуверенное и неосторожное продвижение 56-го армейского корпуса Манштейна. Основную роль в операции сыграли находящиеся в этом районе резервы фронта (70-я и 237-я стрелковые дивизии); Ставка в ее проведении никакого участия не принимала. (Прим. ред.)

· #167

Например, в ходе наступления в августе на Старую Руа s Северный и Северо-Западный фронты атаковали противника на участках фронтом 90 и 130 километров соответственно, и хотя атака первого сразу же захлебнулась, последний продвинули на 50 километров, прежде чем был отброшен немецкими контратаками. Тогда же под Смоленском Западный, Резервный и Брянский фронты наступали на участках фронтом соответствен но в 250, 100 и примерно 150 километров, продвинувшись па более ограниченную глубину прежде чем их вынудили отойти. Однако во время Смоленского наступления 24-я армия Резервного фронта продвинувшись примерно на 25 километров, взяла Ельню и удерживала ее до начала октября.

· #168

Строков. История военного искусства, 391.

· #169

Правый фланг Западного фронта, наступавший к северу от Москвы, прежде, чем его остановили, продвинулся в декабре на 38-90 километров, а его наступающий к югу от Москвы левый фланг — от 30 до почти 200 километров. В январе же весь Западный фронт продвинулся на 60-120 километров.

· #170

Полный текст Директивного письма Ставки № 03 от 10 января 1942 года см. в: В. А. Золотарев (ред.). Ставка ВГК: Документы и материалы. 1942 — Русский архив: Великая Отечественная, 16-5 (1) М.: Терра, 1996,33-35 (далее цитируется как Золотарев, «Ставка ВГК. 1942», с указанием надлежащих страниц); А. Радзиевский, «Прорыв обороны в первом периоде войны» // ВИЖ, № 3 (март 1972), 17-18.

· #171

А. А. Строков (ред.). История военного искусства. М.: Boeниздат, 1966, 390-391.

· #172

Там же, 110.

· #173

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 159-160, и Баграмян. История войн и военного искусства, 187

· #174

Баграмян. История войн и военного искусства, 187-188. Строков. История военного искусства, 390, данные слегка различаются цифрами — такими, как средняя глубина обороны армии в 20 километров, одна дивизия на 20 километров фронта и плотность вооружений в 25 орудий на километр фронта.

· #175

См. «Подготовка к обороне Курского плацдарма» // СМПИ-ОВ 11 (март-апрель 1944), 14-37; David М. Glantz, Soviet Defensive Tactics at Kursk (July 1943) (Carlisle, PA: Self-published, 1998); и Glantz and House, The Battle of Kursk. Успех Красной армии под Курском был вызван характером ее обороны, а также тщательным и умелым использованием превосходящих сил, в особенности оперативных и стратегических резервов. Под Курском Ставка и обороняющиеся фронты впервые за время войны имели возможность спланировать и полностью соорудить все необходимые оборонительные рубежи и занять личным составом первые два рубежа еще до наступления вермахта. Обороняющиеся армии первого эшелона Центрального и Воронежского фронтов возвели пять-шесть оборонительных рубежей, в число которых входили два тактических рубежа, обороняемые стрелковыми корпусами первого эшелона, один армейский рубеж, обороняемый стрелковыми корпусами второго эшелона и три фронтовых рубежа, занятые резервами фронта и подвижными войсками. Эшелонированные глубоко в тыл армии Степного фронта РВГК образовывали дополнительные оборонительные рубежи, поддерживаемые «государственным оборонительным рубежом», проходившим по западному берегу Дона. В то время как тактическая оборонительная зона простиралась в этой обороне на глубину в 15-20 километров, глубина всей стратегической обороны равнялась 300 километрам — более чем вдвое превосходя в глубину лучшие позиции Красной Армии в 1941 и 1942 годах. Эта оборона также включала в себя три рубежа, каждый до 70 километров глубиной, развернутые в тылу на ожидаемых главных направлениях немецких атак и занятых войсками и вооружениями беспримерной плотности. Плотность минных полей в 2000 мин на километр фронта в два-три раза превышала самую лучшую оборону Красной Армии в 1941 и 1942 годах. В результате ударившие на флангах Курской дуги таковые клинья вермахта смогли прорваться соответственно на глубину лишь в 12 и 35 километров на севере и на юге. Более того, впервые за время войны войска Красной Армии смогли сдержать комбинированное наступление вермахта на глубине меньше стратегической и даже оперативной.

· #176

Баграмян. История войн и военного искусства, 245.

· #177

Там же, 246.

· #178

Например, Юго-Западный фронт использовал в мае 1942 года для развития Харьковского наступления 21-й и 23-й танковые корпуса. Брянский и Сталинградский фронты в июле 1942 года использовали 5-ю, 1-ю и 4-ю танковые армии и несколько отдельных танковых корпусов в авангарде своих сил и для развития наступлений к западу от Воронежа вдоль реки Дон. Западный фронт поставил в августе 3-ю танковую армию в авангарде своего наступления на Жиздру, а Юго-Западный фронт во время Сталинградского наступления в ноябре использовал 5-ю танковую армию в авангарде своей атаки из первого эшелона.

· #179

С. Лотоский, «Из опыта ведения армейских наступательных операций в годы Великой Отечественной войны» // ВИЖ, № 12 (декабрь 1965), 3-14.

· #180

Например, во время своего ноябрьского наступления на Рже и Калининский фронт использовал два механизированных корпуса в качестве подвижных групп на двух участках атак армий; Западный фронт первоначально использовал один танковый и один кавалерийский корпус в качестве конно-механизированной группы на участке одной армии, а позднее — два танковых корпуса в качестве подвижной группы на том же участке. Под Сталинградом Юго-Западный фронт поставил в авангарде своего наступлении 5-ю танковую армию, а 8-й кавалерийский корпус и два танковых корпуса из состава танковых армий предназначил развивать это наступление. Как он, так и Сталинградский фронт задействовали отдельные танковые, механизированные и кавалерийские корпуса в качестве подвижных групп подчиненных им армий.

· #181

Подробности применения Красной Армией во время войны оперативного маневра см.: David М. Glantz, Deep Attack: The Soviet Conduct of Operational Maneuver (Carlisle, PA: Self-published, 1998).

· #182

В число тех ранних попыток провести оборонительный оперативный маневр входят неудачные контрудары Северо-Западного и Западного фронтов под Келме, Расейняем и Гродно, осуществленные частями четырех механизированных корпусов (3-го, 2-го, 6-го и 11 -го), а также попытка Юго-Западного фронта организовать контрнаступление в районах Дубно и Броды, полагаясь а скоординированный оперативный маневр шести механизированных корпусов (4-го, 8-го, 15-го, 22-го, 9-го, и 19-го).

· #183

Эта попытка оборонительного оперативного маневра была связана с контрударом Брянского фронта близ Воронежа силами его 5-й танковой армии, скоординированного с контрударами Сталинградского фронта вдоль реки Дон к западу от Сталинграда, наносимыми его 1-й и 4-й танковыми армиями.

· #184

В действительности первый эффективный маневр подвижной группировкой в обороне советское командование провело в августе 1942 года, когда контрударами 3-й танковой армии и двух танковых корпусов (9-го и 10-го) было отражено немецкое наступление на Сухиничи и Козельск (операция «Вирбельвинд»), в котором, кроме пехоты, приняли участие четыре танковых и одна моторизованная дивизии вермахта. Если учесть, что летом 1942 года советское командование использовало для контрударов по наступающему противнику лишь две полноценные танковые армии (3-ю и 5-ю), то успешность их применения в обороне составляет 50 %. (Прим. ред.)

· #185

В данном случае Воронежский фронт задействовал свою танковую армию в позиционной обороне, а 2-й и 5-й гвардейские, 2-й и 10-й танковые корпуса — для проведения оборонительного оперативного маневра. Ставка использовала 5-ю гвардейскую танковую армию Степного фронта для проведения оборонительного оперативного маневра под Прохоровкой.

· #186

1-й Украинский фронт использовал подвижные корпуса своей 3-й гвардейской танковой армии, а также 4-й и 5-й танковые корпуса и 1-й гвардейский кавалерийский корпус для осуществления оборонительного оперативного маневра к западу от Киева. 2-й Украинский фронт использовал подвижный корпус своей 5-й гвардейской танковой армии и 1-й гвардейский механизированный и 7-й механизированный корпуса для проведения оборонительного оперативного маневра к северу от Кривого Рога.

· #187

В число таких случаев входят поражение 21 -го и 23-го танковых корпусов под Харьковом, 5-й, 1-й и 4-й танковых армий и других отдельных танковых корпусов — под Воронежем и на Дону, и 3-й танковой армии и нескольких отдельных танковых корпусов — под Жиздрой. Все они действовали в качестве подвижных групп фронтов или армий. См. например Glantz, Kharkm 1942; Glantz, Forgotten Battles, III: 11-66.

(Утверждение автора о поражении 3-й танковой армии под Жиздрой в августе 1942 года звучит крайне странно — это все равно что назвать поражением советских войск битву под Москвой. Советские войска в указанной операции не имели цели наступать на Жиздру, а поставленные перед ними задачи выполнили, хотя и не в полном объеме — из-за медленного развития прорыва не удалось добиться окружения и уничтожения вражеской ударной группировки. Немцы же полностью провалили операцию, планирование которой велось с весны 1942 года, а целью являлось окружение и уничтожение советских войск в Кироаско-Сухиническом выступе. (Прим. ред.))

· #188

Приказ НКО № 325 от 16 октября 1942 г. // ВИЖ, № I» (октябрь 1974), 68-73. Полное содержание Приказа № 325 см В. А. Золотарев (ред.). Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. — 1942 г. — Русский архив: Великая Отечественная, 13-2 (2). М.: Терра, 1997, 334-338. Далее цитируется как Золотарев, «НКО. 1941», с указанием страниц.

· #189

Написано по-русски.

· #190

До войны Советы называли подвижную группу «эшелон развития успеха». Подвижные группы были предшественниками созданных Советской Армией в конце 1970-х годов оперативных маневренных групп.

· #191

Например, Воронежский и Южный фронты использовали 3-ю и 5-ю танковые армии в качестве подвижных групп в авангарде своих январских наступлений, а Юго-Западный фронт задействовал созданную для данного случая группу Попова и авангарде своего февральского наступления. В тот же период другие фронты и армии полагались в качестве авангарда своих операций по развитию наступлений на действующие как подвижные группы отдельные танковые, механизированные или кавалерийские корпуса. Центральный фронт использовал в конце февраля — в марте новую 2-ю танковую армию в авангарде своего неудавшегося наступления на Орел, Брянск и Смоленск. Результаты анализа Генеральным штабом действий подвижных групп, особенно танковых и механизированных корпусов, а также анализ итогов операций зимы 1942/43 года см.: David М. Glantz, Soviet War periences: Tank Operations (Carlisle, PA: Self-published, 1998). Подробности большей частью забытого наступления на Орел, Брянск и Смоленск см.: Glantz, Forgotten Battles, IV: 213-3 81.

· #192

Полевые уставы требовали от фронтов и армий вводить в й свои подвижные группы только после того, как их составные из разных родов войск армии полностью прорвут тактическую оборону вермахта — дабы сохранить силу подвижных иск для жизненно важной фазы развития успеха операции. Однако на протяжении большей части 1943 года прочность немецкой обороны чаще всего вынуждала командующих фронта и армиями использовать подвижные группы частично или полностью для завершения тактического прорыва, таким образом делая фазу развития успеха намного более трудной.

· #193

Написано по-русски.

· #194

Подробности эволюции и функций передовых отрядов см. David М. Glantz, The Soviet Conduct of Tactical Maneuver: warhead of the Offensive (London: Frank Cass, 1991).

· #195

Строков. История военного искусства, 390-391. В число этих 189 стрелковых дивизий входили 72, которые Ставка забрала из состава действующих фронтов, 67, которые она переформировала, и 50, которые были созданы с нуля.

(Так в оригинале книги. Этот текст явно относится к сноске 154. (Прим. ред.))

· #196

Чтобы понять степень улучшения противотанковых возможностей, сравните ход и исход наступательных и оборонительных операций Центрального, Юго-Западного и Воронежского фронтов в феврале и марте 1943 года с операциями 1-го Украинского фронта к западу от Киева в ноябре и декабре 1943 года.

· #197

Там же.

· #198

О том, что танки не являются противотанковым средством и могут использоваться в этом качестве лишь при исключительных обстоятельствах, указывалось еще в упомянутом выше приказе Сталина № 325 от 16 ноября 1942 года. (Прим. ред.)

· #199

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 140. См также в «Ставка ВГК» подробности Директивного Письма Ставки № 3, в котором сформулировано понятие артиллерийского наступления.

· #200

Савушкин. Развитие советских вооруженных сил, 142-143

· #201

Написано по-русски.

· #202

Наиболее заметными исключениями были Ростовское наступление Южного фронта в декабре 1941 года, наступление Калининского фронта на Торопец и Холм в январе 1942 года и наступление Юго-Западного и Южного фронтов в направлении Барвенково — Лозовая к югу от Харькова в январе 1942 года. Довольно любопытно, что действенный план оперативной маскировки Юго-Западного фронта для скрытия приготовлений в его Харьковскому наступлению в мае 1942 года пал жертвой еще более успешного немецкого плана стратегической маскировки под кодовым названием «Операция „Кремль"». Намного подробнее об оперативной маскировке на протяжении всей войны см. в Glantz, Soviet Military Deception, 105-292.

· #203

Например, Юго-Западный и Южный фронты провели и июле 1943 года отвлекающие наступления вдоль рек Северный Донец и Миус с целью отвлечь немцев от запланированном! Красной Армией на начало августа наступления в направлении Белгород — Харьков.

· #204

David М. Glantz, Soviet Military Operational Art: In Pursuit of Deep Battle (London: Frank Cass, 1991), 23 — цитируя Александра Свечина, «отца» советского оперативного искусства.

· #205

Строков. История военного искусства, 102; и Баграмян. История войн и военного искусства, 391-392.

· #206

Строков. История военного искусства, 192-193; и Баграмян. История войн и военного искусства, 391.

· #207

Строков. История военного искусства, 429.

· #208

Баграмян. История войн и военного искусства, 245-246; Лотоский, «Из опыта», 4-8.

· #209

Написано по-русски.

· #210

Написано по-русски.

· #211

Полное содержание Приказа № 306 см.: Золотарев. НКО 1941, 323-326; и «Приказ НКО № 306 от 8 октября 1942 г.» // ВИЖ, № 9 (сентябрь 1974), 62-66.

· #212

Золотарев. НКО. 1941, 334-338.

· #213

Строков. История военного искусства, 427.

· #214

Там же: В. Мацуленко, «Развитие тактики наступательного боя» // ВИЖ, № 2 (февраль 1968), 28-30.

· #215

Написано по-русски.

· #216

Например, командующие армиями и стрелковыми корпусами начали поручать эшелонированным в глубине боевых порядков отдельным танковым бригадам и полкам и (если такие наличествовали) полкам самоходной артиллерии обеспечение прямой огневой поддержки атакующих стрелковых корпусов и дивизий.

· #217

Например, во время битвы за Берлин в апреле 1945 года войска 1 -го Белорусского фронта под руководством маршала Жукова понесли столь же высокие потери, как и его Западный фронт в ходе операции «Марс» в ноябре и декабре 1942 года или в ходе битвы за Москву в конце 1941 — начале 1942 года.

(Это утверждение неверно. Общие потери 1-го Белорусского фронта в Берлинской наступательной операции были на четверть меньше, чем потери всех войск, участвовавших в операции «Марс», безвозвратные — в два раза меньше. Соответственно, общие потери Западного фронта в первой фазе контрнаступления под Москвой были в полтора раза выше, чем 1-го Белорусского фронта в Берлинской операции, безвозвратные — в три раза выше. При этом численность 1-го Белорусского фронта в апреле 1945 года значительно превосходила и численность Западного фронта в декабре 1941 -го, и численность советских войск в операции «Марс» в ноябре 1942-го. Конечные же итоги операций просто несравнимы. (Прим. ред.))

Теперь также ясно, что по меньшей мере в нескольких случаях Ставка и в самом деле наказывала некоторых своих командующих фронтами за допущение чрезмерных потерь. Например, в феврале 1944 года она освободила от должности генерал-полковника В.Д. Соколовского, командующего Западным фронтом в 1943 — начале 1944 года и будущего маршала Советского Союза после войны Это было сделано потому, что фронт Соколовского потерял свыше 100 000 бойцов в ходе своих плохо подготовленных и бесплодных наступлений в районе Орши и Витебска на востоке Белоруссии осенью 1943 и зимой 1943/44 года.

(В действительности общие потери Западного фронта в указанных операциях за полгода (с 12 октября 1943 года по 1 апреля 1944-го) составили 281 745 человек, в том числе 62 326 — убитыми и пропавшими без вести; с учетом пассивных участков фронта общие боевые потери достигли 330 587 человек. Для сравнения — за весь 1943 гол фронт потерял в три раза больше — 939 575 человек, в том числе 222 399 убитыми и пропавшими без вести. Таким образом, итог описанных боев вполне характерен для позиционной мясорубки в стиле Первой мировой войны, а Соколовский был снят не столько за высокие потери, сколько за отсутствие результатов. Впрочем, последующие события показали, что именно бесплодные бои рубежа 1943-1944 годов подорвали боеспособность группы армий «Центр» и в итоге стали одной из причин ее разгрома летом 1944 года. В целом можно констатировать, что представления о допустимом уровне потерь на протяжении войны постоянно менялись — потери, в 1942-м и даже еще в 1943-м казавшиеся вполне приемлемыми, в 1944-м стали восприниматься как недопустимые. (Прим. ред.))

Подробности неудачного наступления Западного фронта осенью 1943 года и зимой 1944 года и директивы Ставки, освобождающей Соколовского от командования фронтом, см.: М. А. Гареев, «О неудачных наступательных операциях Советских войск в Великой Отечественной войне. По неопубликованным документам ГКО» // Новая и новейшая история, № 1 (январь 1994), 2-28. Вполне вероятно также, что Ставка в конце лета 1944 года сняла генерал полковника П. А. Ротмистрова с поста командующего 5-й гвардейской танковой армией из-за чрезмерных потерь, понесенных его армией в ходе Белорусского наступления — особенно во время ее борьбы с немецкой 5-й танковой дивизией на реке Березина и последующих интенсивных боях за Вильнюс.

· #218

Интервью с полковником К. А. Борисовым, Москва, 1989 год, Дальнейшие подробности см. в David М. Glantz, Red Army Officers speak: Interviews with Veterans of the Vistula-Oder Operation January-February 1945) (Carlisle, PA: Self-published, 1997).

· #219

См. например, V. E. Korol, «The Price of Victory», Journal of 'lavic Military Studies 9, no. 2 (June 1996), 417-426. Король заявля-т: «Немалое число старших командиров, включая таких хорошо известных как Г. К. Жуков, И. С.Конев, Н. Ф. Ватутин, Ф. И. Готов, А. И. Еременко, Г. И. Кулик, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, С. К. Тимошенко, Р. Я. Малиновский, В. Д. Соколовский, Чуйков, и некоторые рангом пониже, считавшие солдат «путным мясом», воевали с максимальными потерями. С другой стороны, К. К. Рокоссовский, А. А. Гречко, А. В. Горбатов, Е. И. Петров, И. Д. Черняховский и несколько других воевали с минимальными потерями, но все же на должном профессиональном уровне. К несчастью, последние были в меньшинстве».

· #220

Вопреки мнению автора, отсутствие инициативы наиболее ярко проявлялась на нижних звеньях армейской структуры — полк-батальон-рота. Это было вызвано, во-первых, низким средним образовательным уровнем большинства младших и средних офицеров (который уже невозможно списать на предвоенные репрессии), а во-вторых — отсутствием в РККА института профессиональных унтер-офицеров, какой традиционно (с XVIII века) существовал в германской армии. С другой стороны, примеры деятельности на офицерских должностях образованных представителей «интеллигентных профессий» дают множество случаев храбрости и инициативности в сочетании с вопиющим отсутствием самого понятия о воинской дисциплине. Подобная ситуация вполне объективно приводила к тому, что командиры более высокого звена стремились как можно более жестко расписать предстоящие действия своих частей и подразделений.

Заметим, что ниже сам автор совершенно справедливо отмечает значительно более высокие боевые качества советских танковых войск. Эти качества обуславливались не только и не столько талантами их высших командиров, но в первую очередь особенностями солдат и офицеров нижнего звена-для танковых и механизированных войск с самого начала были характерны тщательный отбор по образовательному признаку и более глубокая тактическая подготовка. Таким образом, перечисленные выше особенности армии зависели не от командиров высшего звена, а от образовательного уровня, психологических особенностей населения страны и наличия долговременных условий для подготовки войск. (Прим. ред.)

· #221

Как уже указывалось автором выше — в 1942-м. (Прим. ред.)

· #222

В Красной Армии существовали штрафные роты и штрафные батальоны; ни полков, ни дивизий, ни штрафных корпусов не существовало. Очевидно, автор имеет в виду прецеденты временного объявления штрафными крупных соединений за невыполнение приказов командования — однако эта практика носила характер исключительно морального воздействия. (Прим. ред.)

· #223

Написано по-русски.

· #224

Боевой состав Советской Армии. Часть II (январь-декабрь 1943 г.). М.: ВНУ ГШ, 1972. С. 159-164, 175-176; Курская битва. М. Наука, 1970. С. 479, 191, 492. (Прим. ред.)

· #225

В безвозвратные потери входят погибшие в бою, пропавшие без вести, а также демобилизованные по ранению. Приведенные цифры численности взяты из указов ГКО, датированных 2 февраля 1943 года и 9 июля 1943 года: ЦПА УМЛ [Центральный Партийный Архив Университета Марксизма-Ленинизма], ф. 644, т. 1, д. 100,1.95 и ф. 644, оп. 1, д. 125,11. 35-36. Эти цифры не включают в себя госпитализированных: 659 000 на 2 февраля, 446 445 на 9 июля и приблизительно 900 000 на 31 декабря 1943 года.

· #226

Напомним, что в 1941 году Красная Армия в полтора раза уступала вермахту в численности, даже без учета союзников Германии. (Прим. ред.)

· #227

Написано по-русски.

· #228

Написано по-русски.

· #229

Написано по-русски.

· #230

Написано по-русски.

· #231

Написано по-русски.

· #232

Здесь учитываются не только военнослужащие, но и гражданские лица (в основном женщины), работающие в тыловых организациях и учреждениях и находящиеся на довольствии военного ведомства. (Прим. ред.)

· #233

ЦПА УМЛ, ф. 644, оп. 1, д. 85, л. 95-96. Этот документ указ Государственного Комитета Обороны (ГКО), датирован ими 2 февраля 1943 года, хранился в папках Центрального Партийного Архива Университета Марксизма-Ленинизма.

· #234

ЦПА УМЛ, ф. 644, оп. 1, д. 125, 11. 35-36.

· #235

Б. Г. Соловьев (ред.). История второй мировой войны 1939-1945. М.: Воениздат, 1976, т. VI: 31-35, 76, 93; т. VII: 120.

· #236

Написано по-русски.

· #237

Написано по-русски.

· #238

Дальнейшие подробности по структуре, составу и боевому применению фронтов Красной Армии военного времени см.: М. М. Кирьян (ред.). Фронты наступали: по опыту Великой Отечественной войны. М.: Наука, 1987.

· #239

Б. Г. Соловьев. История второй мировой войны, т. VII: 111. 120, 140, 159, 172, 194, 221,241.

· #240

Написано по-русски, правильно — объединения.

· #241

Дальнейшие подробности по структуре, составу и боевому применению армий Красной Армии см.: П. А. Курочкин (ред.) Общевойсковая армия в наступлении: по опыту Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М.: Воениздат, 1966; А. И. Радзиевский (ред.). Армейские операции. Примеры из опыта Великой Отечественной. М.: Воениздат, 1977; Армейские операции (Боевые действия общевойсковой армии в годы Великой Отечественной войны). М.: Академия им. Фрунзе, 1989 (последняя книга носила гриф «Только для служебного пользования»).

· #242

Далеко не всегда — так, 2-я Ударная армия к началу Любаньской операции имела в своем составе всего два отдельных танковых батальона и два артиллерийских полка армейского подчинения. (Прим. ред.)

· #243

Справедливости ради следует отметить, что на момент сдачи Власова с ним была только его любовница. (Прим. ред.)

· #244

Существовали и армии гораздо меньшей численности — так, на 5 ноября 1943 года 52-я армия 2-го Украинского фронта имела в своем составе 25 090 человек, 10 танков и САУ, 539 орудий и минометов всех калибров (от 37 до 152 мм), 24 установки М-13. В армии было всего три стрелковых дивизии, но при этом два корпусных управления. (Прим. ред.)

· #245

Написано по-русски.

· #246

Написано по-русски.

· #247

В структуре Советской (Российской) Армии частью является структурно самостоятельная единица, обычно имеющая собственное знамя — полк либо отдельный батальон или даже отдельная рота (не входящая в состав полка). Соединение — структура более высокого уровня, выполняющая тактические задачи: дивизия или бригада. Структуры следующего уровня (армия, фронт, корпус), выполняющие оперативные и оперативно-тактические задачи, именуются объединениями. (Прим. ред.)

· #248

Написано по-русски.

· #249

См.: Боевой состав Советской армии, часть 3,46.

· #250

Glantz, Forgotten Battles, IV: 345-348. Полное собрание приказов, вводящих эти изменения, см. также: Золотарев (ред.) Прелюдия Курской битвы.

· #251

Эта неудача заключалась в отходе 65-й и 2-й танковой армий на 30-35 км и оставлении Севска. (Прим. ред.)

· #252

Там же, 362-364.

· #253

Там же, 365-366.

· #254

Полное собрание приказов, вводящих эти изменения, см.: В. А. Золотарев (ред.). Ставка Верховного Главнокомандования: Документы и материалы. 1943 год (в серии «Русский архив: Великая Отечественная», т. 15-4 (3). М.: Терра, 1999), 114-115.

· #255

Там же, 116.

· #256

Там же, 127-128.

· #257

Боевой состав Советской армии, часть 3,50-53. Численность личного состава см.: ЦПА УМЛ, ф. 644, оп. 1, д. 85,11.95-96. Этот документ — указ Государственного Комитета Обороны (ГКО), датированный 2 февраля 1943 года, хранился в папках Центрального Партийного Архива Университета Марксизма-Ленинизма.

· #258

ЦПА УМЛ, ф. 644, оп. 1, д. 125,11. 35-36.

· #259

Поставки в Советский Союз через Иран начались только в ноябре-декабре 1941 года, а существенными (от 60 до 90 тысяч тонн в месяц) стали с мая следующего года, когда резко сократились поставки через Мурманск. (Прим. ред.)

· #260 · #261

See: David М. Glantz, The Soviet Strategic Offensive in Manchuria 1945: «August Storm»(London: Frank Cass, 2003), 8-9.

· #262

В 1942-1943 годах стрелковой дивизии даже сокращенного штата (10 тысяч человек) по численности личного состава соответствовали 1,5 танковых корпуса, 4 воздушно-десантных или 9 танковых бригад либо 30 танковых полков. (Прим. ред.)

· #263

Написано по-русски. Из приведенных ниже цифр следует, что на протяжении войны войска НКВД составляли не более 5-7 % от общей численности советских вооруженных сил. (Прим. ред.)

· #264

Написано по-русски.

· #265

См. К. А. Калашников, В. И. Феськов, А. Ю. Чмыхало и В. И. Голиков. Красная Армия в июне 1941 года. Томск: Издательство Томского Университета, 19.

· #266

ЦПАИМЛ, ф.644, оп. 1, д.23, лл. 127-129, д. 1, л. 85 и д. 218, лл. 103-104. О численности НКВД на 22 июня 1941 года см.: А. Г. Ленский Сухопутные силы РККА в предвоенные годы. Санкт-Петербург: 2000.185. Эта цифра включает также приблизительно 3000 человек в авиачастях погранохраны.

· #267

В. Ф. Некрасов. «Вклад внутренних войск в дело победы Советского народа в Великой Отечественной войне» // ВИЖ, №9 (сентябрь 1985): 35.

· #268

Внутренние войска, в СВЕ, II: 165.

· #269

Последняя функция на НКВД была возложена только в 1942 году. (Прим. ред.)

· #270

Ленский. Сухопутные силы РККА, 185.

· #271

Написано по-русски.

· #272

Написано по-русски.

· #273

Там же. Когда в середине и конце 1930-х годов были первоначально сформированы отряды пограничной охраны, их были 108, носящих порядковые номера. Однако когда в сентябре 1939 г. советская граница сдвинулась на запад, 12 погранотрядов, и том числе 14-й, 15-й, 49-й, 21-й, 31-й, 84-й, 85-й, 104-й и несколько других отрядов, были расформированы. После этого осталось 96 пограничных отрядов, просуществовавших до начала войны. См. также: С. В. Степашин (ред.). Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне: Сборник документов, том 1: Накануне. Книга вторая (1 января — 21 июня 1941 г.). М.: «Книга и Бизнес», 1995, 270-271; Калашников. Красная Армия в июне 1941 года, 19

· #274

Калашников. Красная Армия в июне 1941 года, 21

· #275

Написано по-русски.

· #276

Ленский. Сухопутные силы РККА, 185.

· #277

Там же, 187. См. также: Калашников. Красная Армия в июне 1941 года, 21

· #278

Ленский. Сухопутные силы РККА, 185.

· #279

Там же.

· #280

Там же.

(Эта информация содержится на стр. 187, а не 185. Про 152-мм орудия в указанном издании не упомянуто ни словом, речь идет лишь о 76-мм полевой и 45-мм противотанковой артиллерии. (Прим. ред.))

· #281

Средняя численность стрелковой дивизии РККА в пограничных округах перед войной составляла 7-8 тысяч человек. (Прим. ред.)

· #282

Это был приказ Народного Комиссариата Обороны № 1756-762 сс, от 23 июня 1941 г. См.: Калашников. Красная Армия в июне 1941 года, 21; Ленский. Сухопутные силы РККА, 187-188; А. И Чугунов. Границы сражаются. М.: Воениздат, 1989, 1-284.

· #283

Ленский. Сухопутные силы РККА, 185.

· #284

Там же, 188.

· #285

Там же, 189.

· #286

Там же.

· #287

Непосредственную охрану лагерей осуществляли военизированные подразделения, комплектовавшиеся на основе вольного найма; части НКВД отвечали только за внешнюю охрану и конвоирование. (Прим. ред.)

· #288

Там же, 190.

(Приведенная цитата является фрагментом указанной работы, а не частью документа. (Прим. ред.))

· #289

Там же.

· #290

Там же, 189.

· #291

Внутренние войска в годы мирного социалистического строительства, 1922-1941 гг. М.: Юридическая литература, 1977, 507-508; N. Ramanichev, «The Red Army, 1940-1941: Myths and Realities» (Moscow, 1966), 106. Эта рукопись переведена на английский и подготовлена к будущей публикации.

· #292

Группа Резервных Армий Ставки первоначально состояла из 19-й, 21-й и 22-й армий, командовал ею маршал Советского Союза С. М. Буденный.

· #293

Золотарев. Ставка ВГК. 1941 г., 31. Это был приказ Ставки N° 0097.

· #294

Там же, 32. Это был приказ Ставки № 0098. Официально обозначенные как начальники тыла каждого фронта, этими генералами были генерал-лейтенант Степанов на Северном фронте, генерал-майоры К. И. Ракутин, В. А. Хоменко и Никольский на Северо-Западном, Юго-Западном и Южном фронтах и генерал-майор Любый в армиях второй линии (инициалы некоторых из этих генералов остаются неизвестными). В то же самое время Ставка назначила генерал-лейтенанта войск НКВД П. А. Артемьева командовать Московским военным округом.

· #295

Ramanichev, «The Red Army», 177-178.

· #296

Золотарев. Ставка ВГК. 1941,32-33. Это был Приказ Ставки № 00100.

· #297

«Приказ НКВД СССР о формировании наркоматом пятнадцати стрелковых дивизий для передачи в действующую армию в: В. В. Душенькин (ред.). Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Документы и материалы. М., Юридическая литература, 1975, 544; Г. П. Сечкин. Пограничные войска в Великой Отечественной войне. М.: Ордена Ленина Краснознаменные Высшие Командные Пограничные курсы КГБ СССР, 1990, 86-87.

· #298

Например, 1-я стрелковая дивизия НКВД под командованием полковника С. И. Донскова была сформирована из 3-го, 7-го, 33-го и 102-го погранотрядов и внутренних войск из Ленинградского гарнизона. См.: Сечкин. Пограничные войска, 100.

· #299

Там же, 78-84. См. также: Glantz, Forgotten Battles, II: 11-21 57-я стрелковая бригада НКВД также под началом 3-й армии приняла участие в боях к востоку от Орла.

· #300

Это была директива НКВД № 24/9829

· #301

Душенькин. Внутренние войска в Великой Отечественной войне, 704.

· #302

Некрасов. Вклад внутренних войск…, 29.

· #303

А. Алексеенков, «Внутренние войска: Правда и вымысел» // «Военные знания» № 1, (январь 1991): 4.

· #304

Это были 2-й, 12-й, 20-й, 32-й, 83-й, 86-й, 88-й, 94-й, 95-й. 97-й, 105-й, 106-й и 107-й погранотряды, 42-й и 43-й резервные полки и 2-я, 3-я, 4-я и 5-я отдельные комендатуры погранвойск. Документы, касающиеся истории боевых действий погранотрядов и комендатур во время войны см.: А. И. Чугунов (ред.). Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны 1945. Сборник документов. М.: Наука, 1968.

(Главой редакционной группы этого сборника являлся П. И. Зырянов; А. И. Чугунов был руководителем группы составителей. Развернутый вариант этого издания вышел в том же издательстве в 1976 году в двух 900-страничных томах под заглавием «Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов и материалов». (Прим. ред.))

· #305

Сечкин. Пограничные войска в Великой Отечественной войне, 97.

· #306

В. С. Виноградов (ред.). Краснознаменный Прибалтийский пограничный. Рига: Аботс, 1988, 141.

(Правильно — «Авотс». (Прим. ред.))

· #307

Подробности см. в статье «Тылы действующей армии охраняли войска НКВД» // ВИЖ, № 6 (ноябрь-декабрь 1998): 16-25.

· #308

Там же, 145. Например, в середине 1944 года 218-й пограничный полк НКВД, который охранял тылы 3-го Белорусского фронта во время операций в северной Белоруссии, включил в свою структуру 99-й полк НКВД.

· #309

Написано по-русски.

· #310

Дальнейшие подробности относительно организации и функций данной бригады во время войны см. в документе «Из отчета о боевой деятельности отдельной мотострелковой бригады особого назначения за период 27 июня 1941 г. — 27 июня 1945 г.» // Душенькин (ред.). Внутренние войска в Великой Отечественной войне, 517-525.

· #311

Там же, 518.

· #312

Там же, 517-518.

· #313

Написано по-русски, с искажением.

· #314

Там же, 518.

· #315

Написано по-русски.

· #316

См. С. И. Виленко. На охране тыла страны: Истребительные батальоны и полки в Великой Отечественной войне 1941-1945. М.: Наука, 1988.

· #317

По сути «истребительные батальоны» представляли собой иррегулярные формирования местного ополчения, собранные из мужчин непризывных возрастов (младше 18 и старше 50), имевшие своей задачей помощь регулярным охранным частям и органам правопорядка в борьбе с диверсантами и парашютистами. Никаких боевых задач этим батальонам обычно не ставилось; предполагалось, что при оккупации территории противником они станут ядром партизанских отрядов. (Прим. ред.)

· #318

Написано по-русски.

· #319

Написано по-русски.

· #320

Судя по опубликованной ныне статистике, «драконовские меры» заградительных отрядов на девять десятых состояли в задержании и отправке на сборные пункты потерявших свои части красноармейцев. (Прим. ред.)

· #321

Написано по-русски.

· #322

Ю. П. Бабич и А. Г. Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск в годы Великой Отечественной войны. М.: Издание Академии, 1990, 34-35.

· #323

Написано по-русски.

· #324

Написано по-русски.

· #325

Ю. П. Бабич и А. Г. Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск в годы Великой Отечественной войны. М.: Издание Академии, 1990, 35-40.

· #326

В действительности — 9-м отдельном корпусе. (Прим. ред.)

· #327

Steven J. Zaloga and Leland S. Ness, Red Army Handbook, 1939-1945 (Gloucestershire, UK: Sutton, 1998), 44-45.

· #328

Написано по-русски.

· #329

Написано по-русски.

· #330

X. X. Камалов. Морская пехота в боях за родину. М.: Воениздат, 1966, 7-19.

· #331

Очевидно имеются в виду 45-мм противотанковые орудия. (Прим. ред.)

· #332

В. Шломин, «Двадцать пять морских стрелковых» // ВИЖ №7 (июль 1970): 96-99.

· #333

Камалов. Морская пехота в боях за родину, 7-19.

· #334

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 50-52.

· #335

Написано по-русски.

· #336

Эта организация соответствовала штату № 04/270. Дальнейшие подробности по истребительным войскам см.: А. Н. Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК в Великой Отечественной войне. М.: Академия Генерального Штаба им. Ворошилова, 1951, 18-22, носил гриф секретности.

· #337

Написано по-русски.

· #338

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 55-56.

· #339

Ibid.

· #340

David M. Glantz, A History of Soviet Airborne Forces (Londoi Frank Cass, 1994), 44-45.

· #341

Поскольку к началу войны воздушно-десантные войска и близко не имели необходимого для их выброски количества транспортных самолетов, они могли рассматриваться лишь как хорошо подготовленные стрелковые соединения, минимально обремененные тылами. Основное достоинство таких соединений — легкость переброски любым транспортом. В результате неоднократно случалось, что именно воздушно-десантные соединения оказывались на острие вражеских ударов. (Прим. ред.)

· #342

Ibid, 104-228.

· #343

Ibid, 228-62.

· #344

Боевой состав Советской армии, часть 2 (январь-декабрь 1942 г.). М.: Воениздат, 1966, 181.

· #345

Боевой состав Советской армии, часть 3, 122, 176.

· #346

Там же, 242-269.

· #347

Там же, 290-298.

· #348

В феврале 1944 года НКО расформировал 3-ю и 8-ю гвардейские воздушно-десантные бригады и включил их в состав гвардейских воздушно-десантных дивизий Красной Армии. В июле 1944 года число воздушно-десантных дивизий в составе Красной Армии возросло до 14, а в августе НКО свел 9 из этих дивизий в 3 гвардейских воздушно-десантных корпуса-37-й, 38-й и 39-й, которые образовали в октябре 1944 года ядро будущей отдельной воздушно-десантной армии, а в январе 1945 года — элитную 9-ю гвардейскую армию. Подчеркивая элитный характер этих войск, Ставка приказала применять их только в качестве ударной силы при крупных сухопутных наступлениях. Таким образом, в декабре 1944 года Красная Армия имела три гвардейских воздушно-десантных корпуса и 18 гвардейских воздушно-десантных дивизий.

· #349

Glantz, Soviet Airborne Forces, 62; и Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 148-151.

· #350

Следует заметить, что немецкие историки в вопросе о численности своих войск еще более немногословны. Обычно они не упоминают ее вовсе или же Называют лишь боевую либо «окопную» численность, игнорируя охранные, тыловые, учебные, транспортные и прочие вспомогательные части, а также части РГК и Люфтваффе — хотя в вермахте перечисленные структуры составляли до двух третей общей численности войск. Анализ подлинников немецких документов, ставших доступными в последние годы, показывает, что в ряде случаев немецкие (и «сочувствующие» им) историки прибегают к прямой фальсификации, чтобы занизить реальную численность сил вермахта. Характерно, что до появления в 1960-х годах открытых советских публикаций с цифрами по численности Красной Армии немецкие исследования оценивали численность своих войск куда откровеннее — в то же время многократно завышая численность противостоящей стороны. (Прим. ред.)

· #351

Самая большая средняя численность дивизии была в Ленинградском военном округе – 11 985 человек или 83 процента от штата. Но в Прибалтийском, Западном и Киевском особых военных округах она была значительно ниже — соответственно 8 712 человек или 60 процентов, 9 327 человек или 64 процента и 8 712 или 60 процентов. В первую очередь это объяснялось тем, что немецкое вторжение сорвало планы. Указанные дивизии имели 80-90 процентов от своего штатного вооружения и 25-30 процентов от штатного автотранспорта. См.: Строков. История военного искусства, 356.

· #352

Исключениями из этого правила были серии дивизий народного ополчения (ДНО), набранные в Ленинграде, Москве и других местах, численность личного состава которых (большей частью — необученного) была высокой, но вооружение — очень слабым. Кадровые дивизии, передислоцированные Ставкой с Дальнего Востока (включая отборные 32-ю и 78-ю стрелковые), а также дивизии и стрелковые бригады, мобилизованные НКО и конце осени и приданные 1-й ударной, 10-й и другим резервным армиям, были намного ближе к полной штатной численно ста. Несмотря на столь сильную недоукомплектованность своих войск, Красная Армия смогла добиться значительных побед в Московском контрнаступлении и последующей зимней кампании — в первую очередь потому, что войска вермахта тоже сильно пострадали от истощения сил.

· #353

Такие потери несли только дивизии, попавшие в окружение в июле и в начале августа. В сентябре и октябре защищавшие Стали игра, дивизии физически не могли потерять по 90 % своей численности поскольку их тылы находились на другом берегу Волги. (Прим. ред.)

· #354

Например, 3-я танковая армия, в течение двух месяцев находившаяся на острие главного удара, за февраль 1943 года потеряла треть своей первоначальной численности — 19 тысяч убитыми и ранеными из 60 тысяч; при этом основная масса потерь пришлась на танковые корпуса. Но основная причина малочисленности советских войск к началу наступления Манштейна была другой — стрелковые части, практически не имевшие автотранспорта, отстали. 1 результате удар Манштейна приняли на себя подвижные соединения, вырвавшиеся далеко вперед. (Прим. ред.)

· #355

Средняя численность стрелковой дивизии на 10 июля 1943 года составляла: Западный фронт — 7120 человек, Брянский фронт — 7920 человек, Центральный фронт — 6810 человек, Воронежский фронт — 7180 человек, Степной фронт — 6070 человек. См: Курская битва. М.: Наука, 1970. С. 490 (приложение 19). Таким образом, средняя численность дивизий, участвовавших в контрнаступлении под Курском, колебалась от 55 до 70 % довоенного штата. (Прим. ред.)

· #356

Zaloga and Ness, RedArmy Handbook, 189; А. Б. Жук. Стрел ковое оружие. М.: Воениздат, 1992, 51,255.

· #357

Жук. Стрелковое оружие, 544.

· #358

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 84.

· #359

Там же, 9.

· #360

Написано по-русски с ошибкой; правильно — ампуломет. (Прим. ред.)

· #361

Правильно- 1944 г.

· #362

Оба этих объяснения не имеют отношения к действительности. Главной причиной расформирования танковых корпусов был практический опыт, полученный в ходе боевых действий в Испании, у озера Хасан и на реке Халхин-Гол, где в первую очередь была продемонстрирована эффективность танковых соединений небольшого размера — бригад и дивизий, используемых для непосредственной поддержки пехоты либо в тактической глубине вражеской обороны. В то же время танковые корпуса, имея ограниченное количество автотранспорта, не могли выполнять оперативные задачи — что наглядно показал 1941 год. Безусловно, на формирование новых механизированных корпусов в следующем году немалое влияние оказал опыт немецкого «блицкрига» в Западной Европе — но в значительной степени оно было вызвано техническими проблемами и трудностями со снабжением большого количества танковых частей и соединений, разбросанных по стрелковым войскам. Тем не менее крупные танковые соединения РККА до конца расформированы не были — 20-й танковый корпус принял участие в советско-финской войне, хотя действовать ему все равно пришлось побригадно. (Прим. ред.)

· #363

Заметим, что приказом НКО № 325 от 16 октября 1942 года танкам запрещалось вступать в бой с танками противника — то есть советское командование не рассматривало их как средство противодействия немецким танковым войскам. В то же время проведение маневренных операций на большую глубину зимой 1941-1942 годов было ограничено как условиями погоды и местности, так и недостатком автотранспорта, поэтому необходимость крупных танковых соединений в этот период была крайне сомнительна. (Прим. ред.)

· #364

Написано по-русски.

· #365

Написано по-русски.

· #366

Советский танковый корпус начала 1943 года был эквивалентен примерно 1/3, а моторизованный корпус — 2/3 танковой дивизии вермахта. Моторизованные («панцергренадерские») дивизии СС были примерно в полтора раза мощнее обычных немецких танковых дивизий, не уступая им по количеству танков. (Прим. ред.)

· #367

Написано по-русски.

· #368

Использовать танки для обороны, особенно противотанковой, рекомендовалось только в самых крайних случаях. (Прим. ред.)

· #369

Более подробно о формировании, организации и развертывании предвоенных механизированных корпусов см.: Дэвид Гланц. Колосс поверженный. Красная Армия в 1941 году. М.: Яуза, Эксмо, 2008. С. 176-219. Во время первого этапа формирования механизированных корпусов НКО сохранял в войско вой структуре около 45 танковых бригад для обеспечения пехоты танковой поддержкой, но во время второго этапа в 1941 году он расформировал для оснащения танками механизированных корпусов все танковые бригады и батальоны, не оставив стрелковым корпусам и стрелковым и кавалерийским дивизиям вообще никакой брони. Из 37 895 танков, положенных по штату новым механизированным, стрелковым, кавалерийским и воздушно-десантным соединениям в июне 1941 года, на руках имелось только 23 100 танков старого образца, и лишь 18 700 из них были боеготовыми. Вдобавок 3600 из тех танков были молей Т-37, Т-38 и Т-40, вооруженных лишь пулеметами. Дальнейшие подробности см. в: Ramanichev, «The Red Army, 1940-41: Myths and Realities,» 92, со ссылкой на: ЦАМО, ф. 38, on. 353, д. 909,11. 2-18, 924, и 11. 135-138.

· #370

Среди многих источников по составу механизированных корпусов, см.: Начальный период Великой Отечественной войны. М.: Академия Генерального штаба им. Ворошилова, 1989, 47; и О. А. Лосик (ред.). Строительство и боевое применение советских танковых войск в годы Великой Отечественной войны. М.: Воениздат, 1979,44.

· #371

См. Золотарев: НКО. 1941, 29.

· #372

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 70-71.

· #373

Ibid., 71

· #374

Полный текст приказа см. в: Золотарев. НКО. 1941, 51-53.

· #375

А. И. Радзиевский (ред.); Тактика в боевых примерах, полк.: Воениздат, 1974, иллюстрация 2.

· #376

Курочкин. Общевойсковая армия на наступлении, 206.

· #377

Там же, 49.

· #378

Там же, 53.

· #379

И. М. Ананьев. Танковые армии в наступлении. М.: Воениздат, 1988, 79.

· #380

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 82-83.

· #381

Лосик. Строительство и боевое применение советских танковых войск, 48-49.

· #382

Ананьев. Танковые армии в наступлении, 79.

· #383

Там же.

· #384

Там же. В феврале 1944 года НКО видоизменил организацию этих полков, добавив к ним роту автоматчиков из 94 бойцов, а также саперный взвод и взвод материально-техническою обеспечения и заменив тяжелые танки KB тяжелыми танками нового образца «Иосиф Сталин-2» (ИС-2). К февралю 1944 года численность полка тяжелых танков составляла 374 человека и 21 танк ИС-2.

· #385

Так в оригинале. На самом деле ПТ-3 — это не плавающий танк, а противоминный трал весом 4,8 тонны, серийно производившийся с марта 1943 года; соответственно, таких тралов в инженерно-танковом полку было 18. (Прим. ред.)

· #386

Это обозначение машина У-2 получила только в 1944 году — после смерти ее конструктора Н. Н. Поликарпова. (Прим. ред.)

· #387

Ананьев. Танковые армии в наступлении, 81.

· #388

Там же, 81-82. Постоянное улучшение структуры танкового корпуса не прекратилось и в конце 1943 года. На протяжении всего 1944 года НКО и дальше совершенствовал структуру корпуса, добавив в феврале три полка самоходной артиллерии ни 21 самоходное орудие в каждом, полный санитарный батальон и мае, артиллерийский взвод управления в июне, полк легкой артиллерии с двадцатью четырьмя 76-мм орудиями в августе и обменный пункт корпусных машин в сентябре. И наконец, и ноябре НКО добавил в состав танковых корпусов мобильные танковые и автомобильные ремонтные базы, которые значительно увеличили объем и количество ремонтной работы, производимой в самих корпусах.

· #389

Лосик. Строительство и боевое применение советских танковых войск, 56-57; и Ананьев. Танковые армии в наступлении, 82.

· #390

Лосик. Строительство и боевое применение советских танковых войск, 57; В. Ф. Толубко и Н. И. Барышев. На южном фланге: Боевой путь 4-го гвардейского механизированного корпуса (1942-1945 гг.). М.: Наука, 1973,47.13-й танковый корпус состоял из 17-й, 61-й и 62-й механизированных бригад, 35-го и 160-го отдельных танковых полков, 214-го полка зенитной и 565-го полка противотанковой артиллерии, 348-го отдельного батальона гвардейских минометов (М-13), 214-го отдельного саперного батальона, отдельного разведывательного батальона, 34-и отдельной инженерно-минной роты и 84-й полевой ремонтной базы.

· #391

Лосик. Строительство и боевое применение советских танковых войск», 79.

· #392

Там же; Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 85-86.

· #393

Ананьев. Танковые армии в наступлении», 82-83.

· #394

Написано по-русски.

· #395

В то время как 2-й, 7-й и 11-й танковые корпуса 5-й армии атаковали к западу от Воронежа под руководством Брянского фронта, 1-я и 4-я танковые армии атаковали вдоль реки Дон к западу от Сталинграда под руководством Сталинградского фронта. Однако все три танковые армии неважно проявили себя в этих операциях, и Ставка впоследствии сняла командующего 5-й танковой армией. 4-я танковая армия потеряла такое количество своих танков, что служившие в ней бойцы впоследствии называли ее «четырехтанковой армией».

· #396

Автор смешивает здесь две совершенно различные операции — наступление 16-й и 61-й армий при поддержке 3-го и 10-го танковых корпусов на Волхов и Жиздру 5-14 июля, имевшее лишь тактический успех, и контрудар 3-й танковой армии с 22 августа по 9 сентября во фланг немецкой механизированной группировке (4 танковых дивизии, 400-500 танков), наступавшей на Козельск и Сухиничи (операция «Вирбельвинд»). Вряд ли можно назвать неудачной операцию, итог которой журнал боевых действий ОКВ назвал своим провалом, а начальник генерального штаба ОКХ Франц Гальдер охарактеризовал в своей дневниковой записи от 27 августа следующим образом: «Я очень зол на то, что опять приходится добровольно отдать местность противнику». Соответственно, нижеследующие выводы автора требуют некоторой корректировки. (Прим. ред.)

· #397

3-я танковая армия физически не могла быть расформирована в указанный период, поскольку на рубеже августа и сентября вела тяжелые наступательные бои. При переформировании армии в октябре-ноябре было целиком сохранено ее изначальное танковое ядро (12-й и 15-й танковые корпуса, 179-я танковая бригада), а также часть армейских структур (1172-й артиллерийский полк, 62-й полк гвардейских минометов). Командующий армией П. Л. Романенко был переведен на 5-ю танковую армию, а на его место назначен его заместитель П. С. Рыбалко. (Прим. ред.)

· #398

Боевой состав Советской армии. Часть 3, 16.

· #399

Ананьев. Танковые армии в наступлении», 55-60.

· #400

Это утверждение ошибочно. Решение о переформировании 3-й танковой армии в 57-ю общевойсковую действительно было принято в апреле — но через месяц отменено после личной беседы командования армии (П. С. Рыбалко и член Военного Совета С. И. Мельников) со Сталиным. Приказом Ставки от 14 мая армия была переформирована в 3-ю гвардейскую танковую в соответствии с новым стандартным штатом танковых армий, сохранив как командование (сменился только начальник штаба), так и основное ядро из 12-го и 15-го танковых корпусов. Подробнее о переформированиях армии см.: С. И. Мельников. Маршал Рыбалко. Киев, Политиздат Украины, 1980; Д. Шеин. Танки ведет Рыбалко. М.: Яуза, Эксмо, 2007. (Прим. ред.)

· #401

Ставка использовала штаб 3-й резервной армии в качестве ядра для создаваемой 2-й танковой армии.

· #402

Там же, 64. Эта была директива ГКО № 2791.

· #403

Написано по-русски.

· #404

Там же, 75. Еще позже, в начале 1944 года НКО добавил к каждой танковой армии легкую бригаду самоходной артиллерии с 60 самоходными орудиями СУ-76 и пятью танками Т-70, а также бригаду легкой артиллерии с сорока восемью 76-мм орудиями и двадцатью 100-мм орудиями.

· #405

Каждая инженерная бригада состояла из двух моторизованных инженерных батальонов и одного понтонно-мостового батальона. Однако даже такая бригада оказалась неадекватной, и родному фронту каждой танковой армии до самого конца войны приходилось обеспечивать танковые армии дополнительной инженерной и понтонно-мостовой поддержкой.

· #406

2-я танковая армия, которая имела эскадрилью авиасвязи, была исключением из этого правила. См. Ананьев. Танковые армии в наступлении, 76-77.

· #407

Там же, 77.

· #408

Там же, 78.

· #409

Написано по-русски.

· #410

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 97-98.

· #411

Ibid, 97.

· #412

Боевой состав Советской армии. Часть 3, 31-169.

· #413

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 97.

· #414

Огарков, СВЕ, V: 438.

· #415

M. А. Моисеев (ред.). Советская военная энциклопедия и восьми томах. М.: Воениздат, 1990. Т. I: 595.

· #416 · #417

Подробнее о потерях в 1942 году см.: Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 25-26. Самые тяжелые потери в полках истребителей таи ков Красная Армия понесла в июле и августе 1942 года, когда войска вермахта надвигались на Сталинград. Например, за это i период Юго-Западный, Сталинградский и Северо-Кавказский фронты потеряли соответственно 4, 13 и 8 таких полков.

· #418

Там же, 25. Батальоны противотанковых ружей с тремя ротами, организованные по штату 08/102 имели численность в 193 человека и 72 противотанковых ружья, в то время как организованные с четырьмя ротами по штату 08/140 имели численность в 332 человека при 108 противотанковых ружьях и 61 пистолет-пулеметет.

· #419

Там же, 50. Они включали в себя полки, организованные по штатам 08/135, 08/84, 08/101, 08/107, 08/100 и 08/166.

· #420

Там же, 50-51. Они включали в себя батальоны истребителей танков, организованные по штату 08/148, и батальоны противотанковых ружей, организованные по штатам 08/102 и 08/140.

· #421

Там же, 51. Подчиненные полевым армиям полки противотанковой артиллерии, сформированные на 1 января 1943 года по штату 08/115, выставляли на поле шесть батарей с общей численностью 24 76-мм противотанковых орудия ЗИС-3.

· #422

См. В. А. Золотарев, (ред.). Приказы народного комиссара обороны СССР (1943-1945 гг.) — Русский архив: Великая Отечественная, Т. 13, 2(3). М.: Терра, 1997, 114-115. Далее цитируется как: Золотарев. НКО. 1943 (с указанием страниц). Этот приказ НКО был за номером 0063, а новый штат числился под номером 08/115. Полки истребителей тяжелых танков имели численность в 496 человек, двадцать четыре 76-мм противотанковых орудия, 24 противотанковых ружья, 12 ручных пулеметов, 39 грузовиков и 30 тракторов, а более легкая версия имела численность в 274 человека, двадцать 45-мм пушек, 18 грузовиков и 22 трактора.

· #423

В число исключений из этого правила входят 28-й механизированный корпус Закавказского военного округа и 30-й механизированный корпус Дальневосточного фронта, которые оба были численно сильнее в основном из-за своей дислокации вдоль подвергающихся наибольшей угрозе границ Советского Союза.

· #424

Например, 6-й механизированный корпус с его укомплектованностью на 99 процентов был численно самым сильным и Западном особом военном округе, а за ним следовали по порядку численности 11-й, 14-й, 13-й, 20-й и 17-й механизированные корпуса. Равным образом в Киевском особом военном округе численно самыми сильными были 4-й и 8-й механизированные корпуса, а за ними шли имевшие все меньшую численность 8-й [6-й — Ред.], 15-й, 22-й, 16-й, 19-й, 9-й и 24-й механизированные корпуса. В данном случае 9-й механизированный корпус оказался в числе самых слабых потому, что его придали резерву военного округа. Та же схема наблюдалась и в Ленинградском военном округе, где 1-й механизированный корпус был численно вдвое сильнее 10-го, и в Прибалтийском особом военном округе, где 3-й механизированный корпус был численно сильнее 12-го.

· #425

В их число входили, к примеру, 3-й механизированный корпус Прибалтийского особого военного округа, 6-й и 11-й меха визированные корпуса Западного особого военного округа, 4-й, 8-й, 15-й и 16-й механизированные корпуса Киевского особого военного округа и 2-й механизированный корпус Одесского военного округа. В общем и целом механизированные корпуса и резервах приграничных военных округов и расположенные во внутренних военных округах выставляли на поле мало танком новых марок, если им вообще доставались такие.

· #426

Glantz, The Battle for Leningrad, 32-33.

· #427

Glantz, The Initial Period of War on the Eastern Front, 212 216,260-261.

· #428

Автор ошибается — в болото попали танки Т-26 41-й танковой дивизии, причем благополучно из него выбрались. (Прим. ред.)

· #429

Ibid., 276-279.

· #430

Гибель механизированных корпусов приграничных округов была в первую очередь предопределена общим многократным превосходством противника в живой силе и техническом оснащении в первые дни войны; дискутировать можно лишь о той роли, которую они сыграли либо могли сыграть в Приграничном сражении. (Прим. ред.)

· #431

С июля по декабрь 1941 года только тяжелых и средних танков новых образцов в войска поступило в два раза больше, чем находилось в них на 22 июня. При этом на 1 января 1942 года Красная Армия имела тяжелых и средних танков примерно столько же, сколько к началу войны; танков же новых марок было значительно больше. Таким образом, доля Приграничного сражения в общих потерях новых танков Красной Армии была сравнительно невелика. (Прим. ред.)

· #432

Glantz, Soviet War Experiences: Tank Operations.

· #433

В действительности на 13 января 3-я танковая армия имела 428 танков, из них сосредоточенными для наступления — 306 танков. На 1 февраля в боевых частях армии (без учета неисправных машин) насчитывалось 128 танков, к 13 февраля на доукомплектование частей поступило еще 163 машины, а 66 машин убыло из армии вместе с выведенной из нее 179-й отдельной танковой бригадой. Всего на 13 февраля в армии имелось 336 танков, из них 96 — в боевых частях, а остальные в ремонте или в движении к фронту. Безвозвратные потери за февраль составили 216 танков, в том числе 9 KB и 178 Т-34. На 1 марта армия имела в боевых частях 105 танков, с этого момента и до окончания боев армия потеряла безвозвратно 173 танка, в том числе 6 KB и 133 Т-34. См.: ЦАМО, ф. 3 ТА, оп. 4487, д. 66, лл. 64, 92, 114-116. Таким образом, данные о количестве танков в боевых частях на те или иные даты без информации о числе и состоянии поврежденных либо находящихся в переброске машин мало о чем говорят. (Прим. ред.)

· #434

За два месяца боев (февраль и март), согласно итоговому отчету штаба армии, 3-я танковая армия потеряла 34 тысячи человек — более половины своего первоначального состава, в том числе около 16 тысяч убитыми и пропавшими без вести. Потери за февраль составили 19 тысяч человек, за март (до 25-го) — 15 тысяч. С учетом того, что армия в течение этого времени получала пополнения (в том числе и вернувшимися из госпиталей), вряд ли ее можно назвать уничтоженной — хотя большинство потерь пришлась иа передовые танковые и мотострелковые части, которые в итоге лишились значительной доли своего первоначального состава. Примерно то же самоё происходило и с другими танковыми соединениями, охарактеризованными в данной работе как «уничтоженные». (Прим. ред.)

· #435

После Курской битвы Ставка в конце августа — начале сентября отвела 1-ю, 3-ю гвардейскую, 4-ю и 5-ю гвардейскую армии на отдых и пополнение в резерв, но использовала 2-ю танковую армию в наступательных действиях в районе Севска и Чернигова. Позже ее 3-я гвардейская танковая армия возглавила в конце сентября — начале октября рывок Воронежского фронта к реке Днепр, 5-я гвардейская танковая армия выступила в октябре в авангарде наступления Степного фронта к Днепру и форсировала его, а 1-я танковая армия в середине декабря вступила в бой к западу от Киева.

· #436

10-й танковый корпус не участвовал непосредственно в сражении под Прохоровкой, так как еще 9 июля был переброшен с этого направления на западный фас немецкого наступления, в полосу 6-й гвардейской армии. (Прим. ред.)

· #437

Например, 11-я танковая дивизия, преобразованная позже 112-ю танковую бригаду, поддерживала в декабре 1941 года 1-й гвардейский кавалерийский корпус группы Белова; а отдельная танковая бригада сопровождала группу Белова в ее январском рейде 1942 года, пока суровая зима и пересеченная местность вынудили Белова оторваться от отставшей бригады. Равным образом в мае 1942 года несколько танковых бригад поддерживали 6-й кавалерийский корпус кавалерийской группы Бобкина во время его злополучной Харьковской операции.

· #438

Очевидно, здесь опечатка и следует читать — 20 600. (Прим. ред.)

· #439

Дополнительные подробности см.: Калашников, Феськов,, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года.

· #440

Танка Т-38 с 20-мм пушкой никогда не существовало — такая пушка просто не поместилась бы в его башню. (Прим. ред.)

· #441

И. Г. Павловский. Сухопутные войска СССР. М.: Воениздат, 1985, 105-107. Дополнительно цифры производства танков 1.: Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 180-181.

(Приведенные цифры относятся только к танкам в действующих боевых подразделениях, без учета находящихся в ремонте, а также в резервных, учебных, формирующихся частях и недействующих войсках. На 1 января 1941 года вооруженные силы имели в общей сложности 7 700 танков, на 1 января 1943 года – 20 600 танков, на 1 января 1944 года – 21 200 танков. См.: Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. М.: Олма-Пресс, 2001. С. 475, 479. Для сравнения: на 20 ноября 1942 года в Красной Армии числилось 13 798 танков, в том числе 1310 тяжелых, 3 878 средних, 8 169 легких и 440 специальных. Из всего этого количества в составе действующих войск находилось 7567 танков, в Резерве ВГК — 537 танков, в недействующих войсках — 5694 танка. См.: Боевой и численный состав Вооруженных сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) Статистический сборник № 5. М.: Институт военной истории МО РФ, 1997. С. 19. (Прим. ред.))

· #442

Здесь автор совершенно необоснованно сравнивает стоимость опытных либо первых в серии образцов со стоимостью серийного танка после многих тысяч произведенных экземпляров. Тем не менее Т-40 никогда не стоил столько же, сколько Т-34. (Прим. ред.)

· #443

Дальнейшие подробности об этом процессе модификации i. Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 162-165.

· #444

Так у автора. Правильно — ОТ-34 и далее ОТ-34-85. (Прим. ред.)

· #445

Ibid. 176-179; Г. Л. Холявский (ред.). Энциклопедия танков: Полная энциклопедия танков мира 1915-2000 гг. М.: без указания издательства, 1998, 268-278.

(На самом деле — Минск: Харвест. (Прим. ред.))

· #446

Организованная по внесенному в конгресс в декабре 1940 года предложению президента США Франклина Д. Рузвельта, одобренному конгрессом США 11 марта 1941 года, и распространенная в конце июля 1941 года на Советский Союз, военная помощь по ленд-лизу со стороны США и Великобритании включала себя богатейший набор вооружений и военных материалов, включая грузовики, танки, самолеты, а также сырье, продовольствие и другие припасы, жизненно важные для советских военных усилий.

· #447

Странно, что в качестве источника информации по объемам танкового ленд-лиза автор использует не американские первоисточники, а компилятивную российскую работу. Согласно американским данным (R. Н. Jones. The Roads of Russia: United States Lend-Lease to the Soviet Union. University of Oklahoma, 1969) всего до 20 сентября 1945 года в СССР было поставлено 1239 легких танков (МЗЛ «Генерал Стюарт») и 4957 средних танков (МЗС «Генерал Грант» и М4 «Генерал Шерман») — всего 6196 машин. Авторитетный справочник «Отечественные бронированные машины. XX век. Том 2. 1941-1945» (М.: Экспринт, 2005) называет (правда, с оговоркой о разноречивости данных в разных источниках) другую цифру — 6907 танков из США и 4691 танков из Великобритании, в сумме 11 598 машин, к которым следует прибавить 52 американских гусеничных САУ М10 «Вульверин». Согласно этому же справочнику, всего с 1 июля 1942 по 1 сентября 1945 года в СССР было выпущено 103 170 машин: с учетом имевшегося перед войной ресурса в 23-с лишним тысячи танков количество машин,полученных по ленд-лизу, составит менее 9 % от имевшихся в СССР. Заметим, что даже приведенные автором цифры все равно дают не 16, а 12,5 процентов машин ленд-лиза. (Прим. ред.)

· #448

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 180. Дальнейшие подробные сведения о соотношении с российской точки зрения советского производства танков и танков, поставленных по ленд-лизу, см. Холявский. «Энциклопедия танков». Согласно Холявскому, действующие войска Красной Армии в целом выставляли на поле в декабре 1941 года 1731 танк советского производства, из которых 1214 были легкими танками марок Т-26, БТ, Т-40 и Т-60. В период с сентября по декабрь включительно, союзники обеспечили Красную Армию 750 английскими и 180 американскими танками различных марок, которые составили ровно половину общей численности танков Красной Армии.

(В данном случае автор вслед за составителем «Энциклопедии танков» путает численность танков непосредственно на фронте на конкретную (при этом не указанную) дату — и общее количество боевых машин, имевшихся у Красной Армии на протяжении упомянутых четырех месяцев. Вполне очевидно, что 930 полученных за указанный период танков ленд-лиза никак не могли быть выставлены на поле одновременно. Всего за последние 6 месяцев 1941 года на вооружение РККА поступило 5600 танков, на 1 января 1942 года в ее составе (в том числе в резерве, в учебных и недействующих частях и в ремонте) насчитывалось, как мы уже указывали, не 1731, а 7700 танков, из них 1400 средних и тяжелых. См.; Россия и СССР в войнах XX века. С. 475. (Прим. ред.))

· #449

Большинство поступивших в Советский Союз танков «Валентайн» оснащались 40-мм орудием. Ни одна из указанных автором модификаций не имела 75-мм орудия — оно появилось только на модели Mk XI, которая в СССР не поставлялась. В целом машины этой модели составили три четверти всех британских танков, поставленных в Советский Союз. (Прим. ред.)

· #450

Опечатка у автора- 57-мм. Другие модификации этой машины действительно имели 75-мм гаубицу, но они в СССР не поставлялись. (Прим. ред.)

· #451

Здесь у автора опять опечатка, из-за которой фраза выглядит тавтологией; должно быть — М5А1. Эта усовершенствованная модификация «Стюарта» поставлялась в 1944 году. (Прим. ред.)

· #452

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 174.

· #453

На самом деле «Валентайн» рассматривался как легкий пехотный танк и в этом качестве занял нишу так и не пущенного в массовую серию Т-50. (Прим. ред.)

· #454

Холявский. Энциклопедия танков, 293.

· #455

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 186-187.

· #456

Потери автотранспорта в 1941 году составили 159 тысяч машин из общего ресурса в 477,5 тысяч. (Прим. ред.)

· #457

Ibid. 187.

· #458

Данные из упомянутой нами выше работы Р. Джонса дают 411 тысяч автомашин, включая легковые и специальные, однако около 10 % из этого количества было поставлено уже после 13 мая 1945 года — а из остальных не все успели поступить в войска до конца войны. Странно также, что автор сравнивает количество поставленных по ленд-лизу машин только с количеством произведенных в Советском Союзе — без учета имевшихся до войны и поступивших из народного хозяйства, а также трофейных, (последних было около 60 тысяч). Общее количество автотранспорта, имевшегося в Красной Армии к началу войны, полученного от промышленности и по мобилизации до мая 1945 года, составило около 800 тысяч машин. С учетом того, что часть полученного по ленд-лизу автотранспорта была направлена в народное хозяйство, число автомашин ленд-лиза в Красной Армии никогда не превышало трети от общего количества машин. Даже на 1 мая 1945 года в действующей армии числилось 664 400 автомашин, из них поставленных по ленд-лизу — 218 100. (Прим. ред.)

· #459

Ibid.

(Так в оригинале. В сумме получается 454 589 машин — на самом деле это количество всего автотранспорта, отправленного в СССР до 20 сентября 1945 года, включая мотоциклы, тягачи и трактора. Заметим также, что грузоподъемность «Студебеккера» составляла 2,5 тонны. (Прим. ред.))

· #460

Написано по-русски.

· #461

Написано по-русски.

· #462

Написано по-русски.

· #463

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 50; Б. И. Невзоров. Развитие способов боевого применения артиллерии в Великой Отечественной войне. М.: Академия им. Фрунзе, 1984, таблица 3. В отличие от термина «батальон» (стрелковый, танковый и т.д.), в Красной Армии для обозначения артиллерийских батальонов всех видов использовался термин «дивизион».

· #464

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 132. В отношении численности реорганизованного стандартного артиллерийского полка существует некоторая путаница. Залога и Несс утверждают, что такой полк состоял из четырех дивизионов общей численные в 48 орудий, но Ленский в работе «Сухопутные силы РККА в предвоенные годы», 52, утверждает, что третий вид корпусного артиллерийского полка состоял из двух дивизионов 152-мм гаубиц-пушек с 12 орудиями в каждом, в целом при 24 орудиях. Невзоров («Развитие способов боевого применения артиллерии в Великой Отечественной войне») вообще не упоминает о полках третьего вида. НКО планировал использовать один стандартный корпусной артиллерийский полк для поддержки каждого стрелкового корпуса и либо два стандартных полка, либо полк второго и третьего вида для поддержки каждого стрелкового корпуса, расположенного в западных военных округах, однако, когда началась война, лишь 32 стрелковых корпуса имело два корпусных артиллерийских полка, а остальные корпуса только один. Подробности см. в: Калашников, Феськов, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года, 16.

· #465

А. В. Владимирский. На киевском направлении. М.: Воениздат, 1989,31.

· #466

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 34; А. И. Радзиевский (ред.). Тактика в боевых примерах (дивизия). М.: Воениздат, 1976, рис. 1. В то же время число 76-мм пушек, приданных трем стрелковым дивизиям, упало с 18 до 12.

· #467

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 12; Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 34, 52; и Радзиевский (ред.). Тактика в боевых примерах (дивизия), рис. 1. В то же время мартовский штат добавил каждой стрелковой дивизии пять тракторов взамен лошадей в качестве главной тягловой силы для 122-мм гаубиц дивизии.

· #468

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 52. В полковой артиллерии осталось двенадцать 76-мм пушек.

· #469

Радзиевский. Тактика в боевых примерах (дивизия), рис. 1

· #470

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 132-133.

· #471

Написано по-русски.

· #472

Написано по-русски.

· #473

Написано по-русски.

· #474

Ленский. Сухопутные силы РККА в предвоенные годы, 53

· #475

Там же.

· #476

В зависимости от своего подчинения некоторые из тех новых артиллерийских полков РВГК именовались просто артиллерийскими полками, в то время как другие назывались армейскими артиллерийскими полками.

· #477

Ленский. Сухопутные силы РККА в предвоенные годы, 53-54. Этот источник утверждает, что на 31 декабря 1941 года на считывалось в целом 215 артиллерийских полков РВГК. 159 артиллерийских полков и 26 отдельных артиллерийских дивизионов артиллерии РВГК включали в себя 8 полков корпусной артиллерии, 57 — артиллерийских, 34 — пушечных артиллерийских, 52 — гаубично-артиллерийских, семь — гаубичной артиллерии большой мощности, а также 18 дивизионов артиллерии особой мощности и один — большой мощности.

· #478

В общее число в 323 артиллерийских полка и 22 артиллерийских дивизиона артиллерии РВГК на 1 июля 1942 года входило восемь полков корпусной артиллерии, 74 — армейской артиллерии, три — артиллерийских, 98 — пушечных артиллерийских, 86 — гаубичной артиллерии и 54 гаубичной артиллерии большой мощности, а также 12 дивизионов артиллерии особой мощности и десять артиллерийских дивизионов. На 1 февраля и в 301 артиллерийский полк и 23 артиллерийских дивизиона входили 61 полк армейской артиллерии, 87 — пушечной артиллерии, 59 — гаубичной артиллерии, 51 полк гаубичной артиллерии большой мощности, 13 дивизионов артиллерии особой мощности, один — пушечной артиллерии, один — тяжелой пушечной артиллерии, два — пушечной артиллерии большой мощности и шесть тяжелых артиллерийских дивизионов. Начиная с осени 1942 года количество артиллерийских полков и отдельных артиллерийских дивизионов в составе артиллерии РВГК резко снизилось, так как НКО начал формировать артиллерийские дивизии, бригады и, позже, артиллерийские корпуса.

· #479

Золотарев. НКО. 1941, 353-357. См. также Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 53.

· #480

Zaloga and Ness, The Red Army Handbook, 140; Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 53-54; Н. Е. Медведев, «Артиллерия РВГК в первом периоде войны» // ВИЖ, № 11 (ноябрь 1987): 81-87.

· #481

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 139. Эта дивизия, которая сражалась под Сталинградом, в апреле была преобразована 1943 года в стандартную артиллерийскую дивизию.

· #482

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 53-54; Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 137-138.

· #483

Написано по-русски.

· #484

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 136-137.

· #485

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 57; Zaloga and Ness, Red Army Handbook [страница в оригинале не указана].

· #486

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 140.

· #487

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 53.

· #488

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 130.

· #489

Ibid., 131.

· #490

Ibid.

· #491

Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 7. Одиннадцатую противотанковую бригаду сформировали на Северо-Западном фронте.

· #492

Там же. Штат этой бригады носил номер 04/132.

· #493

Там же, 10. Штат этого полка носил номер 04/133.

· #494

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 119.

· #495

Это утверждение вызывает удивление — в 1941 году 85-мм зенитная пушка могла пробить броню любого немецкого танка с расстояния в километр и более. (Прим. ред.)

· #496

Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 11. Согласно его штату, носившему номер 08/56, этот полк имел 30 тракторов, десять прицепов, десять автоматов, 66 грузовиков и других автомашин.

· #497

Там же. Штаты этих полков носили номера соответственно 08/55 и 08/70. В тяжелые полки входило шесть батарей с четырьмя 76-мм орудиями в каждой и одна батарея с четырьмя 25-мм или 37-мм орудиями при общей численности 545 человек лично го состава, двадцать 76-мм орудий, четыре 25-мм или 37-мм зенитных орудия, десять ручных пулеметов, 57 автомашин, 30 тракторов и десять прицепов. Легкие полки состояли из четырех батарей, в том числе двух батарей с четырьмя 37-мм или 45-мм орудиями в каждой и двумя батареями с четырьмя 85-мм зенитными орудиями при общей численности в 364 человека личного состава, восемь 37-мм или 45-мм орудий, восемь 85-мм зенитных орудий, четыре ручных пулемета, 46 автомашин, 12 тракторов и четыре прицепа.

· #498

Всего с 22 июня по 31 декабря 1941 года в Красную армию поступило 11 800 орудий калибром от 76 мм и выше. См.: Россия и СССР в войнах XX века. С. 473-474. Очевидно, здесь и ниже имеется в виду только противотанковая артиллерия, причем лишь указанных калибров — но этого уточнения в оригинале не дано. (Прим. ред.)

· #499

Там же, 13.

· #500

Большинство этих полков было уничтожено в приграничных сражениях в конце июня — начале июля и в битве за Москву в октябре-ноябре; вооружены они были по большей части 37-мм и 85-мм орудиями.

· #501

Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 16. В число имевшихся на 22 июня орудий входили 24 — 107-мм, 480 — 85-мм, 480 — 76-мм, 48 — 45-мм и 196 — 37-мм орудий.

· #502

Там же, 17. Штат 08/107 от 15 апреля определял организацию противотанковых полков в пять батарей с четырьмя 76-мм орудиями в каждой при общей полковой численности в 489 человек личного состава, двадцать 76-мм орудий, 20 противотанковых ружей, десять ручных пулеметов, 47 автомашин и 25 тракторов. По штату 08/100 от 15 мая полк состоял из пяти батарей с четырьмя 45-мм пушками в каждой при общей численности в 260 человек личного состава, двадцать 45-мм пушек, противотанковых ружей, десять ручных пулеметов и 39 автомашин.

· #503

Модифицированный штат 08/107 добавил шестую батарею.

· #504

Написано по-русски.

· #505

Золотарев. НКО. 1941, 264-265. Приказ НКО № 0528 от 1 июля 1942 года переименовал всю легкую артиллерию и противотанковые артиллерийские полки РВГК, а также все противотанковые дивизионы и батареи, входящие в состав стрелковых дивизий и стрелковых полков, в истребительно-противотанковую артиллерию. Кроме того, этот приказ устанавливал денежные и другие вознаграждения для командиров и расчетов артиллерийских батарей, которые уничтожали немецкий танк (соответственно должности 500 и 200 рублей).

· #506

Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 22. Эти полки, организованные по штату 08/84, состояли из четырех дивизионов, по 3 батареи с четырьмя 76-мм пушками в каждой, и одного составленного из 3 батарей с шестью 45-мм орудиями в каждой при общей численности полка в 964 человека личного состава, 54 орудия (36 — 76-мм и 18 — 45-мм), 19 ручных пулеметов, шесть мотоциклов и 125 автомашин.

· #507

Там же. Эти полки, организованные по штату 08/166, состояли из четырех батарей 45-мм орудий, одной роты противотанковых ружей и роты автоматического оружия. Артиллерийские батареи в этих полках насчитывали по три 45-мм орудия, восемь пулеметов ДШК (в двух взводах) и 16 противотанковых ружей; рота противотанковых ружей состояла из трех взводов с 12 противотанковыми ружьями в каждом; роты автоматического оружия состояли из двух взводов. Общая численность полка составляла 484 человека личного состава, двенадцать 45-мм пушек, 26 крупнокалиберных пулеметов, 100 противотанковых ружей, 50 пистолетов, 25 автомашин и 18 бронетранспортеров.

· #508

Там же, 43. Тяжелые полки с организацией по штату 08/135 состояли из пяти батарей, оснащенных тремя 107-мм пушками и десятью противотанковыми ружьями каждая, при общей численности полка в 551 человека личного состава, 15 орудий, 50 противотанковых ружей, десять ручных пулеметов и 62 грузовика. Противотанковые дивизионы поддержки стрелковых войск, организованные по штату 08/148, состояли из трех батарей с четырьмя 76-мм пушками в каждой, минометной роты с тремя взводами из трех 82-мм минометов в каждой и роты противотанковых ружей с тремя взводами из девяти противотанковых ружей в каждом..Общая численности дивизиона составляла 585 человек личного состава, двенадцать 76-мм пушек, девять 82-мм минометов, 27 противотанковых ружей, 109 пистолетов-пулеметов, 3 ручных пулемета, 48 грузовиков и три тягача.

· #509

Там же. Каждый приданный артиллерийским дивизиям истребительно-противотанковый полк имел двадцать четыре 76-мм противотанковых орудия, 24 противотанковых ружья, 12 ручных пулеметов, 46 грузовиков и 30 тракторов, обслуживаемых е целом 557 бойцами. Подробнее о приказе № 00226 см. также Золотарев. НКО. 1941, 355-356.

· #510

Подробнее о потерях в 1942 году см.: Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 25-26. Самые тяжелые потери в истребительно-противотанковых войсках Красная Армия понесла в июле-августе 1942 года, когда войска вермахта рвались к Сталинграду. Например, Юго-Западный, Сталинградский и Северо-Кавказский фронты потеряли в этот период соответственно 4,13 и 8 полков.

· #511

Там же, 25. Состоящие из трех рот батальоны Противотанковых ружей с организацией по штату 08/105 имели численность в 193 бойца и 72 противотанковых ружья, а состоящие из трех рот с организацией по штату 08/140 имели численность 332 бойца, 108 противотанковых ружей и 61 пистолет-пулемет.

· #512

Там же, 50. В их число входили полки с организацией по штатам 08/135, 08/84, 08/107, 08/100 и 08/166.

· #513

Там же, 50-51. В их число входили истребительно-противотанковые дивизионы с организацией по штату 08/148 и батальоны противотанковых ружей с организацией по штатам 08/102 и 08/140.

· #514

Там же, 51. Приданные полевым армиям полки противотанковой артиллерии, которые были сформированы на 1 января 1943 года по штату 08/115, имели по шесть батарей общим числом в 24 противотанковых орудия ЗиС-3 калибром 76 мм.

(Здесь имеется в виду только артиллерия противотанковых полков, без учета более мелких структур. Согласно исследованию «Россия и СССР в войнах XX века» (с. 473-474) на 1 января 1943 года в Красной Армии имелось 44 800 орудий калибром 76 мм и более (в том числе 8000 зенитных), а также 14 300 противотанковых пушек калибром 45 и 57 мм. (Прим. ред.))

· #515

См. В. А. Золотарев (ред.). Приказы народного комиссара обороны СССР (1941-1945 гг.) — Русский архив: Великая Отечественная, 13, 2 (3). М.: Терра, 1997, 114-115. Далее цитируется как: «Золотарев. НКО. 1943», с указанием страниц. Этот приказ носил номер 0063, а новый штат — номер 08/115. Тяжелые истребительно-противотанковые полки имели численность в 496 человек личного состава, 24 противотанковых пушки калибром 76 мм, 24 противотанковых ружья, 12 ручных пулеметов, грузовиков и 30 тракторов; в более легкой версии такого полка численность составляла 274 бойца, двадцать 45-мм пушек, 18 грузовиков и 22 тягача.

· #516

Там же, 115. Штат для этих истребительно-противотанковых бригад носил номер 08/530. Численность бригад в 1943 году резко контрастировала с бригадами 1941 года, когда она составляла 5309 бойцов и 136 орудий.

· #517

Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 54. Когда НКО завершил в сентябре этот процесс, все истребительно-противотанковые бригады РВГК были организованы по штату 08/595 и имели сорок 76-мм и двадцать 57-мм орудий.

· #518 · #519

Так в оригинале, очевидно — 57-мм. (Прим. ред.)

· #520

Заметим, что к 1941 году самоходной артиллерии в массовых количествах не имелось ни в одной армии мира, за исключением германской. (Прим. ред.)

· #521

Приказ от 21 декабря об образовании этого нового управления см.: Золотарев. НКО. 1941, 381-382.

· #522

Янчинский. Боевое использование истребительно-противотанковой артиллерии РВГК, 24. Штат полков самоходной артиллерии носил номер 08/158.

· #523

Н. Попов, «Развитие самоходной артиллерии» // ВИЖ, № 1 (январь) 1977,27-31.

· #524

Приказ о переподчинении этого управления см.: Золотарев, НКО. 1943, 136-137.

· #525

Попов, «Развитие самоходной артиллерии», 28-29.

· #526

Там же, 29.

· #527

Там же, 29-30. Эти новые самоходные артиллерийские установки, получившие обозначение СУ-100, были вооружены 100-мм противотанковыми орудиями, приняты на вооружение в июне 1944 году и появились на фронте в сентябре того же года.

· #528

Там же; Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 92-93. Этот процесс НКО завершил в феврале 1944 года, обеспечив всем полкам самоходной артиллерии единую организацию из четырех батарей с пятью орудиями в каждой плюс дополнительное штабное орудие. Таким образом, общая численность полка составила 21 машину.

· #529

В действительности за 1943 год советская промышленность изготовила 4400 самоходных установок — 1300 тяжелых, 800 средних и 2300 легких. См.: Россия и СССР в войнах XX века. С. 474. (Прим. ред.)

· #530

Написано по-русски.

· #531

Подробнее см.: М. Тур, «Развитие противовоздушной обороны войск в Великой Отечественной войне» // ВИЖ № 1 (январь) 1962, 15; Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 9-10.

· #532

Тур. «Развитие противовоздушной обороны войск», 15.

· #533

Там же, 17.

· #534

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 18. Эти изменения убрали из стрелковой дивизии неудобные 76-мм орудия, а из стрелкового полка — счетверенные 12,7-мм пулеметы.

· #535

Ibid., 127; К. Лаврентьев, «Войсковая ПВО в годы войны» // «Военный вестник», № 10 (октябрь) 1989,49.

· #536

Подробнее о приказе НКО № 0442, который передавал полки ПВО Юго-Западному фронту по принципу два полка на четыре армии, см.: Золотарев. НКО. 1941, 247-248.

· #537

Там же, 248.

· #538

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 128.

· #539

Подчеркнутые слова вставлены в текст И. В. Сталиным. (Прим. авт.)

· #540

Подробнее о приказе НКО № 0841 см.: Золотарев. НКО. 1941,347-348.

· #541

Там же. Зенитно-артиллерийские дивизии с 1-й по 13-ю Ставка придала Центру подготовки войсковой зенитной артиллерии, 14-ю и 17-ю — Западному фронту, 16-ю — Брянскому фронту, а 15-ю и 18-ю — Донскому фронту. Восемь из этих дивизий полагалось подготовить к боевым действиям к 20 ноября 1942 года — то есть к началу планировавшихся крупных наступательных операций Красной Армии — а формирование остальных предполагалось завершить к концу года. См. также: Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 128.

· #542

Тур. «Развитие противовоздушной обороны войск», 19; Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 60-61.

· #543

Тур, «Развитие противовоздушной обороны войск», 20.

· #544

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 129; Лаврентьев, «Войсковая ПВО в годы войны», 49.

· #545

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 129.

· #546

H. Корниенко, «Боевое применение бронепоезда ПВО» // ВИЖ, № 4 (апрель), 1979, 31-32. К этому времени стандартный дивизион бронепоездов ПВО состоял из двух поездов, вооруженных каждый тремя 76-мм и двумя 37-мм зенитными орудиями, тремя станковыми 12,7-мм пулеметами ДШК, противовоздушным детектором и стереоскопическим дальномером. Сам поезд состоял из основной части, в которую входили локомотив и броневагоны для личного состава и боезапаса, и боевой части, в которую входили семь бронированных площадок, переоборудованных из 20-тонных двухосных железнодорожных вагон-платформ, с бортовой броней в 12-15 мм на 1 метр в высоту и бронеплитой пола. Боевая часть каждого поезда состояла из командования, штабного взвода, двух оружейных взводов (одного с тремя средними 76-мм орудиями, а другого — с легкими 37-мм орудиями), пулеметного взвода и небольшой службы снабжения. Артиллерия была установлена на бронированных платформах из расчета по одному 76-мм орудию на каждое из пяти вагон-платформ и одному пулемету ДШК на каждой из двух других вагон-платформ.

· #547

Наиболее подробное освещение развития и боевого применения гвардейских минометов см.: П. А. Дегтярев и П. П. Ионов. «Катюши» на поле боя. М.: Воениздат, 1991.

· #548

Там же, 10-11. Первая батарея ракетных установок вступила в бой 14 июля 1941 года западнее Смоленска, поддерживая наступление 20-й армии Западного фронта. На 22 июля Западный фронт выделил вторую ракетную батарею, оснащенную девятью установками, для поддержки 19-й армии, а через несколько дней — третью батарею с тремя установками для поддержки группы Рокоссовского к востоку от Смоленска. Четвертая, пятая и шестая батареи, три с четырьмя установками и одна с пятью, присоединились в начале августа к первой в боях под Ельней. Седьмая и восьмая батареи, соответственно с четырьмя и шестью установками, вступили в бой тоже в августе — в Ленинградской области и на Юго-Западном фронте.

· #549

Там же, 8.

· #550

Там же, 14.

· #551

Там же.

· #552

Первый и второй полки ракетных установок добрались до фронта 12 и 19 августа, первые восемь завершили развертывание к 12 сентября, а девятый добрался до поля боя в конце сентября.

· #553

Там же, 17-18. Это снимало ответственность за набор частей гвардейских минометов с начальника артиллерии Красной Армии и Главного артиллерийского управления (ГАУ) НКО.

· #554

Полный текст этого приказа, носившего № 008 см.: Золотарев. НКО. 1941, 137. Процесс этот Ставка начала с приказа 30-й и 1 -й ударным армиям свести в ноябре-декабре свои гвардейские минометы в оперативные группы для повышения их боевой эффективности при наступлении под Москвой.

· #555

Дегтярев и Ионов. «Катюши» на поле боя, 19. См. также: Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 50-51; Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 141.

· #556

Золотарев. Ставка ВГК. 1942, 33-35.

· #557

Дегтярев и Ионов. «Катюши» на поле боя, 46. В эти полки также входило по два зенитных взвода — один с двумя пулеметами ДШК; а другой — с двумя 37-мм зенитными орудиями; батареи в их дивизионах имели по четыре ракетных установки каждая.

· #558

Там же, 51. 300-мм установка М-30 пошла в производство в мае вместе с новой машиной для нее. Кроме того, ГКО также сформировал 1-ю учебную бригаду гвардейских минометов, которая к концу года обучила службе в частях гвардейских минометов свыше 18 000 офицеров, сержантов и водителей. В конечном итоге советская промышленность сумела произвести к концу года в общей сложности 648 установок М-8 и 1542 установки М-13.

· #559

Там же, 52.

· #560

Там же.

· #561

Там же, 53.

· #562

Там же, 54.

· #563

Там же.

· #564

Там же, 79. Для формирования этих трех дивизий НКО использовал 15 полков гвардейских минометов М-13, 14 отдельных дивизионов гвардейских минометов М-30, 5000 человек из других частей гвардейских минометов, 5000 моряков и личный состав из 1-й и 2-й учебных бригад гвардейских минометов. 1-ю дивизию гвардейских минометов Ставка придала Северо-Западному фронту для участия в ликвидации удерживаемого немцами Демянского выступа и в операции «Полярная звезда», 2-ю и 3-ю — Донскому фронту для уничтожения окруженной в Сталинграде немецкой шестой армии, а 4-ю-Воронежскому фронту для поддержки его наступления на Харьков.

· #565

Полный текст приказа, носившего № 00224, см.: Золотарев. НКО. 1941,370-371.

· #566

Дегтярев и Ионов. «Катюши» на поле боя, 78.

· #567

Там же, 79-80.

· #568

Там же, 93. Приказ НКО, санкционирующий это изменение организации, см. в: Золотарев. НКО. 1943,152. Это был приказ НКО за № 0082.

· #569

Там же, 106.

· #570

Полки гвардейских минометов состояли из штаба, трех дивизионов с двумя батареями из четырех установок в каждом, а в целом — с восемью установками, и взводом пулеметов ДШК с двумя пулеметами при общей численности в 191 человека личного состава; а также зенитной батареи с четырьмя 37-мм зенитными орудиями, при общей численности полка примерно в 620 человек личного состава и 24 установки БМ-8 или БМ-13.

· #571

Там же, 18-56; Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 50-51; Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 142.

· #572

Термины и аббревиатуры везде даны по-русски.

· #573

Подробнее об организации ВВС см.: М. П. Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил в годы Великой Отечественной войны. М.: Академия им. Фрунзе, 1984, 7-9.

· #574

Содержание приказа НКО № 0052 от 15 июля см.: Золотарев. НКО. 1941. Этот приказ организовывал 81-ю дальнебомбардировочную авиадивизию на основе того же штата (015/140), что и предшествующие дивизии бомбардировочной авиации. 81-я дивизия была первой дивизией, совершившей воздушный налет на Берлин* который произошел в ночь с 10 на 11 августа 1941 года. А самый первый налет на столицу Германии совершили самолеты Балтийского флота в ночь с 7 на 8 августа. См. также Золотарев. НКО. 1941, 48, 61-62.

· #575

Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил, 10.

· #576

Написано по-русски.

· #577

Там же, 11. Командовал АДД генерал-майор авиации А. Е. Голованов.

· #578

М. Н. Кожевников. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М.: Наука, 1977, 120.

· #579

Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил, 10-11. В конце 1944 года АДД была реорганизована в 18-ю воздушную армию и подчинена командующему ВВС, а входящие в нее корпуса численно увеличили с двух авиадивизий до четырех. К маю 1945 года 18-я воздушная армия состояла из четырех авиакорпусов и трех отдельных авиадивизий.

· #580

Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил, 8.

· #581

Подробнее см.: Калашников, Феськов, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года, 18. Самая серьезная трудность, с которой сталкивались ВВС накануне войны, состояла в несоответствии между количеством самолетов и экипажей в полках западных военных округов, где число самолетов почти вдвое превышало число подготовленных экипажей. Дело еще больше ухудшалось тем, что многие из имеющихся самолетов давно устарели. Например, в 149-м истребительном авиаполку 64-й истребительной авиадивизии 12-й армии имелось 67 старых самолетов И-16 и И-153 и 64 новых самолета МиГ-3, а в 55-м истребительном авиаполку 20-й смешанной авиадивизии 9-й отдельной армии — 54 самолета И-16 и И-15 3 и 62 самолета МиГ-3.

· #582

Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил, 8. Полный текст приказа НКО № 0305 см.: Золотарев. НКО. 1941,70-71.

· #583

Так у автора. (Прим. ред.)

· #584

Полностью этот приказ № 0099 см.: Золотарев. НКО. 1941, 112-113. Полки были сформированы на аэродромах Энгельс и Каменка, командный состав и штурманы этих полков были обучены там же или во 2-м Ивановском высшем штурманском училище. Организованные по стандартному штату, эти три полка совершили тысячи вылетов, два из них — 587-й и 588-й — заслужили гвардейские звания, став соответственно 125-м гвардейским авиаполком пикирующих бомбардировщиков и 46-м гвардейским авиаполком ночных бомбардировщиков. Другие подробности о боевой истории этих полков см.: Reina Pennington, Wings, Women, and War: Soviet Airwomen in World War II Combat (Lawrence: University Press of Kansas, 2001), 2; Kazimiera J. Cottam, Women in War and Resistance: Selected Biographies of Soviet Women Soldiers (Nepean, Canada: New Military, 1998).

· #585

Полностью этот приказ № 0090 см.: Золотарев. НКО. 1941, 107-108.

· #586

Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил, 8.

· #587

Полный текст приказа № 030 см.: Золотарев. НКО. 1941, 138. Эта мера была логическим продолжением приказа ГКО от 23 июня 1941 года, подчинившего Наркомату Обороны Гражданский воздушный флот, а также последующего приказа НКО от 9 июля по оперативному использованию ресурсов гражданского воздушного флота в военное время. См. также: Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил, 19-20.

· #588

Кожевников. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне, 83.

· #589

Написано по-русски.

· #590

Там же, 82-83. В конечном итоге текущий состав каждой группы определялся наличием самолетов. Например, 1-я ударная группа первоначально состояла из двух бомбардировочных авиаполков, оснащенных самолетами Пе-2, двух штурмовых авиаполков на штурмовиках Ил-2, двух истребительных авиаполков на истребителях ЛаГГ-3 и Як-1 и двух тяжелобомбардировочных полков с бомбардировщиками ДБ-Зф.

· #591

Полный текст приказа № 0081 о формировании 1-й воздушной армии см.; Золотарев. НКО. 1941,224-225.

· #592

Кожевников. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне, 82-83.

· #593

Там же, 85. На другом участке фронта часть 1-й бомбардировочной авиационной армии атаковала в июле немецкие коммуникации на Западном направлении, но в августе Ставка приказала ВВС расформировать эту армию, передав ее дивизии 1-й воздушной армии и авиации дальнего действия. В разгар этого формирования ВВС 27 июля 1942 года перераспределили недоукомплектованные дивизии 2-й истребительной армии по 1-й и 3-й воздушным армиям.

· #594

Там же.

· #595

Всего советская армия за время войны (с 22 июня 1941 года по 10 мая 1945 года) получила, включая поставки из-за рубежа, 138 500 самолетов разных типов. См.: Россия и СССР в войнах XX века. С. 480. (Прим. ред.)

· #596

Соединенные Штаты и Великобритания перегоняли поставляемые Советскому Союзу по ленд-лизу самолеты либо через Персидский коридор из Абадана на побережье Ирана на юг Советского Союза, либо воздушным маршрутом с Аляски в Сибирь (АЛСИБ). Поначалу часть грузов, поставляемых по ленд-лизу, добиралась до Советского Союза крайне опасным морским путем через Мурманск, что привело к тяжелым потерям от немецких воздушных атак. Позднее большинство грузов прибывало через Иран или советский Дальний Восток.

Чтобы гарантировать, что эти драгоценные самолеты дойдут до фронта, НКО сформировал особые авиабригады, ответственные за перегон самолетов по жизненно важному Персидскому коридору и по маршруту АЛСИБ. Например, 3 августа 1942 года НКО приказал ВВС сформировать к 15 августа штаб Красноярского воздушного маршрута и подчиненную ему 1-ю авиабригаду. Новый штаб располагался в Якутске, в Восточной Сибири, а подчиненная ему авиабригада дислоцировалась в Красноярске, в Западной Сибири. Эти две организации отвечали за транспортировку самолетов по маршруту АЛСИБ до аэродромов базирующейся в Иваново (в 150 милях к северо-востоку от Москвы) 6-й резервной авиабригаде, которая, в свою очередь, доставляла их действующим войскам ВВС.

Сформированная в середине сентября новая 1-я авиабригада состояла из шести истребительных и бомбардировочных авиаполков с Волховского, Воронежского и Сталинградского фронтов и из Архангельского военного округа. Свыше 320 ее экипажей было получено из Управления кадров ВВС, с Дальневосточного фронта и из личного состава с южного (иранского) маршрута, который уже действовал. Бригада имела одну эскадрилью самолетов «Бостон-3», состоящую из шести групп по два самолета в каждой, один смешанный авиаполк, состоящий из одной эскадрильи самолетов Б-25 и одной эскадрильи машин «Бостон-3», один авиаполк машин «Бостон-3» с шестью эскадрильями и два авиаполка на самолетах «Аэрокобра» и Р-40Е, состоявших из восьми эскадрилий каждый. Эта бригада, подобно другим аналогичным бригадам, развернутым на юге Советского Союза, к концу войны перегнала свыше 10 000 новых самолетов. Другие подробности см.: Evgenii Aitunin, «ALSIB: On the History of the Alaska-Siberian Ferrying Route» // Journal of Slavic Military Studies 10, № 2 (June 1997): 85-97; Золотарев. НКО. 1942, 279-280. Первый далее цитируется как JSMS с указанием соответствующего номера и страницы. Подробнее о самолетах, поставляемых Советскому Союзу по ленд-лизу, а также о боевом опыте советских пилотов, летавших на американских «Аэрокобрах», см.: Dmitriy Loza, Attack of the Airacobras: Soviet Aces, American P-39s, and the Air War against Germany (Lawrence: University Press of Kansas, 2002).

· #597

Небольшие воздушные армии, такие как поддерживавшая Карельский фронт 7-я или поддерживавшая Ленинградский фронт 13-я, состояли из четырех авиадивизий и двух-трех отдельных авиаполков или эскадрилий. В то же время более крупные воздушные армии, такие, как 3-я воздушная армия Калининского фронта, состояли из трех авиакорпусов, восьми отдельных авиадивизий и 11 отдельных авиаполков или эскадрилий.

· #598

Loza, Attack of the Airacobras, 9.

· #599

Написано по-русски.

· #600

Кожевников. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне, 143.

· #601

Золотарев. НКО. 1943, 111-112. Приказ НКО № 0062 от 8 апреля 1943 года учреждал 28 полков ночных бомбардировщиков, которые к 5 июня насчитывали в общей сложности 896 самолетов У-2. Полки формировались в три этапа: семь — к 15 апреля, семь — к 25 апреля, десять — к 15 мая и четыре — к 5 июня. НКО также приказал ВВС создать для управления этими 28 полками три штаба авиадивизий.

· #602

Там же.

· #603

Изучив опыт использования 85-мм и 100-мм пушек в роли противотанковых орудий, НКО в 1944 году начал серийное производства 100-мм противотанковой пушки БС-3. Кроме того, к этому времени было создано специализированное противотанковое оружие — такое, как 37-мм орудие ЧК-МИ образца 1944 г., предназначенное для применения главным образом в воздушно-десантных войсках.

· #604

НКО также модернизировал в 1944 году 85-мм зенитное орудие, получившее обозначение КС-12А образца 1944 г.

· #605

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 214-215.

· #606

Написано по-русски.

· #607

Советские САУ имели слабое отношение к немецким «штурмгешютцам» — хотя бы потому, что сразу широко дифференцировались по способу применения (в германской самоходной артиллерии такая дифференциация массово началась в том же 1943 году), причем непосредственно штурмовых орудий среди них было не так много. Немецкие штурмовые орудия изначально не уступали танкам по весу и — вопреки утверждению автора — превосходили их в бронировании, в то время как самая массовая советская САУ (СУ-76М) изготавливалась на базе легкого танка и имела слабую броневую защиту. (Прим. ред.)

· #608

К этому этапу эксперимента НКО приступил 15 апреля 1942 года, когда приказал Главному артиллерийскому управлению (ГАУ), Народному комиссариату вооружений и конструкторам оружия совместно разработать самоходное штурмовое орудие, которое могло бы лучше сопровождать и поддерживать пехоту. Подробнее см.: Холявский. Энциклопедия танков.

· #609

Написано по-русски.

· #610

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 174. См. также Попов, «Развитие самоходной артиллерии», 27-31.

· #611

В просторечии эта машина обычно именовалась называлась «сушкой», приведенный автором традиционный английский перевод основан на искаженной транскрипции, подкрепленной любовью западных историков к пикантным подробностям. СУ-76М не являлась штурмовым орудием в строгом смысле этого термина, то есть не предназначалась для действий против укрепленных вражеских позиций непосредственно в боевых порядках наступающей пехоты — для этого она была слишком слабо защищена. (Прим. ред.)

· #612

Написано по-русски.

· #613

Zaloga and Ness, Red Army Handbook, 174.

· #614

В 1944 году также были запущены в серию тяжелые самоходные орудия ИСУ-122С, вооруженные 122-мм орудием Д-25, и самоходные орудия ИСУ-152, оснащенные МЛ-20С — модификацией 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20. Обе машины были созданы на шасси тяжелого танка «Иосиф Сталин» (ИС).

· #615

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 20. См. также: Певневец. Боевое применение советских военно-воздушных сил. Советская промышленность произвела в 1944 году 40 241 самолет, к 10 мая 1945 года — еще 15 317, а за всю войну в общей сложности 125 655 самолетов. К концу 1945 года общая цифра производства составила более 134 000 самолетов, в том числе около 54 000 истребителей, 35 000 штурмовиков и 16 000 бомбардировщиков.

· #616

Только из США в СССР по ленд-лизу, согласно уже упомянутой работе У. Джексона, за указанный период был отправлен 15 661 самолет, в том числе 10 696 одномоторных истребителей. Однако на май 1945 года цифра поставок была несколько меньше. Так, на 30 апреля 1944 года, согласно итоговым документом НКО, из США было поставлено 8872 самолета, из Великобритании — еще 3384 самолета В целом до конца 1943 года, то есть за период, описываемый в данной работе, Советский Союз получил около трети поставок, прибывших по ленд-лизу за все время войны. (Прим. ред.)

· #617

Общее обозрение эволюции инженерных войск за время войны см. в: С. X. Аганов (ред.). Инженерные войска Советской армии 1918-1945. М.: Воениздат, 1985, 254-276; А. А. Сосков «Совершенствование организационной структуры инженерных войск в годы Великой Отечественной войны» // ВИЖ, № 12 (декабрь 1985): 66-70.

· #618

А. Д. Цирлин и др. Инженерные войска в боях за Советскую Родину. М.: Воениздат, 1970, 1976, 72-73.

· #619

Калашников, Феськов, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года. Приложение 3.2.

· #620

Там же.

· #621

Цирлин. Инженерные войска, 72. Этот источник утверждает, что на 22 июня в Красной Армии было 18 инженерных и 16 понтонно-мостовых батальонов, но официальные боевые приказы дают иные цифры — 19 и 9.

· #622

Написано по-русски.

· #623

Там же, 17.

· #624

Там же, 77.

· #625

Там же, 78.

· #626

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 69.

· #627

Г. В. Малиновский, «Саперные армии и их роль в Великой Отечественной войне» // Военно-исторический архив, № 2(17). М.: Церера, 2001. Автор пишет: «Одной из первоочередных задач инженерной поддержки боевых операций Советской Армии в ходе летне-осенней кампании 1941 года было строительство войск и оборонительных рубежей в тылу и воздвижение различных препятствий. Стремительное наступление в то время ударной группы немецко-фашистских войск сделало необходимым создание стратегически значащих оборонительных рубежей в тылу, возведенных в соответствии с планами Генштаба на главных вероятных направлениях вражеских ударов. Все эти рубежи были созданы, чтобы как можно дольше задержать на них фашистские войска и выиграть время для накопления войск из глубины страны и создания резервов, которые могли быть развернуты на наиболее важных направлениях».

· #628

Написано по-русски.

· #629

Написано по-русски.

· #630

В оригинале написано по-русски «Главное управление воздушно-десантных войск», хотя аббревиатура приведена верно.

· #631

Там же, 148.

· #632

Там же, 149.

· #633

Там же, 150.

· #634

Там же, 149-150. Здесь полностью приводятся распоряжения ГКО за номерами 782сс и 782сс.

· #635

Там же.

· #636

Там же, 153.

· #637

Из дальнейшего текста следует — со 2-й по 10-ю. (Прим. ред.)

· #638

Там же, 157. Из 570 саперных батальонов два имели одинаковое номерное обозначение — 1485-й. В октябре 1941 года девять первых саперных армий имели лишь около 5 процентов штатного оснащения. Кроме того на протяжении всего периода своего существования саперные армии плохо обеспечивались обмундированием, другой необходимой зимней одеждой, оружием и строительной техникой.

· #639

Там же, 151. Штаты саперных армий, саперных бригад и саперных батальонов носили номера соответственно 012/91,012/ 92 и 012/93.

· #640

Там же.

· #641

Там же, 159-160. 7 ноября 1941 года НКО приказал сформировать 1-ю саперную армию для возведения укреплений в Медвежьегорском районе Карелии. Однако последующий приказ НКО от 19 ноября снизил масштаб данных работ, отправив туда вместо армии отдельную оперативно-инженерную группу (1-ю). Менее чем через месяц, 21 декабря, когда Западный фронт понял, что у его 80 отдельных саперных батальонов недостаточно сил и ресурсов для создания необходимых оборонительных рубежей к западу от Москвы, начальник инженерных войск фронта генерал-майор М. П. Воробьев потребовал, чтобы НКО сформировал 1-ю саперную армию. На момент формирования эта армия состояла из десяти саперных бригад с восемью батальонами в каждой при общей численности армии в 80 саперных батальонов и 45 160 человек личного состава. В отличие от девяти других саперных армий, 1-я поддерживала Западный фронт в обороне и в наступлении, в первую очередь обеспечивая его тыловые коммуникации.

· #642

Там же, 153. Постановление ГКО «О сокращении оборонительных рубежей» остановило работы на Волжском оборонительном рубеже от Рыбинска до Астрахани и на оборонительных поясах вокруг Иваново и Пензы, но продолжило работы над укреплениями вокруг Астрахани и Ростова, на Владимирском оборонительном рубеже от Вытегры через Череповец до Рыбинска, а также на местных оборонительных рубежах на ключевых стратегических направлениях.

· #643

Там же, 166. Постановление ГКО № 1229сс от 1 февраля, озаглавленное «О формировании 50 новых стрелковых дивизий и 100 курсантских бригад», требовало от НКО расформировать 2-ю, 3-ю, 4-ю, 5-ю, 6-ю, 7-ю и 9-ю саперные армии и использовать их 164 150 человек личного состава, многочисленных лошадей и машины для формирования 50 новых стрелковых дивизий и 100 курсантских стрелковых бригад. Однако распоряжение ГКО № 1239сс от 4 февраля отменило предыдущий приказ, потребовав от НКО расформировать лишь 2-ю, 4-ю, 5-ю, 9-ю и 10-ю саперные армии и 5-ю, 7-ю, 11-ю, 13-ю, 16-ю и 22-ю саперные бригады. 1-ю, 2-ю и 3-ю саперные бригады полагалось передать Карельскому, Ленинградскому и Волховскому фронтам, а 14-ю, 15-ю и с 27-й по 30-ю саперные бригады — 7-й и 8-й саперным армиям. Тем же приказом 7-я и 8-я саперные армии передавались Юго-Западному и Южному фронтам, 17-я, 18-я и 19-я саперные бригады 6-й саперной армии — Брянскому фронту, а 4-я и 6-я саперные бригады 3-й саперной армии — Московской зоне обороны с задачей усовершенствовать Можайский оборонительный рубеж. Кроме того, 3-я, 17-я, 18-я и 19-я саперные бригады сформировали каждая по понтонно-мостовому батальону, которые в марте были переданы действующим фронтам. В апреле и мае НКО преобразовал 27-ю и 33-ю саперные бригады в инженерные бригады особого назначения. Пять оставшихся саперных армий к 21 мая передали Карельскому, Ленинградскому, Волховскому, Северо-Западному, Калининскому, Брянскому, Юго-Западному и Крымскому фронтам 67 специализированных батальонов.

· #644

Там же, 167. Например, численность 2-й, 3-й и 12-й саперных бригад была снижена до шести саперных батальонов, а 21-й саперной бригады — до трех батальонов, в то время как саперные бригады 8-й саперной армии (с 23-й по 26-ю) выделили из своего личного состава 9 625 человек для сформирования резервных стрелковых полков.

· #645

Там же. См. приказ НКО № 0294 от 19 апреля 1940 года, которым были приняты штаты № 012/155,012/156, а также указан новый состав этих штатов для саперных войск.

· #646

Там же, 171.

· #647

Там же, это был приказ НКО № 00176.

· #648

Там же, 172-173. НКО преобразовал 1-ю саперную армию в 33-е УОС 1 сентября, расформировал 38-ю, 39-ю и 40-ю саперные бригады этой армии, придал 36-ю и 37-ю саперные бригады РВГК, перевел 8000 человек личного состава из ее 32-й, 34-й, 38-й, 39-й и 40-й саперных бригад в Московский военный округ и включил оставшихся саперов в состав 32-й и 34-й саперных бригад, которые вместе с 31-й саперной бригадой остались под управлением Западного фронта. Вскоре после этого он преобразовал 34-ю бригаду в три батальона.

12 сентября НКО преобразовал 3-ю саперную армию в 34-е УОС и придал 4-ю и 6-ю саперные бригады этой армии РВГК, где они позднее были расформированы. 6-я саперная армия была преобразована в 35-е УОС, а на следующий день ее 10-я и 18-я саперные бригады переданы Воронежскому и Брянскому фронтам. 15 сентября НКО превратил 7-ю саперную армию в 36-е УОС, расформировал 14-ю и 15-ю саперные бригады этой армии, передал 6000 человек из ее 12-й, 14-й, 15-й и 20-й саперных бригад Волжскому военному округу и включил оставшихся саперов в состав 12-й и 20-й саперных бригад, которые он подчинил Сталинградскому фронту.

И наконец, 15 октября НКО превратил 8-ю саперную армию в 24-е УОС, расформировал ее 28-ю, 29-ю и 30-ю саперные бригады, перевел 16 000 человек из личного состава 11-й, 23-й, 25-й, 26-й, 28-й, 29-й и 30-й саперных бригад на Закавказский фронт и включил оставшихся саперов в состав 11-й, 23-й, 25-й и 26-й саперных бригад, которые он придал Закавказскому фронту (24-я саперная бригада была уже раньше придана этому фронту).

· #649

Там же, 173-174. В число 18 саперных бригад, все еще остающихся на 15 октября в данной войсковой структуре, входили 2-я, 7-я, с 9-й по 12-ю, 17-я, 18-я, 20-я, с 23-й по 26-ю, 31-я, 32-я, 34-я, 36-я и 37-я. Кроме того, 29-30 сентября НКО реорганизовал семь батальонов 36-й саперной бригады, превратив их в армейские инженерные батальоны и в октябре передав армиям Западного фронта. В то же самое время в 36-й бригаде формировалось еще семь батальонов с новым личным составом.

· #650

Там же, 177-179. Это пять бригад, наследницы которых существуют и в наши дни: 1-я гвардейская штурмовая инженерно-саперная бригада, 1-я инженерно-саперная бригада и 12-я инженерно-саперная бригада российской армии, 2-я гвардейская моторизованная штурмовая инженерно-саперная бригада белорусской армии и 15-я штурмовая инженерно-саперная бригада украинской армии.

· #651

Там же, 174.

· #652

Там же, 168-169.

· #653

Там же, 175.

· #654

Сосков, «Совершенствование организационной структуры инженерных войск», 66.

· #655

Первоначально НКО придал два гвардейских батальона минеров Карельскому фронту.

· #656

Статья «Бригада» // И. И. Родионов (ред.). Военная энциклопедия в 8-и томах. М.: Воениздат, 1997. Т. I, 580. Это был приказ НКО № 0634.

· #657

Там же.

· #658

Малиновский, «Саперные армии», 176. Это был приказ НКО № 00232 «О реорганизации саперных бригад в инженерно-минные бригады РВГК». Он реорганизовал 3-ю, 10-ю, 12-ю, 18-ю, 19-ю, 20-ю, 21-ю, 31-ю, 32-ю, 35-ю, 36-ю бригады, а также вторые формирования 7-й, 9-й, 17-й и 34-й саперных бригад в инженерно-минные бригады РВГК с 1-го по 15-й.

· #659

Там же, 175-176.

· #660

Сосков, «Совершенствование организационной структуры инженерных войск», 66. Этими пятью саперными бригадами, преобразованными в горные инженерно-минные бригады, были 11-я, 23-я, 24-я, 25-я и 26-я саперные бригады.

· #661

Малиновский, «Саперные армии», 177.

· #662

Сосков. «Совершенствование», 67.

· #663

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 71.

· #664

Там же; Малиновский, «Саперные армии», 175.

· #665

Сосков, «Совершенствование организационной структуры инженерных войск», 67.

· #666

Там же, 67; «Бригада», 580.

· #667

Сосков, «Совершенствование организационной структуры инженерных войск», 67.

· #668

Там же.

· #669

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 72-73.

· #670

Калашников, Феськов, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года, 17.

· #671

Там же, приложение 3.2.

· #672

Написано по-русски.

· #673

А. И. Леонов (ред.). Военные связисты в дни войны и мира. М.: Воениздат, 1968, 140. Исследование Леонова является наиболее основательной работой по связи Красной Армии времен войны.

· #674

Полный текст приказа № 0243 «Об улучшении работы связи в Красной Армии» см.: Золотарев. НКО. 1941, 34-35.

· #675

Там же.

· #676

Написано по-русски.

· #677

Подробнее об этом приказе НКО № 0251 см. там же, 3839.

· #678

Там же, 72-73. Это был приказ НКО № 0316.

· #679

Там же, 74; Леонов. Военные связисты в дни войны и мира, 140-141.

· #680

Относительно периодической критики НКО плохой связи Красной Армии (в апреле и мае 1942 года) см.: Золотарев. НКО. 1941, 221-224, 245-246.

· #681

Полный текст этого приказа за номером 0284 см. там же, 212-213.

· #682

Стрелковые дивизии получили полные батальоны связи только в 1944 году.

· #683

Леонов. Военные связисты в дни войны и мира, 177.

· #684

В. Соколов, «Развитие организационной структуры войск связи в годы войны» // ВИЖ, № 4 (апрель 1981): 25.

· #685

Написано по-русски.

· #686

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 75-76.

· #687

Написано по-русски.

· #688

Там же, 76.

· #689

Приказы НКО носили номера 0065,0066 и 0285. См.: Золотарев. НКО. 1941, 53-57.

· #690

Написано по-русски.

· #691

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 77.

· #692

Там же.

· #693

Хотя в январе 1942 году НКО снизил число огнеметов в огнеметных ротах до 135, он придал каждой роте по пять автомашин.

· #694

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 77-78.

· #695

Написано по-русски.

· #696

Статья «Ампуломет» // Моисеев (ред.). Советская военная энциклопедия. Т. I, 125.

· #697

Бабич и Байер. Развитие вооружения и организации советских сухопутных войск, 78. НКО также добавил в декабре 1943 году к каждому батальону на конной тяге по одной пулеметной роте.

· #698

Там же, 79.

· #699

Написано по-русски.

· #700

Написано по-русски.

· #701

Написано по-русски.

· #702

Написано по-русски.

· #703

См.: Золотарев. НКО. 1941, 41-44. Это был приказ НКО № 0257.

· #704

А. М. Крюков, «Железнодорожные войска» // СВЭ, Т. III, 321-323.

· #705

Например, 28-я железнодорожная бригада состояла из 11-го, 12-го и 27-го отдельных железнодорожных батальонов, 20-го отдельного железнодорожно-мостового батальона и 13-й отдельной железнодорожно-эксплуатационной роты. В начале 1943 года был добавлен 5-й мостовой батальон. В 1944 году эта бригада пополнилась 2-м батальоном связи, а 13-я отдельная железнодорожно-эксплуатационная рота стала 21-м отдельным батальоном механизированных работ. См.: К. П. Терехин и А. С. Таралов. Гвардейские железнодорожники. М.: Воениздат, 1966,10, 80, 105.

· #706

Калашников, Феськов, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года, 17, 22, 162-163. Эти цифры железнодорожных бригад слегка отличаются от данных других источников — вероятно, из-за расхождений в определении западных военных округов. Наиболее надежные источники помещают 1-ю железнодорожную бригаду в Московском военном округе, 6-ю, 9-ю и 17-ю — в Западном особом военном округе, 4-ю, 5-ю, 13-ю, 19-ю и 27-ю — в Киевском особом военном округе, 11-ю — в Ленинградском военном округе, 28-ю — в Харьковском военном округе, 29-ю — в Одесском военном округе, а 3-ю-в неустановленном внутреннем военном округе. См. также: А. Я. Пономарев и Б. Г. Смирнов, «Заграждение железных дорог в первом периоде войны» // ВИЖ, № 3 (март 1986): 77-81.

· #707

Калашников, Феськов, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года, 22. Например, соответствующие возможности грузоперевозок на противоположных сторонах были следующими: Ленинградский ВО — 77 пар поездов в день против 127; Прибалтийский особый ВО — 87 против 192; Западный особый ВО -120 против 216; Киевский особый ВО -132 против 366; и Одесский ВО — 28 против 91.

· #708

Ф. Ф. Гусаров и Л. А. Бутаков, «Техническое прикрытие железных дорог» // ВИЖ, № 4 (апрель 1988): 52-53.

· #709

Содержание этого приказа за номером 018 см.: Золотарев. НКО. 194L 135-137.

· #710

Калашников, Феськов, Чмыхало и Голиков. Красная Армия в июне 1941 года, 22.

· #711

Там же, 21.

· #712

Высоцкий. Тыл Советской Армии, 92.

· #713

Содержание этого приказа за номером 163сс и связанного с ним приказа НКО за номером 0055 см. в: Золотарев. НКО. 1941, 26-27.

· #714

Написано по-русски, как следует из указанного ниже, ГАДУ оно стало несколько позже. (Прим. ред.)

· #715

Написано по-русски.

· #716

Там же. В эти новые ВАД входили дороги от Ленинграда до Пскова, от Москвы до Ярославля, от Москвы через Тулу, Орел и Брянск до Гомеля, от Курска через Глухов до Козельца, от Харькова через Полтаву и Лубны до Киева и от Киева до Одессы.

· #717

Написано по-русски.

· #718

Там же, 41-44.

· #719

Н. Попов, «Совершенствование системы транспортного обеспечения в годы войны» // ВИЖ, № 8 (август 1982): 22.

· #720

Эта система состояла из трех видов ВАД: дороги Ставки внутри одного или нескольких фронтов, а также связывающие фронты между собой; фронтовые ВАД, идущие от ВАД Ставки до фронтов и от станций и районов распределения, расположенных поблизости от границ тыла или в тылу фронтов (где располагались главные фронтовые склады снабжения) до базовых складов полевых армий; армейские ВАД, идущие от фронтовых ВАД и передовых частей базовых складов снабжения полевых армий к дивизионным складам снабжения.

· #721

Там же.

· #722

Написано по-русски.

· #723

Содержание этого приказа за номером 0370 см. в: Золотарев. НКО. 1941,227-228.

· #724

Н. Малюгин, «Автомобильный транспорт фронтов и армий в годы войны» //ВИЖ, № 2 (февраль 1971): 87.

· #725

Написано по-русски.

· #726

И. В. Ковалев. Транспорт в Великой Отечественной войне. М.: Наука, 1981, 381. Впоследствии НКО сформировал буквально сотни таких автотранспортных и дорожных соединений, частей и подразделений, в чем ему помогал постоянный поток полученных по ленд-лизу грузовиков и других машин. Например, в ходе Манчжурского наступления Красной Армии в августе 1945 года три наступающих фронта Красной Армии имели одно полное дорожное управление, один дорожно-эксплуатационный полк, а также 17 дорожно-эксплуатационных, 26 дорожно-строительных и 12 мостостроительных батальонов. В доступные этим фронтам и подчиненным им армиям автотранспортные войска входили три автомобильные бригады, пять автомобильных полков й 35 автотранспортных батальонов.

· #727

Написано по-русски.

· #728

Написано по-русски.

· #729

А. Цирлин. Инженерные войска, 77; Аганов. Инженерные войска Советской Армии, 186.

· #730

Написано по-русски.

· #731

А. Цирлин, «Военные строители в Великой Отечественной войне» // ВИЖ, № 5 (май 1968): 107. Например, НКО преобразовал в УВПС 16-е и 23-е УНС, еще два УНС — в 8-е фронтовое УВПС, а также расформировал пять других УНС.

· #732

Аганов. Инженерные войска Советской Армии, 277.

· #733

Написано по-русски.

· #734

Написано по-русски.

· #735

Сосков, «Совершенствование организационной структуры инженерных войск», 66-70.

· #736

Написано по-русски.

· #737

Аганов. Инженерные войска Советской Армии, 278.

· #738

Там же, 279.

· #739

Бабич и Байер «Развитие вооружения», 23, 99.

· #740

Там же.

· #741

В оригинале написано по-русски, с ошибкой — «по ручной».

· #742

Дальнейшие сведения о мостовых средствах Красной Армии см. там же, 23-25.

· #743

Написано по-русски.

· #744

Подробнее обо всех этих средствах связи см.: И. П. Гришин (ред.). Военные связисты в дни войны и мира. М.: Воениздат, 1968, 123, 128-129, 168-170.

· #745

Кроме того, в начале 1944 года в войска начали поступать радиостанции серии А-7 для применения на батальонном, полковом, дивизионном и корпусном уровнях и на всех ступенях артиллерийской командной иерархии. Хотя первые радиостанции моделей А-7 и А-7а эффективно действовали лишь в диапазоне до 20 километров, уже у модели А-76, производство которой началось в 1944 году, диапазон действия расширился до 50 километров.

· #746

Там же, 180.

· #747

Там же, 179.

· #748

Так у автора, хотя это одна и та же машина. (Прим. ред.)

· #749

Так в оригинале, правильно — ампулометы. (Прим. ред.)

----

Оглавление книги


Генерация: 0.082. Запросов К БД/Cache: 0 / 0