Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Исторические дебаты

Исторические дебаты

Потрясающие масштабы немецкого поражения под Сталинградом и его влияние на последующий ход войны породили жаркие споры среди тех, кто пытался анализировать ход войны с немецкой точки зрения. В равной мере беспримерная победа Красной Армии под Сталинградом, контрастирующая с провалом амбициозного зимнего наступления Ставки в феврале-марте 1943 года, породила схожие споры и на российской стороне. Больше всего из вопросов, связанных с зимней кампанией 1942-1943 годов, исследователей волнуют следующие: в чем состоял стратегический замысел Сталина, когда планировалось ноябрьское контрнаступление Красной Армии, было ли неизбежным уничтожение в Сталинграде немецкой 6-й армии, каков был настоящий масштаб зимнего наступления Ставки, каково было значение «ответного хода» Манштейна и до какой степени Сталинградская битва представляла собой поворотный пункт в ходе войны.

Стратегия Сталина. Стратегия Сталина и Ставки зимой 1942-1943 годов вызвала немало дебатов. Во-первых, большинство историков утверждают, что начиная с ноября 1942 года Сталин и его ключевые военные советники оставили стратегию «широкого фронта», которую применяли предыдущей зимой, а вместо этого на протяжении всей кампании тщательно сосредотачивали наступательные усилия Красной Армии на юго-западном направлении. Потому эти историки классифицируют все прочие наступательные действия как носящие просто отвлекающий характер.[57]

Во-вторых, историки не согласны между собой в отношении стратегического замысла Сталина зимой 1942-1943 годов. Некоторые утверждают, что развитие Сталинградского наступления было непреднамеренным, и Красная Армия просто воспользовалась преимуществом ухудшения положения немцев на юге — в то время как другие заявляют, что Ставка с самого начала намеревалась направить войска Красной Армии из района Кременчуга на юг к Черному морю до рубежа реки Днепр.

Хотя первое утверждение относительно сталинской «стратегии широкого фронта» неверно, прочие интерпретации его стратегии Сталина также не полностью отражают подробности стратегического замысла на время зимней кампании. Архивные свидетельства доказывают, что Сталин с ноября 1942 года и до лета 1944 года придерживался стратегии проведения одновременных крупномасштабных операций на нескольких стратегических направлениях. Поэтому в ноябре 1942 года Красная Армия начала на западном и юго-западном направлениях одновременные операции «Марс» и «Уран», а в феврале 1943 года провела операцию «Полярная звезда» и наступления на северо-западном, западном, юго-западном и южном направлениях на Орел-Брянск-Смоленск, Харьков, Донбасс, Ростов и Краснодар — то есть практически по всему советско-германскому фронту. Все вместе эти наступления ставили целью отбросить к концу зимней кампании войска вермахта к Нарве, Пскову, Витебску, Днепру и Черному морю.

Та же схема осталась в силе и осенью 1943 года, когда Сталин распорядился провести одновременные стратегические наступления в Белоруссии и на Украине, и зимой 1944 года, когда Красная Армия предприняла стратегические наступления в Ленинградской области, на Украине и в Северной Румынии, в то время как другие фронты Красной Армии проводили упорные атаки на немецкие оборонительные порядки в восточной Белоруссии.[58] Эта схема действий продержалась до лета 1944 года, когда Сталин начал свои ошеломляющие стратегические наступления, ведя их одно за другим по разным стратегическим направлениям — но и в этом случае каждое последующее наступление начиналось, когда предыдущее наступление еще шло полным ходом.[59]

Деблокирование немецкой 6-й армии. Трагическая судьба немецких 6-й и 4-й танковой армий под Сталинградом породила длительные и жаркие дебаты — в частности, о значимости немецких попыток деблокировать свои окруженные войска и их шансах на успех. Многие историки утверждают, что окруженных немцев можно было спасти, разреши Гитлер генералу Паулюсу, командующему 6-й армией, отступить от Сталинграда — или если бы Паулюс по собственной воле решил вырваться из окружения до того, как его армия оказалась уничтожена. Оба эти утверждения неверны.

Поручив Манштейну командование новой группой армий «Дон», Гитлер поручил ему организовать две попытки деблокирования: первую — силами XXXXVIII танкового корпуса с запада, вторую — силами LVII танкового корпуса с юго-запада. Однако Ставка, предвидя эти действия,, приказала Юго-Западному и Воронежскому фронтам провести в середине декабря наступление против немецких и итальянских войск, держащих оборону по рекам Чир и Дон.[60]

После нескольких безуспешных ударов вдоль реки Чир, проведенных в начале декабря, два фронта Красной Армии, форсировав Дон, начали в середине декабря 1942 года операцию «Малый Сатурн». Это наступление уничтожило 8-ю итальянскую армию, отвлекло XXXXVIII немецкий танковый корпус от его попыток деблокировать окруженные в Сталинграде армии и сокрушило оборону войск Оси по реке Дон к северо-западу от Сталинграда.

Вскоре после этого Ставка использовала свою мощную 2-ю гвардейскую армию для разгрома второй немецкой деблокирующей группировки — LVII танкового корпуса на реке Аксай к юго-востоку от Сталинграда. Вкупе со слабостью окруженной армии Паулюса использование этих мощных резервов в так называемом Котельниковском сражении гарантировало поражение второй немецкой попытки деблокировать окруженную группировку и привело к последующему драматическому наступлению Красной Армии к Ростову-на-Дону.

Воздействие февральского контрудара фон Манштейна. Историков справедливо завораживал успех и нереализованный потенциал контрударов Манштейна в Донбассе и под Харьковом в феврале и марте 1943 года. Некоторые из них считают, что этот контрудар вернул немцам успех в южной России и восстановил стабильность на германском Восточном фронте в то время, когда катастрофическое поражение под Сталинградом могло вызвать крах всей обороны вермахта. Однако при этом они утверждают, что разреши Гитлер Манштейну продолжить свой контрудар в марте и апреле, немцы не потерпели бы в июле 1943 года поражение под Курском. Хотя в целом историки сильно недооценивают масштаб и важность победы Манштейна, данное утверждение страдает серьезными изъянами.

Контрудары Манштейна вкупе с умелыми действиями немцев на других участках фронта не только покончили с надеждами Красной Армии на победу в южной России, но и серьезно расстроили амбициозные планы стратегического наступления Красной Армии на северо-западном и западном направлениях. Его успешные контрудары, оттянув значительные силы Красной Армии с других стратегических направлений, предотвратили развал всего германского Восточного фронта. Поэтому в смысле своего масштаба, эффекта и значимости контрудар Манштейна был равен широкомасштабному стратегическому наступлению.[61] Для выполнения задач, поставленных перед Красной Армией Ставкой в феврале 1943 года, ей потребуется еще одна крупная кампания и шесть месяцев тяжелых боев.[62]

Контрнаступление Манштейна до конца использовало весь потенциал немецких войск. Ввиду ухудшающихся погодных условий, связанных с весенней распутицей (сезон дождей), сильные подкрепления, переброшенные Ставкой в район Курска с других стратегических направлений, сделали дальнейшие наступательные действия немцев рискованными, если не бесполезными. Продолжение наступления, вероятно, привело бы к новым поражениям, сводящим на нет многое (если не все) из достигнутого Манштейном в его успешном февральском и мартовском контрнаступлении.

Сталинградская битва как поворотный пункт. Сталинградская битва и в самом деле стала наиболее важным поворотным пунктом в советско-германской войне, так как успешное контрнаступление Красной Армии и последующее зимнее наступление ясно показали, что Германия больше не сможет выиграть войну ни на каких условиях.

Этот факт подчеркивался мрачной реальностью того, что в Сталинграде и в ходе последующих наступлений Красная армия добилась беспримерного успеха, сумев окружить и уничтожить основную массу немецких 6-й общевойсковой и 4-й танковой армий, а также уничтожить или нанести тяжелое поражение 2-й немецкой, 3-й и 4-й румынским, 8-й итальянской и 2-й венгерской армиям. В будущем страны Оси более не смогут ни заменить эти армии, ни провести без них успешных наступлений.

Оглавление книги


Генерация: 0.202. Запросов К БД/Cache: 3 / 0