Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Забытая война

Забытая война

Существующие описания летне-осенней кампании 1943 года очень подробно освещают Курскую битву и форсирование с боем Днепра, однако все же оставляют ряд зияющих пробелов. Хотя упомянутые выше масштабные и знаменитые сражения затеняют все прочие боевые действия данного периода, Красная Армия все же проводила и на других участках фронта крупные операции, имевшие потенциально огромное значение. Тем не менее советские историки регулярно и сознательно принижали значимость этих операций или вовсе игнорировали их — либо по политическим, либо по военным причинам. Их немецкие визави также не обращали на эти операции серьезного внимания, ослепленные своими потрясающими поражениями на других участках фронта.

Большинство этих забытых битв опять-таки произошло, когда Ставка под конец успешных наступательных операций подвергала испытанию пределы оперативных возможностей Красной Армии. После того, как действующие фронты выполняли поставленные перед ними первоначальные стратегические задачи, Ставка стандартно ставила перед ними новые задачи с целью проверить на прочность или — при удаче — разгромить новые оборонительные порядки немцев. В ретроспективе большинство этих задач видятся чрезмерно амбициозными и далеко выходящими за пределы возможностей фронтов. Однако, если быть справедливым по отношению к Ставке, то следует признать: избыточный оптимизм, демонстрируемый при формулировании тех новых задач, был следствием совершенно здравой (хотя и не обязательной) практики пытаться развить каждый стратегический успех до максимально возможного предела.

Вопреки настойчивым утверждениям послевоенных советских историков, что Сталин и его Ставка сосредоточили все усилия на юго-западном направлении (на Украине), на самом деле советское командование вновь требовало от Красной Армии вести стратегические наступления на многих направлениях и на широком фронте. Поэтому Красная Армия на каждой стадии кампании начинала крупные наступления на западном, юго-западном и южном направлениях, а также операции меньшего значения на северо-западном и Кавказском направлениях.

В число «забытых битв» или частично игнорируемых операций летне-осенней кампании 1943 года входят следующие:

• Советское наступление на Тамани (с 4 апреля по 10 мая и с 26 мая по 22 августа 1943 года).

• 2-е советское наступление на Донбасс в направлении Изюм-Барвенково и на реке Миус (с 17 июля по 2 августа 1943 года).

• 6-е советское наступление на Синявино (15-18 сентября 1943 года).

• 1-е советское наступление в Белоруссии на Витебск, Оршу, Гомель и Бобруйск (с 3 октября по 31 декабря 1943 года).

• 1-е советское наступление на Киев под Чернобылем, Горностайполем, Лютежем и Букрином (1-24 октября 1943 года).

• Советское наступление в направлении под Кривым Рогом и Никополем (Кривой Рог, Александрия, Знаменка, Апостолово и Никополь) (с 14 ноября по 31 декабря 1943 года.)

Первые три из этих «забытых битв» были либо составными частями, либо продолжениями более крупных и хорошо известных наступательных операций Красной Армии. Например, наступление Северо-Кавказского фронта на Тамань являлось продолжением куда лучше известной Краснодарской наступательной операции, проведенной с 9 февраля по 24 мая 1943 года с целью очистки Северного Кавказа от немецких войск. Проходившее некоторое время под руководством Жукова, наступление на.Тамань, длившееся с начала апреля по август 1943 года, включало в себя затяжную серию безуспешных атак укреплений немецкой семнадцатой армии вокруг станицы Крымская и села Молдаванское, на которых и держался этот последний плацдарм Гитлера на Таманском полуострове.[68]

2-е наступление на Донбасс произошло в контексте Курской битвы, когда Юго-Западный и Южный фронты совместно атаковали оборонительные порядки немецкой группы армий «Юг» на реках Северный Донец и Миус. Хотя мотивы этого наступления остаются неясными, оно, вероятно проводилось с целью развалить немецкую оборону в Донбассе и отвлечь внимание немцев и жизненно важные танковые резервы от района Курска. Российские историки старательно проигнорировали эти операции,[69] предпочитая вместо этого подробно освещать их версии, проведенные уже в августе 1943 года.[70] Наконец, 6-е наступление Ленинградского фронта в середине сентября на Синявино было жестокой, кровопролитной, но в конечном итоге успешной попыткой преодолеть оборону группы армий «Север» на Синявинских высотах — которые Советам вот уже два года никак не удавалось взять. Хотя атакующие войска и захватили высоты, российские историки старательно игнорировали эти стоившие больших потерь бои, так же, как и многие из предыдущих попыток захватить эти высоты.[71]

Наиболее драматическая из «забытых битв» в этой кампании началась в первых числах октября, когда Калининский (1-й Прибалтийский), Западный, Брянский и Центральный (Белорусский) фронты начали наступление с целью расширить уже существующие или захватить новые плацдармы за Днепром к северу и к югу от Киева, а Степной (2-й Украинский), Юго-Западный (3-й Украинский) и Южный (4-й Украинский) фронты усиленно пытались выбить немецкие войска из излучины Днепра от Кременчуга до Никополя.

Во время 1-го наступления в Белоруссии, которое началось в первых числах октября и продолжалось, не ослабевая, до конца года, Калининский (1-й Прибалтийский), Западный, Брянский и Центральный (Белорусский) фронты стремились прорвать оборону группы армий «Центр» в восточной Белоруссии и взять Невель, Витебск, Оршу, Бобруйск и Минск. За три месяца тяжелых и стоивших больших потерь боев Калининский фронт захватил Невель, вогнав клин между группами армий «Север» и «Центр», Калининский и Западный фронты вышли на подступы к Витебску и Орше, а Центральный фронт взял Гомель и Речицу в южной Белоруссии.[72] Однако дальше ни один из этих фронтов продвинуться не смог. Существующие исторические труды описывают отдельные фрагменты этого массированного наступления — такие, как Невельская и Гомельско-Речицкая операции, но старательно игнорируют полный масштаб и амбициозные цели данного наступления.

Те же исторические сочинения также стандартно игнорируют жестокую борьбу Центрального и Воронежского (1-го Украинского) фронтов за овладение в октябре 1943 года стратегическими плацдармами за Днепром к северу и к югу от Киева. За три недели кровопролитных, но бесплодных боев 38-й, 60-й, 40-й, 3-й гвардейской танковой, 27-й и 47-й армиям Воронежского фронта, совместно с 13-й и 60-й армиями Центрального фронта так и не удалось опрокинуть войска четвертой танковой и восьмой армий Группы армий «Юг», которые блокировали плацдармы Красной Армии в районах Чернобыля, Горностайполя, Лютежа и Великого Букрина.[73] В данном случае впечатляющая победа Воронежского фронта в ноябре под Киевом стерла эти наступления из памяти и истории.[74]

Наконец, в ноябре-декабре 1943 года 2-й, 3-й и 4-й Украинские фронты провели столь же разочаровывающее наступление в направлении на Кривой Рог и Никополь с целью очистить район нижнего Днепра от сил 1-й танковой и 17-й армий[75] группы армий «Юг». Хотя эти три фронта неоднократно пытались вновь вдохнуть жизнь в свои наступления и в ходе атак серьезно потеснили на нескольких участках немецкую оборону, как Кривой Рог, так и Никополь оставались в руках немцев до начала 1944 года.[76]

Оглавление книги


Генерация: 0.287. Запросов К БД/Cache: 3 / 0