Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Стратегическое командование и управление

Стратегическое командование и управление

Вызов, с которым столкнулся Советский Союз с началом войны, заставили Сталина сосредоточить стратегическое руководство войной в ограниченном числе командных органов, наиболее важными из которых были Государственный Комитет Обороны, Ставка, Народный Комиссариат Обороны и Генеральный штаб Красной Армии, а также несколько менее заметных органов управления (подробнее см. главу 10). Самой тяжелой задачей, с какой столкнулись эти органы, было создание системы военного руководства, способной эффективно координировать действия нескольких фронтов Красной Армии в стратегических оборонительных операциях. Хотя довоенная советская военная теория представляла себе отдельные фронты ведущими оборонительные и наступательные действия на отдельных стратегических направлениях, проводимая немцами операция «Барбаросса» доказала, что действовать так они не могли.

Поэтому сразу после начала войны Ставка начала экспериментировать с новыми командными структурами, способными координировать действия нескольких фронтов — ив обороне летом-осенью 1941 года, и в наступлении зимой 1941-1942 годов. Когда эти командные органы оказались неэффективными, Ставка начиная с осени 1942 года начала использовать для управления операциями групп из нескольких действующих фронтов институт собственных «представителей» — систему стратегического управления, продержавшуюся до конца войны.

В рамках этой системы командования Ставка спускала свои стратегические решения действующим фронтам и флотам посредством директив, конкретизирующих, какое именно командование будет проводить операцию, когда, где, как и какими силами.[89] Управления Генерального штаба и НКО, служба военных сообщений Красной Армии (ВС) и начальники родов войск (бронетанковых, артиллерийских, инженерных и т.д.) обеспечивали эти директивы исходными данными. Перед каждой операцией командующие фронтами и даже армиями могли поставить под вопрос принятые решения и предложить альтернативный план действий. После того, как Ставка издавала окончательные оперативные директивы, пока шли запланированные операции, она выпускала частные и предварительные приказы, дающие действующим фронтам дополнительные задачи по требованиям обстановки.[90]

В первый период войны Ставка обычно направляла оперативные директивы напрямую главным командованиям, фронтам, а иной раз даже армиям, вызывая их командующих в Москву. Однако во второй период войны она все чаще спускала эти директивы через представителей, которым поручала координировать планирование и ведение крупных наступательных или оборонительных операций, осуществляемых группами фронтов.

Хотя большинство этих директив Ставка инициировала сама, обычно после консультаций со своими представителями и командующими фронтами, командующие могли самостоятельно подготовить предложения будущих операций. В таких случаях командующие фронтами, посовещавшись с военными советами фронтов (состоящих из командующего его начальника штаба и комиссара), направляли свои письменные предложения в Ставку и своим представителям Ставки, если им придавались такие. Затем Ставка изучала предложение, вносила поправки и либо одобряла его, либо нет, а если одобряла, то издавала соответствующую оперативную директиву.

Оглавление книги


Генерация: 0.130. Запросов К БД/Cache: 0 / 0