Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ

В стратегическом плане наиболее серьезный вызов, с которым столкнулись Ставка и Красная Армия в первые 30 месяцев войны, заключался в необходимости организовать и проводить эффективные стратегические оборонительные операции с целью затормозить, остановить и в конечном итоге отбросить вспять войска вермахта в ходе операций «Барбаросса», «Блау» и «Цитадель» в летние месяцы 1941, 1942 и 1943 годов. Вдобавок к планированию и координации этих операций Ставке приходилось организовывать строительство стратегических оборонительных рубежей на подступах к таким ключевым пунктам, как Киев, Ленинград, Москва, а позже Сталинград и Курск. Она формировала и выставляла в поле стратегические резервы, планировала и координировала контрудары и контрнаступления с целью возвращения Красной Армии стратегической инициативы. Причем в первые два года войны ей приходилось вести эти оборонительные действия на огромных расстояниях, противостоя кажущимся неудержимыми войскам вермахта, после катастрофических потерь территории, промышленных предприятий, сельскохозяйственных угодий, живой силы и боевой техники.

В 1941 году Красная Армия вела оборонительные бои в ходе осуществляемой немцами операции «Барбаросса» на фронте протяженностью более 2500 километров, простирающемся от Баренцева до Черного моря и на глубину 50-950 километров — от западных границ Советского Союза до подступов к Мурманску, Ленинграду и Ростову. Наиболее интенсивные из этих действий происходили в полосе между Балтийским и Черным морями почти в 1200 километров шириной. Красная Армия начала обороняться, имея в действующих фронтах и армиях 20 механизированных корпусов и 103 дивизии, еще 5 механизированных корпусов и 42 дивизий находились в ее собственных резервах (РГК). В этих войсках имелось более 17 000 танков. За пять с лишним месяцев оборонительных боев Ставка выделила в качестве подкреплений обороняющимся войскам 291 дивизию и 94 отдельных бригады. С учетом потерь численность обороняющихся войск на 1 декабря 1941 года увеличилась до 274 дивизий в действующих фронтах и армиях и до 57 — в резерве, называемом теперь РВГК.

Прежде чем остановить в начале декабря 1941 года, казалось бы, неудержимую немецкую военную машину, Ставка организовала и скоординировала, пусть зачастую и очень плохо, от одной до трех отдельных, особых и идущих последовательно стратегических оборонительных операций, перемежающихся с локальными контратаками, контрударами или контрнаступлениями на каждом из трех главных стратегических направлений, проходящих через коренные земли Советского Союза. На этом огромном пространстве Красная Армия провела в 1941 году 11 отдельных стратегических оборонительных операций, продлившихся от 20 до 100 дней на фронте шириной в 300-1100 километров и на глубину от 50 до 600 километров (см. таблицу 3.1).[109]

В 1942 году Красная Армия осуществляла стратегическую оборону в ходе немецкой операции «Блау» на глубину от 150 до почти 800 километров и на фронте шириной от 600 до 2100 километров, простирающемся от Воронежской области через Сталинград до Кавказских гор. Начала она обороняться, имея в своем распоряжении 11 танковых корпусов, 111 дивизий и 62 танковые бригады в действующих фронтах, 38 дивизий в резерве ВГК, атакже примерно 5000 танков. В ходе длившейся почти пять месяцев обороны Ставка передала действующим фронтам в качестве подкреплений 11 танковых и механизированных корпусов, два кавалерийских корпуса, 72 стрелковые дивизии и 38 танковых бригад. С учетом потерь численность обороняющихся войск в действующих фронтах на 1 декабря 1942 года увеличилась до девяти танковых, трех механизированных и шести кавалерийских корпусов, 203 стрелковых дивизий и 60 танковых бригад, а также четырех танковых и двух механизированных корпусов, восьми стрелковых дивизий и одной танковой бригады в резерве ВГК.[110]

Прежде чем остановить в середине ноября 1942 года наступление вермахта, Ставка вела как позиционные, так и маневренные оборонительные бои — сначала на Воронежском и Сталинградском стратегических направлениях, а позднее еще и на Кавказском направлении, в то же время находясь в обороне или осуществляя местные контратаки либо полномасштабные контрудары на всем остальном советско-германском фронте. Стратегическая оборона Ставки включала в себя три отдельные оборонительные операции длительностью от 50 до 125 дней, проведенные на фронтах шириной от 250 до 1000 километров от 150 до 800 километров в глубину (см. таблицу 3.2).

В отличие от 1941 и 1942 годов, в 1943 году Ставка только дважды требовала от Красной Армии вести оборонительные операции — сперва в феврале-марте, когда ее вынудило к этому контрнаступление вермахта, а второй раз в июле, когда эта оборонительная операция внесла существенный вклад в достижение общих наступательных целей Ставки. Первую из этих стратегических оборонительных операций Ставка провела в феврале-марте 1943 года на фронте в 500 километров шириной и от 50 до 210 километров глубиной в районе Донбасса, Харькова, Севска и Курска областях для сохранения приобретений, достигнутых Красной Армией в ходе зимнего наступления 1942/43 года от скоординированного контрнаступления вермахта. Вторую она провела в июле на фронте в 550 километров шириной и от 10 до 35 километров глубиной в районе Курска в качестве преднамеренной стратегической обороны, предназначенной сдержать мощь ожидаемого наступления немцев перед тем, как начать собственное общее стратегическое наступление.

Стратегическая оборона Ставки в феврале-марте 1943 года включала в себя три оборонительные операции фронтового уровня длительностью от 10 до 22 дней на участках фронта протяженностью от 200 до 300 километров и на 50-210 километров в глубину. Стратегическая оборона Ставки в июле включала в себя только одну стратегическую оборонительную операцию (под Курском), проведенную двумя фронтами и частью сил третьего (см. таблицу З.З).[111] Таким образом, стратегические оборонительные операции, проведенные Ставкой в 1942 и 1943 годах, были намного более сложными и в силу этого намного более эффективными, нежели проводимые ею в 1941 году (см. таблицу 3.4).

В ходе стратегических оборонительных операций, организованных Ставкой в 1941, 1942 и 1943 годах, Красная Армия использовала сочетание позиционной и маневренной техники обороны, ведя последовательные бои на заранее намеченных глубоко эшелонированных оборонительных рубежах, когда только возможно нанося многочисленные контратаки и контрудары, а в нескольких случаях — самые настоящие контрнаступления.[112]

Пространственные измерения этих оборонительных операций со временем значительно снизились — в основном из-за уменьшения наступательной мощи вермахта, в то время как мощность, прочность и эффективность стратегической обороны

Красной Армии за первые 30 месяцев войны значительно возросли. Например, на начальных этапах операции «Барбаросса» наступление вермахта охватывало практически весь фронт, но дальше всего оно продвинулось на северо-западном, западном и южном направлениях, которые выводили к Ленинграду, Москве и Ростову. Хотя Ставка первоначально вела стратегическую оборону на этих направлениях силами Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов, к которым позднее добавились силы Южного фронта, с июля по октябрь она развернула на этих направлениях Центральный, Резервный и Брянский фронты, имея к началу декабря восемь действующих фронтов: Ленинградский, Северо-Западный, Калининский, Западный, Брянский, Юго-Западный, Южный и Закавказский.

Когда вермахт в конце июня и в июле 1942 года начал операцию «Блау», поначалу немецкое командование ограничило свои наступательные операции южным направлением, которое считало единственным. Однако в реальности немецкие войска уже к июлю действовали на двух стратегических осях, первая из них протянулась к Воронежу, а вторая — к Сталинграду. К ноябрю глубоко в Кавказский регион вытянулась и третья стратегическая ось.

Первоначально Ставка противодействовала наступлению вермахта силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов, но когда наступление развернулось вширь, в конце лета — начале осени она перетасовала и переименовала несколько своих фронтов. В итоге к середине ноября оборону на Воронежском, Сталинградском и Кавказском направлениях осуществляло шесть фронтов: Брянский, Воронежский, Сталинградский (Юго-Западный), Сталинградский, Южный и Северо-Кавказский.

Когда войска вермахта предприняли в феврале-марте 1943 года действия, равнозначные полноценному контрнаступлению с целью остановить зимнее наступление Красной Армии на центральном, юго-западном и южном направлениях, Ставка перешла на первых двух направлениях к стратегической обороне силами пяти полных фронтов — Брянского, Центрального, Воронежского и Юго-Западного.[113]

И наконец, когда вермахт начал в июле 1943 года на центральном направлении (по оси Курск-Воронеж) операцию «Цитадель», Ставка организовала стратегическую оборону силами Центрального и Воронежского фронтов, поддерживаемых Степным военным округом (фронтом), а позже развернула контрнаступление по тем же направлениям силами четырех фронтов (Брянского, Центрального, Воронежского и Степного) и частью еще двух фронтов (Западного и Юго-Западного).

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.211. Запросов К БД/Cache: 3 / 1