Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Техника обороны

Техника обороны

За первые 30 месяцев войны размах и масштаб стратегических оборонительных операций Красной Армии значительно возросли. Осуществляемые Ставкой планирование, координация и управление этими операциями стали более эффективными, конкретные оборонительные приемы, используемые действующими фронтами, также значительно улучшились. Наиболее очевидно эти улучшения проявились в прочности стратегических оборонительных рубежей Красной Армии и в наступательном характере действий фронтов или групп фронтов при проведении своих оборонительных операций.

Прочность создаваемой Ставкой стратегической обороны зависела в первую очередь от эффективности оперативных соединений действующих фронтов и от того, насколько хорошо они организовались для боя. Кроме того, важную роль играла прочность оборонительных рубежей и позиций, а также надежность позиционной обороны, осуществляемой действующими фронтами. Учитывая возможности танковых войск вермахта, прочность обороны в немалой степени зависела от способности обороняющихся войск могли противостоять смертельной угрозе немецких танков.

Оборонительные оперативные соединения. Нехватка как войск, так и вооружения в первые шесть месяцев войны вынуждала действующие фронты Красной Армии выстраивать оперативные соединения в обороне, в один эшелон при совершенно незначительных резервах. Однако в конце 1941 года НКО сформировал и выставил на поле свежие войсковые соединения и объединения, после чего советские фронты получили возможность создавать вторые эшелоны уровня целых армий — хотя обычно они использовали эти армии только в наступательных целях.

Летом 1942 года действующие фронты вновь оборонялись армиями в один эшелон — на этот раз потому, что Ставка потратила имевшиеся у нее резервы на проведение в мае неудачных наступательных операций. Кроме того, стремительное наступление вермахта в конце июня и в июле лишило Ставку времени на придание передовым действующим фронтам любой из своих десяти резервных армий для использования их в обороне в качестве вторых эшелонов.

Это положение резко изменилось летом 1943 года, когда в распоряжении советского командования появились более крупные резервы. Поэтому в ходе стратегической обороны в июле 1943 года под Курском и на других участках фронта действующие фронты Красной Армии могли располагать свои армии в обороне, в зависимости от обстоятельств, в одном или в двух эшелонах. Кроме того, фронты получили возможность выставить на поле более многочисленные и мощные танковые и противотанковые резервы, а также сосредотачивать для поддержки своей обороны более мощные артиллерийские группировки. После Курской битвы вермахт крайне редко вынуждал Красную Армию прибегать к подготовленной обороне, но когда такое все же случалось, советские фронты, как правило, готовили для обороны сложные и сильно эшелонированные структуры, опиравшиеся на хорошо подготовленные оборонительные позиции с сильными фронтовыми резервами позади.[119]

Стратегические оборонительные рубежи и позиционная оборона. Прочность стратегической обороны Красной Армии в первые 30 месяцев войны также напрямую зависела от качества возведенных Ставкой или ее действующими фронтами стратегических оборонительных рубежей, а также от эффективности позиционной обороны, проводимой ее действующими фронтами. В целом за 1941 год и начало 1942 года качество оборонительных сооружений заметно улучшились — в основном благодаря тому, что НКО увеличил численность вспомогательных инженерно-саперных войск, придаваемых действующим фронтам и армиям. Кроме того, были сформированы целые саперные армии для возведения в тылу оборонительных рубежей, которые занимались оперативными и стратегическими резервами до и во время каждой оборонительной операции.

Уже в первые несколько недель войны темп наступления вермахта заметно замедлился, когда он столкнулся с укрепрайонами Юго-Западного фронта у Равы-Русской, Перемышля, Новгород-Волынского и Коростеня. Поэтому в последующие четыре месяца Ставка приказала построить пять крупных и несколько меньших оборонительных рубежей, защищающих подступы к Ленинграду, Москве, Сталинграду и Ростову (см. таблицу 3.5).[120]

После того, как войска вермахта в конце июня разгромили передовую оборону Красной Армии, Ставка приказала возвести в 200 километрах восточнее старых границ новый стратегический оборонительный рубеж с целью преградить путь немецкому наступлению на северо-западном и западном направлениях. Были созданы и другие оборонительные рубежи на юго-западном направлении для защиты Киева и Одессы, на подступах к Крыму и Донбассу, на пути к Сталинграду и, позднее, на подступах к Кавказу (см. главу 9).[121] В конечном итоге, мобилизовав гражданское население, Ставка к концу 1941 года создала сложные тыловые оборонительные рубежи и полевые укрепления, во многих местах простирающиеся на глубину 200-400 километров.

Несмотря на победу Красной Армии под Москвой в конце 1941 — начале 1942 года, Ставка продолжала строить новые оборонительные рубежи. Новая оборонительная система, построенная в начале 1942 года саперными армиями и гражданскими рабочими, укрепила оборону Москвы, прикрыла подступы к реке Дон, Сталинграду и Кавказу.[122] В целом Ставка возвела в 1942 году оборонительные рубежи и укрепления на глубине до 600 километров от западных границ Советского Союза.

Несмотря на все успехи, эти громадные усилия в области строительства тоже сталкивались с массой трудностей: во-первых, с острой нехваткой опытных инженерных кадров, техники и материалов для своевременного возведения укреплений; во-вторых, с отсутствием войск для занятия их. В результате немецкие войска очень часто преодолевали эти укрепления до полного завершения их строительства. Например,

«…из 291 стрелковой дивизии и 66 стрелковых бригад, отправленных Ставкой ВГК действующим армиям летом 1941 года, лишь 66 дивизий (22,6 процента) и 4 бригады (6 процентов) были использованы для своевременного занятия тыловых оборонительных рубежей».[123]

В дополнение к сооружению и использованию в стратегических оборонительных операциях укрепленных рубежей и позиций

Ставка требовала от действующих фронтов целенаправленного ведения позиционной обороны — как в открытом поле, так и при обороне таких ключевых населенных пунктов, как Смоленск, Ленинград, Киев, Москва и Ростов в 1941 году и Сталинград в 1942 году. Хотя возможности действующих фронтов вести позиционную оборону за первые 30 месяцев войны значительно улучшились, частые требования Сталина защищать непригодные для обороны позиции приводили к стратегическим катастрофам и к неоправданным потерям как в ходе операции «Барбаросса», так и в ходе операции «Блау». Например, в ходе операции «Барбаросса» это случилось в начале июля во время обороны Могилева и Днепровского рубежа, в конце июля — во время обороны Смоленска и в сентябре — во время обороны Киева. В ходе операции «Блау» это вновь произошло в июле 1942 года, когда войска Красной Армии под давлением неудержимой военной машины вермахта отходили к Сталинграду. Эти катастрофические неудачи позиционной обороны зачастую приводили к окружению и уничтожению массивных скоплений советских войск. Хотя ликвидация этих очагов сопротивления задерживала или иным образом временно нарушала темпы дальнейшего наступления вермахта, она еще более ослабляла способность Ставки вести стратегическую оборону.[124]

Противотанковая оборона. Громадный ущерб, нанесенный летом и осенью 1941 года танковыми дивизиями, танковыми (моторизованными) корпусами и танковыми группами (армиями) вермахта стратегической обороне Красной Армии, лишний раз подчеркнул жизненную необходимость противотанковой обороны для прочности стратегической обороны, возводимой Ставкой и ее действующими фронтами в последующие летние периоды 1942 и 1943 годов. НКО признал важность стратегической противотанковой обороны еще до войны, тогда же были сформированы первые большие противотанковые бригады, которые должны были взаимодействовать с механизированными корпусами как при оборонительных, так и при наступательных действиях.

После того, как вермахт в первые же несколько недель войны уничтожил эти противотанковые бригады, Ставка и командующие фронтами лихорадочно трудились над улучшением противотанковой обороны. Однако нехватка противотанкового вооружения, склонность полевых командиров применять их не концентрированно, а вразброс, а также неэффективность крупнокалиберной артиллерии и авиации против немецких танков вынуждали действующие фронты все больше полагаться в борьбе против немецких танков на собственные танковые силы. Даже в 1942 — начале 1943 года, несмотря на многочисленные инструкции НКО о том, что танки должны использоваться в первую очередь против вражеской пехоты, командующие фронтами стремились полагаться в противотанковой обороне в первую очередь именно на них.

Однако в то же время, сначала на тактическом, а затем и на оперативном уровне, действующие фронты Красной Армии начали мало-помалу применять как противотанковую, так и иную артиллерию в качестве самостоятельного противотанкового оружия и организовывать взаимодействие этих видов оружия с пехотой для создания все более сложной и действенной противотанковой обороны. Если в первые шесть месяцев войны количество противотанковых пушек, имеющихся у командующих фронтами, в среднем составляло менее пяти стволов на километр фронта — слишком мало, чтобы сводить их в отдельные структуры армейского, а тем более фронтового уровня,-то в 1942 году положение изменилось к лучшему.

К лету 1942 года резкое увеличение количества доступного противотанкового вооружения наконец позволило командующим армиями начать создавать противотанковые опорные пункты и противотанковые районы, глубоко эшелонированные по осям возможного наступления танковых соединений вермахта. Дальнейшее увеличение во второй половине 1942 года количества выставленных на поле противотанковых пушек дало командующим армиями возможность формировать и применять в подчиненных им стрелковых корпусах и дивизиях противотанковые резервы, повышая таким образом плотность, мобильность и эффективность своей противотанковой обороны.

Основываясь на опыте 1941-1942 годов, действующие фронты Красной Армии летом 1943 года смогли наконец возвести внушительную противотанковую оборону, простирающуюся на всю глубину первого оборонительного пояса. Состоящая из густой сети прикрывающих друг друга ротных противотанковых опорных пунктов и батальонных противотанковых районов, защищаемых пехотой и плотной завесой массированного огня артиллерии, эта противотанковая оборона стала в 1943 году надежным оперативным и стратегическим средством в арсенале прочих оборонительных приемов Красной Армии и оставалась им до конца войны.

Динамизм. Наконец, эффективность стратегических оборонительных операций Красной Армии на протяжении всей войны в значительной степени зависела от того, насколько Ставка и ее фронты проявляли то, что русские называют «активностью» — термином, который лучше всего определяется как «динамизм». Это понятие описывает степень, в которой командование войсками использует в ходе обороны энергичные наступательные действия -контратаки, контрудары и контрнаступления. Хотя классическая история констатирует, что Ставка в 1941, 1942 и 1943 годах завершала свои стратегические оборонительные операции успешными контрнаступлениями под Москвой, Сталинградом и Курском, она в общем-то игнорирует активное сопротивление Красной Армии наступлениям вермахта в ходе операций «Барбаросса» и «Блау» — главным образом потому, что это сопротивление зачастую бывало плохо организованным, бесплодным и стоило больших потерь в людях.[125] Однако суммарное воздействие этих многочисленных «булавочных уколов» на немецкую шкуру в конечном итоге подвергло эрозии наступательную мощь вермахта и внесло значительный вклад в те поражения, которые он в конце концов потерпел в сентябре 1941 года под Ленинградом, в декабре 1941 года — под Москвой и Ростовом, а в ноябре 1942 года — под Сталинградом.

Действующие фронты Красной Армии с самых первых дней операции «Барбаросса» активно реагировали на вторжение вермахта и продолжали оказывать ожесточенное сопротивление на протяжении всего немецкого наступления. Однако история проигнорировала это сопротивление — частично потому, что оно было плохо организовано, скоординировано и проведено, но главным образом потому, что оно обычно не достигало успеха и приводило к тяжелым потерям Красной Армии.

Как и требовалось согласно стратегическому оборонительному плану Генерального штаба, пока вермахт проводил операцию «Барбаросса», действующие фронты Красной Армии осуществляли многочисленные контратаки, контрудары и, по крайней мере в одном случае, полнокровное контрнаступление. Кроме того, Ставка чаще всего сама давала распоряжения об осуществлении таких операций и пыталась координировать их по месту и времени проведения. Наиболее важные из них — контрудары около Кельме, Расейняя, Гродно, Дубно, Бродов в конце июня, у Сольцев, Лепеля, Бобруйска и Коростеня в начале июля, у Старой Руссы в августе и под Калинином в октябре, а также контрнаступления под Смоленском в конце июля — начале августа, под Смоленском, Ельней и к западу от Брянска в конце августа — начале сентября (см. главу I).[126]

Хотя все эти контрудары и контрнаступления закончились неудачей, многие из них оказали значительное воздействие на ход и исход операции «Барбаросса». Например, контрудар механизированных войск в районе Дубно и Броды в конце июня значительно затормозил наступление немецкой группы армий «Юг» на Киев. Равным образом контрудары Северо-Западного фронта у Сольцев в июле и у Старой Руссы в августе почти на две недели задержали наступление группы армий «Север» на Ленинград. А позже контрнаступления Западного, Резервного и Брянского фронтов в июле-августе под Смоленском внесли свой вклад в решение Гитлера задержать наступление на Москву, проведя наступление для взятия Киева-решение, внесшее значительный вклад в последующее поражение вермахта у ворот Москвы:

«Впервые за время Второй мировой войны [под Смоленском] немецко-фашистские войска вынуждены были остановить наступление на главном направлении и перейти к обороне. Важным результатом Смоленской операции был выигрыш времени для укрепления восстановленной стратегической обороны на Московском направлении, для подготовки обороны столицы и для последующего разгрома гитлеровцев под Москвой».[127]

Столь же активно Ставка и ее действующие фронты сопротивляясь наступающим войскам вермахта на протяжении всей операции «Блау». В этом случае руководство Ставки и фронтов организовало и нанесло и крупный контрудар по наступающим немцам уже примерно через неделю после начала немецкого наступления и продолжало наносить контрудары, доходящие в некоторых случаях по масштабам до контрнаступлений, на протяжении всей немецкой операции. Более того, в 1942 году Ставка организовывала, проводила и координировала эти операции намного эффективней, чем это получалось у нее в 1941-м.

В число наиболее важных активных действий на Сталинградском направлении входили крупные танковые контрудары в июле у Воронежа и на реке Дон, один из которых по масштабам и намеченным целям приближался к полнокровному контрнаступлению, в августе-сентябре — под Воронежем, в июле-августе — на Дону у Серафимовича и Клетской, и в августе-сентябре-октябре — непосредственно под Сталинградом (см. главу 2).[128]

Кроме того, когда развернулась операция «Блау», Ставка организовала наступления по всему советско-германскому фронту с целью отвлечь внимание и резервы немцев от Сталинградского и Кавказского направлений. В их число входили наступления в июле под Демянском, Жиздрой и Волховом, в августе — под Синявино, Демянском, Ржевом, Сычевкой, Гжатском, Вязьмой и Волховом, и в сентябре — опять под Демянском.

Хотя все контрудары и контрнаступления, организованные Ставкой на Сталинградском направлении, либо потерпели неудачу, либо достигли лишь ограниченных целей, как они, так и наступления на других направлениях внесли значительный вклад в ход и исход операции «Блау». Контрнаступления, организованные Ставкой под Сталинградом с июля по октябрь, постепенно истощили силу немецкой 6-й армии и воспрепятствовали ее попыткам окончательно взять сам Сталинград. Кроме того, успешный захват Красной Армией в августе плацдармов на реке Дон, которые немцам так и не удалось отбить, обеспечил ее идеальным исходным пунктом для последующего ноябрьского наступления. Наконец, многочисленные наступления, организованные Ставкой на других участках советско-германского фронта, помешали немцам перебросить подкрепления своим войскам в Сталинграде в то время, когда такие подкрепления были жизненно необходимы.

Самая активная и действенная стратегическая оборона, какую организовала и координировала Ставка вместе с руководством действующих фронтов в первые 30 месяцев войны, имела место в июле 1943 года при отражении немецкого наступления под Курском — операции «Цитадель». Хотя пространственные ограничения этой обороны не давали возможности проведения длительных оборонительных операций на больших пространствах и в течение продолжительного времени, оборона Курска была активной в нескольких важных отношениях. Во-первых и в главных, впервые за время войны Ставка спланировала свою оборону лишь как прелюдию к собственному крупному стратегическому наступлению. Поэтому даже при планировании оборонительного этапа Ставка давала фронтам задачи с прицелом на их роли в последующем наступлении.

Кроме того, во время оборонительного этапа Курской операции Ставка приказала действующим фронтам маневрировать своими тактическими и оперативными резервами, проводить контратаки и наносить контрудары так, чтобы сделать оборону более динамичной — тогда как сама Ставка в то же время маневрировала своими стратегическими резервами для повышения эффективности обороны. В число наиболее важных из этих действий входили тактические контратаки по всему оборонительному фронту Красной Армии во время первоначального броска вермахта, скоординированные контрудары по острию или по флангам немецкого наступления в фазе его развития и крупный контрудар резервов Ставки под Прохоровкой в кульминационной фазе обороны. Наконец во время этого же кульминационного боя под Прохоровкой, Ставка начала общее контрнаступление двух фронтов против войск вермахта, обороняющих Орловский выступ.[129]

Словом, после двух лет жестокого и зачастую дорого обходившегося опыта организации и ведения стратегической обороны и стратегических оборонительных операций, Ставка и ее действующие фронты постепенно развили методы активной обороны, которые будут успешно применяться советским командованием вплоть до конца войны.

Оглавление книги


Генерация: 0.322. Запросов К БД/Cache: 3 / 0