Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Цели и направления

Цели и направления

Хотя (за исключением наступлений, организованных во время проводимой немцами операции «Барбаросса») размах и масштаб стратегических наступательных операций Красной Армии в первые 30 месяцев войны постоянно возрастал, стратегические цели Ставки в этих операциях оставались поразительно постоянными — и как минимум до лета 1943 года чрезмерно амбициозными. Планируя свои стратегические наступательные операции, Ставка стандартно выбирала в качестве точки приложения своих военных усилий те группировки войск вермахта, уничтожение которых привело бы к «коренному изменению военно-политических условий на театре военных действий, на стратегическом направлении или на всем стратегическом фронте».[131]

Например, в период проведения немцами операции «Барбаросса» Ставка провела в июле и августе контрнаступления в районе Смоленска с целью разгромить и уничтожить значительную часть войск вермахта, действующих на западном стратегическом направлении, чтобы тем самым остановить их продвижение к Москве и вынудить вермахт задержать наступление в целом. Наступление Ставки в декабре под Москвой, которое началось со скромного контрудара, в конечном итоге поставило своей целью отбросить немецкие войска от ближних подступов к Москве.

Сорвав своим контрнаступлением под Москвой операцию «Барбаросса», Ставка стремилась всеми наступлениями, какие она спланировала и провела, нанести максимальный урон войскам вермахта и по ходу дела сокрушить, развалить немалую часть его обороны на одном или нескольких стратегических направлениях. Например, стратегические цели Ставки во время ее наступления на Ржев-Вязьму и в последующей зимней кампании 1941-1942 годов состояли, во-первых и главных, в уничтожении немецкой группы армий «Центр» и освобождении Смоленска, а во-вторых, в снятии осады с Ленинграда и в отбрасывании войск группы армий «Юг» из Донбасса, от Харькова и из Крыма до рубежа реки Днепр.

Равным образом, когда немецкая операция «Блау» находилась в конце ноября 1942 года уже на ущербе, первоначальными стратегическими целями Ставки во втором наступлении на Ржев-Сычевку и под Сталинградом были разгром и уничтожение крупных частей групп армий «Центр», «А» и «Б», действовавших на Западном, Сталинградском и Кавказском направлениях, отбрасывание их войск от Москвы, Сталинграда и Кавказа, взятие Смоленска и Ростова.

После успеха Сталинградского наступления Ставка во время последующей зимней кампании драматически резко расширила свои стратегические цели. Сперва, в январе 1943 года, она стремилась разгромить группы армий «Б», «Дон» и «А» в южной России и отбросить их войска обратно к Днепру, и одновременно снять осаду с Ленинграда. Затем в феврале она расширила свои цели, включив в их осуществление практически все действующие фронты и попытавшись развалить оборону вермахта на северо-западном, западном и юго-западном направлениях, отбросив его войска к восточным границами Прибалтики и Белоруссии и к рубежу реки Днепр.

В ходе же стратегического наступления летом 1943 года Ставка провела внушительную серию следующих одна за другой и одновременных стратегических операций, стремясь достичь тех целей, которые никак не давались ей в феврале-марте 1943 года. После проведения стратегической оборонительной операции на Курской дуге она провела стратегические наступательные операции против войск вермахта, обороняющихся на флангах Курской дуги, с целью взятия Орла и Харькова. Затем в августе-сентябре Ставка расширила свои операции, охватив ими весь регион от Великих Лук до Черного моря. Теперь она начала множество стратегических наступлений с целью развала обороны групп армий «Центр» и «Юг», изгнания их войск из всего региона к востоку от Днепра, взятия Витебска, Могилева и рубежа реки Днепр, захвата плацдармов за Днепром. После того, как эти операции были в конце сентября — начале октября успешно завершены, Ставка приказала атакующим фронтам вторгнуться в восточную Белоруссию, центральную и восточную Украину[132] — и взять Минск, Киев, Винницу и Кривой Рог — задачи, которые действующие фронты выполнили лишь частично.

Таким образом, цели, которые Ставка ставила перед своими действующими фронтами в ходе всех стратегических наступательных операций, спланированных и проведенных ею с января 1942 по июль 1943 года, отличались примечательным постоянством — в каждом случае в их число входило занятие Смоленской области и вытеснение войск вермахта с территорий к востоку от Днепра. Однако эти цели, оставаясь постоянными на протяжении большей части данного периода, были нереалистичными. Попросту говоря, Ставка вплоть до сентября 1943 года не достигла задач, поставленных ею перед действующими фронтами еще в январе 1942 года по двум основным причинам. Во-первых, до этого времени она была не способна спланировать такие сложные и затратные операции; во-вторых, ее действующие фронты были недостаточно сильны чтобы успешно провести их.

На завершающих этапах летне-осенней кампании 1943 года и после, зимой 1943-1944 годов, Ставка продолжала ставить перед действующими фронтами цели, которые явно выходили за рамки их возможностей. Однако теперь она, как правило, просто испытывала пределы сопротивления вермахта, основываясь на посылке, что под неослабевающим давлением оборона вермахта может в какой-то момент полностью рухнуть.

Оглавление книги


Генерация: 0.212. Запросов К БД/Cache: 3 / 0