Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ РЕЗЕРВЫ

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ РЕЗЕРВЫ

Самым важным фактором успешного проведения как стратегических оборонительных, так и стратегических наступательных операций Ставки в первые 30 месяцев войны была ее способность собрать, выставить на поле и эффективно использовать стратегические резервы. Эти резервы сыграли огромную роль в стратегических оборонительных операциях, которые советское командование проводило с целью сперва затормозить, а потом остановить продвижения вермахта во время операций «Барбаросса», «Блау» и «Цитадель». Они также оказались крайне важны, когда Ставка организовала стратегические наступления зимой 1941-1942 и 1942-1943 годов, а также летом и осенью 1943 года. Резервы выполняли такие жизненно важные функции, как пополнение действующих фронтов, занятие новых оборонительных рубежей, ликвидация прорывов вермахта. Кроме того, они составили изрядную часть тех войск, силами которых Ставка и ее действующие фронты наносили контрудары, проводили контрнаступления и наступления.

Численность Резерва Главного Командования (РГК), как его называли, когда началась война, или Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК), как его переименовали в августе 1941 года, постоянно менялась. В любой конкретный момент он имел разную численность, максимальная составляла восемь армий, 47 стрелковых дивизий и 7 стрелковых бригад. В первые шесть месяцев войны численность РВГК колебалась следующим образом: от 7 армий (47 стрелковых дивизий) на 1 июля до 8 армий (44 стрелковые дивизии и 7 стрелковых бригад) на 1 декабря. Минимальную численность РВГК имел в августе-октябре: ни одной армии и даже стрелковой дивизии на 1 августа, четыре-пять стрелковых дивизий в сентябре и октябре.[148]

В течение этого периода Ставка выделила действующим фронтам из своих стратегических резервов в целом 291 стрелковую дивизию и 94 стрелковые бригады, в том числе 150 стрелковых дивизий и 44 стрелковые бригады — фронтам, действующим на западном направлении, и 141 стрелковую дивизию и 50 стрелковых бригад фронтам, действующим на северо-западном и юго-западном направлениях.[149] Из этих дивизий и бригад 85 процентов были новыми соединениями, спешно организованными и зачастую сильно недоукомплектованными, набранными в стратегическом тылу и обладавшими лишь ограниченной боеспособностью, а 15 процентов — отведенными в тыл с действующих фронтов для реорганизации и пополнения.

В 1941 году Ставка в период с июля по ноябрь использовала свои стратегические резервы для сдерживания немецкого наступления и проведения контрнаступлений на Тихвин, Ростов и под Москвой в ноябре и декабре, а также во время последующей зимней кампании. Хотя основную массу этих резервов она использовала для усиления оборонительных и наступательных возможностей фронтов, действующих на наиболее критических стратегических направлениях, она также применяла некоторые резервы на направлениях менее приоритетных, где они участвовали более чем в 40 наступательных операциях местного значения или контратаках с целью сковать войска вермахта и не дать им перебросить подкрепления на более критические направления.

Например, в конце июня и в июле Ставка использовала свои первые 14 резервных армий в составе примерно 60 стрелковых дивизий с целью укрепить Западный и Северный фронты и для формирования Резервного и Закавказского фронтов.[150] Большинство этих армий приняло участие в наступлении в районе Смоленска в августе и начале сентября. После того как наступление на Смоленск потерпело неудачу, Ставка с сентября по декабрь сформировала в стратегическом резерве еще 12 армий и выделила их действующим фронтам — сначала для того, чтобы остановить в ноябре наступление вермахта, затем-для проведения в ноябре и декабре собственных наступлений в районе Ленинграда, Москвы и Ростова, а позднее — на всем фронте в ходе последующей зимней кампании.[151] Искусно проделав это, Ставка почти удвоила численность войск Западного фронта, доведя ее с 30 стрелковых и трех кавалерийских дивизий, одной стрелковой и трех танковых бригад на 1 октября до 50 стрелковых и 16 кавалерийских дивизий, 16 стрелковых и 22 танковых бригад на 5 декабря.[152]

После значительного уменьшения численности ее стратегических резервов в ходе зимней кампании 1941-1942 годов Ставка с мая по июль 1942 года быстро увеличила их для укрепления стратегической обороны и создания новых структур, которые она могла бы использовать в будущих стратегических наступательных операциях.[153] На протяжении последующих шести месяцев ее резервы в каждый конкретный момент насчитывали от 2 до 11 армий, от 2 до 11 танковых, механизированных и кавалерийских корпусов, от 8 до 65 стрелковых или кавалерийских дивизий и от 2 до 28 стрелковых, мотострелковых, танковых или воздушно-десантных бригад.

В течение этого периода численность резервов колебалась в диапазоне от пика на 1 июля (11 армий, 6 танковых и кавалерийских корпусов, 65 стрелковых или кавалерийских дивизий и 28 бригад разного рода войск) до самой малой численности на 1 сентября (4 армии, 3 танковых корпуса, 18 стрелковых дивизий и 24 бригады). В число резервов Ставки в этот период входили десять резервных армий (с 1-й по 10-ю), семь из которых были сформированы к 1 июня и еще три — к 1 июля, а также одна танковая армия (3-я). В целом резервные соединения, сформированные Ставкой в 1942 году, были намного лучше организованы, обучены и оснащены, чем набранные и выставленные на поле в 1941 году.

Как ив 1941 году, Ставка в мае 1942 года использовала эти резервы для проведения безуспешных наступлений под Харьковом и в Крыму, для укрепления своей стратегической обороны и организации контратак и контрударов по наступающим войскам вермахта во время проведения ими в конце лета и начале осени операции «Блау», и наконец — в стратегических наступлениях, организованных ею в ноябре и декабре под Ржевом и Сталинградом, а также во время последующей зимней кампании.

За лето и осень 1942 года через РВГК прошло в общей сложности 189 стрелковых дивизий, 30 танковых и механизированных корпусов, 78 стрелковых бригад и 159 отдельных танковых бригад. Из этого общего числа Ставка выделила 72 стрелковые дивизии, 11 танковых и механизированных корпусов, два кавалерийских корпуса, 38 танковых бригад плюс 100 артиллерийских и десять авиационных полков в качестве подкреплений фронтам, действующим на Сталинградском направлении, и силы примерно такой же численности — в подкрепление фронтам на северо-западном и западном направлениях. В свою очередь, фронты, действующие в районе Сталинграда, использовали из этих сил 25 стрелковых дивизий, три танковых и три механизированных корпуса для усиления своих ударных групп в авангарде Сталинградского наступления.[154]

Таким образом, стратегические резервы, направляемые Ставкой действующим фронтам в первый период войны, не только повышали прочность и глубину стратегической обороны Красной Армии, но и в конечном итоге обеспечили ей численное превосходство, необходимое для успешного перехода в наступление в декабре 1941 и в ноябре 1942 года:

«Своевременное и умелое введение в бой стратегических резервов Ставки ВГК в летне-осенних кампаниях 1941 и 1942 гг. было одним из наиболее важных факторов в достижении целей стратегической обороны в первый период войны. Во время этих кампаний стратегические резервы не только измотали и обескровили ударные группы противника и остановили его наступление, но и гарантировали, что советские войска смогут успешно перейти в контрнаступление и развернуть общее наступление».[155]

Хотя РВГК сыграл жизненно важную роль в организованной Ставкой в июле 1943 года стратегической обороне под Курском, еще более важное значение он имел в стратегических наступлениях, проведенных в том же году до и после победы под Курском. Например, готовя проведение зимней кампании 1942-1943 годов, Ставка отвела с действующих фронтов на пополнение в тыл одну танковую армию (5-ю), десять танковых корпусов и 71 стрелковую дивизию, одновременно начав формирование пяти новых армий. В результате к началу кампании у нее уже имелось в резерве пять общевойсковых армий, одна танковая армия (3-я), восемь танковых и два механизированных корпуса.[156] Еще позже, готовя летне-осеннюю кампанию 1943 года, Ставка к началу июля увеличила РВГК, включив в него восемь общевойсковых армий (4-ю и 5-ю гвардейские, 11-ю, 27-ю, 47-ю, 52-ю, 53-ю и 68-ю), две танковые армии (3-ю и 5-ю гвардейские) и одну воздушную армию (5-ю). Пять из этих общевойсковых армий, а также танковая и воздушная армии, плюс шесть танковых и механизированных корпусов и три кавалерийских корпуса пошли на формирование нового резервного фронта, который в апреле стал Степным военным округом, находящимся под прямым управлением Ставки, а 9 июля — Степным фронтом.[157]

На протяжении того года Ставка сформировала в своих стратегических резервах пять новых армий, шесть корпусов, 64 стрелковые или кавалерийские дивизии и 55 отдельных бригад различных видов войск, а также переформировала и пополнила после отвода в тыл с действующих фронтов еще 31 армию, 44 корпуса, 204 дивизии и 50 отдельных бригад.[158] В этот период РВГК имел в своем составе от 2 до 12 общевойсковых армий, танковую или воздушную армию, от 2 до 26 стрелковых, танковых, механизированных или кавалерийских корпусов, от 12 до 78 стрелковых и кавалерийских дивизий (или укрепленных районов) и от 9 до 30 стрелковых, мотострелковых, танковых или воздушно-десантных бригад. В этот период численность резервов Ставки колебалась в диапазоне от максимума на 1 июля (12 армий, 25-26 стрелковых, танковых, механизированных или кавалерийских корпусов, 78 стрелковых и кавалерийских дивизий и укрепленных районов и 10-22 бригады разных родов войск) до минимума на 1 января (две армии, два танковых корпуса, 18 стрелковых дивизий и 9 бригад).[159]

В отличие от 1941 и 1942 годов, когда Ставка в тылу создавала с нуля основную массу своих стратегических резервов прежде чем использовать их в стратегических наступлениях, в 1943 году численное превосходство Красной Армии над вермахтом и захват ею стратегической инициативы под Сталинградом и Курском позволили советскому командованию отводить многие соединения на отдых и пополнение в тыл прямо из действующих фронтов, ведущих наступательные операции, собирать эти соединения в резерве ВГК, а потом вновь направлять их действующим фронтам для проведения последующих наступательных операций. В результате 70 процентов стратегических резервов Ставки в этот период состояли из соединений, отведенных в тыл из действующих фронтов, и только 30 процентов — из недавно сформированных войск.

Поскольку большинство из выведенных в тыл соединений сохраняли прежнюю организационную структуру и имели в своем составе ядро обученных и обладающих боевым опытом ветеранов (в среднем по 3000 на стрелковую дивизию), они оказывались более эффективными, когда их снова вводили в бой.[160] А это, в свою очередь, сокращало время подготовки, необходимое для организации новых стратегических наступлений, и позволяло Ставке подкреплять уже ведущиеся наступления Красной Армии.

Но еще важнее то, что качество стратегических резервных соединений, находящихся в 1943 году под прямым управлением Ставки, особенно наземных подвижных и воздушных, почти удвоилось по сравнению с 1941 и 1942 годами. Ставка по большей части использовала эти резервы либо для проведения стратегических оборонительных или наступательных операций все более крупных масштабов, либо для усиления уже идущих стратегических наступлений. Например во время стратегической обороны под Курском Ставка использовала соединения РВГК для создания глубоко эшелонированной стратегической обороны, для предоставления подкреплений обороняющимся фронтам во время наступления вермахта и для создания ударных групп с целью проведения их силами собственных контрнаступлений и наступлений. Впоследствии, уже осенью, она использовала резервы в первую очередь для усиления фронтов, наступающих к Днепру и за него.[161]

В целом достигнутые Красной Армией в июле 1943 года поразительные успехи в обороне под Курском и ее успешные наступления все возрастающей глубины в конце лета и осенью 1943 года являлись прямым результатом умелого использования Ставкой своих увеличившихся стратегических резервов.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.178. Запросов К БД/Cache: 0 / 0