Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Оперативные соединения

Оперативные соединения

Оборонительные операции. Проводя оборонительные операции летом и осенью в 1941 и 1942 годах, действующие фронты (имевшие в своем составе по четыре-шесть армий) и армии (в составе четырех-пяти стрелковых дивизий) вели оборону неглубокими оперативными соединениями в один эшелон при крайне небольших резервах.[173] К примеру, фронты обычно оборонялись силами трех-пяти армий в первом эшелоне с одной-двумя стрелковыми дивизиями в резерве на участках шириной 300-500 километров и 30-35 километров глубиной, а армии оборонялись силами трех-четырех стрелковых дивизий в первом эшелоне, на участках в 70-120 километров шириной и глубиной в 13-24 километра, имея до одной стрелковой дивизии в резерве. Такая оборона часто бывала фрагментарной, обороняющиеся соединения нередко сражались изолированно друг от друга, а резервы редко могли маневрировать по фронту и в глубину.

Однако летом 1942 года возросшая доступность имеющихся в наличии войск дала возможность фронтам и армиям создавать более прочные и более глубокие оборонительные оперативные соединения. Например, фронты (имевшие в своем составе четыре-шесть армий, один-два танковых или механизированных корпуса и один-два кавалерийских корпуса) развертывались в два эшелона с тремя-пятью армиями в первом эшелоне и одной армией и несколькими подвижными корпусами во втором эшелоне или в резерве. Одновременно ширина фронта обороняющихся соединений сократилась до 250-450 километров, тогда как глубина их обороны существенно возросла и составляла теперь от 50 до 150 километров.

В рамках фронтов армии (в составе четырех-шести стрелковых дивизий или бригад и одной-двух танковых бригад) обороняли участки шириной от 50 до 90 километров. Они также строились в два эшелона, имея три-четыре дивизии или бригады в первом эшелоне и одну-две дивизии (бригады) во втором эшелоне на глубине примерно 15-25 километров. Кроме того, армии впервые смогли создавать поддерживающие группы полевой и зенитной артиллерии и мощные артиллерийские и противотанковые резервы. В результате оперативная плотность артиллерии в обороняющихся армиях возросла до 15-25 орудий и минометов на километр фронта.

Когда Красная Армия к концу осени 1942 года укрепила свою оборону, ее фронты увеличили глубину обороны до 40-50 километров, а в некоторых случаях (когда у них появлялась возможность построить в тылу оборонительный рубеж) — до 75-150 километров. В то же время армии обычно развертывали оборонительное построение в один эшелон глубиной в 12-15 километров; если у них возникала возможность организовать второй оборонительный рубеж, глубина обороны увеличивалась до 25 километров. В то же время армии повышали устойчивость своих первых оборонительных поясов, создавая в них все большее число батальонных участков обороны.[174] В зависимости от того, оборонялись ли они на главном или вспомогательном направлении, оперативная плотность артиллерии и бронетехники в этих армиях возросла до 15-27 орудий и минометов, а также шести-семи танков на километр фронта.

Когда в 1943 году Красная Армия отточила свои оборонительные приемы, ей удалось еще больше сократить участки обороны фронтов и армий и увеличить их глубину, тем самым резко повысив насыщенность обороны людьми и вооружением, а также ее общую устойчивость. Летом 1943 года фронты, имевшие в своем составе от четырех до девяти армий (иногда-еще одну танковую армию) и до пяти танковых или механизированных корпусов, обороняли участки в 250-300 километров шириной и 120-150 километров глубиной силами от трех до шести армий в первом эшелоне и со стрелковым корпусом и несколькими подвижными корпусами в резерве. Армии этих фронтов, имея в своем составе два-три стрелковых корпуса, от 3 до 12 стрелковых дивизий или бригад и до семи бригад или полков танков или самоходной артиллерии, обороняли участки шириной от 40 до 70 километров и глубиной в 30-40 километров, имея в первом эшелоне (два оборонительных пояса) до двух стрелковых корпусов (от трех до шести стрелковых дивизий или бригад) и несколько танковых бригад или полков. Второй эшелон армии обычно состоял из одного стрелкового корпуса (от трех до шести стрелковых дивизий или бригад), в резерве на третьем (тыловом) оборонительном армейском поясе находились одна-две стрелковых дивизий и нескольких бригад или полков танков либо самоходной артиллерии.

Оборонительная операция Центрального и Воронежского фронтов под Курском в июле 1943 года послужила образцом как стратегической, так и оперативной обороны и оставалась стандартом для фронтовых и армейских оборонительных операций Красной Армии до самого конца войны.[175] С точки зрения прочности к лету 1943 года оборонительные зоны фронтов были в три-шесть раз глубже, а оборонительные зоны армий — вдвое глубже, чем в 1941 и 1942 годах. Это дало оперативную плотность артиллерии, танков и самоходных орудий от 30 до 80 стволов и от 7 до 27 танков и самоходных орудий на километр оборонительного фронта.[176]

Ведя оборонительные действия, командующие фронтами обычно использовали для отражения немецких танковых ударов построенные в два эшелона танковые армии и свои резервные танковые и механизированные корпуса. Кроме того, армии и стрелковые корпуса создавали и применяли самые разнообразные артиллерийские и зенитные группы, противотанковые резервы для разгрома тактических прорывов и подвижные отряды заграждения для затруднения маневров противника на поле боя. И наконец при Спешной организации обороны в идущей на спад длительной наступательной операции командующие фронтами обычно развертывали свои стрелковые и танковые армии одноэшелонными соединениями, а танковые армии ставили в оборону на главном направлении вражеского наступления.[177]

Наступательные операции. Проводя наступательные операции в 1941 году, советские фронты и армии наносили главные удары на чрезмерно широких участках с неоформленными границами и полагались в развитии наступления на стрелковые войска или слабые кавалерийские дивизии и группы, а позже — на усиленные бронетехникой кавалерийские корпуса. Фронты, имевшие в своем составе три-шесть армий (но на Западном фронте в декабре 1941 и январе 1942 года было уже девять-десять армий) обычно развертывали большинство своих атакующих армий одноэшелонным оперативным соединением на фронте в 300-400 километров и глубиной От 10 до 30 километров, с двумя-тремя стрелковыми и одной-двумя танковыми дивизиями или бригадами в резерве. В тот же период армии (имевшие в своем составе от 3 до 10 дивизий или бригад, один кавалерийский корпус и до восьми танковых дивизий или бригад) развертывали большую часть своих войск в единственный эшелон на фронте в 50-80 километров и 12-16 километров в глубину с небольшими резервами и кавалерийским корпусом для развития наступления из второго эшелона. Эти армии сосредотачивали свои главные удары на одном-двух участках прорыва шириной до 15-20 километров.

Когда Красная Армия весной и летом 1942 года увеличилась в количественном отношении, фронты и армии продолжали атаковать соединениями в один эшелон, но при большей численности резервов, создавая для поддержки операций по прорыву разные виды артиллерийских групп, а также танковые, противотанковые и инженерно-саперные резервы. Кроме того, весной фронты начали использовать подвижные группы, состоящие из одного или более танковых корпусов и до начала атаки находящиеся во втором эшелоне. Эти группы использовались в качестве таранных клиньев, атакуя в первых эшелонах.[178] В результате ширина участков наступления фронтов и армий снизилась соответственно до 250-350 километров и 50-80 километров, а глубина возросла до 30-40 и 15-20 километров.[179]

С ноября 1942 года и весь 1943 год Ставка организовывай все большее число наступательных операций на постоянно расширяющемся фронте. В этот период советские фронты и армии уже использовали более глубоко эшелонированные наступательные соединения, состоящие из специально созданных ударных групп для прорыва передовой обороны вермахта, усиленны) артиллерийскими и танковыми частями, а также подвижных групп для развития наступления на оперативную глубину немецкой обороны. На уровне армии такие группы состояли из танковых или механизированных корпусов, на уровне фронта-из одной-двух танковых армий, иногда усиленных кавалерийским корпусом. Вследствие этого масштаб, сложность, темп наступления и глубина наступательных операций Красной Армии в этот период постоянно возрастали одновременно с ростом мастерства командующих фронтами и армиями Красной Армии.

Например, во время наступательных операций зимой 1942-1943 годов фронты обычно развертывались более прочными одноэшелонными соединениями, часто с танковой армией на направлении главного удара, имея в резерве одну-две стрелковых дивизии. Операции по развитию наступлений велись одним-двумя танковыми, механизированными или кавалерийскими корпусами, иногда по отдельности, иногда в виде единых конно-механизированных групп.[180] Атакующие общевойсковые армии в этих фронтах обычно разворачивались в двухэшелонные построения стрелковых корпусов или дивизий, поддерживаемых армейскими подвижными группами, состоящими обычно из одного отдельного танкового, механизированного или кавалерийского корпуса.

Когда летом 1943 года вермахт существенно улучшил свою оперативную оборону, сделав ее глубже и прочнее, советские фронты и армии соответственно изменили свои оперативные соединения, теперь стандартно развертывая войска двумя эшелонами армий на уровне фронтов, стрелковых корпусов и дивизий — на уровне армий. Эти наступательные группировки поддерживались подвижными группами, развернутыми во втором эшелоне или в резерве.

Свои атакующие войска фронты разворачивали на весьма различающихся по ширине участках от 150 до 250 километров и глубиной в 20-25 километров, а подчиненные им армии — на участках в 40-55 километров шириной и до 25 километров глубиной. Подвижные группы состояли из придаваемой каждому фронту одной танковой армии, а каждой армии — танкового и механизированного корпуса. Эти группы наступали вслед за осуществляющими прорывы войсками первого эшелона на направлении главного удара фронтов и армий; обычно их головные бригады использовались для помощи при прорыве обороны противника. Кроме того, армии использовали разнообразные артиллерийские и зенитные группы, подвижные отряды заграждения, а также общевойсковые, противотанковые и танковые резервы.[181]

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.210. Запросов К БД/Cache: 3 / 1