Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Фронты

Фронты

Самым крупным оперативно-стратегическим объединением[236] Красной Армии являлся фронт, который по численности был примерно эквивалентен западной группе армий. Накануне советско-германской войны советское Верховное Командование ожидало, что в военное время фронты Красной Армии будут выполнять стратегические (ведущие к выигрышу войны) задачи, проводя решающие военные операции на соответствующих стратегических направлениях (северо-западном, западном и юго-западном).

Однако отрезвляющий опыт начального периода войны, когда более опытный вермахт нанес действующим фронтам Красной Армии тяжелые поражения, убедил Ставку, что плохо руководимые, организованные и оснащенные фронты по отдельности не в состоянии выполнять такие задачи. Потому сразу же после начала операции «Барбаросса» Ставка начала эксперименты по созданию на каждом стратегическом направлении группы из нескольких фронтов. Каждая такая группа должна была решать оперативно-стратегические — по существу, промежуточные — задачи.

Первый подобный эксперимент отсчитывается с 10 июля 1941 года, когда Ставка сформировала для управления своими действующими фронтами три стратегических командования на уровне театров военных действий. Такое командование именовалось Главное Командование войск направления,[237] оно обеспечивало единство управления фронтами и другими силами, действующими на одном стратегическом направлении. Первоначально в их Число входили Северо-Западное направление под командованием маршала К. Е. Ворошилова, Западное направление, возглавляемое маршалом С. К. Тимошенко, и Юго-Западное направление под командованием маршала С. М. Буденного. Впоследствии, в апреле 1942 года, Ставка создала на Северном Кавказе штаб-квартиру командования четвертым главным направлением и поручила командовать им маршалу Буденному.

Однако, как показал ход боев в конце 1941 — начале 1942 года, командования направлениями справлялись со своими делами не намного лучше, чем одиночные фронты 1941 года — отчасти, надо признать, потому, что Сталин назначил командовать ими своих любимчиков. К тому же у них отсутствовал должный штат штабных работников, не имелось собственной службы материально-технического обеспечения, да и вообще они оказались слишком неудобными для управления столь разнородными объединениями и вряд ли достигли бы большего успеха, даже имей их командующие больше опыта и способностей. В итоге 27 августа 1941 года Ставка расформировала командование Северо-Западным направлением, 5 мая 1942 года-командование Западным направлением, 19 мая 1942 года — командование Северо-Кавказским направлением и 21 июня 1942 года-командование Юго-западным направлением. После этого Ставка для выполнения стратегических задач создавала временные объединения нескольких фронтов, поручая координацию крупных операций этих объединения собственным доверенным специальным представителям.

Поскольку фронт был наиболее важным оперативно-тактическим объединением Красной Армии, Ставка обычно давала ему географическое название в соответствии с оперативным направлением, на котором он действовал. Например, Западный фронт действовал на западном (или Московском) направлении, Ленинградский фронт — на Ленинградском направлении, а Воронежский фронт — в Воронежской области. В дополнение к своим сухопутным фронтам Ставка к июлю 1943 года сформировала фронты ПВО, которые организовали противовоздушную оборону всей страны на региональной основе (Западный, Московский и Восточный). У самих фронтов не было никаких стандартных штатов, они сильно различались по численности и составу в зависимости от региона и оперативных условий, в которых действовали. После существенного сокращения в конце лета и осенью 1941 года в 1942 и 1943 годах фронты опять стали крупнее, сильнее и сложнее по своей структуре. Тем не менее самые сильные войска в первую очередь Придавались фронтам, действующим на более важных стратегических направлениях.[238]

На 1 февраля 1943 года самым большим фронтом Красной Армии по количеству приданных ему армий был Западный, действующий на жизненно важном Московском направлении. Он состоял из 11 общевойсковых армий, одной воздушной армии и трех танковых корпусов. Впрочем, численность составляющих его армий варьировалась от четырех до девяти стрелковых дивизий и бригад и от батальона танков до трех полных танковых бригад. На другом краю находились Карельский, Ленинградский, Северо-Кавказский и Закавказский фронты, которые имели по четыре общевойсковых армии и одной воздушной армии. Более того, Карельскому фронту приходилось прикрывать самый широкий участок фронта, простиравшийся от Мурманской области на крайнем севере до северного берега Ладожского озера. Хотя Юго-Западный фронт имел всего три общевойсковых армии — на восемь меньше, чем у Западного фронта, он к 1 февраля располагал танковой армией, а также подвижной группой из трех танковых корпусов, шестью отдельными танковыми корпусами и одним механизированным корпусом, то есть имел в общей сложности 12 подвижных соединений — на девять больше, чем у Западного фронта.

Фронты Красной Армии также сильно различались по количеству придаваемой им бронетехники, артиллерии и других частей поддержки. Например, Карельский, Ленинградский, Волховский, Северо-Западный, Донской, Северо-Кавказский и Закавказский фронты не обладали танковыми или механизированными частями и соединениями крупнее бригады, а у Калининского фронта имелся лишь один механизированный корпус. С другой стороны, количество танковых войск увеличивалось в соответствии с важностью задачи каждого фронта. Соответственно, в феврале 1943 года Западный фронт имел три танковых корпуса, Брянский фронт — два танковых корпуса, Воронежский фронт-одну танковую армию, один отдельный танковый и один кавалерийский корпуса, Юго-Западный фронт — одну танковую армию, подвижную группу в составе трех танковых корпусов, шесть отдельных танковых корпусов и один механизированный корпус, а Южный фронт — одну танковую армию, один отдельный танковый корпус и четыре отдельных механизированных корпуса. Различия в артиллерийской и инженерно-саперной поддержке были еще более существенными.

К июлю 1943 года относительный вес отдельных фронтов Красной Армии несколько изменился ввиду осуществляемого Ставкой сосредоточения сил в районе Курска перед ожидаемым немецким наступлением в этом регионе. В то время как Западный фронт, в котором числилось девять армий, одна воздушная армия и два танковых корпуса, а всего — 787 000 бойцов, оставался самым крупным фронтом, три фронта, обороняющие Курский выступ и крайне важное Воронежское направление, были почти такими же сильными. Центральный и Воронежский фронты имели по шесть армий (в том числе по одной танковой), одну воздушную армию и два танковых корпуса, они насчитывали соответственно 711 000 и 625 000 бойцов.

Из-за стратегической важности Курского участка фронта Ставка также развернула для поддержки фронтов, уже обороняющих этот участок, Степной военный округ (фронт) с пятью общевойсковыми армиями, одной танковой армией, одной воздушной армией и шестью танковыми и механизированными корпусами — в целом свыше 570 000 личного состава. В данном случае решение Ставки сохранять сильный Западный фронт указывало на ее возросшую осмотрительность. В отличие от весны 1942 года, в начале лета 1943 года Ставка позаботилась адекватно защитить Московское направление, чтобы ее стратегический анализ намерений немцев не оказался ошибочным.

На прочих же участках советско-германского фронта дело обстояло следующим образом. Юго-Западный фронт, оборонявшийся восточнее Харькова на рубеже реки Северный Донец, на 1 июля 1943 года имел семь общевойсковых армий, одну воздушную армию и три танковых и механизированных корпуса — в общей сложности 700 000 человек. Волховский, Северо-Западный и Калининский фронты состояли из четырех общевойсковых и одной воздушной армии каждый, насчитывая по 400 000 человек и не имея в своем составе подвижных корпусов.[239]

Во время стратегической обороны под Курском, последующего наступления до рек Днепр и Сож, а также наступательных операций в восточной Белоруссии и центральной Украине центр тяжести усилий Красной Армии несколько сместился на юг. Западный фронт сократился с девяти армий и двух танковых корпусов до пяти армий и одного танкового корпуса. На 10 октября Ставка включила большую часть войск Брянского фронта в Белорусский (бывший Центральный) фронт, тогда как штаб Брянского фронта образовал штаб нового Прибалтийского (впоследствии — 2-го Прибалтийского) фронта. Соответственно, численность Белорусского (Центрального) фронта возросла с пяти общевойсковых армий, одной танковой и одной воздушной армии и двух танковых корпусов на 1 июля до семи общевойсковых армий, одной воздушной армии и двух танковых и двух кавалерийских корпусов на 1 ноября.

Самыми сильными по численности фронтами осенью 1943 года были Белорусский (Центральный) и 1-й и 2-й Украинские (Воронежский и Степной) фронты, от которых почти не отставали 1-й Прибалтийский и Западный фронты.

Оглавление книги


Генерация: 0.219. Запросов К БД/Cache: 2 / 0