Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

РЕЗЕРВ СТАВКИ

РЕЗЕРВ СТАВКИ

Наиболее важным элементом в структуре сил Красной Армии, помимо полевых войск, был Резерв Ставки. Эти войска являлись стратегическим резервом, находились под прямым управлением Ставки и служили главным средством, с помощью которого Ставка могла влиять на ход и исход военных операций, особенно стратегических (как оборонительных, так и наступательных). Этот резерв всю войну состоял из недавно мобилизованных либо реорганизованных войск и соединений, отведенных с фронта на отдых, переформирование и пополнение. Их личный состав всегда имел большую долю ветеранов. Например, летом и осенью 1941 и 1942 годов, до и во время битв за Москву и Сталинград, Резерв Ставки был весьма велик и служил главным средством, с помощью которого Ставка добивалась сосредоточения сил, необходимых для остановки стратегического наступления немцев, а также проведения собственных крупных контрударов или контрнаступлений. С другой стороны, когда Красная Армия вела наступление зимой 1941-1942 и 1942-1943 годов, численность Резерва Ставки была относительно меньше.

В начале 1943 года Резерв Ставки был совсем небольшим, так как тяжелые бои под Сталинградом и последующее наступление Красной Армии сильно истощили его войска. Например, на 1 февраля в резерве числились один штаб полевой армии (24-й), 57-я армия (с лишь символическими частями) и 2-я резервная армия с двумя стрелковыми дивизиями и стрелковой бригадой. Все они служили в основном в качестве канала мобилизации. Кроме того, на этот момент в Резерве Ставки оставались два кавалерийских корпуса, 31 стрелковая, воздушно-десантная и кавалерийская дивизии, 30 стрелковых, танковых и лыжных бригад и широкий спектр вспомогательных частей.

Наиболее серьезные силы из находившихся на 1 февраля в Резерве Ставки в ключевых документах Красной Армии не фигурировали, поскольку в то время они находились в процессе перевода из НКВД под управление Красной Армии. Этим соединением была новая армия НКВД, сформированная между октябрем 1942 года и февралем 1943 года. Она состояла из подчиненных НКВД войск внутренней безопасности и пограничников, в первую очередь из Забайкалья и с Дальнего Востока. Эта армия НКВД перешла под управление Ставки 5 февраля, после чего Ставка переименовала ее в 70-ю армию (самый большой номер среди советских армий). Шесть стрелковых дивизий этой армии в начале февраля были собраны неподалеку от Ельца, где армия получила вспомогательные части и службы. Ставка считала 70-ю армию элитной, по крайней мере, в смысле мотивации и дисциплины солдат, поскольку многие из них были коммунистами и комсомольцами. Поэтому она отвела ей важную роль в завершающем этапе зимнего наступления, передав ее новому Центральному фронту под командованием Рокоссовского.

Кроме того, в первую неделю февраля Ставка перевела с Брянского фронта в свой резерв недавно сформированную 2-ю танковую армию. Эта армия была сформирована в январе — начале февраля 1943 года на базе бывшей 3-й резервной армии Брянского фронта, ядром ее стали закалённые в боях 11-й и 16-й танковые корпуса. Ставка планировала использовать эту армию в грядущих наступательных операциях в составе фронта Рокоссовского.

Несмотря на относительно небольшую численность Резерва Ставки в феврале 1943 года, Ставка выделила его наиболее важные части для использования в своем расширенном зимнем наступлении. Если точнее, она придала 70-ю армию, 2-ю танковую армию и 2-й гвардейский кавалерийский корпус новому Центральному фронту, сформированному 15 февраля, а также направила основную массу своих новых гвардейских воздушно-десантных дивизий для усиления недавно сформированной группы Хозина и развития успеха в амбициозной операции Северо-Западного фронта под названием «Полярная звезда».

Между окончанием зимнего наступления Красной Армии в последних числах марта 1943 года и последними днями июня Ставка значительно увеличила свой резерв. Сделала она это с двумя целями: во-первых, собрать стратегические резервы, необходимые для обороны от предсказуемого летнего наступления немцев; и во-вторых, создать ударные группы, силами которых она могла бы запустить собственные амбициозные летние наступательные операции, которые она собиралась провести сразу после того, как будет отражено ожидаемое летнее наступление вермахта.

Свой новый стратегический резерв Ставка начала создавать 11 марта 1943 года, когда расформировала готовый к действию Брянский фронт и подчинила его 61-ю армию Западному фронту, 3-ю, 48-ю и 13-ю армии — Центральному фронту, а штаб фронта отвела в Резерв Ставки. Ставка стремилась подстраховаться. С одной стороны, она пыталась путем улучшения командования двумя фронтами вдохнуть новую жизнь в затухающее наступление Центрального и Западного фронтов против немецких войск под Орлом, а с другой — создавала ядро нового стратегического резерва на случай возобновления противником наступательных операций. После расформирования Брянского фронта Ставка преобразовала его штаб в штаб нового Резервного фронта, который должен был состоять из 2-й резервной, 24-й и 66-й армий, а также трех танковых корпусов (4-го гвардейского, 10-го и 3-го). Однако этот Резервный фронт так и не получил своих новых армий, так как оперативная обстановка резко изменилась в пользу немцев.[250]

19 марта, после того, как наступление Центрального фронта Рокоссовского потерпело неудачу,[251] а немецкие войска под командованием Манштейна нанесли контрудар на Белгород, Ставка 23 марта переименовала Резервный фронт в Курский и придала ему 60-ю и 38-ю армии, которые были развернуты на левом фланге Центрального фронта. Затем планировалось придать ему же 63-ю и 66-ю армии, как только те будут выведены из боя. Новый Курский фронт отвечал за оборону направления на Курск и Воронеж, то есть противостоял немецкому наступлению на Курск с запада, в то время как Воронежский фронт защищал от войск Манштейна южные подступы к Курску.[252]

Вскоре после этого положение снова изменилось. Наступление Манштейна закончилось 23 марта, а Рокоссовский сумел стабилизировать фронт к западу и северо-западу от Курска. Поэтому Ставка вновь перетасовала свои фронты — на этот раз чтобы создать прочную оборону для отражения любых попыток немцев начать новое стратегическое наступление в Курской области. 24 марта Ставка издала приказ о расформировании Курского фронта, приведенный в исполнение три дня спустя. Она вернула Центральному и Воронежскому фронтам 60-ю и 38-ю армии и учредила новый Орловский фронт, состоящий из 61-й армии Западного фронта, 3-й армии Центрального фронта и 15-й воздушной армии. Задача Орловского фронта заключалась в обороне против вершины немецкого выступа к востоку от Орла. Наконец, 28 мая Ставка завершила этот раунд реорганизации, вновь переименовав Орловский фронт в Брянский.[253]

6 апреля, надежно укрепив свою оборону, Ставка издала вступивший в силу 30 апреля приказ о формировании в Воронежской области нового Резервного фронта. На сей раз он состоял из 2-й резервной, 24-й, 53-й, 66-й, 47-й и 46-й армий, 5-й гвардейской танковой армии и восьми подвижных корпусов (1-го, 3-го и 4-го гвардейских танковых, 3-го, 10-го и 18 танковых, и 1-го и 5-го механизированных), позже поддержанных 5-й воздушной армией Закавказского фронта. Большая часть этих войск была передислоцирована с Северо-Западного и Северо-Кавказского фронтов либо и так уже находилась в Резерве Ставки.[254] 13 апреля Ставка издала действующий с 15 апреля приказ о переименовании этого фронта в Степной военный округ и сделала его ответственным за все войска в Воронежском, Курском, Тамбовском и Ростовском округах.[255]

Задача Степного военного округа со штабом в Воронеже заключалась в том, чтобы возвести оборонительный рубеж перед рекой Дон от Ливен на юг до Миллерово, не дать немецким войскам прорвать оборону восточнее Дона, а если противник все-таки прорвет эту оборону — уничтожить его контрударами и после этого перейти в наступление.[256] К 1 мая Степной военный округ уже включал в себя 24-ю, 27-ю, 46-ю, 47-ю, 53-ю и 66-ю армии, 5-ю гвардейскую танковую армию и 5-ю воздушную армию. Позднее Ставка придала часть этих войск действующим фронтам и заменила их соединениями с других участков фронта.

Большую часть своих стратегических резервов, в том числе и Степной военный округ (переименованный 7 июля в Степной фронт), Ставка задействовала в боях во время Курской битвы и после нее. Эти резервы образовали ядро сил, с помощью которых Красная Армия организовала летнее контрнаступление и которые осенью встали во главе наступления к рекам Сож и Днепр и за них, в Белоруссию и на Украину. Однако все это время Ставка собирала новые стратегические резервы, выводя в тыл понесшие урон в контрнаступлении танковые армии. Получив пополнение, эти армии усилят продолжающиеся наступательные операции Красной Армии зимой 1943-1944 года.

Таким образом, в отличие от предыдущих двух лет, Ставка в конце 1943 года сумела собрать новые стратегические резервы уже в ходе своих летне-осенних наступательных операций. Вследствие этого она смогла подпитывать войсками наступательные операции на протяжении всей последующей зимы и весной 1944 года.

Оглавление книги


Генерация: 0.211. Запросов К БД/Cache: 3 / 0