Главная / Библиотека / Оружие будущего /
/ Глава 9. Лаборатория «Х»

Глав: 12 | Статей: 12
Оглавление
Новая книга известного телеведущего Игоря Прокопенко посвящена новейшим разработкам в области вооружений. Известное изречение «что бы ученые ни придумывали, в результате получается оружие» в современной ситуации имеет другую последовательность – разработки оружия самого разного рода оказываются очень полезными и в мирной жизни. Именно благодаря трудам ученых в закрытых лабораториях сказка становится былью.

Каким образом за вами осуществляется ежедневный шпионаж? Действительно ли современные продукты ядовиты? Какое страшное оружие скрывают за своим фасадом обычные метеостанции? Кто и зачем насылает на нас волны смертельных эпидемий?

Когда придет эпоха массовой «чипизации» населения? Война роботов уже началась, и не в фантастическом боевике, а в самой что ни на есть реальности? Правда ли, что знакомый нам с детства «гиперболоид инженера Гарина» давным-давно взят на вооружение мировыми сверхдержавами? Где граница между телом человека и киберреальностью и как эту границу перейти?

Сегодня оружием может стать практически все, что угодно, – от словесного внушения до экспериментов с управлением погодой. Как жить и выжить в безумном мире, который все время готовится к войне?

То, о чем вы прочтете в этой книге, заставит вас по-иному взглянуть на окружающую нас реальность и задуматься о том, как она может измениться с развитием новейших технологий вооружения.

Глава 9. Лаборатория «Х»

Глава 9. Лаборатория «Х»

В ноябре 1953 года первые полосы американских газет запестрели сенсационным сообщением. Странное самоубийство. Американский ученый Фрэнк Олсон, работавший на разведку, выбросился из окна. Официальная версия – внезапное расстройство психики. Самым странным было то, что тело ученого отказывались выдавать родным. Долгое время оно хранилось в секретной лаборатории ЦРУ. Только через сорок лет после трагедии родным удалось добиться проведения экспертизы, которая выявила невероятные подробности. Причиной гибели Фрэнка Олсона стала нелепая шутка коллег по секретной лаборатории. Они подсыпали ему в еду новый препарат, который испытывали по заданию разведки. ЛСД. Олсон не вынес жутких галлюцинаций и выбросился из окна.

Есть мощное подозрение, что широко обсуждавшиеся самоубийства детей и подростков в очень многих случаях связаны с тем, что они попробовали какой-то галлюциногенный наркотик. Дело в том, что у нас нет обязательного обследования трупов на содержание психоактивных веществ. А это с 1960-х годов обязательная процедура, например в Штатах.


Ученый-микробиолог Фрэнк Олсон

Препарат ЛСД был случайно синтезирован австрийским ученым, задумавшим создать мощное обезболивающее для рожениц. Ошибка ученого дала спецслужбам, как тогда казалось, перспективное средство управления сознанием. Программа исследований под грифом «Секретно» параллельно шла в США и Советском Союзе.

Исследователи надеялись, что в некий миг, когда сознание «расступается», человеку можно ввести что-то вроде программы, как на компьютере, загрузить туда некий файл. Это напоминает постгипнотическое внушение, только на порядок эффективнее.

ЦРУ присвоило проекту кодовое название «МК Ультра». Американская разведка возлагала большие надежды на новый препарат. Но и для армии всех стран внедрение определенной программы в сознание бойцов открывало огромные перспективы. Например, если десантников, заброшенных в тыл врага, ввести в состояние эйфории и лишить страха, это в сотни раз увеличит шансы на успех операции. Бесстрашный и мобильный солдат – не об этом ли мечтают армии всех стран мира?

Каждый опыт проекта «МК Ультра» приводил к сложнейшим побочным эффектам, больше всего страдала психика. Во время испытания ЛСД в ходе боевых учений захваченные галлюцинациями солдаты то смеялись без устали, то разбегались в ужасе, бросая оружие.

Оказалось, что у ЛСД есть масса побочных эффектов, которые могут нарушать функции координации и другие необходимые требования для выполнения задания.

Документы американского проекта «МК Ультра» были в итоге рассекречены, но советская программа пока остается тайной за семью печатями. Психиатр-нарколог Александр Данилин, еще будучи студентом, сам принимал участие в секретных экспериментах с ЛСД. Это единственный свидетель, который согласился рассказать об экспериментах, в которых он принимал участие.

«Нам кололи внутримышечно, сначала небольшие дозы, потом большие. Все это происходило в ванне молчания – в солевом растворе, который подгоняется под температуру тела. Ложишься в ванну, оказываешься в невесомости, потом пишешь подробный дневник».

Где хранится этот дневник и что в нем написано, остается для Данилина загадкой. Однако в справочнике МВД нам удалось найти дневник другого эксперимента, который проводился в 1934 году. Испытуемому вкололи схожий по действию галлюциноген.

«В 13 часов 30 минут наступила значительная подавленность, полулежа на койке прикрыл глаза, заплакал. Это тянулось две-три минуты. Настроение быстро менялось, продолжал беседу с окружающими. Разговаривать легко, хотелось говорить о многом. Начал ходить по комнате, обдумывать происходящее. Никак не могу сообразить, что происходит, приходят отдельные картинки, но тут же исчезают; вспоминаются сцены давно забытые. Хотелось всем рассказать, чтобы получить сочувствие. Вижу, что две стенки все больше и больше приближаются друг к другу, принимая полукруглую форму. Ощупываешь, чувствуешь руками, что они находятся под прямым углом, но стоит отойти, стенки начинают сходиться».

Рассекреченные документы ЦРУ показывают, что спецслужбам удалось довольно далеко продвинуться в технологиях управления сознанием. В январе 1953 года в рамках проекта «МК Ультра» был успешно проведен эксперимент по созданию двух разных личностей у одной 19-летней девушки. Переход от одной личности к другой можно было вызвать кодовыми словами даже в обычном письме или по телефону. Если в обычной жизни девушка боялась даже в руки брать пистолет, внедренная в сознание личность без всяких сомнений спускала курок, нацелив оружие на жертву. Выполнив программу, убийца впадала в глубокий сон и после пробуждения не помнила ничего из произошедшего. Однако выяснилось, что специалист по гипнозу может не только выявить программу, но и перенастроить ее. Такой человек-зомби не самый надежный исполнитель, а настоящий агент в критической ситуации должен действовать осознанно, без страха и сомнений. Провал операции означал только одно: для создания универсального солдата необходимо найти другое решение.

Исследователи далеко продвинулись в опытах над животными, снабжая их либо дополнительными «девайсами», либо программируя их тем или иным способом.

Идея создания киборгов продолжает будоражить умы и ученых, и военных разных стран. Они понимают: кто дальше продвинется в разработке технологий, тот и получит эффективное биооружие.

Недавно в японском городе Цукуба разработали чип, который внедрили в мозг таракана. А американским ученым из Йельского университета удалось получить контроль над мухами. С помощью лазера они как дистанционным пультом управляют их движением. Кроликам же чип управления вживляют прямо в спинной мозг. Эти разработки у обывателя могут вызвать смех, но эксперты относятся к ним серьезно. Об опытах над животными мы уже рассказывали в начале книги, но ученые ставят планку выше – применить полученные результаты по отношению к человеку.

В Институте высшей нервной деятельности, где уже несколько десятилетий исследуют поведение и эмоции у человека, тоже убеждены: опытами на животных дело может не ограничиться.

Доктор биологических наук, старший научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН Георгий Иваницкий уверен:

«На самом деле, так сказать, на заднем плане, имеется в виду возможность применения каких-то таких технологий к человеку. То есть, может быть, даже они и не хотят этого делать и, может быть, политически это не оправдано, но на всякий случай это разрабатывается».

Подтверждают слова своих коллег и генетики. По мнению специалистов из Российского института биологии гена, схемы функционирования генетических систем у насекомых и человека во многом схожи. Создание универсальных солдат из насекомых – это лишь первые шаги к манипулированию человеческим телом.

Сейчас на Нобелевскую премию в области медицины номинируется препарат, который уже вошел в боевой арсенал спецслужб. Негласно его называют таблеткой счастья, по сути – сильнейший антидепрессант и стимулятор. По словам разработчика доктора медицинских наук Василия Лебедева, уникальное средство появилось на свет в результате ошибки оператора, выполнявшего химический синтез: «Однажды случилось так, что оператор перепутал последовательность молекул. Это был счастливый случай, но мы немедленно обратили внимание, что у этого соединения активность выросла почти в тысячу раз».

Доктор медицинских наук Василий Лебедев и не думал, что очередная публикация в научном журнале будет иметь такие последствия. Он уже несколько лет работал над созданием препарата, укрепляющего иммунитет. Опыты принесли неожиданный результат. Лебедеву удалось выделить вещества, снимающие чувство усталости. Он решил поделиться своими наблюдениями с коллегами, но на публикацию неожиданно откликнулись сотрудники спецслужб.

Непосредственно к нему обратились за помощью: предложить какое-либо лекарственное средство, которое обеспечило бы укрепление здоровья спецсостава.

Под неопределенным понятием «спецсостав» обычно фигурируют сотрудники разведки и контрразведки, агенты, работающие под прикрытием, те, кто часто вынужден действовать в самых экстремальных ситуациях. Дальнейшую работу над препаратом ученый продолжил уже совместно с лабораторией психофизиологии и психологии труда ФСБ. Испытания было решено проводить на сотрудниках, которым требовалась срочная психологическая реабилитация.

Давайте сравнивать. Американский спецназ, прошедший специальную подготовку по так называемой программе «Зомби»: это приборы ночного видения, спутниковая шифрованная связь, сложнейшая аппаратура, больше похожая на бортовую систему управления. В российской практике упор в спецподготовке делается не на экипировку, а на то, что называют человеческим фактором, – способность выживать и действовать в любых условиях.

Практика показывает, что примерно восемнадцать-двадцать процентов личного состава конкретную боевую задачу не выполнят. Все объясняется тем, что функциональные возможности у каждого практически здорового воина различны.

Специальные методики позволяют буквально вычислить потенциальные возможности человека.

Специальные приборы сканируют биотоки мозга, итог работы программы – особый график. Если хоть один из параметров не вписывается в установленные рамки, человек, как бы хорошо он ни был подготовлен, к выполнению спецзадания не допускается – он просто рискует его провалить. Но если картина не устраивает, можно ли внести в нее нужные поправки, подогнать под специальные задачи? Над решением этого вопроса уже не один десяток лет бьются секретные лаборатории всего мира.

По негласной статистике, в 1996 году после Первой чеченской войны среди военных и сотрудников спецслужб прокатилась волна самоубийств. Около 900 человек покончили с собой. Препарат Лебедева устранял это патологическое нежелание жить после пережитого ужаса.

Как считает руководитель отдела разработки лекарственных средств Василий Казей: «Люди, которые подвержены депрессиям, теряют интерес к жизни, то есть абсолютно ко всему, и в клинике это достаточно легко посмотреть хотя бы по аппетиту, потому что у людей, которые находятся в тяжелой депрессии, нет аппетита, им не хочется ни есть, ни читать, ничего, они хотят лежать и полностью погружены в свои черные мысли».

Появление препарата Лебедева доказало вывод других спецразработок. Как показали современные исследования военных психологов, стремление к самоубийству напрямую связано с пониженным содержанием лейкоцитов в крови: чем их меньше, тем сильнее депрессия.

Значит, теоретически можно синтезировать полную противоположность таблетки счастья. Результат применения – самоубийство в состоянии сильной депрессии; уникальный яд, который вполне может занять свое место в арсенале спецлабораторий.

В тридцатых годах прошлого века японская армия оккупировала огромные территории Китая. Среди местных крестьян ходили слухи, что японские солдаты способны видеть в полной темноте. Это необычное свойство стало результатом многолетних усилий японских военных медиков. Им удалось синтезировать боевой стимулятор хиропон, который впрыскивали часовым, заступавшим в караул, – обострялось зрение, и спать не хотелось. За это средство прозвали «кошачьи глазки».

Но у препарата обнаружился сильный побочный эффект – после дозы хиропона вчерашний крестьянин с криком «банзай!» бежал в атаку так, словно был потомственным самураем. Препарат начали давать солдатам перед штыковой атакой. Эксперименты показали, что в зависимости от дозы он может обострять зрение, блокировать страх или подхлестывать во время утомительных марш-бросков. «Кошачьи глазки» стали выдавать работникам оборонных предприятий, работающим в ночную смену. После капитуляции военные запасы хиропона хлынули на черный рынок. Японию захлестнула невиданная волна наркомании. Более двух миллионов японцев подсели на «кошачьи глазки». Вскоре запаниковали и оккупационные власти.

Передозировка боевого препарата превращала человека в машину для убийства. Он мог наброситься на случайного прохожего, если ему вдруг показалось, что на него как-то особенно пристально посмотрели. Из секретных правительственных лабораторий производство «кошачьих глазок» перекочевало в подпольные фабрики якудза. Однако идею управления сознанием с помощью боевой химии уже обкатывали в странах-победительницах.

Об угловом здании в Варсонофьевском переулке Москвы, примыкающем к зданию бывшей внутренней тюрьмы НКВД, ходили самые страшные слухи. Здесь, в спецлаборатории, до середины прошлого века на приговоренных изучали действие различных ядов. Некоторые из подопытных гибли сразу, другие медленно высыхали на глазах экспериментаторов.

Там собирались рецепты отравляющих веществ, токсинов, которые разрабатывались специалистами Индии, Египта, Японии, Германии, где очень много было ученых-химиков, фармакологов и отечественных специалистов.

Как выяснилось, в своих разработках ученые использовали даже летописи времен Ивана Грозного, у которого был свой личный врач-отравитель Элизеус Бомель или Бомелий.

Бомель мастерски умел создавать по заказу царя разные яды. Одни убивали мгновенно, другие – медленно, так что человек гнил месяцами и умирал в назначенный день и час. Грозный сам побаивался своего лекаря и у него не лечился. В итоге Бомеля постигла участь всех тех, в ком Иван Грозный видел потенциальную угрозу. Придворного отравителя под пытками вынудили сознаться в заговоре, затем увезли куда-то в тайное место. Больше доктора Бомеля никто не видел. Через несколько веков его судьбу в точности повторит придворный отравитель Сталина – начальник той самой секретной лаборатории Генрих Майрановский.

Долгие годы лаборатория Майрановского разрабатывала яды, которые не оставляли следов. Эксперты ездили по миру, собирая информацию о самых экзотических видах боевых спецсредств.


Иосиф Сталин – советский политический, государственный, военный и партийный деятель, генералиссимус

Станислав Лекарев, полковник в отставке, ветеран внешней контрразведки, кандидат исторических наук, доктор философии: «Я прекрасно помню, когда на партийном съезде в Северной Корее вдруг погибает целиком делегация одной страны – отравление. Когда приехали специалисты из нашей лаборатории, стали брать анализы – все нормально, никаких признаков отравления у целой делегации, просто заснула и не проснулась. И только потом, когда додумались измельчить печень и провести спектральный анализ печени, обнаружили признаки яда. Этим ядом был курарин. Его ввели в оборот индейцы в Южной Америке: смачивают стрелу, попадают в крупное животное, у того паралич сердца, оно падает. Но выяснилось, что этот яд улетучивается, сам уходит из организма в течение суток. Были и другие яды, которые имитируют болезнь печени или отек легких, что может случиться с каждым. Они тоже считались ходовым товаром».

Разработка другой спецлаборатории в 2003 году всплыла в Лондоне. Британская полиция арестовала группу террористов из Чечни. В подпольной лаборатории они наладили производство одного из сильнейших ядов – рицина. Смертельная доза – в восемьдесят раз меньше, чем у цианистого калия, для отравления достаточно вдохнуть аэрозоль или микроскопические частицы порошка. Механизм его воздействия пока досконально не изучен. Рицин может действовать избирательно, убивая определенные клетки. Сегодня ученые пытаются найти способ использовать его в борьбе с раковыми опухолями.

Для арсенала боевых спецсредств рицин оказался настоящей находкой. Идеальный яд без цвета и запаха, причем из самого ходового сырья – отходов от производства касторового масла.

После войны рицин был на вооружении у наших чекистов, и он использовался в террористических целях. Именно таким ядом был убит в Лондоне болгарский диссидент Георгий Марков. Он получил укол зонтиком, в наконечнике которого была спрятана микрокапсула с ядом. Противоядие от рицина до сих пор не найдено. В зависимости от дозы смерть может наступить не сразу, а даже на пятый день.

Особенность секретных служб, особенно советских, как раз и состоит в том, что они всегда стремились избежать следов. Нужно было сделать так, чтобы никто не мог никогда указать на них пальцем. И яд был всегда излюбленным средством расправы со своими противниками, оппонентами.

Но в спецлаборатории были не только яды. В те годы молодой переводчик Станислав Лекарев входил в московскую сборную по теннису. Как спортсмену, ему пришлось выступать за ведомственную команду на первенстве по легкой атлетике. Накануне он выкрал в лаборатории несколько таблеток препарата из арсенала спецназа. Этими препаратами пользовались люди из «Бранденбург-800» – немецкий спецназ абвера. Действие препарата он знал только в общих чертах, поэтому решил ограничиться небольшой дозой: «Чувствую, что у меня начинается ощущение: каменеют икры ног, потом мышцы, потом спина, бицепс, трицепс, пресс. Я такой богатырь, что разнесу, кто-нибудь нападет, человек пять-шесть раскидаю, как Шварценеггер».

По правилам первенства для начала было необходимо сдать норматив по бегу. Но тут возникло непредвиденное препятствие: старт отложили на несколько часов. Накачанный боевым стимулятором спортсмен начал нервничать, что действие препарата скоро улетучится и все уловки окажутся напрасными.

Но действие продолжалось двое суток. Лекарев пробежал дорожку, вышел из второго разряда, чуть-чуть не дошел до первого. Но после того как кончилось действие препарата, его рвало и он спал сутки не просыпаясь.

Впрочем, как говорят специалисты, человек может быть сверхвынослив и невероятно силен, но начисто лишен интеллекта, значит, для выполнения спецзадачи непригоден. Последние разработки секретных лабораторий – аппаратура, которая словно массирует мозг специальными волнами, приводя психическое состояние в норму или корректируя под специальные задачи.

Профессор, генерал-лейтенант медицинской службы Евгений Жиляев: «Боец двадцать первого века, или супербоец, как мы его называем, – это, в первую очередь, человек думающий. Как только человек перестает думать, он снижает свою эффективность профессиональной деятельности. Поэтому наша задача – обеспечить фармакологическими, физическими, физиотерапевтическими и психологическими методами активизацию его мозговых возможностей».

Военная фармакология, тайны которой нам впервые согласились приоткрыть, позволяет выполнять даже невыполнимые миссии. Таблетки против страха – это уже вчерашний день, как и препараты, позволяющие вообще не спать целую неделю. Как выясняется, уже созданы препараты, позволяющие без всяких средств защиты выжить, даже если противник применил оружие массового поражения.

Мы сегодня обладаем целым рядом препаратов, в частности, защиты от ионизирующих излучений, которые предотвращают немедленный летальный исход при сверхсмертельных дозах поражения. Есть препарат, введение которого может отсрочить гибель военнослужащего, скажем, на трое, на четверо суток.

Что значит четверо суток в условиях боя, когда противник пошел на крайние средства, трудно даже представить. Впрочем, также трудно представить, что будет чувствовать солдат, зная, что он обречен и его чудесное спасение – только короткая отсрочка неминуемой смерти.

После страшных кадров последствия бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, обошедших весь мир, казалось, что военным удалось наконец создать абсолютное оружие. Именно тогда в секретных лабораториях началась работа по созданию универсального средства защиты. По сути, ученым предстояло найти эликсир жизни, пусть даже и ограниченного срока действия.

После войны были предложены работы для всех институтов по разработке препаратов, защищающих человека от ионизирующего облучения.

После войны отец Ольги Дороговой работал в лаборатории средств химической защиты. До сих пор существует мнение, что при создании своего уникального препарата Алексей Дорогов шел по пути, открытому средневековыми алхимиками. Он варил в перегонном кубе отловленных в прудах лягушек. Пар прогонялся через змеевик, полученный конденсат смешивался с белками яиц.

Лягушки использовались не потому, что это какие-то уникальные существа, просто это сырье было дешевое – полный пруд лягушек.

Первые испытания лягушачьего эликсира дали поразительные результаты – под действием препарата сходила считавшаяся неизлечимой экзема, подавлялись тяжелые инфекции.

Сохранился богатейший архив, где была приведена поразительная статистика. Уровень излечения самых тяжелейших заболеваний – туберкулез, трофические язвы, онкологические больные – достигал до семидесяти двух процентов.

После первых испытаний на лагерных заключенных на прием к доктору Дорогову начали записываться в очередь высокопоставленные партийные деятели.

По некоторым данным, именно эликсир Дорогова спас от рака мать самого Берии. По крайней мере, вскоре после этого чудесного исцеления для ученого построили отдельный институт. Специальным постановлением препарат был запущен в серию, но в ограниченном количестве.

Долгое время о том, что происходило, знал лишь узкий круг посвященных. Покровительство больших чинов позволяло проводить масштабные исследования невероятного препарата с 1953 по 1956 год в центральных клиниках Москвы – это поликлиника коменданта Московского Кремля, больницы и поликлиники МПС, Первый медицинский институт, Институт профзаболеваний, Институт акушерства и гинекологии. Проводили испытания препарата и в ветеринарии в ста тридцати областях Советского Союза.

Дочь ученого, кандидат медицинских наук Ольга Дорогова, долгие годы собирала по архивам материалы, связанные с препаратом. Точно восстановить его состав не удается до сих пор. Судьба подлинного эликсира Дорогова пока остается загадкой. Однажды вечером черная «Волга» увезла доктора к очередному высокопоставленному пациенту, домой он так и не вернулся. Утром позвонили жене ученого и сказали, что «у вашего супруга острая сердечная недостаточность и он умер».

Вскрытие показало, что Алексей Дорогов умер от отравления угарным газом. При всей нелепости этой версии дело закрыли, лабораторию расформировали. По непонятным причинам были свернуты все клинические испытания. Семья до сих пор сомневается, что эта смерть была случайной.

Эту версию неожиданно подтвердили недавние события в Тбилиси и загадочная смерть премьер-министра Грузии Зураба Жвании. Телохранители обнаружили его на конспиративной квартире с признаками отравления угарным газом. Официально его смерть также объявили несчастным случаем. Однако независимое расследование ставит эту версию под сомнение.

Говорят, что он надышался окисью кислорода там. На самом деле еще в Советской армии было диверсионное отравляющее вещество – карбонил железа. Если вы возьмете справочники, то выясните, что именно этими веществами занимался Тбилисский токсикологический институт.

Разработанный в советские времена боевой препарат был специально создан для тайной ликвидации под видом несчастного случая. Любая экспертиза только подтверждала первоначальный диагноз. Карбонил связывал гемоглобин в крови, прекращая снабжение тканей кислородом: типичная картина последствий отравления угарным газом.

Закрытые грифом «Секретно» разработки боевых препаратов крайне редко выплывают наружу, как правило, в результате громких скандалов. На фоне современного «допингового скандала» и недопуска российских спортсменов на Олимпиаду в Рио стоит вспомнить некоторые страницы истории.

В 2003 году, накануне отборочного тура на чемпионат Европы, российская антидопинговая экспертиза выявила в организме игроков «Спартака» запрещенный препарат. Информация просочилась в прессу. Скандал пытались замять, однако на поле в решающем матче в Ирландии не вышли ведущие игроки и все игроки из молодежной сборной. У кого внезапно – ангина, у кого – микротравма. Спустя пять дней в отставку ушли главный тренер, его помощник и один из врачей команды. Официальные лица связь между этими событиями категорически отрицали.

Те скандалы, которые сотрясают мировой профессиональный спорт, в сущности, – отголоски разработок военных лабораторий, лабораторий военных и спецслужб.

Как выяснилось, футболисты регулярно принимали психостимулятор, который, по словам экспертов, был разработан армейскими фармакологами еще во время войны в Афганистане – бромантан повышал выносливость, а побочным эффектом была чрезмерная агрессивность, что, в общем, считалось плюсом для боевых целей препарата.

Мощнейшие допинги всегда использовались, используются они и сейчас. Но то, что нельзя делать в спорте, вполне можно делать в разведке, особенно на чужой территории. Это общепринятое правило.

Обратимся к истории. В конце XIX века Европу захлестнула невиданная война наркомании. Тысячи солдат возвращались с фронта законченными морфинистами.

Во время франко-прусской войны была использована тактика блицкрига, которая выматывала солдат, люди не восстанавливались. И полковые доктора использовали новейшую инъекцию. Чем подбодрить солдат? Ну, конечно же, морфием. В итоге с войны вернулись полки наркоманов-морфинистов.

В те годы лекарством от всех болезней был объявлен выделенный из опия-сырца концентрированный раствор алкалоидов, его даже прописывали от кашля и как обезболивающее. Рецепт оставался на вооружении военной медицины еще в середине ХХ века.

Немецкие врачи в ходе этой войны видели в морфии настоящее спасение. Инъекции новомодного препарата должны были помочь солдатам переносить тяготы похода. На ночных стоянках, чтобы просто выспаться, сбросить напряжение и усталость, они кололи себе морфий. Французы извлекли из своего поражения серьезные уроки, в том числе и в области боевой медицины. Они попытались перенять опыт воинственных племен в африканских колониях. Среди французских офицеров ходили слухи о том, что секрет выносливости туземных воинов таился в плодах ореха кола. В местных племенах орехи ценились на вес золота, их даже использовали вместо денег.

Выяснилось, что орехи не только гнали прочь усталость и страх, они стали настоящим бичом для регулярной армии, поскольку действовали как мощный сексуальный стимулятор. По словам одного офицера, его подразделение превратилось в стадо похотливых обезьян. Командовать ими стало решительно невозможно. Во время Второй мировой войны шоколад с колой включили в спецпитание летчиков и десантников. К тому моменту в спецлабораториях уже вовсю осваивали более совершенные средства боевой медицины.

Химики синтезируют сотни тысяч новых соединений в год. В настоящий момент существуют компьютерные программы, которые позволяют выбрать из большого числа химических соединений те, которые, скорее всего, будут проявлять ту или иную активность. Одна из них находится в помещении современной лаборатории, которая расположена в здании бывшего секретного завода. Впрочем, эта улица не обозначена даже на современных картах.

Это одна из лабораторий, где происходит высокопроизводительный скрининг. Машина позволяет за сутки производить анализ до четырех тысяч соединений, таким образом, отпадает необходимость в армии лаборантов. Использование такой системы позволяет очень резко поднять производительность лаборатории, поскольку прибор может работать круглые сутки. Плюс к тому же он дает данные с меньшей ошибкой – тоже из-за отсутствия человеческого фактора.

Сегодня здесь проводятся больше половины российских фармакологических исследований, доведение и совершенствование уже известных препаратов и, самое главное, – создание принципиально новых, которые действуют по совершенно иному механизму. Разработка только одного препарата обходится в несколько миллионов долларов и пару лет работы. Но заказов хватает.

Возможно, совсем скоро каждый сможет примерить на себя роль одного из персонажей фантастических боевиков, стать одним из людей «Икс», бесстрашным, неуязвимым, с невероятными способностями и возможностями. Вопрос только в том, как далеко успеют продвинуться разработки разбросанных по миру секретных лабораторий «Икс»…

Оглавление книги


Генерация: 0.267. Запросов К БД/Cache: 3 / 1