Глав: 10 | Статей: 37
Оглавление
В книге на основе данных, опубликованных в иностранной печати, и по материалам открытой советской печати популярно излагаются основные положения по борьбе с танками и другими бронированными целями при ведении боевых действий в различных условиях.

В труде дается краткий анализ развития современного состояния и перспектив совершенствования танков и бронированной техники, исторический очерк развития борьбы с танками, характеристика современных средств, организации и способов ведения борьбы с танками.

Книга рассчитана на широкий круг военных читателей.

2. Развитие способов борьбы с танками

2. Развитие способов борьбы с танками

Способы борьбы с танками противника в бою зависят от свойств и количества самих средств борьбы, целей и задач боя, технического состояния и количества танков противника, тактики их применения, характера местности, ее инженерного оборудования, уровня боевой подготовки войск и состояния их морального духа.

Наибольшее влияние на выбор способа борьбы с танками противника оказывали существующие средства борьбы. Одни способы предусматривали борьбу с группами танков массированным, сосредоточенным или заградительным огнем артиллерии с закрытых огневых позиций и ударами авиации, другие — поражение танков огнем прямой наводкой. В последнем случае применялись все образцы специальных противотанковых средств различных родов войск, а также оружие общего назначения, способное вести борьбу с одиночными танками.

В боевой практике все способы борьбы с танками применялись в тесном взаимодействии и умелом сочетании для достижения противотанковой устойчивости боевых порядков войск. Большое разнообразие оружия, местности, конкретной боевой обстановки предопределяло различные способы борьбы с танками противника, особенно в оборонительном бою. Способы борьбы с танками противника не являются застывшими, они постоянно изменяются и совершенствуются, обеспечивая непрерывное повышение боевой эффективности и активности в борьбе с танками.

Борьба с танками всегда опиралась на самое эффективное и массовое оружие. В первую мировую войну таким оружием была полевая артиллерия, которая огнем с закрытых огневых позиций отражала атаки танков противника. Однако еще в 1917 г. зародилась стрельба по танкам прямой наводкой. Талантливый русский артиллерист Кирей В. Ф. подробно исследовал, описал и определил перспективы развития этого способа как основного в борьбе с танками: «Вероятно борьба артиллерии с танками выльется в стрельбу прямой наводкой»[5].

Вскоре в борьбе с бронированными силами Врангеля молодая Красная Армия получила первый боевой опыт при обороне каховского плацдарма в октябре 1920 г. (рис. 10) 51-й стрелковой дивизией под командованием начдива Блюхера В. К.


Рис. 10. Взятие вражеских танков под Каховкой (фрагмент боя).

14 октября врангелевцы бросили в бой 12 танков и 12 бронемашин. Советские артиллеристы во взаимодействии с войсками разгромили противника. Было уничтожено 8 танков, из них 7 — огнем артиллерии.

Решающую роль в уничтожении танков противника сыграла впервые организованная и умело осуществленная артиллерийская противотанковая оборона, сочетавшая в себе огонь прямой наводкой, огонь с закрытых огневых позиций, действия артиллерийского противотанкового резерва. Выделялись «кинжальные» и дежурные орудия (взводы), а также организовывалось наблюдение и готовились ловушки для танков.

Но борьба с танками прямой наводкой, хотя и была более совершенной и перспективной, не получила своего развития, так как не имела соответствующей материальной базы, т. е. специальных противотанковых средств. С созданием специальной противотанковой артиллерии борьба с танками противника огнем прямой наводкой приобрела решающее значение и стала основным способом.

Еще до Великой Отечественной войны в Советской Армии был взят твердый курс на подготовку к борьбе с танками не только артиллерии, но и всех способных к этому средств пехоты, бронетанковых, инженерных, химических войск и авиации.

Советское военное искусство утверждало, что оборона должна быть прежде всего противотанковой, состоящей из системы огня войсковой и противотанковой артиллерии в сочетании с системой естественных препятствий и инженерных противотанковых заграждений и быстро устанавливаемых противотанковых мин и других искусственных заграждений.

Согласно довоенным уставам, противотанковая оборона строилась на противотанковых рубежах; в глубине обороны для борьбы с танками предусматривалось создание противотанковых районов и отсечных позиций. В частях и соединениях, обороняющихся на танкоопасных направлениях, должны были создаваться подвижные противотанковые резервы (рис. 11).


Рис. 11. Принципиальная схема построения противотанковой обороны в оборонительном бою стрелковой дивизии до Великой Отечественной войны.

Система противотанковой обороны, разработанная в Советской Армии, предусматривала поражение танков противника огнем артиллерии как перед передним краем, так и в глубине обороны. Боевой устав артиллерии 1937 г. подчеркивал, что стрельба противотанковых орудий прямой наводкой является наиболее действенным способом борьбы с танками и огонь этих орудий составляет основу системы противотанковой обороны. Устав устанавливал, что для поражения атакующих танков необходимо на глубину 2–3 км иметь плотность б—9 орудий на 1 км фронта.

Боевая подготовка артиллерии Советской Армии также строилась с учетом отражения массированных атак танков. Программой боевой подготовки батальонной и полковой артиллерии выделялось 66 % общего количества часов огневой службы орудийных расчетов на изучение приемов и методов стрельбы по танкам.

В 1934–1935 гг. были введены специальные «снайперские» упражнения, заключавшиеся в поражении отдельным орудием группы танков (3–5 машин), атакующих с различных направлений.

В начале 1941 г. полковник Балабанов В. М. в своем труде «Противотанковая оборона в основных видах боя» (Воениздат, 1941 г.) теоретически разработал вопрос о путях развития средств и способов борьбы с танками. Этот глубоко научный труд помог офицерам Советской Армии в самом начале войны правильно ориентироваться и совершенствовать свой боевой опыт борьбы с немецко-фашистскими танками.

Внезапное и вероломное нападение фашистской Германии временно поставило нашу страну и армию в тяжелые, невыгодные условия. В начальный период Великой Отечественной войны наши войска вынуждены были вести оборону на широком фронте, а следовательно, строить линейный боевой порядок при незначительной глубине обороны и незначительной противотанковой плотности артиллерии.

Последующее развитие противотанковых средств в ходе второй мировой войны привело к тому, что самыми эффективными массовыми средствами борьбы с танками стали противотанковая артиллерия, самоходно-артиллерийские установки, танки и противотанковые ружья, а поражение танков огнем прямой наводкой было основным способом противотанковой борьбы. На долю огня прямой наводкой приходилось около двух третей потерь танков немецко-фашистской армии. Поэтому огонь противотанковых средств прямой наводкой стал основным при организации противотанковой обороны.

Основными принципами борьбы с танками противника, особенно в оборонительном бою, в годы второй мировой войны являлись: массирование противотанковых сил и средств на решающих направлениях; увеличение глубины противотанковой обороны; повышение активности противотанковой борьбы; взаимодействие между различными средствами поражения и слияние общевойсковых подразделений с подразделениями противотанковых средств в единый боевой порядок.

Массирование и рост плотностей противотанковых средств. Немецко-фашистская армия в первые годы второй мировой войны создавала превосходство над противником на главных направлениях, применяя массированный удар танков. Как показал опыт первых месяцев Великой Отечественной войны, разработанные в предвоенные годы теория и практика противотанковой обороны имели и существенные недостатки. Наиболее слабой стороной противотанковой обороны было ее неглубокое построение при относительно равномерном распределении противотанковых средств по фронту и недостаточной их плотности.

Создание в СССР крупных артиллерийских противотанковых частей и соединений (полков и бригад), предназначенных для боевого использования в качестве оперативных резервов командующих армиями и фронтами, было важным этапом в развитии организационных форм и способов борьбы с танками. Был найден тот новый способ боевого применения артиллерии, который позволил противопоставить массированному удару немецких танков массирование советской противотанковой артиллерии.

Война вызвала интенсивный рост противотанковой артиллерии и особенно специальных формирований РВГК. Так, если на 22 июня 1941 г. было 20 противотанковых полков РВГК с 1360 орудиями, то уже к 1 января 1944 г. было 289 полков с 6692 орудиями. Количество специальных противотанковых полков возросло почти в 15 раз; орудий в 5 раз (с учетом противотанковых орудий в войсках в 7 раз). Такой рост был обусловлен огромным напряжением промышленности в течение почти двух с половиной лет, которая увеличила производство орудий в 1942 г. в 1,8 раза по сравнению с 1941 г., а в 1943 г. почти в 1,5 раза по сравнению с 1942 г.

Росту танковых плотностей противника в наступлении был противопоставлен рост плотностей противотанковых средств, особенно на важнейших направлениях. Так, средние тактические плотности орудий, поставленных для стрельбы прямой наводкой, составляли: в 1941 г. — 1–3 орудия, в 1942 г. — 4–9 (под Сталинградом), зимой 1942/43 г. — 5-10, в 1943 г. (под Курском)— 14–20 и только в конце войны — 20–25 (под Балатоном, на вислинском и одерском плацдармах), а на отдельных важнейших направлениях — 25–30 орудий и более на 1 км фронта тактической обороны.

Противотанковая оборона была настолько эффективной, что оказала серьезное влияние на поражение немецко-фашистской армии на советско-германском фронте. Нередко противник был вынужден направлять все свои усилия на уничтожение системы противотанковой обороны, как это, например, было под Курском в 1943 г., чтобы получить свободу маневра танкам и возможность дальнейшего продвижения вперед. Однако при умелой организации борьбы с танками, высокой плотности противотанковых средств, достаточной глубине их эшелонирования и активности войск противник успеха, как правило, не добивался (рис. 12).


Рис. 12. Построение противотанковой обороны 375-й стрелковой дивизии при обороне на Курском выступе в июле 1943 г.

В районе Белгорода в стыке 6-й и 7-й гвардейских армий Воронежского фронта наступала 19-я танковая дивизия немецко-фашистских войск. В первые три дня своего наступления она потеряла от огня нашей артиллерии до 60 % своих танков. За семь дней ожесточенных оборонительных боев артиллерия Центрального фронта уничтожила и подбила 812 танков и самоходных установок противника, а артиллерия Воронежского фронта с 4 по 15 июля— 1049, что составило более 80 % общего количества всех танков и самоходных установок, потерянных противником за время наступления. Одной из причин нашего успеха было то, что сосредоточение противотанковых усилий осуществлялось расположением противотанковых средств неравномерно с наибольшими плотностями в тех районах, от удержания которых зависела устойчивость обороны.

Количество противотанковых средств в стрелковой дивизии Советской Армии непрерывно увеличивалось. К концу Великой Отечественной войны в дивизии было 48 специальных противотанковых орудий. В ходе послевоенного развития количество противотанковых средств возросло.

Увеличение глубины противотанковой обороны. В начале войны 1941 г. противотанковая оборона создавалась на глубину 2–3 км. При остром недостатке противотанковых средств основная их часть располагалась на переднем крае.

В конце июля 1941 г. в войска была разослана специальная директива по организации боевого применения артиллерии в обороне. В ней говорилось о наиболее эффективном использовании артиллерии в борьбе с танковыми и механизированными частями противника. От артиллерии требовалась постоянная готовность к открытию огня как по атакующим танкам прямой наводкой, так и по танкам на маршрутах движения, по местам их сосредоточения, рубежам развертывания с закрытых огневых позиций. Указывалось на необходимость подготовки заградительного огня перед противотанковыми заграждениями. Серьезное внимание обращалось на организацию и проведение артиллерийской контрподготовки с целью поражения противника в исходных районах, срыва его артиллерийской подготовки и самой атаки.

К августу 1941 г, наши войска отказались от линейного построения противотанковой обороны противотанковыми рубежами и стали эшелонировать ее в глубину, Основу обороны составляли противотанковые опорные пункты, органически связанные общим построением обороны и боевыми порядками обороняющихся войск. Построенная таким образом противотанковая оборона оказалась значительно устойчивее, чем противотанковая оборона, применявшаяся в самом начале войны, и наносила большие потери вражеским танкам. По признанию самого немецко-фашистского командования, потери 1, 2 и 3-й танковых групп к концу августа 1941 г. в среднем составляли 50–60 %.

Преимущества такой устойчивой противотанковой обороны особенно ярко проявились в битве под Москвой. Тактике противника, наступавшего в основном вдоль дорог, советские войска противопоставили противотанковую оборону, построенную эшелонированными в глубину на этих направлениях сильными противотанковыми опорными пунктами (рис. 13).


Рис. 13. Принципиальная схема развития противотанковой обороны в первом периоде войны.

Мероприятия по совершенствованию противотанковой обороны, проведенные в первые месяцы войны, способствовали серьезному повышению устойчивости нашей обороны. Совместными усилиями всех родов войск танкам противника были нанесены значительные потери и созданы условия для наступления наших войск на ряде операционных направлений.

Во второй половине ноября 1941 г. советские войска нанесли сильные контрудары противнику под Ростовом и Тихвином, а 6 декабря развернули мощное контрнаступление под Москвой, которое окончательно развеяло миф о непобедимости немецко-фашистской армии.

Учитывая опыт борьбы с танками противника в 1941 г. и в начале 1942 г. и изменения в тактике наступления врага, Генеральный штаб Советской Армии весной 1942 г. разработал и разослал в войска инструкцию по противотанковой обороне войск, в которой особенно подчеркивалось, что оборона должна быть прежде всего противотанковой, рассчитанной на отражение массированных атак танков и мотопехоты противника.

В дальнейшем в результате насыщения войск различными противотанковыми средствами противотанковая оборона стала основой обороны всех подразделений, частей, соединений и фактически весь боевой порядок был противотанковым. Наши войска, отказавшись от вредной линейной тактики в противотанковой обороне, к началу 1943 г. окончательно перешли к применению основных принципов противотанковой обороны, сохраняющих свое значение и в настоящее время: массирование и глубокое эшелонирование противотанковых средств на важнейших направлениях обороны с применением широкого маневра этими средствами.

Оборонительное сражение под Курском с 5 по 15 июля 1943 г. явилось блестящим показателем возросшей мощи Советской Армии, и в частности нашей противотанковой обороны. Новинки немецкой танковой техники — тяжелые танки «тигр» и самоходные установки «фердинанд» — не явились неожиданностью для наших войск. Советское командование заблаговременно приняло меры по усилению противотанковой обороны, особенно на предполагаемых направлениях главного удара противника, и уделило достаточное внимание обучению войск борьбе с тяжелыми танками и самоходными установками.

Особенность распределения противотанковых средств по глубине обороны заключалась в том, что большая часть всех противотанковых средств заранее располагалась на первой позиции оборонительной полосы и только около 35 % этих средств оставалось в резервах и во вторых эшелонах полков и дивизий. После войны этот принцип эшелонирования противотанковых средств несколько изменился.

Таким образом, до принятия на вооружение ядерного оружия сосредоточение усилий противотанковой обороны по направлениям, в районах и на позициях обороны дивизии осуществлялось заблаговременным созданием там наиболее высоких плотностей противотанковых средств и путем увеличения этих плотностей в ходе боя за счет маневра резервами и проведения контратак.

Глубина противотанковой обороны под влиянием увеличения дальнобойности и мощи огневых средств, повышения ударной силы и темпов наступления танков противника непрерывно росла. Так, глубина противотанковой обороны в 1941 г. составляла 3–5 км, в 1942–1943 гг. повысилась до 8—12 км, на Курском выступе достигла 30–35 км, а в Балатоновской операции ее глубина возросла до 30–50 км.

Повышение активности противотанковой борьбы. Опыт войны и учений показал, что активность противотанковой борьбы проявлялась в огневом нападении по танкам противника перед началом его наступлений (контрподготовка или огневые удары); огневых ударах по танкам в ходе их атаки (подвижным и неподвижным заградительным и сосредоточенным огнем)маневре огнем для отражения атаки танков противника на угрожаемом направлении; преграждении пути в глубину обороны прорвавшимся танкам противника; наращивании противотанковых усилий по направлениям; проведении контратак и контрударов с целью окончательного разгрома и уничтожения вклинившейся танковой группировки противника.

Для осуществления активности противотанковой борьбы нужны материальные предпосылки, т. е. силы, средства и определенные условия. Такими предпосылками, от которых зависела активность борьбы с танками противника в годы войны, были: высокий боевой дух и проявление инициативы и решительности личным составом войск; наличие сильных резервов противотанкового назначения и вторых эшелонов; непрерывный рост огневых возможностей средств борьбы с танками и их высокая подвижность; глубоко эшелонированное построение противотанковой обороны и наличие в ней устойчивых рубежей, районов и позиций, оборудованных в инженерном отношении.

Активность борьбы с танками росла также за счет привлечения всей артиллерии, в том числе зенитной и реактивной. К примеру, когда при прорыве немецко-фашистских войск через р. Дон к Сталинграду в 1942 г. на их пути не оказывалось наших войск, то целые полки реактивной артиллерии стремительно выходили на открытые огневые позиции и ураганным огнем сметали наступающие мотомеханизированные войска противника. Так действовал командир дивизиона «катюш» 18-го гвардейского минометного полка капитан (ныне полковник) Плотников В. А. (рис. 14).


Рис. 14. Герой боев под Сталинградом гвардии подполковник Плотников В. А.

Другие гвардейские минометные полки (4, 5, 79, 86, 51, 93, 99, 85-й) также применяли массированный огонь прямой наводкой целыми полками (дивизионами) для отражения массированных атак бронесил противника под Сталинградом, на Курском выступе и в ряде других операций.

Значительное внимание было уделено вопросам организации и действиям подвижных противотанковых групп (резервов), а также использованию инженерных заграждений.

Различные формы проявления активности в борьбе с танками противника в конечном итоге сводились к нанесению огневого удара артиллерией с закрытых огневых позиций и авиацией (контрподготовка); своевременному занятию рубежей (районов, позиций) на танкоопасных направлениях и отражению атаки танков огнем прямой наводкой; нанесению удара по танкам контратакой и контрударами войск.

Наибольший успех имела контрподготовка в сражении под Курском. На Воронежском фронте контрподготовка проводилась в 22.30 4 июля и в 3.00 5 июля. Основные усилия огня были направлены на поражение сосредоточений танков и пехоты. Только в полосе 6-й гвардейской армии было уничтожено свыше 4 тысяч солдат и офицеров противника, 24 танка и подавлены 12 артиллерийских батарей. Атака противника была задержана на 1,5–2 ч и ослаблен начальный удар первого эшелона.

Как показывает опыт войны, наиболее распространенной формой проявления активности в борьбе с танками являлся маневр противотанковыми средствами с целью отражения атаки танков огнем прямой наводкой с заранее подготовленных и занятых в ходе боя противотанковых рубежей.

Маневр в противотанковой обороне использовался в оборонительных боях на подступах к Сталинграду. Боевые действия развернулись тогда, как известно, в донских и приволжских степях, на местности, почти всюду доступной для действий крупных масс танков. В этих условиях исключительно большое значение приобретал маневр противотанковыми силами и средствами. В дивизиях и армиях создавались сильные противотанковые резервы и широко применялся маневр истребительно-противотанковыми частями и соединениями.

О значении маневра резервами истребительно-противотанковой артиллерии свидетельствует бой 13-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады, выдвинутой в ночь на 7 августа 1942 г. совместно с 1183-м истребительно-противотанковым артиллерийским полком (общим числом около 80 орудий) в район Плесистовский, Гуреев, Остров. Приняв на себя удар до 300 танков противника (при соотношении одно орудие к 3–4 танкам) и отражая неоднократные их атаки, бригада и полк только в течение 7 августа подбили и уничтожили 109 танков противника и удержали позиции.

Наиболее эффективной оказалась такая организация системы огня, когда расположение противотанковых средств обеспечивало создание огневого мешка. Маневр на эти рубежи осуществлялся противотанковыми и танковыми резервами и подвижными отрядами заграждений, а иногда и вторыми эшелонами частей и соединений с целью не допустить прорыва танками противника пашей обороны, лишить противника свободы маневра и создать предпосылки для успешного проведения контратаки (контрудара).

Появление активности в обороне было направлено главным образом на достижение устойчивости оборонительных позиций и полос, а также на восстановление их целостности в случае нарушения. Вместе с тем следует подчеркнуть, что поскольку большинство всех противотанковых средств в первые годы войны обычно располагалось на первой позиции и в противотанковых районах, то возможности маневра ограничивались рамками использования незначительных по составу резервов и вторых эшелонов, которые включали, как правило, менее одной трети всех противотанковых средств. В дальнейшем количество противотанковых средств в резервах и вторых эшелонах стало занимать больший удельный вес, что облегчило создание высоких плотностей на наиболее танкоопасных направлениях в ходе боя. Например, в 1943 г. во время Курской битвы в 13-й армии противотанковая плотность составляла около 23 орудий на 1 км фронта на глубину 30–35 км. Но в ходе боя на важнейших участках противотанковая плотность с помощью маневра резервами доводилась до 45–60 орудий на 1 км фронта. В 5-й гвардейской армии при обороне на сандомирском плацдарме в августе 1944 г. в результате маневра плотность на направлениях ударов танковых группировок противника достигала 60–70 орудий на 1 км фронта.

Перед принятием на вооружение ядерного оружия соотношение противотанковых сил и средств в заблаговременно занятых элементах обороны и маневренных элементах (резервах, вторых эшелонах) изменилось в сторону увеличения количества противотанковых средств в последних.

Развитие активности способов борьбы с танками шло по пути от поражения танковых группировок до начала наступления (в контрподготовке) к нанесению потерь танкам при отражении их атак и проведению все возрастающих по силе контратак.

В способах борьбы авиации с танками, кроме ударов обычными бомбами по площадям (районам сосредоточения танков), во время Великой Отечественной войны появился штурмовой способ поражения отдельных танков и танковых колонн специальными противотанковыми авиабомбами, неуправляемыми реактивными снарядами и пушечным огнем. Более высокая эффективность штурмового способа сделала его основным в борьбе авиации против танков.

Например, танковая атака противника в районе Кашара 7 июля 1943 г. была сорвана ударами наших штурмовиков. Действуя группами по 20–30 самолетов, штурмовики уничтожили 34 танка противника и принудили его прекратить атаки. В районе Яковлево 8 июля 1943 г. шесть штурмовиков Ил-2 атаковали группу вражеских танков и противотанковыми бомбами, сброшенными с высоты 600–800 м, и огнем с бреющего полета из пушек и реактивных установок уничтожили 15 танков.

В ходе Балатонской оборонительной операции основные усилия авиации были направлены на борьбу с танковыми войсками противника. Свыше 75 % всех боевых самолетов 3-го и 2-го Украинских фронтов действовало против главной танковой группировки противника. В итоге ожесточенных оборонительных боев войска 3-го Украинского фронта отразили наступление крупной танковой группировки врага, в составе которой было большое количество тяжелых танков, измотали и обескровили противника, создав тем самым условия для перехода в решительное наступление (рис. 15).


Рис. 15. Построение противотанковой обороны в войсках 3-го Украинского фронта на 6 марта 1945 г. на направлении главного удара противника.

При борьбе с танками инженерными средствами в основном применялись минно-взрывные заграждения. Широкое развитие получило заблаговременное сплошное минирование перед позициями и районами. Общей тенденцией развития способов борьбы с танками инженерными средствами было повышение плотности минирования, сокращение сроков установки заграждений, особенно в ходе боя.

Взаимодействие между противотанковыми средствами. Развитие способов борьбы с танками определило необходимость тесного взаимодействия противотанковых средств и подразделений и обусловило конкретные организационные формы (противотанковые опорные пункты, районы, резервы), впоследствии вошедшие как составные элементы в стройную систему противотанковой обороны. Здесь уместно отметить следующие положения.

В начале войны противотанковая оборона строилась в основном на создании артиллерийских противотанковых опорных пунктов, в которых чаще всего использовались однообразные средства одного артиллерийского подразделения. Затем эти опорные пункты стали основой районов обороны стрелковых подразделений и превратились в ротные противотанковые опорные пункты, объединяемые в батальонные противотанковые узлы. Это позволило цементировать боевые порядки стрелковых подразделений и частей, организовывать и осуществлять более тесное взаимодействие всех противотанковых средств, пехоты и инженерных заграждений под руководством общевойскового командира. В то же время в непосредственном подчинении командира полка, дивизии, командующего армией (фронтом) был противотанковый резерв.

Противотанковая оборона строилась на взаимодействии всех противотанковых средств. Так, на Центральном фронте (под Курском) противотанковые опорные пункты организовывались в ротных районах обороны. В составе опорного пункта было 3–4 противотанковых орудия, 2–3 отделения противотанковых ружей, по отделению саперов и автоматчиков, команды истребителей танков с бутылками горючей жидкости КС. Перед важнейшими опорными пунктами устраивались минные поля с плотностью 1500–1700 противотанковых мин на 1 км фронта, отрывались рвы, эскарпы, делались завалы, а также подготавливался заградительный огонь артиллерии.

Большое внимание в системе противотанковой обороны всегда уделялось разведке, а также организации оповещения: на подступах выставлялись посты разведчиков-наблюдателей и ракетчиков-осветителей, посты предупреждения об атаке танков (ракетами и другими сигналами), организовывалась надежная связь с дублирующими каналами.

В глубине наших оборонительных полос оборудовались специальные учебные поля и полигоны, на которых практически отрабатывались вопросы поражения танков, взаимодействия и управления.

Опыт войны показал, что при организации и ведении борьбы с танками наиболее тесное взаимодействие всех средств с максимальным использованием их боевых свойств может организовать общевойсковой командир. Примером организации такой противотанковой обороны может служить оборона 42-й армии Ленинградского фронта в октябре 1941 г. (рис. 16).


Рис. 16. Организация противотанковой обороны 42-й армии на 13 октября 1941 г.

Кроме подготовки в тесном сочетании и взаимодействии всех специальных противотанковых средств, по директиве Военного Совета фронта огонь артиллерии с закрытых позиций был организован так, что на любом участке обороны можно было сосредоточить огонь не менее четырех-пяти дивизионов.

Таким образом, развитие способов борьбы с танками противника до принятия на вооружение ядерного оружия происходило в соответствии со средствами борьбы с танками того периода. Способы борьбы обеспечивали отражение наступления танков противника в основном непосредственно перед передним краем обороны или уничтожение их в тактической глубине.

Офицеры и генералы Советской Армии творчески решали вопросы организации противотанковой обороны, сообразуясь в каждом конкретном случае с условиями боевой обстановки. Наша армия в годы войны приобрела исключительно богатый опыт борьбы с танками, теоретическое и практическое значение которого сохраняется и в условиях ведения боя с применением средств массового поражения.

Оглавление книги


Генерация: 0.457. Запросов К БД/Cache: 0 / 0