Глав: 10 | Статей: 37
Оглавление
В книге на основе данных, опубликованных в иностранной печати, и по материалам открытой советской печати популярно излагаются основные положения по борьбе с танками и другими бронированными целями при ведении боевых действий в различных условиях.

В труде дается краткий анализ развития современного состояния и перспектив совершенствования танков и бронированной техники, исторический очерк развития борьбы с танками, характеристика современных средств, организации и способов ведения борьбы с танками.

Книга рассчитана на широкий круг военных читателей.

3. Специальные противотанковые средства

3. Специальные противотанковые средства

Отличительной чертой всех специальных противотанковых средств является их способность пробивать броню танков. Такие средства необходимы как в войне с применением ядерного оружия, так и в основном при ведении боевых действий с применением только обычных средств поражения.

Принятое на вооружение в 50-х годах ядерное оружие открыло широкие возможности наносить массовые потери танкам противника в короткие сроки. Вместе с тем следует не забывать, что значительная часть танков уцелеет даже при успешном применении противной стороной ядерного оружия. Танки, находящиеся в непосредственном соприкосновении с противником, окажутся вне действия ядерного оружия ввиду опасности его применения для своих войск. Поэтому проблема борьбы с танками в ближнем бою не снимается.

Применение ядерного оружия в современном бою позволяет увеличить в два — три раза темпы наступления по сравнению со второй мировой войной.

В ходе наступления обороняющийся противник будет стремиться сорвать его. С этой целью будут проводиться контратаки и контрудары, костяком которых являются танки. Естественно, что для обеспечения высоких темпов наступления необходимо обеспечить не менее высокие темпы истребления контратакующих танков, т. е. тоже в два-три раза выше, чем в прошлую войну.

Средние темпы истребления атакующих танков по опыту боев 1942–1945 гг. составляли 2–3 мин на один танк (6—10 прицельных выстрелов). Увеличить средний темп истребления танков в бою, т. е. довести его до 1 мин на танк, опираясь на материальную основу противотанковых средств периода 1945–1950 гг., было невозможно. Назревало противоречие между ростом темпа боя и темпом истребления танков. Поэтому необходимо было увеличить меткость и дальность эффективного огня противотанковых средств не менее чем в два-три раза.

Увеличение дальности эффективного огня по танкам было достигнуто в результате применения ракетного двигателя к противотанковому кумулятивному снаряду. Скорость, полета такого снаряда около 100 м/сек обеспечивала наивысший эффект кумулятивного взрыва. Однако для кумулятивного снаряда главная задача — попадание его в танк.

Разрешение проблемы увеличения дальности полета противотанкового снаряда резко поставило вопрос о его меткости. Чем выше меткость противотанкового оружия, тем меньше времени предоставляется танку на ответный огонь. Танк имеет то преимущество перед пушкой, что для вывода ее из строя не обязательно прямое попадание снаряда, можно и осколками разорвавшегося вблизи снаряда подавить расчет орудия или вывести из строя само орудие. Танку для этого с расстояния около 1 км достаточно сделать 1–3 выстрела, тем более что у последних танков орудия стабилизированы в двух плоскостях, что повышает их меткость при стрельбе с ходу. В связи с этим перед противотанковым средством встала задача поразить танк сразу же, как только он будет обнаружен, на предельной дальности его видимости и с первого выстрела, т. е. не дать ему возможности открыть эффективный ответный огонь.

Принципиально новым средством повышения меткости явилось управление полетом снаряда на расстоянии с передачей команд по проводам, радио или применением головок самонаведения на танк. Был создан противотанковый управляемый реактивный снаряд (ПТУРС).

В результате применения системы телеуправления вероятность попадания снарядов по движущемуся танку значительно увеличилась. Появилась возможность попадания с первого или второго выстрела.

Таким образом, в результате применения и сочетания трех научно-технических достижений: кумулятивного заряда, ракетного двигателя и телеуправления на расстоянии, было создано оружие, которое пробивает броню любого танка на предельной дальности прямой видимости и с первого или второго выстрела. Это резкий качественный скачок в развитии противотанкового оружия (рис. 17).


Рис. 17. Рост бронепробивной способности противотанковых средств.

В последние годы появились снаряды с пластическим ВВ (рис. 18). В некоторых танках армий НАТО («леопард») в боекомплекте имеются снаряды с пластическим ВВ.


Рис. 18. Действия противотанковых снарядов по броне.

В отличие от всех противотанковых бронепробивных снарядов — бронебойных, подкалиберных и кумулятивных, которые предназначены для пробития брони танка, снаряды с пластическим ВВ действуют по другому принципу. При ударе о броню танка снаряд с пластическим ВВ расплющивается и значительная часть ВВ как бы расплывается по плоскости брони и взрывается. В момент взрыва его силы направлены перпендикулярно плоскости ВВ. Так как площадь соприкосновения пластического ВВ с броней довольно значительна, то суммарная сила динамического удара от взрыва очень велика. Правда, удельное давление на броню меньше, чем при ударе снарядов бронепробивного действия, и поэтому толстая броня не пробивается.

Но сумма сил взрыва пластического ВВ снаряда при ударе на значительной площади заставляет броню вибрировать и настолько динамично, что от этого внутри танка образуется мощная ударная волна, которая, отражаясь от внутренних стенок танка, мгновенно повышает давление воздуха, губительно действующее на человека.

Одновременно при взрыве пластического ВВ на монолитной броне с внутренней стороны брони откалывается множество осколков, которыми также поражаются экипаж и оборудование.

Для танков с монолитной броней снаряды с пластическим ВВ представляют серьезную опасность. Если же танк имеет не монолитную, а слоистую броню, то в зависимости от качества промежуточного слоя, т. е. его способности передавать или поглощать удар, эффект динамической вибрации может быть в различной степени снижен.

За рубежом к настоящему времени арсенал специальных противотанковых средств качественно изменился. Значительное место в нем занимают ПТУРС. Наряду с ними на вооружении войск имеются: противотанковая артиллерия, танки — истребители танков, а также пехотное противотанковое оружие. Особое место занимают инженерные противотанковые средства.

Противотанковые управляемые реактивные снаряды

В настоящее время в Советской Армии и армиях других государств имеются весьма эффективные ПТУРС различных конструкций.

По данным иностранной печати, ПТУРС делятся по весу на три категории: легкие (до 15 кг); средние (15–30 кг); тяжелые — более 70 кг (до 140 кг).

Такое условное деление по весу скорее отражает не качественную характеристику самого ПТУРС, а способность науки и промышленности той или иной страны создать управляемый снаряд с высокой бронепробивной способностью и большой дальностью стрельбы в минимальных габаритах и весе (табл. 8).





Таблица 8.

Из табл. 8 видно, что ряд ПТУРС, обладая примерно одинаковыми дальностями полета, мощностью снаряда, меткостью и другими характеристиками, относятся к разным весовым категориям.

Наблюдается общее стремление сделать ПТУРС с высокими боевыми характеристиками в минимальном весе и габаритах (рис. 19).






Рис. 19. Различные образцы ПТУРС.

Казалось бы, что созданием и принятием на вооружение ПТУРС полностью разрешается проблема борьбы с танками. Огромная скорость кумулятивной струм снаряда (5000—16 000 м/сек) обеспечивает практически пробитие любой бронированной цели на поле боя под любым углом встречи.

Возможно ПТУРС — это то совершенное оружие, которое заставит отмереть танки, так же как пулемет, артиллерия и авиация «сняли» с вооружения кавалерию? Такая постановка вопроса была бы обоснована, если бы ПТУРС не имели свойственных им недостатков, а танки не усиливались бы пехотой, артиллерией, авиацией и ядерным оружием.

Танк остается и на сегодня мощным и грозным наступательным оружием, потому что противотанковая оборона в целом на избранном направлении может быть или уничтожена, или надежно подавлена и для успешного наступления танковых войск могут быть созданы благоприятные условия. Кроме того, сам танк берет на вооружение ПТУРС.

Одна из важных сторон искусства ведения боевых действий и заключается в том, чтобы создать превосходство своих войск над противником на избранных направлениях. Кстати, надо заметить, что этот принцип относится как к искусству наступления, так и к искусству обороны. Весь вопрос в том — кто кого? Иначе возможно было бы каким-то одним «абсолютным оружием» односторонне решать судьбы войн.

Итак, отказавшись от мысли, что ПТУРС могут явиться тем совершенным оружием, которое сметает с поля боя танки, в печати указывалось, в чем слабые и сильные стороны ПТУРС относительно танков и сравнительно с другими противотанковыми средствами.

Современный ПТУРС превосходит своего антипода — пушечный танк и противотанковое орудие по бронепробивной способности и дальности поражения примерно в два раза.

Официальные представители командования армии США оценивают состояние систем наведения ПТУРС неудовлетворительно.

Принятые на вооружение ПТУРС управляются в полете по проводам оператором, от которого зависит точность попадания снаряда. Оператор при наведении снаряда на цель следит за танком и снарядом и непрерывно «ведет» снаряд. Приборы управления передачи команд очень чувствительны к руке оператора. Малейшее дрожание руки передается на снаряд в виде приказа «влево», «вправо», «вверх», «вниз». Это ставит эффективность стрельбы в полную зависимость от оператора. Однако оператор подвержен на поле боя воздействию со стороны противника. Следовательно, слабая сторона современных ПТУРС заключается в том, что их меткость в значительной степени зависит от морально-боевых качеств оператора-наводчика. Поэтому не удивительно, что заправилы агрессивного блока НАТО — империалисты США и ФРГ, несмотря на то, что ПТУРС — грозное оружие, не могут использовать всех его возможностей и вынуждены искать иные пути, которые бы в большей степени исключили роль и влияние морального духа человека — солдата на исход боя против танков.

Управление снарядами типа «Шиллела» довольно сложное. Вероятность появления в ней неисправностей велика, что снижает надежность всей системы.

ПТУРС, имеющиеся на вооружении, обладают малой скоростью полета (85—150 метров в секунду), что приводит к длительному времени полета снаряда. При стрельбе на 2000 м оператору требуется 13–24 сек на поражение одного танка при непрерывном слежении за танком и ПТУРС и управлении последним. Кстати, эти 13–24 сек напряженного внимания оператора и есть то время, когда полностью проявляются его морально-боевые качества. Малая скорость полета также является причиной низкой скорострельности ПТУРС— 1–3 выстрела в минуту.

К недостаткам ПТУРС, влияющим на их боевое применение, относится наличие «мертвой» зоны — неуправляемый полет в начале траектории — глубиной 300–500 м, исключающий возможность поражения танков на этом расстоянии. Следовательно, внезапное появление танков на дистанции 500–700 м не всегда позволит оператору точно навести снаряд на цель.

Стрельба ПТУРС требует непрерывного визуального наблюдения оператора за снарядом и танком на всем участке полета, поэтому успешность ее проведения во многом зависит от характера местности. К тому же возникают условия ограниченной видимости — ночь, туман, снегопад, дым, пыль, которые даже при применении приборов ночного видения не всегда позволяют использовать ПТУРС на всю их возможную дальность полета.

Наконец, к недостаткам ПТУРС относят особенности его боевой части — кумулятивного заряда и пьезоэлектрического или другого высокочувствительного взрывателя мгновенного действия. Высокая чувствительность взрывателя приводит к тому, что, коснувшись в полете за ветку, сук, сетку, снаряд взрывается, не долетая до цели. На этом основана защита танков сеточными зонтиками, выдвинутыми вперед. Танки в момент атаки используют маневр через кустарники или редколесье, что также защищает их от ПТУРС.

Для защиты от кумулятивного взрыва снарядов еще в прошлую войну делали на танках фальшборт. Сейчас, по данным иностранной прессы, создается слоеная броня, промежуток между листами которой может заполняться водой, песком, тугоплавкими материалами, препятствующими действию кумулятивной струи взрыва.

Из приведенной оценки командования армии США конструктивных и боевых особенностей ПТУРС делается вывод о сильных и слабых сторонах этого нового противотанкового оружия и определяется его место в арсенале средств борьбы с танками. ПТУРС является наиболее сильным противотанковым оружием на предельных и средних дальностях (свыше 1000–1500 ж), на открытой местности, при благоприятных условиях наблюдения. Поэтому ПТУРС не могут заменить всех противотанковых средств, а, наоборот, требуют такого дополнительного противотанкового оружия, которое бы мгновенно поражало танки на средних и малых дальностях и стрельбой в упор, на пересеченной местности и при неблагоприятных условиях видимости.

Такими средствами являются современные противотанковые орудия (самоходные, штурмовые, самодвижущиеся), танки, гранатометы.

Считается, что только разумное сочетание ПТУРС, танков, орудий и гранатометов может создать сплошную зону (непрерывную по дальности) эффективного противотанкового огня, начиная с предельных дальностей и до кинжальной стрельбы в упор.

Во многих странах ведутся работы по усовершенствованию ПТУРС. Так, например, в последние годы ведется упорная работа во Франции, США, Англии и других странах по сочетанию в одной машине положительных свойств ПТУРС, пушки и танка.

С целью уменьшения влияния человека-оператора на полет снаряда в ряде образцов испытывается смешанная система управления ПТУРС на траектории. Суть ее заключается в том, что при слежении за полетом ракеты («Милан», «SS-11B1», «Хот», «Тоу») используется инфракрасный прибор, передающий соответствующие сигналы на электронное вычислительное устройство, которое вырабатывает команды для удержания ракеты на линии визирования. Команды управления на ракету передаются автоматически без участия оператора по проводу, соединяющему ее с вычислительным устройством. Оператор должен лишь не упустить танк из поля зрения визира. Поскольку оператор следит только за танком (а не за ПТУРС и танком одновременно) и не передает рукой команды, как в снарядах первого поколения, то на точность стрельбы такого снаряда реакция оператора будет оказывать несколько меньшее влияние, чем при стрельбе ПТУРС первых образцов.

На некоторых ПТУРС предусматривается установка систем автоматического самонаведения на танк, основанная на принципе селекции (отбора) цели с помощью инфракрасных лучей. При подлете ПТУРС к цели включится инфракрасная система самонаведения и автоматически прекратится передача команд по проводам. Таким образом, при сближении снаряда с танком влияние оператора на снаряд будет аннулировано.

В ПТУРС «Шиллела» и «Аккра» предусматривается запуск их из ствола орудия. Наведение в полете на цель будет осуществляться не оператором, а полуавтоматической системой управления с передачей команд при помощи инфракрасной аппаратуры. Снаряд «Шиллела» будет иметь среднюю скорость 220 м/сек, «Аккра» — до 600 м/сек, что приведет к уменьшению времени полета до 9 («Шиллела») и 5–6 сек («Аккра»).

Идут поиски по уменьшению «мертвой» (непоражаемой) зоны до 75—100 ж, что резко повысит эффективность огня ПТУРС на малых дальностях.

В новейших ПТУРС усовершенствованием системы управления и увеличением скорости полета снаряда стремятся достигнуть более высокой гарантированной меткости, большей скорострельности и уменьшить отрицательное влияние состояния оператора на меткость во время полета ПТУРС.

Мощность ПТУРС может быть повышена в результате использования ядерного заряда сверхмалой мощности. Такие варианты проектируются во французском ПТУРС «SS-12» и в американском «Шиллела». Ядерный ПТУРС станет средством поражения не одиночных танков, а целых групп до взвода. В связи с этим возможно снизится требование к меткости. Ошибка в несколько метров не будет иметь практического значения, так как перекроется радиусом поражения. Вместе с тем ядерный взрыв нанесет поражение не только танкам, но и сопровождающим их бронетранспортерам с пехотой и другими огневыми средствами.

С целью расширения возможности маневра и увеличения практической дальности прямой видимости ПТУРС устанавливаются на вертолеты и самолеты. В армиях Франции и США ряд вертолетов и самолетов имеет на вооружении по 6–9 ПТУРС.

Противотанковые орудия

Среди современных противотанковых орудий первое место занимают советские пушки. Они прекрасно зарекомендовали себя в боях с немецко-фашистскими танками. После войны противотанковая пушка получила мощный кумулятивный снаряд. Меткость противотанковой пушки обеспечивает надежное поражение танков в движении на больших дальностях.

Одним из наиболее современных противотанковых орудий капиталистических армий является 106-мм безоткатное орудие (США) с оперенным невращающимся кумулятивным снарядом, способным пробивать броню толщиной 400–450 мм.

Английское 120-мм безоткатное орудие «Вомбат» имеет бронепробивную способность около 400 мм.

В 1963 г, в ФРГ создана 90-мм самоходная противотанковая пушка «Ягдпанцер» на шасси танка в бронированном корпусе (рис. 20).


Рис. 20. Самоходная 90-мм противотанковая пушка (ФРГ).

В последние годы стремятся заменить пушки безоткатными орудиями с кумулятивными снарядами. Но одновременно принимаются меры к созданию орудийных систем — истребителей танков («Скорпион» — США и «Ягдпанцер» — ФРГ) с начальными скоростями снарядов около 1800 м/сек. Обе тенденции развиваются параллельно (табл. 9).



Таблица 9.

Все будет зависеть от танка. Если он не сможет защититься от кумулятивного взрыва, восторжествуют легкие, безоткатные системы с кумулятивным снарядом. Если же танк найдет защиту от кумулятивного снаряда, то перевес будет на стороне орудийных систем с высокими начальными скоростями.

Противотанковые средства пехоты

Кроме легких ПТУРС, пехотные и мотопехотные подразделения вооружены массовым противотанковым оружием. К нему относятся ручные легкие и станковые (тяжелые) противотанковые гранатометы, противотанковые ружья, ружейные противотанковые кумулятивнее гранаты и, кроме того, ручная противотанковая граната (табл. 10).



Таблица 10.

Советские ручные противотанковые гранатометы очень легкие и просты в обращении. Они обеспечивают поражение любого современного танка иностранных армий при непосредственном отражении их атак. Бронепробивная способность, дальность и меткость ручного противотанкового гранатомета превосходит лучшие иностранные образцы (рис. 21).

Такое средство пехоты является прекрасным дополнением к нашим ПТУРС.






Рис. 21. Различные противотанковые гранатометы.

Инженерные средства борьбы с танками

Инженерные средства борьбы с танками сыграли огромную роль в годы Великой Отечественной войны, в ходе которой было установлено свыше 100 миллионов противотанковых и противопехотных мин. Достаточно сказать, что только 5 июля 1943 г. на Курском выступе в полосе 25-го гвардейского стрелкового корпуса на минах, установленных нашими саперами, противник потерял 120 танков, 28 бронемашин, более 1400 солдат и офицеров.

Среди специальных инженерных средств борьбы с танками ведущее место занимают противотанковые мины. Наиболее широко распространены противогусеничные и антиклиренсные мины.

Противотанковые мины снаряжены несколькими килограммами взрывчатого вещества в металлическом, деревянном или пластмассовом корпусе со взрывателем нажимного действия.

В отличие от противогусеничной мины, которая взрывается под нажимом танковой гусеницы, антиклиренсные мины имеют штырь, который под нажимом корпуса танка наклоняется и взрывает мину.

Кроме того, существуют и другие мины: с кумулятивным зарядом, магнитные, притягивающиеся к днищу танка (табл. 11).



Таблица 11.

Кумулятивные мины наиболее эффективные, так как они поражают любую часть танка и пробивают его броню, уничтожают его экипаж, а также подрывают боеприпасы. Создание противоднищевых мин с кумулятивным зарядом позволило в два — три раза уменьшить плотности минирования по сравнению с противогусеничными минами, а следовательно, и сократить время на минирование местности.

Мины устанавливаются большими группами — полями. Минные поля могут быть неуправляемые и управляемые.

Существуют специальные минные заградители, которые быстро укладывают мины на поле. Роль минных раскладчиков могут выполнять специальные бронетранспортеры. Минные поля устанавливаются раскладчиками, быстро, легко маскируются и обладают способностью не только стеснять и замедлять маневр и движение танков, но и наносить им поражение.

В последнее время в ФРГ большое внимание уделяется созданию ядерных фугасов, особенно в лесистой, горной и застроенной местностях. Мины и фугасы в современных условиях должны быть высокоустойчивы от ударной волны ядерных взрывов.

Кроме минно-взрывных заграждений, против танков создаются рвы, эскарпы, контрэскарпы, ловушки; деревянные и металлические надолбы, ежи, завалы, засеки, барьеры, рогатки; водные, снеговые и ледяные валы.

В годы Великой Отечественной войны применялись и собаки — истребители танков. Собака атаковала танк обычно с дистанции 150–200 м. При броске собаки под танк в лоб или под углом 45° рычаг взрывчатого заряда цеплял за днище танка и вызывал срабатывание взрывателя. Так, на участке 160-й стрелковой дивизии в районе Глухова шестью собаками было уничтожено пять вражеских танков.

Под Сталинградом в районе аэродрома взвод собак-истребителей уничтожил 13 танков. Под Курском в полосе 6-й гвардейской армии шестнадцатью собаками было подорвано 12 танков, прорвавшихся в глубину нашей обороны в районе Тамаровка, Быково, выс. 244, 5.

Оглавление книги


Генерация: 0.308. Запросов К БД/Cache: 3 / 1