Главная / Библиотека / Борьба с танками /
/ Глава третья. Современные средства борьбы с танками / 5. Боевые возможности противотанковых средств и подразделений по борьбе с танками

Глав: 10 | Статей: 37
Оглавление
В книге на основе данных, опубликованных в иностранной печати, и по материалам открытой советской печати популярно излагаются основные положения по борьбе с танками и другими бронированными целями при ведении боевых действий в различных условиях.

В труде дается краткий анализ развития современного состояния и перспектив совершенствования танков и бронированной техники, исторический очерк развития борьбы с танками, характеристика современных средств, организации и способов ведения борьбы с танками.

Книга рассчитана на широкий круг военных читателей.

5. Боевые возможности противотанковых средств и подразделений по борьбе с танками

5. Боевые возможности противотанковых средств и подразделений по борьбе с танками

Боевые качества оружия определяются прежде всего поражающими возможностями его огня. Еще М. В. Фрунзе указывал, что «в современном бою решающим фактором и главной силой является огонь. Только при помощи огня можно приобрести господство над противником… Поэтому всякая группа войск, всякий род оружия должен появляться перед противником, то есть на поле боя, обеспечив за собой превосходство в огне»[6].

Для определения боевых возможностей подразделения по борьбе с танками совершенно недостаточно учитывать только тактико-технические данные своего противотанкового оружия.

Например, современный ПТУРС пробивает броню любого современного танка. Значит ли это, что ни один танк противника не пройдет там, где занимает позицию ПТУРС?

Или — батальон обороняет район обороны. Значит ли это, что ни при каких условиях какое-либо количество танковых рот не сможет прорвать оборону такого батальона?

Очевидно, что ответить на любой из таких вопросов не так просто. Даже составление математических моделей боя не дает сколько-нибудь определенного ответа.

Боевые возможности любого противотанкового оружия определяются, конечно, его характеристиками — бронепробивной способностью, меткостью огня, скорострельностью, дальностью и защитой. Они зависят от количества противотанковых средств, а также от морально-боевого состояния своего личного состава, от оружия, тактики и морально-боевого состояния противника, от взаимодействия со всеми силами и средствами, участвующими в данном бою, от характера местности, погоды, времени суток и года.

Естественно, что каждый из этих факторов многократно усиливает — или ослабляет боевые возможности одного и того же оружия. Известно, например, из истории войны в Корее, что американские противотанковые ружья «Базука», которые могли поражать танки на расстоянии до 200 ж, оказались непригодными для американских солдат. Почему? Этот вопрос задавали и в сенате США. Потому, что, когда танки Корейской Народной Армии приближались к американским позициям на расстояние ближе 400–300 ж, американские солдаты не выдерживали, бросали свои «Базуки» и бежали в тыл.

Осенью 1941 г. фашистские орды рвались к Москве. На Волоколамском шоссе отражала удар противника 316-я стрелковая дивизия генерала И. В. Панфилова. На ее левом фланге в районе разъезда Дубосеково держали оборону 28 советских солдат 1075-го стрелкового полка, имевших одну пушку, несколько противотанковых ружей, связки ручных гранат и бутылки с зажигательной смесью.

Здесь-то и сыграли решающую роль такие факторы, как моральная стойкость советских людей, стоявших насмерть, и местность, которая не давала противнику другой возможности, кроме как идти напролом, в лоб на горстку советских героев. В результате этой схватки далеко не самое совершенное противотанковое оружие в руках советских людей показало высокие боевые качества. Шесть часов светлого времени сражались с фашистскими танками герои-панфиловцы до последнего солдата, преградив им дорогу на восток. Одной пушкой, противотанковыми ружьями и связками ручных гранат было уничтожено 18 из 50 фашистских танков (рис. 22).


Рис. 22. Подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев (фрагмент боя).

Подобных примеров в истории Великой Отечественной войны немало.

Поэтому всегда данные и расчеты боевых возможностей оружия как абсолютные, так и относительные можно рассматривать лишь только как отправные, которые в каждом конкретном случае будут иметь отклонения в ту или другую сторону, в зависимости от совокупности всех факторов, влияющих в данном бою. Иначе говоря, расчеты — это только теоретические возможности, которые еще надо суметь в ходе боя превратить в реальную, практическую действительность.

Однако каковы бы ни были случайности и отклонения, но, как говорил К. Маркс, «закон пробивает себе дорогу сквозь кучу случайностей». На рис. 23 показан график изменения боевых возможностей различных противотанковых средств по поражению атакующих танков противника в зависимости от расстояния, составленный по характеристикам средств иностранных армий.


Рис. 23. Изменение боевых возможностей по поражению атакующих средних танков в зависимости от расстояния.

При этом имеется в виду, что бой развивается в условиях, когда противотанковые средства заняли огневые позиции. Первый прицельный выстрел делают противотанковые средства. Наступающие танки ведут ответный огонь.

График отражает наиболее общие положения, характеризующие эффективность противотанковых средств в зависимости от дальности огневого боя с танками.

На основании графика можно определить наивыгоднейшую дистанцию боя с танком, т. е. такую дистанцию, на которой противотанковое средство, первым открывая огонь, выведет из строя не один, а два танка или более, прежде чем будет само поражено оставшимися танками противника.

Наиболее типичным для всех орудийных противотанковых средств является то, что, чем меньше расстояние до танка противника, тем выше эффективность в борьбе с ним.

Для ПТУРС график эффективности поражения танков противоположен эффективности поражения орудийными системами. На близком расстоянии (до 500 м) ПТУРС почти беспомощен против танков. Наоборот, на средних и максимальных дальностях танк почти беспомощен против ПТУРС, а огонь ПТУРС более эффективен.

Эти положения учитывают при определении дистанции открытия огня по танкам, а также при выборе на местности районов для обороны и огневых противотанковых рубежей и позиций.

Противотанковые управляемые реактивные снаряды наиболее эффективно могут вести борьбу с танками на дальностях свыше 1000–1500 м. Поэтому огневые позиции для них выбирают так, чтобы обеспечить хороший обзор и полет снарядов на оптимальных дальностях.

Следует также учесть, что запуск ПТУРС, управляемых по проводам, может осуществляться с выносного пункта управления. При этом боевая машина может находиться в хорошем укрытии, особенно в обороне, и ее возможности борьбы с танками противника в таких условиях возрастают.

Легкий переносный пехотный ПТУРС при расположении в окопах или складках местности представляет собой малоразмерную (точечную) цель. Танк противника, находясь в движении (в атаке), может обнаружить и открыть огонь на поражение по такой малой цели с расстояния только около 500 м. Это свойство говорит о том, что в условиях оборонительного боя на оборудованной позиции переносный вариант ПТУРС является очень эффективным противотанковым средством.

Танки, самоходно-артиллерийские установки и гладкоствольные пушки могут успешно бороться с танками противника с любой позиции. Однако самая сильная позиция та, которая обеспечивает фланговый огонь по танкам противника в борт.

Танки, самоходно-артиллерийские установки и пушки на ближних дистанциях имеют максимальное преимущество в борьбе с атакующими танками противника. Один танк (пушка) в засаде способен уничтожить более двух — трех танков и таким образом отразить атаку до взвода танков противника. Следует иметь также в виду, что упреждение танка противника в первом выстреле дает обороняющемуся выигрыш в несколько десятков секунд, что окажется достаточным для поражения танка, тем более в настоящее время, когда вероятно уничтожение танка с первого выстрела.

Важную роль в обеспечении внезапности первого выстрела играет маскировка, увеличивающая живучесть противотанкового средства даже без инженерного оборудования.

Важное значение для повышения живучести противотанковых средств имеет инженерное оборудование огневой позиции. Опыт войны показал, что пушка в бункере или танк в окопе уничтожали в два — три раза больше танков противника, чем расположенные открыто. Огромное значение приобретает инженерное оборудование огневых позиций в современном бою с применением ядерного оружия. Вертолет расширяет зону противотанкового огня почти до предела, но может действовать успешно вне зоны зенитно-пулеметного огня.

Одним из важных выводов из графика (рис. 23) заключается в том, что, поскольку наиболее эффективная дальность противотанкового огня у ПТУРС средняя и наибольшая, а у ствольных средств наименьшая (до 1–1,5 км), необходимо их сочетать, чтобы использовать их слабые и сильные стороны.

В последние годы все большее внимание придается изысканию путей и методов наиболее приближенных расчетов эффективности различных, в том числе и противотанковых, средств в бою.

В труде «Основы исследования операций в военной технике»[7] дается хорошо обоснованный порядок решения задачи с помощью модели. Однако необходимость введения более десятка входных данных за каждую из сторон не дает гарантии получения точного ответа, так как точность самих входных данных трудно гарантировать в ходе напряженного скоротечного боя.

Конечно, в целях теоретических исследований необходимо производить такие расчеты. В этом отношении наибольшую помощь может оказать теория массового обслуживания. Именно от того, насколько удачно мы «обслужим» (уничтожим) своими противотанковыми средствами вражеские танки, будет зависеть успех боя. Таким образом, уже по тому, сколько танков противника способно «обслужить» то или иное противотанковое средство, можно оценить эффективность соответствующего оружия.

Для иллюстрации приведем два примера.

Пример 1. На позиции три боевые машины ПТУРС. Каждая машина имеет по 10 снарядов с дальностью стрельбы 3500 ж.

Огонь по танкам открывают с предельной дальности и ведут до 500 ж. Скорострельность одной машины 2 выстрела в минуту. Скорость танков 20 км/ч. Вероятность попадания ПТУРС в танк 0,8, т. е. для уничтожения танка необходимо 2 выстрела.

Принимая, что одна боевая машина ПТУРС (33 %) будет уничтожена до или в начале атаки танков, другая — с выходом танков на среднюю дальность (2 км) и третья останется с выходом танков на 500 ж, можно считать, что две машины, израсходовав 16 снарядов, уничтожат в среднем 8 танков.

Пример 2. На позиции три ручных противотанковых гранатомета (РПГ) с дальностью стрельбы 300 м (один РПГ погибает, не сделав выстрела, другой ведет огонь с 300 до 200 ж, а третий с 300 ж до стрельбы в упор). При вероятности попадания 0,3 и необходимости двух попаданий в танк в данном случае два оставшихся РПГ могут сделать три выстрела и уничтожить практически один танк (две бронемашины) противника.

Вполне понятно, что первое средство — ПТУРС во много раз эффективнее второго — гранатомета, но второе существенно дополняет первое на той дальности, где первое беззащитно.

Наконец, для случаев борьбы в равных условиях, особенно однотипных боевых единиц (например, танки против танков), большое значение имеет количество этих средств. В этом отношении можно в некоторой степени воспользоваться законом английского ученого Ланчестера. В простейшем виде закон гласит: общая эффективность данного количества живой силы и техники равна средней эффективности каждой боевой единицы, умноженной на квадрат числа таких единиц, участвующих в бою.

Ланчестер путем простейших расчетов показал, что если даже одна из сторон имеет эффективность аналогичного оружия, к примеру, в два раза меньшую, но по количеству будет превосходить хотя бы в 1,5 раза, то у нее есть шансы на выигрыш боя. Если это соотношение будет расти, то в конце концов противная сторона может вообще не иметь шансов на выигрыш. Здесь действует формула: не уменьем — так числом.

Следуя теоретическим исследованиям и закону сосредоточения сил, можно с уверенностью сказать, что при одновременном вступлении в бой 20 танков могут весьма эффективно и в короткий срок расправиться с такими же 10 танками. В то же время, если эти 20 танков вводить в бой последовательно по два — три, то победа вполне возможна на стороне одновременно ведущих бой 10 танков. Поэтому в бою играет роль как общее количество противотанковых средств, так и умение одновременно ввести в действие необходимое количество этих средств против определенного количества танков противника. Во всяком случае пренебрегать количеством огневых средств, в том числе и наличием их в резерве, вряд ли следует. Интересны по этому поводу воспоминания Маршала Советского Союза Жукова Г. К.: «…Каждый раз, когда нас вызывали в Ставку, мы буквально выпрашивали у Верховного Главнокомандующего хотя бы 10–15 противотанковых ружей, 50—100 автоматов ППШ, 10–15 орудий ПТО и хотя бы минимально необходимое количество снарядов и мин»[8].

Главный Маршал артиллерии Н. Н. Воронов рассказывает, как в ответственный период боев под Москвой выручил резерв артиллерии. Это позволило буквально в течение 10 дней сформировать десять противотанковых полков, вооружив их накопленными в резерве 76-мм орудиями, и бросить на защиту Москвы. Только один из этих полков — 289-й под командованием майора Ефременко Н. К. в октябре — ноябре 1941 г. уничтожил 186 вражеских танков[9] (рис. 24).


РИС. 24. Майор Ефременко Н. К.

В этот же период отличился и один из первых в истории созданных реактивных дивизионов «катюш» под командованием капитана Карсанова К. Д.



Майор Карсанов К. Д.

Этот дивизион мощными залпами по крупной танковой группировке противника в районе Скирманово 11 ноября 1941 г. уничтожил 17 танков, 20 минометов, несколько орудий и много солдат и офицеров.

В борьбе с танками, как и в сфере обслуживания, важно как качество, так и количество средств борьбы. Это объясняется тем, что процесс борьбы с танками, порядок их «обслуживания» во многом подчинен теории массового обслуживания. Такие требования этой теории, как обеспечить «по вкусам» (качество), «по потребностям» (количество) в необходимое время и в нужном месте, вполне подходят и к борьбе с танками.

Конечно, не следует это понимать как определенное подчинение хода и исхода боя двух сторон теории вероятностей без учета искусства ведения самого боя. Например, стоит для ПТУРС применить стрельбу с закрытых огневых позиций, как его эффективность может резко возрасти.

Опираясь на боевой опыт Великой Отечественной войны, следует сказать, что при некоторой общей закономерности исхода боя от количества и качества вооружения все же героизм и искусство применения этого оружия в каждом конкретном случае давали совершенно изумительные, не поддающиеся математическому учету результаты. Известно, что одни орудия погибали, не сделав ни одного выстрела, а другие уничтожали только в одном бою несколько танков и прошли от Сталинграда до Берлина. Здесь действует другая, высшая, формула боя: не числом, а умением.

Однако при организации борьбы с танками противника общевойсковому командиру очень важно знать хотя бы примерное среднее соотношение танков противника и своих противотанковых средств для данных условий боя, при котором должен обеспечиваться успех.

В этом вопросе не может быть шаблона или чисто арифметического подхода к его решению. Надо всегда учитывать конкретную обстановку. В зависимости от огневого превосходства наступающего противника, характера местности и ее инженерного оборудования, наличия сил и средств обороняющихся войск и их морального духа необходимое соотношение между противотанковыми средствами и танками будет различным.

Как уже говорилось, одним из средств усиления огня противотанковых средств обороны, повышения живучести и устойчивости противотанковых средств на противотанковых рубежах и опорных пунктах является система инженерных заграждений. Она создается в сочетании с системой огня, естественными препятствиями, с учетом маневра резервов и вторых эшелонов.

Значение противотанковых минно-взрывных заграждений заключается не только в том, что они наносят потери танкам противника, но и — главное — в том, что они останавливают, замедляют их темп наступления, вынуждают менять курс и тем самым создают более благоприятные условия для успешного уничтожения танков противника огнем противотанковых средств.

В том случае, когда батальон имеет время на выбор и оборудование огневых позиций в инженерном отношении, т. е. отрыть одиночные окопы для стрелков и позиции для огневых средств, живучесть и устойчивость батальона настолько усиливаются, что его возможности по отражению танков противника в среднем удваиваются.

Таким образом, для условий обороны батальона можно принять среднее соотношение всех противотанковых средств (без учета ручных гранатометов) 1:1,5–2 (иногда 1:3) танкам противника.

Если рассматривать условия отражения контратак противника при развертывании с ходу в наступлении, то соотношение может быть приемлемо в пределах 1:1 или 1:1,5.

В других условиях, например при внезапном столкновении во встречном бою, преимущество в огневом превосходстве нередко может оказаться на стороне танков. Следовательно, при организации марша в предвидении встречного боя в голове колонн наших подразделений должны быть танки и за ними ПТУРС, а соотношение желательно иметь 1:1 и даже 1,5:1 к танкам противника.

Возможности противотанковых средств по поражению бронетранспортеров (боевых машин пехоты) можно ориентировочно принять примерно в полтора — два раза большими, чем в борьбе с танками.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.325. Запросов К БД/Cache: 0 / 0