Глав: 10 | Статей: 37
Оглавление
В книге на основе данных, опубликованных в иностранной печати, и по материалам открытой советской печати популярно излагаются основные положения по борьбе с танками и другими бронированными целями при ведении боевых действий в различных условиях.

В труде дается краткий анализ развития современного состояния и перспектив совершенствования танков и бронированной техники, исторический очерк развития борьбы с танками, характеристика современных средств, организации и способов ведения борьбы с танками.

Книга рассчитана на широкий круг военных читателей.

2. Организация противотанкового огня

2. Организация противотанкового огня

В уставах иностранных армий указывается, что сила обороны заключается в заранее подготовленной системе ядерных ударов и огня, особенно противотанкового, которая должна обеспечивать поражение танков противника как на подступах к обороне, так и в глубине и на ее флангах. В борьбе с танками участвуют фактически все огневые средства боевого порядка подразделения, части, решая задачи в тесном взаимодействии с авиацией и в сочетании с ядерным оружием. Основу системы противотанкового огня составляют огонь артиллерии, танков и специальных противотанковых средств. Поэтому ядерные удары и систему огня, в том числе и противотанкового, организует общевойсковой командир, а непосредственными исполнителями являются командиры соответствующих средств борьбы.

В первую очередь, конечно, предусматривается поражение танковых группировок противника ядерным оружием. Так, по взглядам командования армии США, предусматривается выделение командирам дивизий и корпусов необходимого количества ядерных боеприпасов в первую очередь для поражения средств ядерного нападения и танковых группировок противника. Поражение танковых группировок при этом достигается авиацией на глубину 200–300 км, ракетно-ядерными средствами типа «Сержант» — до 100 км, типа «Онест Джон» («Ланс») — до 40–50 км.

На удалении 10–15 км от переднего края начинается зона артиллерийского огня с применением как ядерных, так и обычных боеприпасов. Непосредственно перед передним краем создается во взаимодействии с огнем ПТУРС, орудий, танков зона действия ядерного оружия сверхмалой мощности (артиллерии и орудий типа «Деви Крокет»), Таким образом, в обороне предполагается еще до начала атаки противника вынести тяжесть борьбы с танками за передний край и уничтожить их по мере досягаемости средств поражения.

Для выполнения задач поражения танковых и бронированных колонн на подступах к переднему краю обороны организуются удары авиации, дальнее огневое нападение и сосредоточенный (иногда массированный) огонь артиллерии.

Участки дальних огневых нападений и сосредоточенного (массированного) огня по танковым и бронетанковым войскам противника назначаются исходя из оценки возможных действий противника и местности. Колонны танков выгодно поражать при прохождении ими различного рода теснин, мостов, переправ, т. е. там, где затруднены расчленение, обходы, объезды. Огонь готовится также по выжидательным районам танковых подразделений в лесных массивах, за обратными скатами высот, в широких оврагах.

Чтобы исключить организованное выдвижение и расчленение колонн при наступлении противника с ходу, предусматривается подготовка ударов авиации и огня всей артиллерии с закрытых огневых позиций перед передним краем. В этой зоне подготавливается сосредоточенный огонь артиллерии, а по важнейшим танковым группировкам — и массированный огонь в сочетании с ударами авиации. Огонь артиллерии с закрытых огневых позиций организуется на всю глубину обороны. Однако с выходом танков противника в атаку и в ходе всего оборонительного боя основная тяжесть в борьбе с ними ложится на противотанковые орудия, ПТУРС и танки. По мнению зарубежных авторов, организация огня этих средств должна фактически отвечать следующим требованиям:

— создание зон сплошного противотанкового огня на всех танкоопасных направлениях перед передним краем и в глубине обороны в сочетании с внезапным огнем орудий из засад на отдельных участках;

— наличие кругового обстрела орудий, подразделений и круговой обороны всех элементов боевого порядка;

— отсутствие шаблона в построении системы огня;

— возможность широкого маневра противотанковыми средствами и их огнем на любое угрожаемое направление;

— высокая живучесть и устойчивость системы противотанкового огня.

Еще в годы Великой Отечественной войны во многих указаниях по организации противотанкового огня обращалось внимание на необходимость поражения артиллерией с закрытых огневых позиций танков и других бронированных целей противника вплоть до выхода их к зоне огня орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой.

Непосредственно перед этой зоной и в ней вплоть до переднего края поражение бронированных целей и расстройство их боевых порядков в значительной мере может быть достигнуто хорошо организованным на одном или нескольких рубежах заградительным огнем. Так, на Воронежском фронте при обороне Курского выступа заградительным огнем артиллерии 6-й гвардейской армии в районе Завидовка было сожжено и подбито 12 вражеских танков из 50 атаковавших. На фронте 78-й гвардейской дивизии 7-й гвардейской армии 5 июля 1943 г. противник силой до полка пехоты с 60 танками вышел к разъезду Разумное, но, попав под заградительный огонь на нескольких рубежах и потеряв 26 танков, вынужден был прекратить атаки на этом направлении.

В настоящее время одна батарея может поставить заградительный огонь на фронте 300 м. Скорость движения танковой линии 12 км/ч; глубина этой линии 500 м. Время прохождения танковой линией рубежа огня 2,5 мин (200 м в одну минуту). За это время 122-мм гаубичная батарея по режиму огня израсходует 90 снарядов (орудие—15). В полосу из четырех срединных ошибок (300X100) упадет 73 снаряда (82 %), что составит в среднем около 25 снарядов на 1 га. На двух-трех рубежах расход будет 50–75 снарядов на 1 га. В то же время требуемая норма расхода снарядов на подавление бронетанковых войск составляет 150 снарядов на 1 га. Следовательно, для более надежного поражения танковых боевых порядков на важнейших танкоопасных направлениях, особенно при отсутствии ядерного оружия, необходимо назначать и вести заградительный огонь батареями (дивизионами) внакладку.

Первый рубеж заградительного огня целесообразно иметь перед зоной сплошного огня противотанковых средств, последний — на безопасном удалении своих войск от разрывов снарядов (200–400 м).

Зоны сплошного огня должны включать огонь нескольких видов противотанкового оружия. Дальняя граница этой зоны должна обеспечиваться такими противотанковыми средствами, как ПТУРС, ближняя — орудиями типа безоткатных (гранатометов), способных к стрельбе по танку в упор. Более того, например, в западногерманской армии предусматривается непосредственное прикрытие позиций самих ПТУРС огнем гранатометов «панцер фауст».

Требования к зоне сплошного противотанкового огня сейчас таковы, что она должна обеспечивать не только поражение танков в любой точке на дальность прямого выстрела (управляемого полета ПТУРС), не только взаимное усиление огнем, но и борьбу с танками на случай выхода значительного количества противотанковых средств из строя. Это видно на примере той же западногерманской армии. Теперь в армии ФРГ только в одном батальонном районе обороны имеется в виду разместить свыше ста противотанковых средств, а в дивизии — около трех тысяч.

Большое внимание в современных армиях уделяется организации противотанкового огня в батальоне. Так, при организации обороны батальона предусматривается (рис. 26):

— использование огня большей части противотанковых средств перед фронтом;

— создание многослойного перекрестного огня в сочетании с заграждениями;

— обеспечение круговой обороны;

— огневое взаимодействие противотанковых средств между собой и с другими средствами поражения;

— маневр огнем и противотанковыми средствами;

— высокая живучесть и надежное управление.


Рис. 26. Противотанковая оборона мотострелкового батальона с огневым мешком (вариант).

Чтобы исключить внезапное нападение, в том числе и танков противника, американские уставы предусматривают создание перед фронтом обороны батальона рубежа боевого охранения. В боевое охранение высылаются не только пехотные, но и танковые подразделения, ПТУРС, орудия «Деви Крокет», радиолокационные станции разведки наземных целей.

Основная масса легких противотанковых средств и ПТУРС цементирует оборону взводов и рот. Часть ПТУРС и приданных танков остается в резерве командира батальона для маневра в ходе боя и обеспечения противотанковой обороны в глубине.

По американским уставам секция ПТУРС взвода оружия обычно используется командиром роты, а при невозможности маневра отделения ПТУРС могут придаваться мотопехотным взводам с размещением их в глубине взводных районов обороны. Отделение ПТУРС, а также два — три танка рекомендуется придавать взводу, выделяемому в боевое охранение.

В современных условиях появление танков возможно с любого направления. Создание ядерных брешей в обороне позволит противнику легко обойти любое подразделение, а также нарушить целостность любого боевого порядка. Это и требует организации круговой противотанковой устойчивости и широкого маневра.

В годы минувшей войны командиры всех степеней пытались разнообразить систему противотанковой обороны и ее огня. К примеру, в директиве командующего артиллерией 1-го Украинского фронта от 20.4 1944 г. указывалось: категорически пресекать всякие попытки строить противотанковую оборону путем линейного расположения орудий так называемым «забором», а также попытки шаблонного построения противотанковых опорных пунктов.

Во многих случаях создание огневого мешка считалось основной формой группировки орудий и лучшим способом наиболее эффективного использования их огня. Так, в ночь на 8 июля 1943 г. в районе Верхопенье (под Курском) 1837-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк 27-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады полковника Чевола Н. Д. занял хорошо замаскированные огневые позиции вдоль шоссе на расстоянии 500 м от него (рис. 27).


Рис. 27. Панорама боя 1837-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка в районе Верхопенье.

Два орудия командир полка поставил в глубине, выдвинув их на высоту к самому шоссе. Утром 8 июля на шоссе появилась большая группа танков, прорвавшихся в глубину обороны. Два орудия с дистанции 2000 м открыли огонь по головным танкам и уничтожили шесть из них. Огнем танков и пикирующих бомбардировщиков противник уничтожил оба орудия. Танки устремились вперед, не обнаружив расположенных на фланге наших батарей. Когда танки втянулись в глубину «мешка», все батареи одновременно открыли внезапный фланговый огонь. В течение 8 мин полк (14 орудий 76-мм) уничтожил 36 вражеских танков и самоходных орудий, отразив атаку противника. На месте гибели героических расчетов двух орудий сейчас установлен памятник артиллеристам 6-й гвардейской армии как символ доблести советских пушкарей против бронированных чудовищ двадцатого века.

При недостатке средств и на пересеченной местности весьма эффективными могут быть действия из засад, особенно таких подвижных средств, как танки. Так, в оборонительных боях под Москвой на истринском направлении 33-я танковая бригада, приданная 18-й стрелковой дивизии, действуя из засад кочующими танками, за период с 21 по 28 ноября 1941 г. уничтожила 40 танков. В боях северо-восточнее Орла 4-я танковая бригада генерала Катукова М. Е., действуя таким образом, за 8 дней уничтожила 133 танка и за образцовые боевые действия Верховным Главнокомандованием была переименована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду (рис. 28).


Рис. 28. Танковые засады на Волоколамском шоссе (16–20 ноября 1941 г.).

Внезапно действуя из засад, даже небольшие подразделения наносили весьма серьезные потери танкам противника. Например, батарея СУ-76, находясь в засаде за железнодорожной насыпью в районе Харцегалом, юго-западнее Будапешта, подпустила танки и самоходно-артиллерийские установки противника на 300–400 м и внезапным огнем по бортам сожгла 6 танков и подбила 3 самоходные установки «пантера».

Значение засад не уменьшилось и в условиях применения ядерного оружия, после ударов которого могут сохраниться разрозненные подразделения и отдельные противотанковые средства.

Само понятие «засада» предусматривает, чтобы позиции для них обеспечивали неожиданное открытие огня, преимущественно флангового, скрытые пути маневра и хорошую маскировку как самой позиции, так и противотанкового средства.

В настоящее время по-прежнему засады рекомендуется применять на участках, где невозможно или затруднено огневое взаимодействие между боевыми порядками противотанковых подразделений. В этом случае засады будут служить связующим звеном. Засады полезно создавать также на путях возможного проникновения танков в глубину обороны. С этой целью их необходимо иметь в местах, где маневр танков противника затруднен (лесные дороги, гати, переправы, овраги, ущелья, населенные пункты и т. д.). Позиции засад могут заниматься заранее или после ядерного удара и начала атаки противника. Для занятия их в ходе боя подготавливается несколько таких позиций.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что успешное уничтожение танков противника во многом зависит от живучести противотанковых средств, от умения обороняющихся войск сохранить до конца боя средства борьбы с танками и устойчивость системы противотанкового огня. Этому вопросу уделялось большое внимание. Так, в своем приказе от 6.11.1943 г. командующий 5-й гвардейской армией указывал: «Пока не расстроена противником созданная система огня, цела в основном артиллерия — атаки танков противника не страшны и всегда успеха не имеют. Скрыть систему огня (а значит, и расположение артиллерии) от противника — значит быть уверенным в успешном отражении атаки танков противника».

Для достижения этого в годы войны проводились различные мероприятия: применение кочующих орудий (танков, САУ); разнообразное построение системы ПТО; создание ложных позиций для противотанковых средств; организация искусною маневра; особый подбор личного состава противотанковых частей; инженерное оборудование боевых порядков противотанковых средств; взаимное прикрытие системы огня и противотанковых заграждений.

В современных условиях одним из решающих условий устойчивости обороны является надежная противоатомная защита войск, важнейшими мероприятиями которой являются умелое рассредоточение, маскировка, инженерное оборудование боевых порядков.

Опыт начального периода минувшей войны свидетельствует о серьезных потерях и недостатках противотанковых средств. Так, на 10 июля 1941 г. в дивизиях 28-го стрелкового корпуса 4-й армии было: в 143-й стрелковой дивизии — 14, в 42-й дивизии — 44, в 55-й — 33 орудия при наличии в дивизиях по 6–7 тысяч личного состава, а ширина полосы обороны дивизии в то время составляла 20–50 км. Потери от ядерного оружия будут неизмеримо большими.

Чтобы укрыть противотанковые средства и в то же время сохранить возможность кругового обстрела, рекомендуется оборудовать окопы с перекрытиями и площадки для кругового обстрела, для личного состава — блиндажи и щели (окопы) для самообороны от пехоты, для боеприпасов — заглубленные погребки (или ниши), а также окопы для средств тяги.

Надежное инженерное оборудование имеет большое значение не только для защиты от ядерного оружия, но и от обычных средств поражения. В боях под Шауляем в августе 1944 г. две батареи, имевшие отличную маскировку и располагавшиеся в окопах, выдержали в районе высоты 135,1 тяжелый бой с 80 танками противника, в числе которых было 14 «тигров». Находясь под огневым воздействием артиллерии и танков противника, батареи подпустили танки на 500–600 м и открыли меткий огонь. Бой длился 30 мин. Потеряв только 2 орудия, наши батареи отразили атаку, уничтожив при этом 23 танка противника.

На Ленинградском фронте батарея старшего лейтенанта Амеличева В. Ф. оборудовала огневые позиции вблизи переднего края. Фашисты сосредоточили по ней огонь шестнадцати артиллерийских батарей, несколько раз бомбили группами по 16–18 самолетов «Ю-88», но батарея продолжала вести бой.

Боевая практика показала, что необходимо умело выбирать огневые позиции противотанковых средств. Их нельзя выбирать непосредственно под деревьями, так как при обстреле противником осколками разрывающихся при ударе о ветки деревьев мин и снарядов поражались расчеты у орудий и в щелях. Нельзя также их располагать у заметных ориентиров, легковоспламеняющихся предметов и т. д.

В наступлении организация борьбы с танками заключается в подготовке ядерных ударов и огня по резервам противника, а также постоянном наличии (перемещении) зоны противотанкового огня перед наступающими боевыми порядками с целью отражения танковых контратак и поражения окопанных бронированных целей.

При выдвижении в предвидении встречного боя можно говорить лишь об организации противотанкового огня для непосредственного охранения колонн и подразделений. В остальном, исходя из оценки возможных действий противника, предусматривается соответствующее размещение и порядок выдвижения различных средств поражения. Их удары и система огня обычно организуются с принятием решения на ведение встречного боя или при столкновении с противником охраняющих подразделений. Система огня фактически диктует группировку и плотность противотанковых средств по направлениям.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.093. Запросов К БД/Cache: 3 / 1