Главная / Библиотека / Бронетанковая техника СССР 1939 — 1945 /
/ Бронетанковая техника СССР 1939 — 1945

Глав: 10 | Статей: 10
Оглавление
В отличие от предыдущего выпуска - «Советские танки второй мировой войны» («Бронеколлекция» № 1, 1995 г.) — настоящее издание охватывает практически всю бронетанковую технику: отечественные танки, самоходно-артиллерийские установки, бронеавтомобили, технику, поступавшую в СССР по ленд-лизу, а также трофейные боевые машины. Информация представлена в традиционной для нашего журнала и полюбившейся читателям лаконичной справочной форме и сопровождается большим количеством схем.

Следует особо подчеркнуть, что разделы справочника, посвященные танкам, значительно расширены — в них включены данные о машинах МС-1, Т-27 и Т-80, отсутствие которых в выпуске трехлетней давности читатели справедливо отмечали как недостаток. Остальная информация дополнительно выверена: тактико-технические характеристики откорректированы на основании архивных данных и источников, до самого последнего времени остававшихся недоступными для исследователей; цифры и факты уточнены и дополнены. Этим объясняются встречающиеся расхождения в некоторых данных ряда боевых машин в нынешнем издании и выпуске 1995 года.
М. Барятинскийi

Бронетанковая техника СССР 1939 — 1945

Бронетанковая техника СССР 1939 — 1945

Количество боевых машин в Красной армии (по состоянию на 1 января)

Год 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941
Танки 65 174 1154 1401 4905 7574 10 180 13 339 17 280 18 839 21 110 23 639 23 367
БА 92 152 195 213 244 326 464 1033 1428 1801 2594 4034 4345

История создания советских бронетанковых войск восходит к периоду гражданской войны. 31 января 1918 года для «управления всеми броневыми частями Российской Советской Республики» был создан Совет броневых частей, получивший название «Центробронь». Спустя полгода его преобразовали в Броневое управление, а затем в отдел ГВИУ. Развертывание броневых сил Красной Армии и снабжение их боевой техникой — бронеавтомобилями, бронепоездами и танками — осуществлялось по двум направлениям: ремонт и восстановление оставшейся от Русской армии или захваченной у белогвардейцев и интервентов боевой техники и организация выпуска новой. В результате к концу гражданской войны броневые силы республики имели в своем составе 105 бронепоездов, 52 автоброневых и 11 автотанковых отрядов.

В послевоенные годы броневые силы претерпели существенные изменения, связанные в основном с сокращением численности и совершенствованием организационно-штатной структуры. На 1 марта 1926 года бронесилы РККА насчитывали всего 16 броневых частей, в том числе один танковый полк и 6 автоброневых дивизионов, укомплектованных устаревшей бронетанковой техникой.

В 1928 году началось серийное производство легкого танка МС-1 и бронеавтомобиля БА-27, что позволило приступить к замене старой материальной части. Спустя год РВС СССР утвердил масштабную «Систему танко-тракторно-автоброневого вооружения РККА». Для ее реализации было создано Управление механизации и моторизации РККА (с конца 1934 года — автобронетанковое, с июля 1940 — Главное автобронетанковое, в 1941 — 1954 годах — Управление командующего бронетанковыми и механизированными войсками).

Первый пятилетний план военного строительства, утвержденный РВС СССР 13 июня 1930 года, ставил задачи добиться превосходства над противником по решающим видам вооружения, в том числе и по танкам, перевооружить армию новейшими образцами военной техники, создать новые технические рода войск, модернизировать устаревшую технику, обеспечить массовую подготовку технических кадров и овладение новой техникой личным составом армии. План этот начал претворяться в жизнь невиданными темпами.

По мере поступления боевых машин от промышленности началось интенсивное развитие мотомеханизированных войск (с 1934 года — автобронетанковые, с 1942 — бронетанковые и механизированные). В мае 1930 года было сформировано первое постоянное бронетанковое соединение — механизированная бригада, по типу которой стали создаваться механизированные соединения в военных округах. В августе 1938 года механизированные полки, бригады и корпуса были преобразованы в танковые. К концу года в Красной Армии имелось 4 танковых корпуса, 24 отдельные легкотанковые бригады, 4 тяжелые танковые бригады и 3 химические (огнеметные) бригады, а также значительное количество танковых батальонов и полков, входивших в состав стрелковых и кавалерийских дивизий.

Боевое крещение советские автобронетанковые войска получили в июле — августе 1938 года в вооруженном конфликте у о.Хасан, в котором принимала участие 2-я механизированная бригада. Годом позже, у р.Халхин-Гол в Монголии воевали 6-я и 11 -я танковые и 7, 8 и 9-я мотоброневые бригады (всего 498 танков и 385 бронемашин) - их роль в разгроме японских войск стала решающей. В походе на Западную Украину и в Белоруссию в сентябре 1939 года было задействовано 3542 танка. Поскольку польские войска практически не оказывали сопротивления, боевые потери составили всего 42 машины. 429 танков вышли из строя по техническим причинам. Значительно драматичнее сложилась ситуация для советских танковых войск в советско-финской войне. За период с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 года Красная Армия потеряла 3179 танков, из них 358 — безвозвратно.

21 ноября 1939 года Главный Военный совет принял решение о реорганизации автобронетанковых войск. Вместо танковых корпусов и отдельных танковых бригад в Красной Армии предполагалось иметь однотипную организацию танковых соединений в виде танковых бригад РГК, вооруженных танками БТ или Т-26, с последующим перевооружением их танками Т-34. В каждой такой бригаде должно было быть 258 танков. Тяжелые танковые бригады планировалось перевооружить танками КВ — по 156 танков в бригаде (из них 39 БТ). Предусматривалось сформировать также 15 моторизованных дивизий (257 танков и 73 бронеавтомобиля в каждой).

К маю 1940 года эту реорганизацию в основном удалось завершить: в составе Красной Армии имелись четыре моторизованные дивизии, отдельные танковые и броневые бригады. Они представляли собой полностью сформированные моторизованные и танковые соединения, обеспеченные материальной частью и подготовленными кадрами. Кроме того, в состав кавалерийских дивизий входили танковые полки, а в состав стрелковых дивизий — танковые батальоны. Следует отметить, что советские моторизованные дивизии и танковые бригады 1940 года по числу боевых машин были равны немецкой танковой дивизии того же периода.

Новая структура автобронетанковых войск и их боевой состав полностью соответствовали наличию бронетанковой техники, командных и технических кадров, а также сложившимся взглядам и накопленному опыту в области применения этого рода войск. К сожалению, эта структура просуществовала недолго.

В июне 1940 года Наркомат обороны вновь вернулся к вопросу об организации автобронетанковых войск Красной Армии, рассматривая его с точки зрения опыта действий немецких танковых войск во Франции. В результате было принято решение о формировании механизированных корпусов нового типа, куда входили бы две танковые и одна моторизованная дивизии. В танковой дивизии полагалось иметь 375 танков (63 КВ, 210 Т-34, 26 БТ-7, 24 Т-26, 52 огнеметных) и 91 бронемашину, в моторизованной — 275 легких танков. А всего в корпусе — 1031 танк. Автобронетанковые войска должны были состоять из 9 механизированных корпусов, двух отдельных танковых дивизий, 28 отдельных бригад, а также других подразделений и частей. Для их укомплектования требовалось свыше 18 тыс. танков различных типов, в том числе 6354 тяжелых и средних — КВ и Т-34. Эта задача могла быть решена не ранее весны 1942 года.

Реорганизация 1940 года привела к существенному снижению боеспособности автобронетанковых войск. Одни части и соединения расформировывались, другие создавались вновь. Шла ротация личного состава, передислокация частей. Вместе с тем на этом этапе и техники и людей было еще достаточно, чтобы укомплектовать новые соединения до штата.

В марте 1941 года по предложению начальника Генерального штаба Г.К.Жукова правительство утвердило план по развертыванию еще 20 механизированных корпусов. По этому плану Красная Армия должна была иметь 61 танковую дивизию (в том числе 3 отдельные) и 31 моторизованную (в том числе 2 отдельные). Для обеспечения новых формирований требовалось уже около 32 тыс. танков, в том числе 16,6 тыс. танков Т-34 и КВ. Чтобы выпустить необходимое количество боевых машин при существовавшей в 1940— 1941 годах мощности танковой промышленности, даже с учетом привлечения новых предприятий, таких как Сталинградский и Челябинский тракторные заводы, требовалось не менее 4 — 5 лет. Трудно понять логику принятия такого решения, когда война буквально стояла у порога.

В результате все соединения, имевшиеся в начале 1940 года, расформировали, а их боевая техника и личный состав были направлены на формирование механизированных корпусов. Однако этого было недостаточно. В первом полугодии 1941 года промышленность дала армии 1800 танков, что мало влияло на ситуацию. Укомплектованность корпусов приграничных военных округов всеми типами боевых машин к началу войны составляла в среднем 53%, автомобилями 39%, тракторами 44%, ремонтными средствами 29%, мотоциклами 17%. Значительная часть техники нуждалась в среднем и капитальном ремонте, а промышленность могла дать к 1 июня 1941 года только 11% потребного количества запасных частей. Вместе с тем даже в таком недоукомплектованном виде автобронетанковые войска Красной Армии по количеству боевых машин представляли самую внушительную силу в мире. На 22 июня 1941 года в войсках имелось 23 140 танков всех типов (у Германии — 5694). В западных приграничных военных округах дислоцировалось 19 механизированных корпусов, насчитывавших 10 394 танка (у Германии, включая ее союзников, — 3899 танков и штурмовых орудий). Даже с учетом только полностью боеготовых машин, вступивших в бой 22 июня, соотношение составляло как минимум 1:1, при этом средних и тяжелых танков у Красной Армии было больше. Сравнение тактико-технических характеристик советских и немецких танков не оставляет камня на камне от расхожего тезиса о качественном превосходстве германской бронетанковой техники — они были сопоставимы. Значительно хуже дело обстояло с кадрами.

Младшие специалисты — командиры танков, механики- водители, командиры орудий, радисты-пулеметчики — готовились в учебных батальонах и школах младшего командного состава. В связи с формированием большого количества новых соединений была создана дополнительная сеть курсов в округах и армиях, однако этого оказалось недостаточно. Положение усугублялось тем, что многие новые танковые части создавались на базе стрелковых и кавалерийских частей и соединений. Была организована массовая переподготовка кадров — пехотинцы, кавалеристы, артиллеристы, связисты становились... механиками- водителями танков, наводчиками и другими специалистами танковых войск. В короткие сроки решить такую задачу было невозможно. В результате новые экипажи к началу войны не успели овладеть техникой, многие механики-водители, например, получили всего лишь 1,5 — 2-часовую практику вождения танков. Катастрофическим был некомплект командного состава. Укомплектованность большинства мехкорпусов, формировавшихся весной 1941 года, по командно-начальствующему составу составляла 22 — 40%, а по младшему — от 16 до 50%. На 1 июня 1941 года в штабах 15, 16, 19 и 22-го мехкорпусов не были укомплектованы даже такие отделы, как оперативные и разведывательные!

Большинство мехкорпусов, по теории предназначавшихся для ведения самостоятельных действий, придали общевойсковым армиям, на которые возлагалось прикрытие государственной границы. Основные их силы располагались на широком фронте в 30 — 40 км от границы, а дивизии в корпусах находились одна от другой на расстоянии 50 — 100 км и более. Подобная неудачная дислокация не позволяла в короткие сроки собрать основные силы корпусов для нанесения сосредоточенных ударов. Части и соединения вступали в бой разрозненно, часто выполняя противоречивые приказы.

Все перечисленные обстоятельства привели к разгрому советских мехкорпусов, развернутых вдоль западной границы. С 22 июня по 9 июля 1941 года потери Красной Армии составили 11 712 танков (среднесуточные — 233 танка) [* Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. — М., Воениздат, 1993.]. Огромные потери людей и техники привели к экстренному переходу от корпусов к более мелким частям — бригадам, полкам и даже батальонам. Впрочем, даже в тяжелейшей для Советского Союза второй половине 1941 года отечественная промышленность выпустила 4742 танка (Германия за весь 1941 год —3725 танков и штурмовых орудий). На 1 января 1942 года на советско-германском фронте соотношение сил в танках составляло 1588:840 (1,9:1) [** Операции Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг., т.1. — М., Воениздат, 1958. ] в нашу пользу. Никогда за все время Великой Отечественной войны немцы не имели превосходства над Красной Армией в танках в целом.

Производство бронетанковой техники в СССР в 1941 - 1945 годах

  1941, II полугодие 1942 1943 1944 1945 Всего 
Танки 4742 24 445 19 892 16 923 9035 75 047
САУ - 59 4194 12 061 6317 22 631
БА 633 2623 1820 3000 868 8944

С марта 1942 года вновь началось формирование танковых корпусов, а с мая — танковых армий. В сентябре 1942 года было начато формирование механизированных корпусов. В ходе войны организационно-штатная структура корпусов и армий неоднократно менялась. В 1945 году в танковом корпусе имелось 270, в механизированном — 246, а в танковой армии 850 — 920 танков. На 9 мая 1945 года Красная Армия располагала 35,2 тыс. танков и САУ [*** Военно-исторический журнал, 1991, №4.]. Весьма существенными были потери за время второй мировой войны: 63 229 танков и САУ [* Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. — М., Воениздат, 1993.]. 

Обозначение советской бронетехники

В целом простая система армейских обозначений советских танков буквой «Т» — «танк», имела ряд исключений и особенностей. К исключениям относятся танки БТ (быстроходный танк), КВ (Климент Ворошилов) и ИС (Иосиф Сталин). Помимо армейских существовали (но не всегда) заводские обозначения, которые в справочнике приводятся в скобках после армейских.

Главная же особенность обозначения советской бронетанковой техники — это крайне редкое выделение модификаций. Обозначения типа БТ-7М или КВ-1с — это скорее исключение, чем правило. Ни одна из многочисленных модификаций танка Т-26, например, никакими буквенными индексами не выделялась. В войсках они именовались примерно так: «Танк Т-26 с цилиндрической башней», «Танк Т- 26 с конической башней», «Танк Т-26 с конической башней и с наклонной подбашенной коробкой» и т.д. То же самое и с танком Т-34. Официально существуют только две модификации линейного танка: Т-34 и Т-34-85.

Для облегчения распознавания модификаций в литературе используются обозначения типа: Т-26 образца 1933 года или Т-34 образца 1942 года. В абсолютном большинстве случаев они не являются официальными, но широко распространены в печатных изданиях и поэтому используются и в настоящем справочнике.

Достаточно проста и система обозначений самоходноартиллерийских установок — аббревиатура «СУ» — «самоходная установка» (исключение составляют только тяжелая САУ «ИСУ» — «самоходная установка на базе танка ИС»), после которой следует калибр орудия в мм. Бронеавтомобили обозначались буквами «БА».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.297. Запросов К БД/Cache: 0 / 0