Главная / Библиотека / Потопленные /
/ Глава 5 Действия лодок на морских путях сообщения

Глав: 28 | Статей: 32
Оглавление
В книге описываются боевые действия японских подводных лодок в 1941–1945 гг.

Автор освещает такие вопросы, как применение сверхмалых подводных лодок и человекоторпед; использование специальных самолетов с подводных лодок; артиллерийский обстрел с лодок побережья США; снабжение гарнизонов на блокированных противником островах; переходы лодок из Японии в оккупированные немцами европейские порты Франции, и другие вопросы.

В приложениях к книге помещены таблицы, характеризующие состояние подводного флота Японии накануне войны, строительство лодок в ходе войны и потери.

Глава 5 Действия лодок на морских путях сообщения

Глава 5

Действия лодок на морских путях сообщения

В период Первой Мировой войны Германия проводила политику потопления торговых судов без предупреждения, стремясь принудить союзников, особенно Англию, к капитуляции. Это была неограниченная подводная война. После долгих исследований этого вопроса Германия и во Вторую Мировую войну решила придерживаться такой же политики, которая, как и в Первую Мировую войну, успеха не имела и окончилась провалом.

Соединенные Штаты придерживались такой же тактики в войне против Японии и добились большого успеха, направив главное усилие подводных лодок против морских путей сообщения.

Японская политика заключалась в том, чтобы использовать подводные лодки главным образом с целью уничтожения американских военно-морских сил. Действиям по нарушению морских путей сообщения японцы придавали второстепенное значение. Главными объектами атак считались авианосцы, затем линейные и другие корабли военно-морского флота. Атаковать торговые суда разрешалось только тогда, когда не было заслуживающих внимания военных кораблей. В течение всей войны действия по нарушению морских путей сообщения проводились лишь в тех случаях, когда можно было выделить для этой цели подводные лодки, не ослабляя боевого состава флота.

10 декабря 1941 года от командира подводной лодки «I-6», находившейся в проливе Кауаи к юго-востоку от Пирл-Харбора, поступило донесение о том, что 2 американских крейсера и авианосец типа «Лексингтон» следуют курсом на северо-восток. Адмирал, командовавший 6-м флотом, базировавшемся на Кваджелейн (Маршалловы о-ва), немедленно отдал приказ преследовать противника подводными лодками первой эскадры в составе «I-9» (флагман), «I-15», «I-17», «I-19», «I-21», «I-23», «I-25». Перечисленные лодки находились в то время в районе к северу от о. Оаху (Гавайские о-ва). Кроме того, подводным лодкам «I-10» и «I-26» было приказано подготовиться к встрече с противником. Эти лодки находились на позициях на морских путях сообщения между Гавайями и американским континентом и имели задачу перехватить авианосец противника, однако обнаружить его им не удалось. Преследование продолжалось почти до побережья Америки. Когда стало ясно, что добыча ускользнула, названным подводным лодкам было приказано начать действия по нарушению морских сообщений в этом районе. К этому времени в состав группировки входили подводные лодки «I-9», «I-10», «I-15», «I-17», «I-19», «I-21», «I-23», «I-25» и «I-26», которые занимали позиции вдоль побережья США от Сиэтла на севере до Лос-Анджелеса на юге. Это были новейшие подводные лодки надводным водоизмещением около 2 тыс. т, со скоростью надводного хода 24 узла; на палубах лодки несли по одному самолету. Подводные лодки «I-9» и «I-10» имели большее водоизмещение.

Лодки продолжали боевые действия против торговых судов во второй половине декабря, однако к концу месяца произошло значительное усиление противолодочного охранения американских транспортов. За этот период было потоплено около 100 танкеров и грузовых судов. Подводная лодка «I-26» вышла в район боевых действий сразу же после ее переоборудования и (подобно подводной лодке «I-24», на которой я служил перед началом войны с Америкой) практически не прошла предусматриваемых программой длительных ходовых испытаний, в результате чего в работе отдельных механизмов имелись неполадки.

Начало войны застало эту лодку на позиции между Гавайскими о-вами и Сан-Франциско. Утром 8 декабря 1941 года лодка «I-26» обстреляла из орудия и потопила военный транспорт водоизмещением 3 тыс. т, открыв таким образом боевой счет японских подводных лодок в войне. После этого она направилась в район Ванкувера, где атаковала торговое судно, выпустив по нему торпеду, но атака была неудачной. В соответствии с предвоенными боевыми наставлениями число торпед, которые разрешалось выпускать по различным целям, было строго ограничено: по торговым судам и эскадренным миноносцам — 1 торпеду, по крейсерам — 3, по линейным кораблям и авианосцам — при возможности все наличные торпеды. Это сильно снижало вероятность поражения торгового судна, поскольку точность стрельбы торпедой значительно меньше, чем стрельбы из орудия. Различные испытания показали, что попадания торпеды можно ожидать, когда расстояние до цели не превышает 750 м, при большем расстоянии поражение цели одной торпедой маловероятно.

Приблизительно 27 декабря подводная лодка «I-25» под командой капитана 3-го ранга Тагами приблизилась на расстояние 10 миль к устью р. Колумбии. Используя темное время суток и дождливую погоду, лодка всплыла на поверхность и, обнаружив транспорт «Коннектикут» водоизмещением 20 тыс. т, атаковала его. Выпущенная торпеда попала в цель, однако казалось, что судно не потонет, и командир лодки собирался уже выпустить вторую торпеду, но оно начало погружаться. Экипаж спустил шлюпки и, согласно сообщению американского радио, благополучно высадился на берег.

Подводная лодка «I-23» под командованием капитана 3-го ранга Насида, находясь в надводном положении, обстреляла старую канонерскую лодку, которая пыталась укрыться от преследования, направившись в залив Монтерей. Одним из снарядов был поврежден руль канонерской лодки, в результате чего она начала описывать кривую, а затем наскочила на мель. Выпустив по кораблю противника еще несколько снарядов, подводная лодка удалилась в море.

В конце декабря японские лодки ушли от американского побережья и в середине января прибыли в свою базу в Кваджелейн. По пути туда в районе между атоллом Джонстон и Маршалловыми о-вами подводная лодка «I-25» запеленговала ряд радиостанций противника и изменила курс, следуя в направлении сигналов. Перед заходом солнца 8 января находившийся на вахте младший лейтенант Такахаси доложил: «Вижу остров». Дальнейшее наблюдение показало, что это был не остров, а военный корабль. Лодка немедленно погрузилась, и командир начал приближаться к цели, приведя в готовность все торпедные аппараты. Наблюдение в перископ показало, что это был авианосец. Можно было наблюдать подъемные стрелы и полетную палубу корабля с выстроившимися на ней пятью самолетами. Авианосец застопорил ход, и после достаточного сближения подводная лодка могла хорошо его рассмотреть. Последовал залп из 4 торпед, все они попали в цель[7]]]>.

В конце января подводная лодка «I-8» вышла для действий по нарушению морских сообщений противника и в начале февраля прибыла в район Сан-Франциско. Она крейсировала у побережья, доходя в северном направлении до порта Сиэтл, но, не встретив ни одного судна противника, в начале марта возвратилась в Японию. Подводная лодка «I-17» вместе с другой лодкой вышла на поиск оперативного соединения противника, которое атаковало 2 февраля якорную стоянку атолла Кваджелейн, но обнаружить противника лодке не удалось и она направилась к западному побережью Северной Америки, прибыв 20 февраля в район Сан-Диего. После уже описанного нами артиллерийского обстрела города Санта-Барбара «I-17» потопила в районе Сан-Франциско торпедой торговое судно, однако, всплыв на поверхность после атаки, сама подверглась артиллерийскому обстрелу. Вероятно, противник уже успел вооружить свои торговые суда. Подводная лодка «I-6» также потопила одно американское торговое судно, в конце марта она возвратилась в отечественные воды. После этого действия по нарушению морских сообщений у американского побережья временно были прекращены, хотя в начале октября 1942 года подводная лодка «I-25», возвращаясь после выполнения задания по сбрасыванию самолетами зажигательных бомб над лесными массивами штата Орегон, произвела в северной части американского побережья несколько атак на суда противника, потопив 2 танкера. Продолжая поиск противника, лодка сама была атакована американскими бомбардировщиками в невыгодный для лодки момент, когда вся ее команда, включая и личный состав электромеханической части, находилась на верхней палубе. В то время, когда лодка погрузилась лишь на глубину 6 м, упали бомбы. К счастью, взрывы повредили только антенное устройство, что вызвало течь в корпусе лодки. Несмотря на то, что лодка осталась без радиосвязи, она продолжала выполнять задание. К северу от Сиэтла она обнаружила 2 американские подводные лодки, следовавшие курсом на юго-восток. У подводной лодки «I-25» оставалась всего лишь одна торпеда. Сблизившись на дистанцию 450 м, командир лодки выстрелил по цели. Торпеда попала в одну из американских лодок. Последовал сильный взрыв и американская лодка затонула.

В конце мая 1942 года, готовясь к операциям в районе Алеутских о-вов и о. Мидуэй, подводные лодки «I-25» и «I-26» направились вдоль Алеут в район Сиэтла. Находясь на позиции у пролива Ванкувер, они потопили один американский транспорт.

В течение 1943 года все соединения подводных лодок вели боевые действия в районе Соломоновых о-вов; в этот период каких-либо заслуживающих внимания действий в районе американского побережья не отмечалось. Некоторые результаты в этом районе были достигнуты в конце 1944 года, когда подводная лодка «I-12» потопила 2 корабля противника, однако с февраля 1945 года сведения от этой лодки перестали поступать и судьба ее была неизвестна.

Таким образом, боевые действия подводных лодок у американского побережья, несмотря на их ограниченные масштабы, велись небезуспешно.

Индийский океан также являлся операционной зоной японских подводных лодок. После того как мы овладели портом Пенанг на полуострове Малакка, наши лодки, не ожидая падения Сингапура, в январе 1942 года были направлены в Индийский океан, где начали действия по нарушению морских сообщений противника.

До 1944 года случаи проводки судов противника в конвоях в этом районе были еще довольно редкими; атаки отдельных транспортов нашими подводными лодками проводились все время, несмотря на то, что количество лодок, участвовавших там в боевых действиях, в зависимости от обстановки постоянно менялось. Хотя по условиям нашего соглашения с Германией границы районов действий немецких и наших подводных лодок несколько перемещались, отведенный для деятельности японских подводных лодок район обычно простирался от Аравийского моря до Южной Африки и охватывал весь Индийский океан. Наши подводные лодки несли там незначительные потери, а успехи их были велики, в то время как в Тихом океане все было как раз наоборот. Поэтому все командиры подводных лодок предпочитали воевать в Индийском океане. Я должен признаться, что мне тоже хотелось воевать в этом районе, но, к сожалению, моя мечта не осуществилась.

Порт Пенанг по сравнению с базами в районе южных морей был во всех отношениях лучше оборудован; условия, в которых протекала боевая деятельность лодок в Индийском океане, считались командами лодок «раем», по сравнению с «чертовски трудной войной» в Тихом океане. Топить неохраняемые торговые суда не представляло трудности. Наиболее смелые командиры подводных лодок всплывали, приближались к транспортам и поджигали их, используя бензин, экономя таким образом снаряды и торпеды. Большинство этих командиров впоследствии погибло в Тихом океане.

В приложении «Б» приводится список 80 судов, потопленных в Индийском океане, причем с нашей стороны было потеряно только 2 лодки: «I-160» и «I-34». Первая была потоплена в Зондском проливе английским эскадренным миноносцем, а вторая — английской подводной лодкой у выхода из порта Пенанг, когда она в ноябре 1943 года направлялась в Японию.

Наиболее успешными были действия лодок из состава 8-й эскадры в Мозамбикском проливе. Они продолжались с перерывом свыше трех месяцев. В начале августа 1942 года все лодки благополучно вернулись в Пенанг. Вместе с лодками выходили рейдеры «Хококу Мару» и «Айкоку Мару», вооруженные торпедными аппаратами. Они снабжали подводные лодки топливом и одновременно сами вели боевые действия, потопив одно судно и захватив в качестве трофея второе.

Действия по нарушению морских сообщений в Индийском океане, несмотря на ухудшение обстановки на Тихом океане, продолжались и в 1944 году, однако противник уже широко применял проводку судов в конвоях; число подводных лодок, которые могли быть выделены в этот район, постепенно уменьшалось, а наши потери начали расти. 11 февраля 1944 года в районе Визагапатам (Бенгальский залив) в бою с канонерской лодкой противника погибла подводная лодка «Ro-110», в этом же месяце без вести пропала лодка «I-27».

В сентябре 1944 года в Индийском океане действовали лодки «I-8», «I-37», «I-165», «Ro-113» и «Ro-115», однако в конце года они постепенно были отозваны в Тихий океан, где все погибли в течение последующих шести месяцев.

Подводная лодка «I-6» произвела в районе порта Брисбен успешную постановку через торпедные аппараты магнитных мин. Применять такие мины нас научили немцы. В каждом торпедном аппарате помещалось по 2–3 мины.

Подводные лодки «I-121», «I-122», «I-123» и «I-124» были специально оборудованы для минных постановок. Помимо носовых торпедных аппаратов, для этих же целей использовалось устройство кормовой части лодки. Надводное водоизмещение этих лодок (постройки 1925–1927 гг.) составляло 1140 т, скорость надводного хода — 14 узлов. В 1940 году на верхней палубе каждой из таких лодок были установлены цистерны для бензина, что позволило использовать лодки при решении дополнительной задачи — заправки самолетов горючим.

Своеобразность конструкции этих лодок очень затрудняла управление ими. Надводный ход их был мал, они плохо управлялись в подводном положении из-за малых размеров горизонтальных и вертикальных рулей. Небольшое изменение веса в носу или в корме вызывало дифферент лодки. При малейшем уменьшении веса лодка стремилась всплыть, а при малейшей перегрузке — погружаться. Из-за этих отрицательных качеств лодка заслужила среди подводников недобрую славу.

В 1940 году я служил в качестве офицера-минера на одной из таких лодок. Сбросив мины, необходимо было сейчас же принять в заместительную цистерну лодки воду в количестве, компенсирующем вес мин, в противном случае корма лодки могла выскочить на поверхность. Если принималось воды немного больше положенного, то лодка погружалась. Перемещать одну за другой 48 мин на корму лодки, принимая одновременно воду в носовые цистерны с тем, чтобы удифферентовать лодку, было поистине опасной работой. В результате неправильных действий личного состава имели место несчастные случаи, в том числе с человеческими жертвами, вызванные внезапным перемещением мин в результате плохой дифферентовки лодки. Лично я, к счастью, избежал ответственности за подобного рода неудачи благодаря опытности нашего рулевого, который шесть лет прослужил на подводных лодках. Исключительно трудно было удерживать лодку на ровном киле на заданной глубине и одновременно точно ставить мины. Обычно требовалось, чтобы постановка мин у входов в бухты производилась при скорости приливного течения в 2 узла. Для того чтобы избежать каких-либо опасных ошибок, требовалась исключительная согласованность действий командира лодки и штурмана.

Сосредоточенное перед началом войны на о. Хайнань соединение подводных заградителей вышло из базы первого декабря 1941 года. 8 декабря подводными лодками «I-123» и «I-124» было скрытно поставлено 40 мин у западного входа в пролив Балабак и у порта Манила соответственно. После выполнения этой задачи подводная лодка «I-124» подобрала в море экипажи самолетов, потерпевших аварию во время воздушных налетов на Манилу, а также сообщила данные метеобстановки. 10 декабря подводные лодки «I-121» и «I-122» ставили мины в Сингапурском проливе и потопили торговое судно, пытавшееся уйти из этого района. Позже подводная лодка «I-123» ставила мины у северного входа в пролив Сурабая, а подводная лодка «I-121» вторично пришла в Манильскую бухту, но, будучи обнаружена дозорами противника, поставить мины не смогла.

В июне 1942 года после нашего поражения у о. Мидуэй в целях ослабления наступательного порыва противника и поднятия морального духа личного состава японских вооруженных сил намечались в широких масштабах действия по нарушению морских сообщений в Индийском океане и в районе Австралии. Однако указанный замысел осуществить не удалось, поскольку противник в это время начал контрнаступление в районе Соломоновых о-вов, и для того чтобы ему противодействовать, большинство наших лодок пришлось сосредоточить в этом районе. Тем не менее небольшие силы продолжали действовать в Индийском океане и в водах Австралии; 8-я эскадра подводных лодок завершила эти действия атаками сверхмалых лодок кораблей противника в портах Диего-Суарес (о. Мадагаскар) и Сидней.

В середине июня после битвы у о. Мидуэй 3-я эскадра подводных лодок также начала действовать по нарушению морских сообщений в водах Австралии. Подводная лодка «I-24» атаковала ночью торговое судно в районе Сиднея, но вследствие преждевременного взрыва торпеды атака закончилась безрезультатно, и, развив максимальную скорость, судно стало уходить. Командир лодки отдал приказание всплывать и открыть артиллерийский огонь, но без прожектора в темноте трудно было вести точную стрельбу.

В конце концов один снаряд попал в цель, судно остановилось и команда его начала высаживаться в шлюпки. Командир лодки мог добить жертву торпедой, но отказался от этой мысли, поскольку с обреченного судна был перехвачен сигнал о том, что оно атаковано подводной лодкой и просит о помощи.

Имели место и другие случаи преждевременного взрыва торпед, что объяснялось сверхчувствительностью взрывателей. Этот недостаток впоследствии был устранен.

После нашего отступления с о. Гуадалканал охранение транспортов противника стало более действенным, а потери наших подводных лодок возрастали. Причиной этого частично явилось развитие противником средств оповещения об опасности, а также завоевание им господства в воздухе, поскольку силы наших авианосных соединений уменьшились. Более того, вражеские транспорты стали ходить у северовосточного побережья Австралии, прикрытого Большим Барьерным рифом, где противолодочное наблюдение было особенно сильным, поэтому успехи лодок по нарушению морских сообщений, ведущих с тыла к о. Гуадалканал и району Новой Гвинеи, были незначительными, хотя и говорили в то время, что самолеты противника оставались на аэродромах в Австралии без горючего. Вообще, обстановка, казалось, начала складываться не в нашу пользу. Штаб 6-го флота, находившийся в базе подводных лодок на о. Трук, все серьезнее смотрел на события.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.472. Запросов К БД/Cache: 3 / 1