Главная / Библиотека / «Тигры» в снегу /
/ Глава 6. С 4-м танковым полком на Кавказе / Бои на Кавказе (с августа по декабрь 1942 г.)

Глав: 14 | Статей: 66
Оглавление
Иллюстрированная летопись «Тигров» на Восточном фронте. Более 350 эксклюзивных фронтовых фотографий. Новое, дополненное и исправленное, издание бестселлера немецкого панцер-аса, на боевом счету которого 57 подбитых танков.

Альфред Руббель прошел войну «от звонка до звонка» — с 22 июня 1941 года до весны 45-го — в общей сложности 41 месяц на передовой. Ему довелось воевать и на Pz.IV ранних серий с короткой пушкой-«окурком», и на длинноствольном Pz.IVF2, и на «Тигре I», и на «Королевском Тигре». Он был ранен под Ленинградом, дрался под Волховом и на Кавказе, участвовал в битве за Харьков и операции «Цитадель», отступал к Днепру, прорывался из Черкасского «котла», но безнадежность войны осознал лишь в Венгрии, когда провалились последние попытки контрнаступлений Вермахта, а немецкая оборона окончательно рухнула под сокрушительными ударами Красной Армии…

Эта книга — уникальная возможность увидеть бойню Восточного фронта через прицел Pz.IV и из командирской башни грозного «Тигра».

Бои на Кавказе (с августа по декабрь 1942 г.)

Бои на Кавказе (с августа по декабрь 1942 г.)

Главной целью немецкого наступления была нефть, которую перекачивали с нефтяных полей в Каспийском море в порты на море Черном. Когда захватить нефть не удалось, целью стало перекрытие обеих военных дорог через Кавказ — грузинской и осетинской, по которым в Россию шел поток грузов из Персии, от западных союзников. Это была очень необычная кампания, все было по-другому, не так, как мы привыкли на Центральном и Северном фронтах.

После того как был взят Ростов, до северных предгорий Кавказа не было почти никакого сопротивления, даже переправа через Кубань потребовала совсем небольших сил.

До Майкопа мой 924-й танк, хотя он попеременно шел в голове роты, ни разу из пушки не выстрелил. Мы считали, что это отступление почти без боев было умным операционным ходом руководства Красной армии, которое заманивало нас в глубину страны.

Определенно, наши три танковые дивизии — 3, 23 и 13-я — представляли собой большую силу в этой открытой, подходящей для танков местности. Но 300 километров, которые мы прошли до Майкопа, привели к значительному износу танков. Мы также все дальше удалялись от баз снабжения на Дону и от железной дороги.

Кроме того, у нас был полностью открытый левый фланг, который ничем не был прикрыт на протяжении 600 километров. Разведывательный самолет и части казаков, которые воевали на нашей стороне, обеспечивали безопасность. Потом мы узнали, что русские там тоже были слабыми, Сталинград связал все их силы. Также русское командование считало невозможным немецкое наступление на этом направлении. Сталин свирепствовал против отступающих.



Известный указатель на дамбе Маныча, который показывает границу между Европой и Азией. Способ написания «Дамба Маныча» на указателе отличается от сегодняшнего.


Указатель поста 13-й танковой дивизии. А также указатели подразделений дивизии.

15 августа мы отвернули с западного Кавказа. После обходного движения по плоскогорью возле Ворошиловска, сегодня Ставрополь, началось наступление на восточный Кавказ. Перед глазами была возможность после взятия Грозного достичь нефтяных полей у Махачкалы. Марш от Майкопа к восточному Кавказу продолжался с 15 по 26 августа и шел через калмыцкие степи. 28 августа передовые части дивизии подошли к Тереку у Моздока.

Сопротивление врага и местность становились все тяжелее. Особенно активной стала авиация русских. Массированно применялись легкие американские бомбардировщики «Дуглас-Бостон». Эти самолеты летали из Тбилиси. В голой степи мы не могли от них спрятаться.

Кроме того, стояло самое жаркое время года. Питьевая вода и снабжение не доставлялись в достаточном количестве. Длительное время мы питались только сардинами в масле и кукурузным хлебом.

Все чаще появлялись типичные для субтропического климата болезни. Малярия, лихорадка и, в большом количестве, желтуха. Я подхватил малярию и желтуху. Некоторое время я промучился в роте, но потом меня на самолете отправили в лазарет для легкобольных в Таганрог на Азовском море. Я был примерно 300-м заболевшим в полку, т. е. примерно треть полка выбыла из строя по болезни.

Тем временем наши сильно поредевшие из-за поломок техники части переправились через Терек, вошли в долину у Ельчтово и взяли ключевой пункт обеих военных дорог Ардон, перекрыв тем самым обе военные дороги. Но потом в бой были введены сильные, подготовленные для боев в горах части русских. Вместе с силами с севера русские стали наступать. Взять Орджоникидзе не удалось. Тем временем немецкие горные егеря водрузили немецкий флаг на Эльбрусе. Но это было только рекламное мероприятие для внешнего и внутреннего пользования.

В ноябре стало уже действительно холодно, я вернулся в батальон. Наша рота понесла особенно тяжелые потери в танках и людях при наступлении на Орджоникидзе, у Гизель и Малгобека. Я принял танк, находившийся в ремонтной мастерской, который с трудом восстанавливали. Ремонт был не самым тяжелым, тяжелее было удалить из танка части трупов и отмыть его от крови. Потом были тягостные местные бои вокруг Ардона, Нальчика, Алагира и Дигора. Но все было хорошо.



Октябрь 1942 года, где-то на Тереке. На переднем плане фотографии в черной танковой униформе Альфред Руббель, за ним стоит Эрнст Блох и еще солдаты ротного ремонтного отделения 9-й роты.


Альфред Руббель на комфортабельной квартире в Майкопе. В период с 16 июля по 14 августа 1942 года экипажи танков могли даже спать в кроватях. За столом сидит сосед Руббеля по комнате Гюнтер Хердер.


Подбитый русский Т-34/76D, который участвовал в боевых действиях начиная с середины 1942 года. Столб с дорожными указателями показывает направление к частям 13-й танковой дивизии.


Ардон, начало декабря 1942 года: ремонт ходовой части Танка IV. Немного развлечься за работой тоже надо.


Альфред Руббель (второй справа) уже надел свой подбитый мехом жилет и наблюдает за техническими работами. Надевание и подтяжка гусениц были очень тяжелой работой.


На длинных маршах на танках из строя выходили не только моторы, но и гусеницы и ходовая часть. Каждая длинная остановка использовалась для технических работ.

Оглавление книги


Генерация: 0.032. Запросов К БД/Cache: 0 / 0