Глав: 14 | Статей: 66
Оглавление
Иллюстрированная летопись «Тигров» на Восточном фронте. Более 350 эксклюзивных фронтовых фотографий. Новое, дополненное и исправленное, издание бестселлера немецкого панцер-аса, на боевом счету которого 57 подбитых танков.

Альфред Руббель прошел войну «от звонка до звонка» — с 22 июня 1941 года до весны 45-го — в общей сложности 41 месяц на передовой. Ему довелось воевать и на Pz.IV ранних серий с короткой пушкой-«окурком», и на длинноствольном Pz.IVF2, и на «Тигре I», и на «Королевском Тигре». Он был ранен под Ленинградом, дрался под Волховом и на Кавказе, участвовал в битве за Харьков и операции «Цитадель», отступал к Днепру, прорывался из Черкасского «котла», но безнадежность войны осознал лишь в Венгрии, когда провалились последние попытки контрнаступлений Вермахта, а немецкая оборона окончательно рухнула под сокрушительными ударами Красной Армии…

Эта книга — уникальная возможность увидеть бойню Восточного фронта через прицел Pz.IV и из командирской башни грозного «Тигра».

Мы попали в 503-й тяжелый танковый батальон

Мы попали в 503-й тяжелый танковый батальон

В Падерборне и в Зеннелагере мы чувствовали себя очень хорошо. Служба была приятной, начальство добродушным, война была очень далеко. Но капитуляция Африканского корпуса и критическое развитие ситуации на Восточном фронте зимой 1942/43 года изменили положение. Мы себя спрашивали, какое нам найдут применение, и скоро получили ответ.

Была середина марта 1943 года, мы стояли на утреннем построении роты. Как и было положено, рота была построена поэкипажно. Нам сказали, что пять экипажей вместе с танками необходимо послать на Восточный фронт. Перед командованием роты стояла тяжелая задача — послать на Восточный фронт 25 человек, никто не знал, на какое время, большинство оставались в резервной части и могли быть отправлены на менее опасный театр военных действий. Мы все были знакомы с войной на востоке. Там для нас не было ничего хорошего. В поисках решения командование роты думало группу, отправляющуюся на Восточный фронт, составить наполовину из южных и наполовину из северных немцев или даже тянуть жребий, что означало, что экипажи будут разделены. Решение вызвать добровольцев командование исключало.

То, что произошло потом — и для меня это было как будто вчера, — для меня является одним из самых сильных впечатлений, полученных на войне. Мы стояли по команде «вольно». Ротный фельдфебель Грубер объяснил нам ситуацию. Что я думал? Я еще на какое-то время охотно остался бы в Вестфалии. В этот момент общей растерянности Фендезак, который стоял на правом фланге, выглянул из строя, посмотрел на нас, кивнул, промедлил одно мгновение — и, не говоря ни слова, сделал пять шагов из строя вперед. Не спеша, но и без задержки за ним вышли мы, еще четыре командира — Петцка, Риппл, Зайдель и я. Мы были теми, кто пришел из 29го танкового полка и кто, частично с теми же самыми экипажами, прошел Минск и Вязьму, Чудово, Шлиссельбург и Тихвин, Майкоп и Орджоникидзе. Только тот, кто тем утром стоял на плацу в Зеннелагере, может до конца понять эту сцену.

Пяти командирам, стоявшим перед фронтом роты, которые по инициативе Фендезака без всякой подготовки вызвались добровольцами на Восточный фронт, нужны были экипажи для их танков. Наш вопросительный взгляд на наши экипажи привел к тому, что спустя короткое время они оказались возле нас.

25 человек вызвались добровольцами на Восточный фронт. Я до сих пор считаю, что это было великолепно. Мы хотели остаться вместе. Хотя у нас у всех был опыт боев на Восточном фронте и мы знали, что нас ждет, но быть вместе было важнее.

Нам сказали, что мы поступаем в 503-й тяжелый танковый батальон, который все еще воюет под Ростовом. В середине марта мы погрузились и поехали на восток. Это наше решение было судьбоносным.

В конце марта мы приехали в Богучев, где находился 503-й батальон. Батальон получил новое штатное расписание. Смесь из «Тигров», Pz. IV и легких Pz. III была признана неэффективной. Теперь в танковой роте было 14 «Тигров» — три взвода по четыре танка и два «Тигра» у командира роты. Нас, к сожалению, разделили.

Фендезак, Риппл и я попали в 1-ю роту, Петцка во 2-ю, а Зайдель в 3-ю. В этой части мы оставались до конца в 1945 году. Из командиров танков выжил только я один.



Изготовленный после войны алюминиевый значок на головной убор 503-го тяжелого танкового батальона. К сожалению, длинная пушка «Тигра» сломалась.

Оглавление книги


Генерация: 0.101. Запросов К БД/Cache: 3 / 1