Глав: 7 | Статей: 7
Оглавление
В начале 1938 года Военное министерство Великобритании предложило фирме Vickers-Armstrong Ltd. принять участие в производстве пехотного танка Mk II либо разработать боевую машину собственной конструкции по аналогичным тактико-техническим требованиям. Подобная альтернатива в предложении была не случайной: начиная с Первой мировой войны (многопрофильный концерн Vickers занимался танкостроением и создал за межвоенный период несколько очень удачных образцов. Во второй половине 30-х годов он являлся разработчиком и основным изготовителем пехотного танка Mk 1 Matilda I (А11) и крейсерских танков Mk I (А9) и Mk II (А10). Элементы этих машин и попытался совместить в одном проекте главный конструктор фирмы Лесли Литл. Задача оказалась не из легких — требовалось сохранить мощное бронирование, такое же, как у пехотного танка A11, использовав при этом моторно-трансмиссионную установку и ходовую часть крейсерских танков, спроектированную С. Хорстманом и капитаном Роки из фирмы Slow Motion Suspension Со. Ltd. Достичь этого можно было только путем уменьшения габаритов танка.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»
М. Барятинскийi

Оценка машины

Оценка машины

В зарубежной литературе встретить более или менее полную оценку танка «Валентайн» довольно трудно. Слишком ограниченной по времени и по масштабам была его эксплуатация в английской армии. В основном отмечается, что танкисты хвалили танк за надежность, а ругали за тесноту боевого отделения и отсутствие в боекомплектах 2- и 6-фунтовых пушек осколочно-фугасных снарядов.

Поскольку несколько тысяч боевых машин этого типа воевало на советско-германском фронте в крайне жестких условиях эксплуатации, попробуем проанализировать те отзывы, которые давали «Валентайну» советские танкисты. Правда, сделать это будет не просто. Более или менее объективная оценка ленд-лизовской технике и помощи союзников вообще давалась в годы войны. После известной речи Черчилля в «Фултоне об этой помощи «забыли» на несколько десятилетий или вспоминали о ней исключительно в негативном ключе, как, впрочем, и оценивали боевые качества техники. По понятным причинам, не смогла избежать подобного подхода и мемуарная литература. Типичный пример необъективной и противоречивой оценки танка «Валентайн» можно найти в воспоминаниях генерал-майора А.В.Казарьяна.

Накануне описываемых событий весной 1942 года он закончил обучение в 38-м учебном танковом полку. В июне прибыл в 196-ю танковую бригаду на должность командира танка. Приводим отрывок из его воспоминаний.

«Вечером перед строем роты старший лейтенант Василий Моисеев представил меня экипажу: механику-водителю ефрейтору Ивану Пыльнику, командиру орудия ефрейтору Николаю Яковлеву, радисту-пулеметчику рядовому Ивану Кожевникову.

Признаюсь, однако, что я не торопился занять командирское кресло в машине.

Дело в том, что этот английский танк «Валентайн» — из тех, что союзники поставляли СССР по ленд-лизу — я знал неважно. На курсах вождение мы осваивали на тридцатьчетверке, в учебных боях использовали наши старые машины Т-28, БТ-7 и лишь в последние дни ознакомились с устройством танков союзников по схемам и рисункам.

Последующие три дня выдались относительно спокойными, и появилась возможность досконально изучить «Валентайн». Какой-то радости от знакомства не испытал: броня слабая, наверняка легко пробивалась немецкими снарядами; двигатель маломощный — 130 лошадиных сил. Значит, машина не обладала высокими скоростью и маневренностью.



Экипаж танка «Валентайн IV» из состава 188 тбр наблюдает за обстановкой. Эта машина оснащена зенитной установкой Lakeman с пехотным пулеметом Bren

Утром 11 июня старший лейтенант Моисеев поставил перед ротой боевую задачу: освободить село Тимофеевку.

Мощный залп нашей артиллерии разорвал утреннюю тишину. Команда — и танки, сопровождаемые пехотой, устремились вперед, ведя огонь из пушек и пулеметов. Фашисты пока огрызаются слабо, но нарастает беспокойство: как ни вглядываюсь вперед, как ни напрягаю зрение — не могу обнаружить вражеские позиции.

С ходу едва не влетели в широкий, под стать противотанковому рву, овраг. Но механик-водитель Пыльник недаром слыл мастером своего дела: крутанул танк, прибавил газу и обошел препятствие стороной. Скорее! Скорее! Уже хорошо видна Тимофеевка — остовы сожженных домов, торчащие среди развалин печные трубы...

И тут нас постигла неудача: противник неожиданно встретил сильнейшим огнем противотанковых орудий и одновременно очередями из фланговых пулеметов отсек пехоту, накрепко прижал ее к земле. В довершение ко всему над полем боя появилась группа немецких самолетов. На землю горохом посыпались бомбы.

Танки, маневрируя, расползлись в стороны. Боевой порядок нарушился. Вражеская бомба разорвалась рядом с нашей машиной, повредила гусеницу, левое направляющее колесо и опорные катки. А артиллерийский огонь все усиливался. Это плохо могло кончиться, надо действовать. Да ведь не напрасно же нас учили ремонтному делу! Вот он как раз тот случай, когда нельзя медлить, пассивно ждать помощи со стороны.

— Всем — под танк! — скомандовал я. — Будем сами устранять неисправность.

Учить-то учили... Но поле боя не учебный класс, а поврежденный на нем танк — не наглядное пособие. Кругом грохот, едкий дым режет глаза, да и нервы напряжены до предела. А гусеницу все же натянули, заняли свои места и, маскируя танк за кустарником, начали отводить его к оврагу.

Неудача в бою сильно расстроила меня — ведь поклялся отомстить врагу за брата, а сам даже до переднего края вражеской обороны не смог прорваться, не сумел эффективно использовать скорость и маневр, вот и подставил машину под бомбу.

От командира роты не ускользнуло мое подавленное состояние. Он решительно вмешался:

— Нечего терзать себя, Казарьян. Все мы виноваты, не сделав самого главного: плохо изучили систему противотанковой обороны противника, не разведали, как положено, его передний край, потому и поплатились. Впредь будем умнее.



Вперед, на запад! Советские танки вступили на территорию Румынии. 1944 год


Танки «Валентайн IX» проходят по улицам г.Ботошаны. Румыния, апрель 1944 года

Как мог успокаивал меня и механик- водитель ефрейтор Пыльник:

— «Валентайн» во всем виноват. Керосинка это, прогулочная машина, а не танк. Сколько ни жми — больше двадцати пяти не выжмешь, да и то на хорошей дороге. А ведь по техническому описанию должен давать все сорок. Это, я думаю, реклама, чтобы цену набить».

Что можно сказать об этом эпизоде? Молодой командир, только что закончивший ускоренный (4 — 5 месяцев) курс обучения прибыл в часть. По его же собственным словам, с танком «Валентайн» он был не знаком (38 утп только с марта 1942 года перевели на подготовку танкистов для эксплуатации иностранной техники). Для досконального изучения столь сложной боевой техники, как танк, трех дней явно недостаточно, тем более его командиру. Впрочем, объективную и вполне справедливую оценку боя дал командир роты. При такой подготовке результат его был бы одинаков вне зависимости от боевой техники, в нем участвовавшей: будь то Т-34 или «Шерман», КВ или «Валентайн». О последнем, кстати, в приведенном отрывке находим любопытную информацию. Оказывается, и броня слабая (это 60-то мм!), и двигатель маломощный, и скорость «больше 25 не выжмешь», хотя, «по техническому описанию, должен давать все 40». Подобная «информация» ничего, кроме улыбки, вызвать не может. За ней кроется полное незнание вверенной материальной части и особенностей ее использования не только командиром танка, но и всем экипажем. Отсюда и сетование на малую скорость, и ссылки на мифическое техописание со скоростью 40 км/ч! «Валентайн» — танк сопровождения пехоты, и высокие удельная мощность и скорость движения ему не нужны. Тем более, что средние скорости в атаке, как правило, не превышают 16—17 км/ч (это порог выносливости членов экипажа любого танка при движении по местности), а при поддержке пехоты и того меньше — трудно представить себе пехотинца, бегущего в атаку со скоростью 40 км/ч! Что же касается маневренных качеств танка, то они обеспечиваются не только и не столько высокой удельной мощностью, а главным образом соотношением L/B. Чем оно меньше, тем машина маневренней. У «Валентайна» оно равнялось 1,4, и по этому показателю он превосходил Т-34 (1,5).

Справедливости ради, надо сказать, что А.В.Казарьян в дальнейшем вполне успешно дрался на «Валентайне» в боях на Ржевском направлении, был награжден, стал командиром взвода, а затем роты. Правда, где-то с июля 1942 года свой «Валентайн» (кстати, модели III или V) он называет «тридцатьчетверкой», хотя, если судить по документам, до ноября 1942 года в 196 тбр танков отечественного производства, кроме Т-60, не было. Да и «тридцатьчетверка» какая-то странная — с трехместной башней и зенитным пулеметом.

Словом, ясности приведенный фрагмент воспоминаний не прибавил. Попробуем обратиться к более беспристрастному источнику: документам военных лет. В частности, к «Краткому отчету о действиях МК.III», датированному 15 января 1942 года, который составило командование 136 отб, участвовавшего с 15 декабря 1941 года в контрнаступлении под Москвой. Этот отчет, по-видимому, можно считать одним из первых документов, содержащих оценку ленд-лизовской техники.

«Опыт применения «Валентайнов» показал:

1. Проходимость танков в зимних условиях хорошая, обеспечивается движение по мягкому снегу толщиной 50 — 60 см. Сцепление с грунтом хорошее, но при гололедице необходимы шпоры.

2. Оружие действовало безотказно, но были случаи недоката пушки (первые пять-шесть выстрелов), видимо, из-за загустения смазки. Оружие очень требовательно к смазке и уходу...

3. Наблюдение в приборы и щели хорошее...

4. Моторная группа и трансмиссия работали хорошо до 150 — 200 часов, в дальнейшем наблюдается снижение мощности двигателя...

5. Броня хорошего качества...

Личный состав экипажей проходил специальную подготовку и танками владел удовлетворительно. Командный и технический состав танки знал слабо. Большое неудобство создавало незнание экипажами элементов подготовки танков к зиме. В результате отсутствия необходимых утеплений машины с трудом заводились на морозе и поэтому держались все время в горячем состоянии, что вело к большому расходу моторесурсов. В бою с немецкими танками (20.12.1941 г.) три «Валентайна» получили следующие повреждения: у одного 37-мм снарядом заклинило башню, у другого — пушку, третий получил пять попаданий в борт с дистанции 200 — 250 м. В этом бою «валентайны» подбили два средних танка Т-3.



Перископический прибор наблюдения Мк IV: 1 — верхнее стекло перископа; 2 — шаровой корпус; 3 — защелка; 4 — рукоятка защелки; 5 — нижнее стекло перископа; б — рычаг с рукояткой для наклона и поворота перископа; 7 — стопорный винт углов наблюдения по горизонта.зи; 8 — стопорный винт углов наблюдения по вертикали; 9 — броневая защита; 10 — смотровое окно; 11 — кассета


Танки «Валентайн IX» 5-й гвардейской танковой армии выдвигаются на боевые позиции. 1-й Белорусский фронт, лето 1944 года

В целом MK.III — хорошая боевая машина с мощным вооружением, хорошей проходимостью, способная действовать против живой силы, укреплений и танков противника.

Отрицательные стороны:

1. Плохое сцепление гусениц с грунтом.

2. Большая уязвимость тележек под

вески — при выходе из строя одного катка танк двигаться не может.

3. К пушке нет осколочно-фугасных снарядов.»

Сомневаться в необъективности этого отчета, составленного «по горячим следам», нет оснований. Интересно отметить, что советские танкисты, как и их английские коллеги, отмечали в качестве недостатка отсутствие в боекомплекте пушки осколочно-фугасных снарядов, но «не заметили» тесноты боевого отделения, по- видимому, потому, что у Т-34, например, оно было еще теснее. Ряд же конструктивных особенностей танка вызывал критику исключительно в частях Красной Армии. Вот что говорилось в «Докладе- справке о применении английских танков на фронтах Отечественной войны», датированном 17 апреля 1943 года:



Система охлаждения


Танк «Валентайн IX» на улице г.Яссы. Август 1944 года

«Практика боевого применения английских танков показала, что танки МК-3 с успехом вели боевые действия, но в их конструкции, эксплуатации и вооружении имеется ряд существенных недочетов, отрицательно влияющих на использование этих танков в условиях ряда фронтов нашего театра военных действий.

Наиболее существенными из этих недочетов являются:

а) система охлаждения танков расположена в труднодоступных для экипажа местах; трубопроводы от двигателя к радиаторам идут по днищу танка, в зимних условиях вода в трубопроводах замерзает даже при работающем двигателе.

Это сильно затрудняет подогрев танка и делает почти невозможным заправку системы охлаждения водой при низких температурах.

б) конструкция танков сложна, что усложняет работу по ремонту и требует в 3 — 4 раза больше затрат времени;

в) маневренность танков и их проходимость в силу маломощности двигателей, большого удельного давления (0,7 — 1,0) и низкого коэффициента сцепления с грунтом очень ограничена, особенно зимой...

г) танки вооружены 40-мм пушкой, снабженной только бронебойным снарядом (болванка), предназначенным для ведения огня по танкам. Не имея осколочного и осколочно-фугасного снаряда, танки не могут вести эффективного пушечного огня по живой силе и огневым точкам противника.

Практика боевого применения и боевых действий английских танков дает возможность установить:

а) целесообразность использования этих танков в частях и соединениях непосредственной поддержки пехоты;

б) организационно объединять эти танки с отечественными танками типов Т-34, Т-70 с целью повышения огневой мощи соединения (части);

в) применение этих танков наиболее целесообразно на южных участках театра боевых действий в течение всего года. На остальных участках применение их в зимних условиях затруднено».

Следует признать, что выводы из опыта боевого применения были сделаны правильные и вполне учитывавшие особенности ТВД, на котором пришлось воевать «валентайнам» и для которого они изначально не предназначались. Само собой разумеется, что в Англии или Западной Европе, а уж тем более в Северной Африке или Бирме вода в системе охлаждения танка не замерзала по причине отсутствия морозов. Большая часть недостатков «Валентайна» (да и не его одного), упоминаемых в наших документах и воспоминаниях, связана с климатическим фактором, затруднявшим эксплуатацию. И тут мы подходим к еще одной причине негативных оценок этой боевой машины у некоторых наших танкистов (как правило, правда, воевавших на ней недолго).

Хлопот было много! Промыть систему охлаждения и залить в нее антифриз (судя по докладу, это делалось крайне редко) — хлопоты! При температуре ниже — 20° к отечественному дизтопливу надо добавлять тракторный керосин (у нас просто не было дизтоплива необходимого качества, а на «Валентайнах» стояли автомобильные дизели) — хлопоты! Для сохранения тепла двигателя надо прикрывать радиаторы фанерой, брезентом или старой шинелью (на «Валентайне», кстати, для этой цели рекомендовалось отключать один из вентиляторов, сняв приводной ремень) — опять хлопоты! Конечно, подобных мероприятий требовала и отечественная техника, но, во- первых, она создавалась уже с учетом качества отечественных ГСМ и уровня технического обслуживания, а потому по этим причинам и ломалась реже. К тому же, за сломанную отечественную технику наказывали меньше, чем за импортную, за которую «золотом плачено». Ничего кроме устойчивой ненависти к иностранным боевым машинам, в том числе и к «Валентайну», у зампотехов и техников это обстоятельство вызвать не могло. А какие чувства мог испытывать, например, механик-водитель, читая следующие положения инструкции по эксплуатации:



Одним из существенных конструктивных недостатков «Валентайна» были тормозные барабаны, расположенные с внешней стороны ведущих колес

«Если после 4 — 5 попыток двигатель английского танка завести не удалось, надо, при наличии приспособления для запуска с помощью эфира, зарядить пистолет ампулой, нажать на рычаг прокола капсюля и стартером завести двигатель. После заводки двигателя не давать ему работать на оборотах выше 800 в минуту до момента, пока температура масла не достигнет 27 °С (80 °F), а давление масла не поднимется до 60 — 80 ф/дм?.

По достижении данных показаний число оборотов должно быть увеличено до 1000 в минуту, а через 2 — 3 минуты работа может производиться на высшем числе оборотов.

Движение танка можно начать только после полного прогрева двигателя и обязательно с первой передачи во избежание повреждений (при застывшей смазке) коробки перемены передач, дифференциала и бортовых передач».

Вот так! Мало того, что нужно за температурой следить, так ведь и трогаться нужно только с первой передачи! (На Т-34, как известно, вплоть до 1943 года вообще пользовались только одной второй передачей, остальные в движении просто не включались.) Действительно — керосинка какая-то, а не танк! И вообще — явление глубоко чуждой нам военно-технической культуры!

Правда, к концу войны, по мере роста нашей собственной военно-технической культуры и использования многих иностранных технических решений на отечественной технике, претензий к «Валентайну» становилось все меньше и меньше. Во всяком случае, по поводу сложной конструкции и тяжелой эксплуатации.

В 1945 году в статье «Анализ развития зарубежной танковой техники за годы войны и перспективы дальнейшего совершенствования танков» генерал-майора инженерно-танковой службы доктора технических наук профессора Н.И. Груздева, опубликованной в сборнике трудов академии Бронетанковых и механизированных войск, «Валентайн» заслужил следующую оценку:

«МК-III, как пехотный (или, придерживаясь весовой классификации, — легкий) танк, безусловно, имеет наиболее плотную общую компоновку и среди этого типа танков является, бесспорно, наиболее удачным, хотя вынос тормозных барабанов вне корпуса, безусловно, неправилен. Опыт с танком МК-III прекращает дискуссию о возможности целесообразного использования автомобильных агрегатов для танкостроения.

Броневая перегородка между моторным и боевым отделением существенно уменьшает потери в экипаже при пожаре и сохраняет моторно-трансмиссионную группу при взрыве снарядов. Приборы наблюдения просты и эффективны. Наличие уравнителей в МК-III и сервомеханизмов, несмотря на невысокую удельную мощность, позволяет обеспечивать удовлетворительную среднюю скорость танка порядка 13 — 17 км/ч.

Характерным для английских танков МК-III, MK-II и MK-IV является предпочтение, отдаваемое броне; скорость и вооружение получаются как бы второстепенными; несомненно, что если это терпимо в МК-III, то в других танках диспропорция является явным и недопустимым минусом.

Следует отметить надежно работающий дизель GMC.

Из всех существующих легких танков танк МК-III является наиболее удачным. Можно сказать, что в условиях 1940 — 1943 гг. именно англичане создали тип пехотного танка».

К этой оценке, данной в конце Великой Отечественной войны, трудно что- либо прибавить.

Оглавление книги


Генерация: 0.188. Запросов К БД/Cache: 0 / 0