Глав: 19 | Статей: 19
Оглавление
«Национальный характер» имеют не только народы и армии, но и боевая техника, которая всегда несет на себе отпечаток национального склада ума и воинских традиций, всегда «заточена» под определенный способ ведения войны, присущий именно этому народу. Только немцы могли создать «Тигр», «Штуку» и «Мессер», только русские были способны полностью реализовать потенциал «тридцатьчетверок», «илов» и «яков», сделав их символами Победы. «Сталинские соколы» против «гитлеровских ястребов»! Советские асы против -экспертов- Люфтваффе. «Воздушные рабочие войны» против «небесных охотников». Краснозвездные «ястребки» против меченных свастикой «ягеров». Кто выиграл эту гонку авиавооружений? Удалось ли нашим ВВС ликвидировать техническое отставание от авиации Третьего Рейха? Чей способ ведения воздушной войны оказался, в конечном счете, более эффективным? Почему до самой Победы потери советских летчиков были гораздо выше немецких? Кто одержал верх в заочной дуэли величайших авиаконструкторов – В. Мессершмитт или А.С. Яковлев? Сравнивая самые массовые истребители Великой Отечественной, немецкий Bf.109 всех модификаций и советские Як-1/ Як-7/Як-9/Як-3, новая книга ведущего историка авиации отвечает на все эти непростые вопросы.

От обороны – к наступлению

От обороны – к наступлению

Операция «Цитадель» стала своеобразным катализатором для постепенной активизации боевых действий на всем советско-германском фронте. Уже в середине июля 1943 г. советские войска начали две крупные наступательные операции – в районе Орла и с рубежа рек Северский Донец и Миус. В частности, на Орловской дуге были брошены в бой существенно усиленные за счет резервов 1-я и 15-я воздушные армии (соответственно Западного и Брянского фронтов). В их составе было в общей сложности три истребительных авиакорпуса и три истребительные авиадивизии. Характерной чертой этих соединений было сочетание в них двух основных типов истребителей: Ла-5 и «яки» взаимно дополняли друг друга. Все три ИАК включали по одной дивизии на Ла-5 и одной на «яках», смешанными были и две из трех отдельных ИАД. Лишь 234-я ИАД 15-й ВА была укомплектована только истребителями Яковлева, включая три полка с Як-7б и один – с Як-1. Действия советских истребителей в районе Орла, как и под Курском, осуществлялись небольшими группами (6-8 самолетов), что не позволяло эффективно противодействовать Люфтваффе – FW 190А, противостоящие «якам» и «лавочкиным», действовали в составе групп численностью до 20 самолетов. Для борьбы с советской авиацией привлекались и двухмоторные «церштереры» Bf 110. К тому же германское командование стремилось использовать имеющиеся в его распоряжении относительно скромные силы с максимальной интенсивностью: 12 июля самолеты 1-й авиадивизии поднимались в воздух 1111 раз, а противостоящие им машины 15-й ВА – лишь 686 раз. И вновь советскому командованию приходилось констатировать: «Задача завоевания господства в воздухе на поле боя полностью достигнута не была». Более того, истребители продолжали нести существенные потери. Например, 1-й гвардейский ИАК 15-й ВА, располагавший в общей сложности шестью истребительными авиаполками (три на Ла-5, два на Як-1 и один на Як-7), только за 12-13 июля потерял 45 самолетов и 29 летчиков. Снова наблюдалась печальная закономерность: наибольшие потери истребители несли в первые дни после ввода в бой, когда «выбивались» молодые, необстрелянные пилоты. То есть к лету 1943 г. было обеспечено существенное количественное превосходство советской истребительной авиации над «ягдваффе», летно-тактические характеристики советских истребителей были доведены до приемлемого уровня, позволяющего вести бой с «мессершмиттами» и «фокке-вульфами», но вот в тактике применения истребительной авиации и уровне подготовки как рядовых летчиков, так и командиров советские ВВС по-прежнему отставали. Правда, отдельные командиры с передовым тактическим мышлением пытались, причем небезуспешно, применять оригинальные приемы. Этим отличался, в частности, генерал-лейтенант Г.Н. Захаров, командир 303-й ИАД (1-я воздушная армия), воевавшей в основном на «яках» различных типов. 12 июля в его соединении сформировали группу «Меч», укомплектованную летчиками 18-го гвардейского ИАП, летавшего на Як-7. В ее составе не было выдающихся асов – просто достаточно опытные пилоты. Необычным в ней было лишь то, что «яки» группы, с окрашенными до кабины в красный цвет носами, применялись только по вызову для поддержки сил, ведущих воздушный бой. Появление в разгар боя красноносых машин деморализовало, вызывало неуверенность в себе, сковывало немецких пилотов, считавших, что на подмогу пришли мастера высокого класса. Расчет делался и на секундное замешательство противника, умело использовав которое пилоты группы «Меч» выходили победителями в схватках[1 С группой -Меч», однако, нет полной ясности. Некоторые источники утверждают, что ее сформировали не в 18-м гвардейском, а в 427-м ИАП (294-я ИАД 4-го ИАК, 2-я воздушная армия) под командованием майора А.Д. Якименко, и летала она на Як-1.]. Отметим, что в составе 303-й ИАД дебютировала в бою французская 1-я отдельная истребительная эскадрилья «Нормандия», вооруженная Як-1 и Як-9.



Bfl09G-6 на полевом аэродроме. Восточный фронт

С переходом Курской битвы из оборонительной в наступательную фазу осуществлялось дальнейшее совершенствование способов применения советской истребительной авиации. В частности, при организации воздушного патрулирования теперь стремились не обеспечить постоянное присутствие своих истребителей в воздухе, а составить график с учетом наиболее вероятного времени появления вражеских бомбардировщиков. Также наладилось взаимодействие с наземными постами наблюдения. Это позволяло существенно повысить эффективность истребительного прикрытия. В качестве примера приведем бои 4 августа 1943 г., в которых участвовали «яки» 273-й ИАД. Около полудня четыре Як-1 и два Як-9 163-го ИАП, ведомые командиром полка майором П.А. Пологовым, по командам с земли были наведены на группу из почти 60 Ju 87 и Ju 88. Зайдя со стороны солнца, советские истребители неожиданно атаковали противника, записав на свой счет два Ju 88, один Ju 87 и один FW 190А. В тот же день четверка «яков», которую снова вел Пологов, провела еще один трудный бой с четырьмя десятками «штук». На сей раз советские летчики посчитали сбитыми три Ju 87. Собственные потери в этих двух схватках составили два Як-1.



Як-7б на Ленинградском фронте

Наконец, около 19.00 группа самолетов 157-го ИАП (семь Як-7 и четыре Як-9), прикрывая район Кромского моста, атаковала многочисленные четверки и восьмерки Ju 87 общим числом до 50 машин. Согласно сообщениям летчиков, было сбито 10 «штук» и два «фокке-вульфа». Как и в большинстве других случаев, потери противника были сильно преувеличены. Тем не менее истребители свою задачу выполнили – большинство бомбардировщиков противника вынуждены были сбросить бомбы на подходах к цели, и мост остался невредимым. Однако в конечном итоге был сделан вывод о том, что метод патрулирования ведет лишь к изматыванию сил, а в бой при этом вступает лишь примерно каждый четвертый истребитель. Вместо этого наиболее разумными признавались действия из засад – полевых площадок, находящихся примерно в 8 км от линии фронта.



Як-9 в стандартном камуфляже на аэродроме 3-й ВА, 1943 г.

Среди организационных экспериментов, проводимых в советских ВВС летом 1943 г., следует отметить создание 11-го смешанного авиакорпуса. В отличие от всех других существовавших в то время авиакорпусов, в нем отсутствовало дивизионное звено управления, а входившие в него полки (три истребительных и два штурмовых) напрямую подчинялись штабу корпуса. Сформированный в конце июля 11-й САК передали в состав 15-й воздушной армии. На момент ввода в бой он насчитывал 108 Як-9 (в т.ч. 78 Як-9Т) и 60 Ил-2. Летный состав истребительных авиаполков 11-го САК имел богатый боевой опыт, приобретенный над Сталинградом и Кубанью.

Достаточно сказать, что 55,7% пилотов имели на своем счету сбитые самолеты противника. Основная задача корпуса заключалась в поддержке частей 4-й танковой армии. Действуя не только по воздушным, но и по наземным целям, пилоты Як-9Т продемонстрировали высокую эффективность 37-мм пушек. Но даже опыт летного состава не позволил избежать очень чувствительных потерь – за август 1943 г. 11-й САК потерял 39 Як-9 (42% от первоначального состава) и 30 Ил-2 (ровно половину от имевшихся к моменту ввода в бой). Однако эти потери относительно легко компенсировались за счет новых частей. Люфтваффе же оставалось только маневрировать своими немногочисленными истребительными группами по всему Восточному фронту. Более того, в начале августа для усиления ПВО рейха были срочно отозваны группы II/JG 3 и III/JG 3, и на Восточном фронте осталось лишь три группы «мессершмиттов» – эскадра JG 52. Правда, частично это уравновешивалось гораздо более низким уровнем потерь: согласно подсчетам В. Горбача, соотношение потерь Люфтваффе и советской авиации в ходе боев на Орловской дуге в июле – августе 1943 г. составляло примерно 1:3,5 – 1:3,8.



Як-9У с двигателем М-105ПФ на рижском направлении, 1943 г.

К середине августа 1943 г. острие ударов советских войск все больше смещалось на юг и юго-запад, в направлении Украины, где и развернулись основные бои конца 1943 г. – начала 1944 г. Стартом для них послужило наступление на Харьков. Немецкая ставка на проведение одной, хотя и хорошо спланированной, и подготовленной, операции в рамках летней кампании оказалась несостоятельной. Красная армия продемонстрировала возможность вести крупномасштабные операции на разных участках фронта. У вермахта же ресурсов теперь хватало разве что на сдерживание советского натиска – но остановить его уже было невозможно. И хотя немецкие асы на «Густавах» – Эрих Хартманн (Erich Hartmann), Гюнтер Ралль (Gunther Rail), Герхард Баркгорн (Gerhard Barkhorn) и другие – продолжали увеличивать свои боевые счета, повлиять на общий ход боевых действий на Восточном фронте это не могло.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.246. Запросов К БД/Cache: 3 / 0