Главная / Библиотека / Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш» /
/ Глава пятнадцатая Правда не восторжествовала

Глав: 18 | Статей: 47
Оглавление
Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.
Александр Глушкоi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Глава пятнадцатая Правда не восторжествовала

Глава пятнадцатая Правда не восторжествовала

Будучи освобожденным в августе 1944 г., В.П. Глушко очень сильно сожалел о том, что не знал даже того места, где они были похоронены… Однако он был жив, у него была работа и цель в жизни, а они?.. Он никогда про них не забудет и сделает все, чтобы восстановить их добрые имена…

….5 мая 1955 г. его вызвали в МГБ для дачи показаний по делу И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака. В этот момент у В.П. Глушко появилась возможность сделать что-то уже лично для своих товарищей, и он охотно дает показания, направленные в защиту их добрых имен… Понимая это, Валентин Петрович рассказывает следователю прокуратуры Расторгуеву все, что было необходимо, для опровержения вымыслов, подписанных и И.Т. Клеймёновым, и Г.Э. Лангемаком на следствии…

«…K приходу в лабораторию Клейменова в ней было три отделения: одно отделение возглавлял я, второе Лангемак и третье – Дудаков…

Нужно отметить, что до прихода Клейменова лаборатория была очень бедной организацией. Средств нам отпускалось очень мало…

Когда к нам на должность начальника Ленинградской гидро-динамической лаборатории прибыл Клейменов, он в нашу работу внес новую, как говориться, струю. Кроме того, что он был инженером и понимал дело, он еще имел хорошие организаторские способности. Сразу же он добился выделения для нашей лаборатории помещения и мастерских, а так же увеличения средств на конструкторскую работу.


Извещение на имя Е.В. Лангемак о реабилитации ее мужа Г.Э. Лангемака.

Москва, 15 ноября 1955 г. Копия. Архив автора

…Я хочу подчеркнуть, что благодаря инициативе Клейменова научно-исследовательская работа в области реактивного дела была поставлена на хорошую производственную основу и у нас, собственно организация стала настоящей…

Теперь по существу показаний Лангемака о его, как написано в обзорной справке, вредительской деятельности.

Лангемак – это талантливый инженер…..88 мм и 132 мм реактивные снаряды разрабатывались Лангемаком вместе с подчиненными ему работниками. Автором этих снарядов являлся по существу Лангемак……Какое применение эти снаряды нашли в Отечественной войне и какие показали результаты, мы об этом знаем из истории Отечественной войны и мне кажется, Лангемак за это должен быть помянут хорошим словом – это его заслуга, что он своим трудом обогатил артиллерийскую науку…

Клейменов, как руководитель института не тормозил разработку этих снарядов, а наоборот способствовал успешной работе по их созданию. Так что показания Лангемака в этой части от начала до конца являются вымышленными…


Справка о реабилитации Г.Э. Лангемака. Москва, 24 ноября 1955 г. Копия. Архив автора. Публикуется впервые

…Не соответствуют действительности показания Лангемака и в отношении меня. Я никогда не занимался разработкой кислородных двигателей, а работал всегда над азотными двигателями. Так что эти показания Лангемака были видимо вынужденными. Он конечно прекрасно знал, чем я занимался и перепутать он никак не мог. Он у нас был научным руководителем института в целом…

…я хочу сказать, что ни Клейменов, ни Лангемак не кто другой не занимался затягиванием лабораторных и полигонных работ во вредительских целях…

Клейменова я знаю, как инициативного и энергичного руководителя, как ценного работника и преданного советской родине человека…»1

…И только 19 ноября 1955 г. согласно Определению Верховного Суда СССР Военная Коллегия Верховного Суда СССР (председатель – полковник юстиции Лебедков, члены: – подполковники юстиции Романов и Шалагинов) на своем заседании определила: «…приговор… от 11 января 1938 года в отношении Лангемака Георгия Эриховича по вновь открывшимся обстоятельствам отменить, а дело по его обвинению на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления…» Г.Э. Лангемак был полностью реабилитирован2.


Справка о реабилитации Е.В. Лангемак, Москва. 10 января 1956 г. Копия.

Архив автора

19 ноября 1955 г. была реабилитирована Елена Владимировна. 27 декабря 1955 г. приказом МО СССР № 05575 пункт приказа НКО СССР № 3898 от 3 декабря 1937 г. был отменен, и Г.Э. Лангемак был уволен из рядов Красной армии ввиду смерти.

29 сентября 1956 г. В.П. Глушко сам был реабилитирован. Понимая, что у него есть возможность помочь семьям расстрелянных товарищей, он помогает им вернуться в Москву и получить сначала комнаты, а затем и квартиры. В этих квартирах их вдовы и дочери жили до конца своих дней… Что же касается материального состояния, то на этот счет есть воспоминания М.К. Левицкой (вдовы И.Т. Клеймёнова), которая рассказывала о том, как В.П. Глушко сказал ей, что у него открытый счет в банке и она может просить у него любую сумму. Вдова И.Т. Клеймёнова поблагодарила и отказалась. Потом она мне рассказывала, что В.П. Глушко был единственным, кто предложил ей в тот момент деньги, в которых она очень сильно нуждалась. Можно точно сказать, что таким же образом В.П. Глушко предлагал деньги и вдове Г.Э. Лангемака.

В начале 1960-х гг. начался бум… Прошла реабилитация, в космос слетал Ю.А. Гагарин, и средства массовой информации обратились к именам тех, кто стоял у истоков советской космонавтики. Правда, имена академиков В.П. Глушко и С.П. Королёва были тогда засекречены, но «общественность требовала» назвать имена! И тогда пришел час для умерших и безвинно расстрелянных…


Майя Белянина – младшая дочь Г.Э. Лангемака. Москва, 1950-е гг. Фото из архива автора

Первые материалы с упоминанием Г.Э. Лангемака, И.Т. Клеймёнова, Б.С. Петропавловского и др., появившиеся в печати, не имели биографической информации. В этих статьях описывалось разработанное оружие и рассказывалось о работе над ним. Опубликованы они были в центральных газетах «Комсомольская правда» (от 19 ноября 1964 г. – Новиков М., «Рождение ракетного оружия»), «Красная Звезда» (от 13 октября 1962 г. – Новиков М., «Рождение ракетоносцев»). Были статьи в газетах «Советский патриот» (от 17 ноября 1965 г. – Новиков М., «Как создавалась «катюша») и другие. Автор статей был один, и написано в них было одно и то же. Об этих людях заговорили впервые, и надо было (как говорится) «застолбить» их имена, для чего это все и делалось.

В статье М.Арлазорова «Факты и предположения. Новые материалы о К.Э. Циолковском», опубликованной в № 1 журнала «Знание – сила» за 1964 г., упоминаются имена И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака как корреспондентов К.Э. Циолковского и приводятся выдержки из их писем. Надо признать, что это было первое упоминание о конструкторах. На тот момент это было важно, так как благодаря этой статье они, наконец, заняли свое место в плеяде пионеров ракетостроения, первым из которых был К.Э. Циолковский. Да, не все переписывавшиеся с Константином

Эдуардовичем посвятили свою жизнь разработке ракетной техники, но что касается Ивана Терентьевича Клеймёнова и Георгия Эриховича Лангемака, то их последующая деятельность дает нам право считать их таковыми.


Анна (Ася) Лангемак – старшая дочь Г.Э. Лангемака. Москва, 1950-е гг. Фото из архива автора

24 сентября 1964 г. «Литературная газета» публикует статью О.Писаржевского «Пусть не будет анонимов». Автор впервые (в истории советской науки) ставит вопрос о необходимости прекращения обезличивания действительных героев страны, на примере которых надо учить подрастающие поколения. Называя имена авторов «катюши», он пытается дать анализ их деятельности, но из-за отсутствия достаточного количества информации этого не получается. Создается впечатление, что автор писал свою статью на основе ранее опубликованных статей и главная заслуга автора в том, что он пытается прекратить обезличивание.

В начале 1960-х гг. в январе месяце начали работу ежегодные научные чтения по космонавтике, получившие название «королевских». На основе докладов, читавшихся на этих чтениях, Институт истории естествознания и техники АН СССР начал выпускать серию (по одной или две книги в год) «Из истории авиации и космонавтики».

В 1964 г. вышел один из первых сборников. В нем был опубликован доклад ветерана ракетной техники И.А. Меркулова «Из истории развития реактивной техники в СССР в тридцатые годы XX века», где были приведены биографические данные авторов реактивного оружия, дополненные личными воспоминаниями о том, «как это было».

Публикация интересна тем, что впервые содержала сведения о том, когда и где они родились, и информацию об их жизненном пути. Однако из-за закрытости архивов в этих биографических справках было огромное количество неточностей и не соответствующей действительности информации.

Примером такой неточности может служить дата рождения И.Т. Клеймёнова. Всегда и везде (начиная с тех пор) все писали, что он родился в апреле 1898 г., хотя в метрике написано, что в апреле 1899 г.

Несмотря на все ошибки, эти публикации были необходимы, так как давали хоть какие-то зацепки и ставили вопросы, стимулирующие дальнейший поиск документов, связанных с их жизнью и деятельностью. И будем благодарны авторам за то, что они подняли эту тему в то время.

В том же сборнике «Из истории ракетной техники» была опубликована работа С.А. Шлыкова «Переписка К.Э. Циолковского с РНИИ (по материалам архива АН СССР)». Я считаю, что там было мало архивных материалов, так как смысл статьи очень сильно похож на написанное М.Арлазоровым в январе того же года и упоминавшееся выше.

В том же 1964 г. в издательстве «Молодая гвардия» вышла первая книга о ракетчиках «Повелители огненных стрел. (Слово о ракетчиках и ракетах.)». Ее автор А.А. Экономов потом напишет еще очень много книг на эту тему, но все они не будут иметь такого же значения, как эта первая книга об авторах «катюши». Из-за отсутствия точной информации об их жизни и деятельности до прихода в Газодинамическую лабораторию автор ограничился ранее опубликованными данными и дополнил их тем, что удалось разыскать ему о работе ракетных организаций СССР.

Для своего времени это был прорыв! Прорыв потому, что впервые было относительно подробно рассказано о хороших сторонах того, как создавалась в стране ракетная техника. О плохом (как всегда) писать не разрешали. И, естественно, информация о том, что они были репрессированы, уже отсутствовала. Правительство стало налагать запрет на проявление в печати этой информации. И биографии людей стали заканчиваться ничем: датой смерти – без объяснений ее причин…

В 1965 г. в еженедельнике «Неделя» («Из истории русской ракеты», № 3, 10–16 января 1965 г.) и в «Вестнике АН СССР» («У истоков советского ракетостроения», № 10) вышли две исторические статьи профессора Г.В. Петровича (псевдоним засекреченного в то время академика В.П. Глушко). В популярной форме он пытался рассказать о том, как проходило становление советской ракетной техники. В этом материале впервые звучит имя Н.Я. Ильина, до сих пор никогда и никем не упоминавшегося.

Двумя годами позже под эгидой ВДНХ СССР вышла брошюра Г.В. Петровича «Развитие ракетостроения и космонавтики в СССР». На ее основе в 1973 г. в свет вышло первое издание его книги с таким же названием. Книга выдержала еще два издания, в 1981 и 1987 гг. Это была первая и последняя научно-популярная книга исторического содержания о космонавтике, написанная одним из ее основоположников. Аналога ей в советское время не было. В ней приводилась информация по истории освоения космоса, начиная со времен Древнего Китая и Древней Индии и заканчивая настоящим (на момент издания книги) моментом. Я был свидетелем того, как В.П. Глушко перерабатывал и дополнял свою книгу новой информацией, делая пометки и внося исправления на одном из экземпляров предыдущего издания. И, что самое главное и редкое, академик писал эту книгу сам. Я был свидетелем того, как В.П. Глушко перерабатывал и дополнял свою книгу новой информацией, делая пометки и внося исправления на одном из экземпляров предыдущего издания. Дома осталась рукопись четвертого издания, планировавшегося в 1991 г. и так и не увидевшего свет. Там есть пометки, сделанные его рукой. Некоторые из них уже «плавающим» почерком (перед смертью)…Книга по праву стала настольной для историков космонавтики – ведь для многих ее изучение началось именно с этой работы.

Только одна деталь: он так и не написал о том, что вместе с Г.Э. Лангемаком стал «пионером немецкой космонавтики», так как их книга «Ракеты, их устройство и применение» была переведена на немецкий язык и в 1941 или 1942 г. издана в Германии. Так что В. фон Браун и Г.Оберт при проектировании своих ракет пользовались и работой советских ученых.

Теперь об ошибках, допущенных в этих книгах. Академику В.П. Глушко тоже было не все известно, хотя он много знал и много помнил. Как всегда, дата рождения И.Т. Клеймёнова стала бичом и его книг, помимо этого, отсутствие точных дат в описании смены руководства ГДЛ и РНИИ, отсутствие информации о репрессиях в РНИИ (из-за цензуры); ошибки при описании событий, происходивших в работе других отделов ГДЛ и РНИИ (он был начальником 2-го отдела (ракет на жидком топливе и двигателей к ним) в ГДЛ и начальником азотно-кислотного сектора 2-го отдела РНИИ). Неточности в описании более поздних событий. И полное отсутствие биографической информации об этих людях. В книге было все: и хронология, и таблицы с информацией о полетах экипажей, в которых приводились даты старта и посадки, название космических кораблей, состав экипажей (без указания имен дублеров по вине цензуры) и т. д., а также галереи фотографий покорителей космоса. Но в ней не было биографий всех тех, кто стоял у истоков советской космонавтики.

Кроме того, в своих статьях того времени В.П. Глушко рассматривал и историю космонавтики, бывшую за рубежом. Сопоставляя развитие этой отрасли и у нас, и за границей, он делает очень интересные выводы о том, на основании чего и по каким причинам одной стране удавалось перегнать другую, имея одинаковые условия в начале «гонки».

В 1975 г. в издательстве АПН выходит его же книга «Ракетные двигатели ГДЛ-ОКБ», более подробно рассказывающая о периоде деятельности ГДЛ и РНИИ.

В период 1966–1967 гг. были и еще публикации на эту тему, но ничего нового они собой не несли – только пересказ старого. Тогда вообще новая информация появлялась крайне редко, в основном тиражировалась и повторялась (часто искажаясь) старая. Как было с другими отраслями, я не знаю, но в отражении истории создания «катюши» было так.

Первые сугубо биографические статьи об этих людях появились в маленькой энциклопедии «Космонавтика», которая вышла в свет под редакцией академика В.П. Глушко в издательстве «Советская энциклопедия» в 1968 г. (правда, в этом издании имени академика не было – засекретили).

Это была именно энциклопедия. Там были приведены биографии всех, кроме Н.Я. Ильина (в советское время его биография так и не была опубликована ни в одном из изданий энциклопедического типа).

Энциклопедия стала первым подобным изданием по истории мирового ракетостроения (потом было еще два издания в 1970-м и в 1985 г.). Это же издание положило начало фундаментальным работам академика В.П. Глушко по истории космонавтики. Что касается издания 1985 г., то его судьба тоже оставляет желать лучшего.

Первоначально два тома должны были выйти в 1982 г., но по вине директора ЦНИИМаша генерал-лейтенанта Ю.А. Мозжорина энциклопедия смогла увидеть свет только в 1985 г. и совсем не в том виде, в котором она предполагалась изначально. Дело в том, что по количеству информации американцы значительно обгоняли Советский Союз, и цензоры под руководством вышеупомянутого Ю.А. Мозжорина начали нещадно кромсать первоначальный вариант. Как потом рассказывал мне сам Юрий Александрович, задержка верстки и ее рассыпание проводились с одной только целью: показать уровень нашей космонавтики относительно американской. Это не оговорка! Именно так он все это и объяснил. Значит, для того, чтобы показать высокий уровень одного, надо искусственно принизить другого, а еще лучше обобрать его и приписать себе. Так и действовали наши историки (Ю.Г. Демянко), а некоторые (Ю.В. Бирюков, И.И. Вернидуб, Г.А. Назаров и др.) действуют и по сей день, переписывая в угоду своему заказчику историю отрасли, государства, материка, планеты, галактики… Академик В.П. Глушко был против этого… Его нет с января 1989 г.

В 1966 г., когда начали давать имена кратерам на обратной стороне Луны, Валентин Петрович смог добиться, чтобы двум кратерным цепочкам были присвоены наименования ГДЛ и РНИИ, а четырем кратерам – имена их четырех руководителей: Н.И. Тихомирова, Б.С. Петропавловского, И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака3. Его кратер имел диаметр 97 километров4. Имя Н.Я. Ильина еще одному кратеру было присвоено несколько позже.

В своей организации – ОКБ-456 – В.П. Глушко создал целую группу, которая работала в разных архивах и занималась поисками документов о деятельности Газодинамической лаборатории и Реактивного НИИ. Сотрудниками этой группы, ставшей впоследствии отделом, было найдено большое количество документов, но далеко не все…

Начиная с 1969 г. на свет посыпались книги о конструкторах ракетно-космических систем в лице С.П. Королёва, чье 105-летие со дня рождения отмечалось в 2012 г. Он раньше умер, и его первым рассекретили, вот и набросились на него журналисты, как на «свежачок», и первой книгой в этом потоке стала книга А.П. Романова «Конструктор космических кораблей» (серия «Герои советской Родины», Москва, Политиздат). На данный момент вышло более 50 книг разных авторов о С.П. Королёве. Это была первая. В этом ее и значимость. Первая биографическая книга о конструкторе, интересная сама по себе еще и тем, что в ней впервые почти полностью (кроме пребывания в НКВД) прослеживался жизненный путь Сергея Павловича.

В остальных книгах просматривалось уточнение различных моментов его жизни и деятельности. Что же касается имен Н.И. Тихомирова, Б.С. Петропавловского, Н.Я. Ильина, И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака, то их иногда упоминали, что такие были, и не более. И то не всех. В большинстве из них не упоминалось имя Н.Я. Ильина, во время руководства которого гирдовцы хотя и контактировали с гдловцами, но почему-то авторы книг умалчивали об этих фактах. Только книги Я.К. Голованова отличались тем, что в них присутствовала какая-то биографическая информация о них не всегда, к сожалению, достоверная.

Вообще, восхваление этого человека (С.П. Королёва) в указанных книгах дошло до того, что, кроме него, в космонавтике больше никого не осталось, он стал «отцом-одиночкой», т. е. его восхвалители довели все до полного абсурда. Мне всегда было непонятно, зачем приписывать человеку того, что он не делал, если и сделанного ему и так хватит намного жизней вперед? Приписывающие не понимают, как унижают тем самым того, кого возвеличивают. В конечном итоге возникает вопрос: а если все приписанное ему вернуть настоящим авторам, получается, что он сам ничего не сделал?.. Иначе зачем отбирать у одних и все приписывать С.П. Королёву?.. Получается, что в результате этого движения по приписыванию чужих заслуг

С.П. Королёву организаторы этого процесса и их последователи лишают Сергея Павловича заслуженного им уважения и достойной памяти, ставя его реальные заслуги под сомнение, ведь если приписано это, то (а это, вероятнее всего, так и есть) приписано и все остальное…

После присвоения имен кратерам на Луне, предпринимались попытки и по увековечиванию их памяти на планете Земля. Так, 13 ноября 1968 г. академиком В.П. Глушко было подписано два письма.

Первое в адрес председателя исполкома Мосгорсове-та В.Ф. Промыслова: «В 1968 г. советская научная общественность широко отметила 70-летие со дня рождения выдающихся советских ракетостроителей Георгия Эриховича ЛАНГЕМАКА (1898–1938) и Ивана Терентьевича КЛЕЙМЕНОВА (1898–1938)5, именами которых, по решению АН СССР, названы образования на Луне.

Г.Э. ЛАНГЕМАК и ИТ. КЛЕЙМЕНОВ являлись в 30-х годах одними из руководителей и организаторов работ по ракетной технике в СССР и, в частности, основными соавторами разработки ракетных снарядов для прославившихся в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг. реактивных минометов – «Катюша».

Наше предприятие полностью поддерживает решение торжественного заседания Института истории естествознания и техники АН СССР и присоединяется к изложенной просьбе: «Просить исполком Мосгорсовета (тов. Промыслова В.Ф.) назвать именами ЛАНГЕМАКА и КЛЕЙМЕНОВА новые улицы в г. Москве и установить мемориальные доски на Донской ул. на доме № 14, где в кв. 19 с 1933 по 1937 гг. проживал Г.Э. ЛАНГЕМАК и на ул. Серафимовича на доме № 2, где в кв. 475 с 1932 по 19376 гг. проживал И.Т. КЛЕЙМЕНОВ».»7

Второе – председателю исполкома Ленгорсовета А.А. Сизову: ««В 1968 г. советская научная общественность широко отметила 70-летие со дня рождения выдающихся советских ракетостроителей Бориса Сергеевича ПЕТРОПАВЛОВСКОГО (1898–1933), Георгия Эриховича ЛАНГЕМАКА (1898–1938) и Ивана Терентьевича КЛЕЙМЕНОВА (1898–1938)8, именами которых, по решению АН СССР, названы образования на Луне.

Б.С. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ, Г.Э. ЛАНГЕМАК и ИТ. КЛЕЙМЕНОВ в 30-х годах ЯВЛЯЛИСЬ одними из руководителей и организаторов работ по ракетной технике в СССР и, в частности, основными соавторами разработки ракетных снарядов, для прославившихся в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг. реактивных минометов – «Катюша».

Наше предприятие полностью поддерживает решение торжественного заседания Института истории естествознания и техники АН СССР и присоединяется к изложенной просьбе: «Просить исполком Ленгорсовета (тов. Силова А.А.) назвать именами ПЕТРОПАВЛОВСКОГО, ЛАНГЕМАКА и КЛЕЙМЕНОВА новые улицы в г. Ленинграде и установить мемориальные доски на ул. Миллионной (Халтурина) на доме № 19, где с 1930 по 1933 гг. проживал Б. С. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ, а в 1932–1933 гг. проживал И. Т. КЛЕЙМЕНОВ, и на улице Кирочной на доме № 5, где в кв. 12 с 19309 по 1933 гг. проживал Г.Э. ЛАНГЕМАК»…»Ю

Ответов на эти ходатайства в архиве не обнаружено. Вероятнее всего, московские и ленинградские власти не посчитали важными эти предложения ветеранов-ракетчи-ков, подкрепленные письмами академика В.П. Глушко. Эти предложения до сих пор не реализованы.

К 40-летию ГДЛ академик В.П. Глушко начал работу по восстановлению места захоронения Н.И. Тихомирова, похороненного в 1930 г. на Ваганьковском кладбище г. Москвы, т. к. могила была утеряна. В процессе поисков выяснилось, что книга, в которой была сделана запись, сгорела вместе с конторой, когда во время Великой Отечественной войны в нее попала немецкая бомба. Найти же могилу путем прочесывания территории кладбища не представлялось возможным из-за огромной территории. Поэтому решили установить символический памятник конструктору.

В связи с этим 19 декабря 1968 г. В.П. Глушко направил письмо в адрес управляющего Московским городским трестом похоронного обслуживания Д.И. Попова: «В апреле 1930 года на Ваганьковском кладбище в гор. Москве похоронен видный ученый в области ракетной техники ТИХОМИРОВ Николай Иванович. В данное время установить место нахождение его могилы не представилось возможным за давностью времени и отсутствием архивных учетных книг.

Прошу Вас дать указание подобрать наиболее удобный участок на Ваганьковском кладбище для сооружения символического памятника видному ученому в области ракетостроения ТИХОМИРОВУ Н.И…»11

Была получена положительная резолюция, изготовлен памятник, и в 1971 г. на Ваганьковском кладбище состоялось его открытие. А затем, через год, памятник был осквернен…

В 1969 г. вышло юбилейное подарочное издание ВИА имени Ф.Э. Дзержинского «150 лет Военно-инженерной орденов Ленина и Суворова академии имени Ф.Э. Дзержинского», в котором упоминались имена Г.Э. Лангемака и Б.С. Петропавловского, как выпускников академии, с указанием того, что они являются авторами «катюши».

10 апреля 1970 г., к 9-летию полета Ю.А. Гагарина, в газете «Правда» была опубликована еще одна статья профессора Г.В. Петровича «Космическая летопись», в которой напоминалось о том, как развивались события в истории космонавтики. Только одна деталь: во всех своих интервью и статьях академик В.П. Глушко позволял себе высказывать свое мнение на происходившие события, и это мнение всегда заслуживает внимания, т. к. он никогда не повторялся. Его мысли, приходившие к нему в момент написания статьи или ответов на вопросы корреспондента, всегда были интересны и не избиты.

В 1972 и 1973 гг. им же (только уже под собственной фамилией, так как в 1972 г. его рассекретили) были написаны две статьи: «Ленинград – колыбель ракетостроения» (опубликована в газете «Ленинградская правда»

13 февраля 1972 г.) и «В защиту научной истины» (опубликована не была). Первая статья опять рассказ о том, как в ленинградской ГДЛ начинались работы по реактивной артиллерии и ЖРД. В ней упоминаются имена всех, в том числе и Н.Я. Ильина.

Ничего нового эта статья не дает. Зато вторая, которую не опубликовали до сих пор и она осталась лежать в архиве ее автора, рассказывала о том, чем занимаются последователи С.П. Королёва (бывшие гирдовцы), переписывающие всю историю под своего кумира и затирающие заслуги всех остальных пионеров ракетно-космической техники. В то время в печати готовилось несколько исторических работ на эту тему. Частично их публикацию удалось остановить, а частично они были изданы ограниченным тиражом, засекречены и разосланы по космическим предприятиям. В основном этот материал был направлен против постоянных выступлений на разных научных чтениях (почти не публиковавшиеся работы) этих самых сторонников С.П. Королёва.

17 июня 1972 г. В.П. Глушко пишет письмо в адрес начальника 11-го отделения милиции Москвы подполковнику милиции М.А. Сафонову: «В конце 1971 года на участке № 5 Ваганьковского кладбища установлен памятник из черного гранита бывшему начальнику Газодинамической лаборатории, основоположнику разработки советских ракетных снарядов «Катюш» ТИХОМИРОВУ Н.И. К стеле памятника на металлических штырях были прикреплена ракета из латуни (см. фотографию), которая в мае-июне 1972 года была оборвана и похищена.

Прошу Вас принять необходимые меры розыска преступника, совершившего облом ракеты на памятнике ТИХОМИРОВА Н.И. для привлечения его к ответственности.

О принятых Вами мерах прошу уведомить меня..»12

Продолжение переписки отсутствует, как и украденная ракета. Видимо, милиция и не думала искать человека, оборвавшего ракету и сдавшего ее в приемный пункт металлолома.

В 1982 г. Я.К. Голованов в издательстве «Детская литература» опубликовал совсем не детскую научно-художественную (как было написано в аннотации в конце книги) книгу по истории ракетостроения и космонавтики, называлась она «Дорога на космодром. Мечта. Опыт. Дело».

Помню, как В.П. Глушко принес эту книгу домой и посоветовал мне ее прочитать, сказав, что она написана журналистом (хотя и грамотным) и ему было бы интересно, чтобы я сравнил ее с книгой непосредственного участника многих событий, т. е. прочитал «Развитие ракетостроения и космонавтики в СССР». Я выполнил его пожелание и по-детски (а мне тогда было 10 лет) сказал, что в его книге все более лаконично, а Я.К. Голованов слишком много рассуждает… На что тут же последовал ответ, что эти рассуждения для тех, кто ничего не знает, а знающим историю должен быть интересен взгляд профессионального журналиста.

На самом деле книга очень интересна, особенно для школьников 10–12 лет, как первое знакомство с создателями реактивного оружия и космических ракет. В ней Я.К. Голованов немного рассказал о каждом из пионеров ракетостроения, поместив их портреты и краткие биографии, сопровождавшие текст об истории ГДЛ и РНИИ.

В январе 1983 г. старшая дочь Г.Э. Лангемака, Анна Георгиевна, очень тяжело заболела и захотела переехать в Павлодар, к своей младшей сестре Майе. За помощью она обратилась опять же к академику В.П. Глушко, который написал следующее письмо:

«Секретарю Павлодарского горкома Коммунистической партии Казахстана тов. НИКИФОРОВУ ГЛ.

Председателю исполкома Павлодарского городского совета народных депутатов тов. ДЖАЗИНУ А.Н.

Прошу Вас оказать содействие в решении жилищного вопроса А.Г. Лангемак – дочери известного советского ученого, одного из пионеров советской ракетной техники Г.Э. Лангемака…

В настоящее время дочь ученого Анне Георгиевна Лангемак нуждается по заключению врачей в постоянном уходе после перенесенной тяжелой операции. В связи с этим она договорилась об обмене двухкомнатной квартиры в г. Москве на двухкомнатную* квартиру в г. Павлодаре (по ул. 1 Мая, д. 32, кв. 23), в котором живут ее близкие родственники (сестра и племянник с семьями). Прошу Вас оказать содействие А.Г. Лангемак в обмене двухкомнатной квартиры в на трехкомнатную13в г. Павлодаре с тем, чтобы вместе с ней могла поселиться семья племянника, которая возьмет на себя заботу о А.Г. Лангемак…»14

Обмен удалось провести, А.Г. Лангемак в тяжелом состоянии была доставлена самолетом в Павлодар, где ее встретил муж ее младшей сестры Григорий Иванович Белянин и доставил в больницу Через несколько дней она умерла…

В 1980-х гг. была проведена обширная переписка по установке доски на доме 90–92 по Невскому проспекту в г. Ленинграде, где в 1924–1930 гг. жил Н.И. Тихомиров, а также сделана попытка установить доску в Москве.

13 октября 1983 г. В.П. Глушко пишет письмо Председателю Государственного Комитета по делам строительства УССР Геннадию Карповичу Злобину:

«Прошу Вас в виде исключения рассмотреть и положительно решить вопрос изготовления двух мемориальных досок из белого мрамора размером 500 мм х 1 ООО мм при толщине 50 мм, которые будут установлены на домах в Москве и Ленинграде, где жил и работал Николай Иванович Тихомиров, основоположник разработки ракетных снарядов, широко и с ограмным эффектом использованных в 1941-45 гг. на фронтах отечественной войны в мобильной ракетной установке, прозванной «Катюшей».

На мемориальных досках выполнить надпись с покрытием букв сусальным золотом.

Оплату гарантируем, наш расчетный счет № 263608 в Калиниградском отделении Госбанка…»15

Первоначально текст доски для Ленинграда был написан в следующем варианте: «В этом доме в 1926–1930 гг.™ жил и работал Николай Иванович Тихомиров – выдающийся ученый, основатель Газодинамической лаборатории – первой в СССР организации по разработке ракетной техники.

В период 1941–1945 гг. на фронтах Отечественной войны его снаряды широко использованы в мобильной ракетной установке, прозванной в народе «Катюшей».

5 декабря 1983 г. председатель Комитета советского национального объединения истории и философии естествознания и техники АН СССР академик Б.М. Кедров и председатель комиссии АН СССР по разработке научного наследия пионеров освоения космического пространства член-корреспондент АН СССР Б.В. Раушенбах подписали письмо в адрес того же Г.К. Злобина (копия В.П. Глушко), в котором приводятся несколько иные тексты мемориальных досок: «В этом доме в 1909–1925 гг.16(для Ленинграда – в 1926–1930 гг.17) жил и работал Николай Иванович Тихомиров – основоположник разработки ракетных снарядов, широко применявшихся в годы Великой Отечественной войны в гвардейских минометах «Катюша», основатель Газодинамической лаборатории – первой в СССР научно-исследовательской и опытно-конструкторской организации по ракетной технике…»18.

11 марта 1984 г. В.П. Глушко отправляет письмо в адрес Вице-президента АН СССР академика П.Н. Федосеева:

«Согласно нашей договоренности мною пересмотрен текст на мемориальных досках видного советского ученого в области ракетной техники Тихомирова Николая Ивановича для г. Москвы и Ленинграда и сокращен: «В этом доме в 1909–1925 гг.17жил и работал Николай Иванович Тихомиров – выдающийся ученый, основатель Газодинамической лаборатории – первой в СССР организации по разработке ракетной техники»19.

Прошу Вас рассмотреть новый вариант сокращенного мною текста и утвердить…»20

Таким образом, этот текст стал окончательным. Что касается Ленинграда, то там были другие даты: вместо 1909–1925 было написано 1926–1930, в остальном текст был тот же.

1 апреля 1985 г. вышло Решение исполкома Ленинградского городского Совета народных депутатов «Об установке мемориальной доски Н.И. Тихомирову»: «Исполнительный комитет Ленинградского городского Совета народных депутатов

РЕШИЛ:

1. Установить в 1986 году мемориальную доску

Н.И. Тихомирову на доме № 90/92 по Невскому пр…

2. Проект мемориальной доски утвердить на Художественно-экспертном совете по монументальной скульптуре и живописи Главного управления культуры.

3. Главному архитектурно-планировочному управлению выдать архитектурно-планировочное задание на проектирование мемориальной доски.

4. Проектирование, изготовление и установку мемориальной доски произвести Ленинградской организации Художественного Фонда РСФСР.

5. Главному управлению промышленности строительных материалов и деталей изготовить плиту для мемориальной доски утвержденного размера.

6. Принять к сведению, что проектирование, изготовление и установка мемориальной доски будут произведены за счет средств Научно-производственного объединения «Энергия»…»

На Решении стоит резолюция, написанная В.П. Глушко 29 ноября 1985 г.: «С.П. Богдановскому. Прошу принять расходы»2^.

13 мая 1985 г. в газете «Вечерний Ленинград» была опубликована заметка под рубрикой «Исполком ленсовета решил», в которой было написано следующее: «С Ленинградом связана деятельность советского ученого в области ракетной техники Н.И. Тихомирова. В память об этом на доме № 90/92 по Невскому проспекту будет установлена мемориальная доска…»22

Итак, с Ленинградом все было в порядке. Доска будет установлена. А что же с Москвой? В Москве все было иначе. В.П. Глушко получил отказ на установку доски. В результате этого отказа, было написано письмо следующего содержания:

«Председателю Мосгорисполкома Товарищу ПРОМЫСЛОВУ В. Ф.

Вашим аппаратом (тов. Покаржевский Б.В.) была отклонена просьба АН СССР (исх. № 10120-1520 от 5.06.84) об установке мемориальной доски в память видного отечественного ученого Н.И. Тихомирова (1860–1930)23 основателя первой в Советском Союзе организации по ракетной технике (ГДЛ в 1921 г.), разработавшей реактивные снаряды прославленной «Катюши» и другие важные объекты. Просьба отклонена на том основании, что в Москве уже установлена мемориальная доска в честь организации ГИРД на доме № 19 по Садово-Спасской улице. Это недоразумение, т. к. ГИРД никакого отношения к ГДЛ не имеет.

Кроме того, по сообщению сотрудницы Мосгорисполкома Л.В. Гибовой Постановлением ЦК и СМ от 12.04.83 № 218 запрещено строительство в 1983–1985 гг. мемориальных сооружений. Однако, мемориальные доски не упомянуты в этом Постановлении в перечне памятных сооружений, кроме того, срок запрета кончается в конце текущего года.

По моей просьбе первый заместитель председателя СМ СССР тов. Архипов И.В. обратился к Вам с просьбой рассмотреть этот вопрос (исх. СМ № ПП16582 от 20.08.1984 г.).

Исходя из вышеизложенного и учитывая выдающийся вклад Н.И. Тихомирова в развитие советской ракетной техники, прошу положительно решить вопрос об установке мемориальной доски на доме № 11 по Новослободской ул., где жил и работал Н.И. Тихомиров…»24.

По просьбе В.П. Глушко письмо такого же плана было направлено в адрес В.Ф. Промыслова и от члена-корреспондента АН СССР С.Р Микулинского. Разница в содержании этих писем была в том, что С.Р Микулинский расписал все различия ГДЛ и ГИРД.

Что же касается Ленинграда, то доска была открыта осенью 1987 г. На ее открытии присутствовали В.П. Глушко (это была его последняя командировка в Ленинград) и ветеран ГДЛ B.C. Соколов. После открытия доски В.П. Глушко дал свое последнее телевизионное интервью в залах Музея ГДЛ, созданного по его инициативе, и ныне носящего имя своего создателя…

…Как это ни странно, но даже последнее выступление

В.П. Глушко в Колонном зале Дома союзов, на пленарном заседании Январских чтений по космонавтики, было посвящено памяти И.Т. Клеймёнова, Г.Э. Лангемака и Б.С. Петропавловского – их 90-летию…

К 80-летию со дня его рождения журнал «Авиация и космонавтика» должен был опубликовать полный текст этого выступления, но вместо него вышла биографическая статья. И только в середине 1990-х гг., уже после смерти ученого, полный текст этого выступления был опубликован в одной из московских газет В.А. Белоконем, присутствовавшим на этом заседании и записавшем выступление академика В.П. Глушко на магнитофон.

В декабре 1988 г., уже тяжело больной, академик B.П. Глушко в последний раз заводит разговор о своих товарищах по работе в ГДЛ и РНИИ. Он просил меня, чтобы я разыскал И.И. Кулагина и передал ему, что ученый его простил… (Я выполнил его просьбу, только уже после смерти И.И. Кулагина, поставив об этом в известность его семью…) И еще об одном…

«– Ты должен дать мне слово… наш Лангемак… Я не смог выпустить о нем книгу… о нем, о Клейменове, Ильине… Петропавловском… Я не нашел могил погибших… доведи это до конца! Они авторы «катюши» и никто другой… Обещаешь?

– Да, папа…»25

Этого было достаточно, чтобы академик В.П. Глушко и после смерти (моими руками) продолжал восстановление их добрых имен…

После смерти В.П. Глушко (10 января 1989 г.) последовал каскад публикаций, авторы которых стали обвинять ученого во всех просчетах, которые были совершены исследователями космоса. Но две главные темы, которые не давали покоя молчавшим при его жизни бездарностям, – это закрытие работ по программе «Н-1» и вопрос об авторстве «катюши». «Главным обвинителем» ученого по «Н-1» стал В.П. Мишин, бывший тогда заместителем

C.П. Королёва. Человек, который сам завел в тупик эту программу и по вине которого работы и были закрыты. С тех же пор с его «легкой руки» было принято считать, что С.П. Королёв был арестован по вине В.П. Глушко, хотя на самом деле всё было иначе. Перед смертью, когда В.П. Мишин узнал об этом, он понял, что всю жизнь мстил В.П. Глушко за то, в чем тот не был виноват.

Его ближайшими помощниками стали Ю.В. Бирюков, В.М. Бурдаков и журналисты С. Лесков и А.П. Романов. И если «Заслуженный фальсификатор Российской Федерации» № 1 Юрий Васильевич Бирюков мстил академику В.П. Глушко за то, что тот при своей жизни запретил Ю.В. Бирюкову врать в печати, за что академик его выгнал с работы, а В.М. Бурдаков сводил счеты, будучи обиженным, за отказ в реализации своего какого-нибудь «гениального предложения», которое на самом деле было ерундой, то что касается роли журналистов С. Лескова и А.П. Романова, то она ясна – деньги. Кроме того, Ю.В. Бирюков был достойным учеником бывшего сотрудника ГИРДа, а затем и РНИИ Л. Корнеева, который в 1930-е гг. написал не один донос на И.Т. Клеймёнова, а с начала 1960-х гг. работал в ОКБ-1 и, переписывая всю историю космонавтики под С.П. Королёва, фактически и превратил Сергея Павловича в «отца-одиночку советской космонавтики». Понятно, чему мог научиться ученик такого учителя.

Что касается вопроса об авторстве «катюши» и об истинной роли А.Г. Костикова в репрессиях в НИИ-3, то эту борьбу начал один из виновников этих репрессий Л.С. Душкин. После его смерти «борьбу» (с уже мертвым, повторяю), В.П. Глушко продолжили все те же Ю.В. Бирюков, Ю.Г. Демянко, И.И. Вернидуб и др. Эти люди пытались и до сих пор пытаются оправдать человека, избавившегося от элиты ракетной техники 1930-х гг.

Интересно одно связанное с этим делом событие. Когда Ю.Г. Демянко умер, то в некрологе Ю.В. Бирюков написал, что самое главное достижение в жизни этого человека – восстановление имени А.Г. Костикова. Восстанавливал, восстанавливал и так и не восстановил, как был А.Г. Костиков виновником репрессий, так им и остался… И стоило ли на этого негодяя тратить свою жизнь?.. Кем же (возникает вопрос) эти так называемые «борцы за историческую правду» должны быть сами, если занимаются таким делом?.. И какой должна быть вера этим людям?..

Несколько позже к этим «борцам» причислился еще и В.П. Никонов из Киевского политехнического института, который в марте 2006 г. кричал на весь Киев, что он доказал невиновность А.Г. Костикова. Но вот беда: все эти «борцы» отличаются от тех, кто придерживается обратной точки зрения (семей пострадавших от А.Г. Костикова: Клеймёновых, Лангемаков, Глушко, а также Л.Б. Кизнер), не подкрепляют свои утверждения никакими документами, тогда как семьи пострадавших обладают ими в достаточной степени, и крыть их «защитникам» А.Г. Костикова нечем… Только голословными отрицаниями – или ложью…

Вот уж воистину, если переадресовать слова М.И. Шолохова, сказанные о И.В. Сталине (в ответ на его посмертное обвинение в совершенных им преступлениях), к академику В.П. Глушко (в ответ на посмертные обвинения в несовершенных им преступлениях): «Но он же не встанет…»

Если же вдуматься и более серьезно проанализировать поступки этих (с позволения сказать) сторонников Сергея Павловича, то напрашивается один единственный вывод, что имя С.П. Королёва им нужно только для того, что самовозвеличиться в глазах окружающих и свести счеты с ненавистным им академиком В.П. Глушко, который не воспринимал бездарностей и ничтожеств, имевших к тому же претензии на должность не ниже генерального конструктора.

Что касается этого самого В.П. Никонова, то я встретился с ним в октябре 2007 г. и выяснил всю ситуацию. Оказалось, что он основывался не на документах, а на ничем не подтвержденных публикациях Ю.Г. Демянко и Ю.В. Бирюкова, т. е. на откровенных фальсификациях. Когда же я показал ему документы, то он стал более осторожным в своих убеждениях. Это порядочный (как оказалось) человек, и мне было очень приятно с ним общаться. Будучи профессиональным патентоведом, В.П. Никонов изучил все попавшие к нему документы и сделал вывод, что А.Г. Костиков считается одним из авторов способа применения направляющих. Возможно это и так, но способ применения направляющих еще не есть «катюша». Но опять же этот вывод был сделан на основании патента, на котором стоит его имя, а не на основании того, что

A.Г. Костиков банально украл и присвоил себе изобретение. Но В.П. Никонову надо отдать должное. В 2008 г. вместе с ребятами из «Спейсинформа» и ученого секретаря НКАУ Н. Писанко он очень много сделал для установки в Ирпене доски на школе о том, что в ней учился академик

B.П. Глушко. За что ему огромное спасибо! Помимо этого, он хотел написать научно-популярную брошюру о Г.Э. Лангемаке, в серии брошюр, посвященных знаменитым людях Украины, связанным с космонавтикой, начав с него эту серию.

На фоне тех обвинений в адрес В.П. Глушко, стали говорить и о том, что Г.Э. Лангемак и И.Т. Клеймёнов пострадали за дело и правильно, что их посадили и расстреляли. Эти разговоры не умолкают и по сей день, несмотря на то что много уже опубликовано и много документов введено в научный оборот. Сторонники А.Г. Костикова, как глухие тетери, ничего не слышат и не видят. Считая, что все документы на свете врут, а они одни говорят правду. И что самое странное, это то, что им верят. Большинству людей не нужны документы, им хватает пустых слов, а ты потом с любыми документами ничего не докажешь. Этим и пользуются многие историки, считающие себя профессионалами, при этом ни разу не видевшие ни одного архивного документа и считающие это таким же достижением, как открытие новой планеты в нашей Солнечной системе. И таких читают, за такими идут… Не задумываясь о том, до какой катастрофы доведет эта дорога.

По результатам последнего выступления академика В.П. Глушко, где он называл имена доносчиков и рассказывал о том, что творилось в НИИ-3 в те дни, после смерти ученого была назначена так называемая «комиссия ЦК», которая была под вывеской ЦК КПСС, а на самом деле никакой комиссии в ее нормальном виде не было. Было несколько человек, которых в нее записали, но работал по архивам и делал конечное заключение только один человек – Ю.Г. Демянко. Он-то и написал, что А.Г. Костиков не виновен в арестах. В те дни было изучено много документов, в том числе и характеристика, в которой было написано в открытую, что именно он посадил в тюрьму и И.Т. Клеймёнова, и Г.Э. Лангемака. Однако, по мнению Ю.Г. Демянко, А.Г. Костиков все равно был не виноват. На выводы этой «комиссии» до сих пор и ссылаются многие историки, утверждая о невиновности А.Г. Костикова. Но вот что еще интересно: за все эти прошедшие с того дня годы, несмотря на распоряжение о публикации всех материалов комиссии, не было опубликовано ни одного документа, который бы подтверждал его невиновность. В докладной записке в ЦК КПСС, подписанной президентом АН СССР Г.И. Марчуком, начальником Генерального штаба Вооруженных Сил СССР М.М. Моисеевым, министром оборонной промышленности СССР Б.М. Белоусовым и заместителем председателя ВПК В.Л. Кобловым, было записано поручение о целесообразности рассекречивания и разрешения публикации документальных архивных материалов, относящихся к 1930–1940 гг., по созданию… реактивной артиллерии, а также обобщению этих материалов и опубликованию их в печати в 1991 г. Вместо этого в 1989 г. газете «Социалистическая индустрия» Ю.Г. Демянко опубликовал статью «Золотая Звезда № 13», в которой он описал всю работу комиссии, при этом не приведя ни одного документа. Этих пустых заявлений всем и хватило, их-то и считают доказательством невиновности А.Г. Костикова.

15 ноября 1989 г. в связи с появлением заметок Ю.В. Бирюкова об А.Г. Костикове в газетах «Красная Звезда» и «Вечерняя Москва», под названием «Конструктор «Катюш», состоялось заседание Бюро группы ветеранов ракетной техники. При обсуждении публикаций выступило 9 человек. «Заслушав мнения и суждения ветеранов p.m., работавших в РНИИ в период создания ракетных снарядов («М-13») и пусковой механизированной установки («БМ-13»), которые свидетельствовали и утверждали, что А.Г. Костиков не принимал непосредственного участия в разработке конструкций указанных изделий. Бюро ветеранов р/т постановило: «считать», что

А.Г. Костиков не может называться создателем и конструктором «Катюши». За принятое постановление проголосовали все члены Бюро, за исключением одного воздержавшегося т. Галковского В.Н.26

Председатель – П.И. Костяшин, секретарь – М.П. Калянова…27»28.

После смерти академика В.П. Глушко статьи о Н.И. Тихомирове, Б.С. Петропавловском, Н.Я. Ильине, И.Т. Клеймёнове и Г.Э. Лангемаке продолжали выходить и дальше, но (несмотря на доступность архивов) многие годы не было напечатано никаких новых сведений.

Что же касается статей о И.Т. Клеймёнове, то среди прочих стоит упомянуть две статьи Б.Илешина («Катюши» были бы у нас гораздо раньше, если бы не тридцать седьмой», «Новая газета», № 46 (466), 17–23 ноября 1997 г. и «Дружил с Шолоховым, «прописан» на Луне», «Парламентская газета», № 1206, 25 апреля 2003 г.).


Указ Президента СССР М.С. Горбачева о посмертном присвоении шести сотрудникам НИИ-3 НКОП званя Героя Социалистического Труда.

Москва, 21 июня 1991 г.

По содержанию они очень похожи друг на друга (только названия разные). Но есть там один поразивший меня факт: оказывается, Иван Терентьевич имел очень длинное и не присвоенное более никому воинское звание «дивизионный инженер-военинженер 1 ранга». Много лет занимаясь историей военного костюма, я никогда не слышал, чтобы должность и звание писались вместе. И только потом я понял, что автор статьи просто не разбирается в этих вещах и посчитал, что это одно и то же, чем подверг сомнению достоверность всей публикации.


Золотая медаль «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда, орден Ленина и грамота Героя Социалистического Труда, врученные младшей дочери ученого зимой 1991 г. в Павлодаре. Фото автора

К 50-летию битвы под Москвой по инициативе секции ветеранов ракетной техники, благодаря помощи депутата Верховного Совета СССР профессора А.Н. Крайко, Указом Президента СССР от 21 июня 1991 г. Г.Э. Лангемаку, наряду с другими творцами «катюши», посмертно было присвоено звание Героя Социалистического Труда29.

Первоначально Майя Георгиевна должна была приехать в Москву на вручение награды и уже купила билеты, но в последний момент ей сказали, что награждение откладывается. Когда же оно состоялось в указанные ранее сроки, то на нем было сказано, что родственников у Лангемака не осталось…

…В декабре 1991 г. дочь Лангемака – М.Г. Белянина – была приглашена в администрацию г. Павлодара (где она проживала до момента своей смерти). Там в торжественной обстановке ей была вручена высокая награда ее отца.


Удостоверение Г.Э. Лангемака на награждение его Золотой медалью «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда и орденом Ленина. Фото автора

В 1993 г. я впервые попал в Центральный архив ФСБ (как он сейчас называется) для ознакомления со следственным делом академика В.П. Глушко. С этого момента и начались мои серьезные занятия по сбору документов и подготовке публикаций…

За это время я еще несколько раз побывал в этом архиве, где познакомился со следственными делами И.Т. Клеймёнова, Г.Э. Лангемака, Н.Я. Ильина, а также членов их семей; в ЦГВА, где обнаружил ряд документов, касающихся их деятельности; ЦГАВМФ (г. Санкт-Петербург), где нашел материалы, имеющие отношение к молодости Г.Э. Лангемака; в архивах Одессы, Киева, Москвы, Кировограда, Санкт-Петербурга… Всего более 10 архивов, в которых мне удалось собрать большое количество не известных ранее документов. На основании этих материалов было опубликовано около 20 статей (три из них стали первыми публикациями в мире (о Б.С. Петропавловском и Н.Я. Ильине) и первой публикацией на английском языке (о И.Т. Клеймёнове), целиком основанных на архивных документах.

В 1994 г. в издательстве «Наука» выходит в свет 800-страничная книга все того же Я.К. Голованова «Королёв. Факты и мифы». Это была первая наиболее полная биография академика С.П. Королёва. Автор этой работы много лет собирал материалы по различным архивам и в семьях людей, лично знавших главного конструктора. Был с ним знаком и сам. Книга получилась очень интересной, хотя и не лишенной неточностей, вполне закономерных при такой огромной работе. Были и явные передергивания. Например, ознакомившись со следственными делами И.Т. Клеймёнова, Г.Э. Лангемака, B.П. Глушко (на дело С.П. Королёва не дала разрешение дочь, а до остальных дел почему-то допустили, не спрашивая согласия родственников), а также добавив 8-часовое интервью В.П. Глушко о том, что происходило в НКВД, он описал события тех лет применительно только лишь к

C.П. Королёву. Впоследствии Ярослав Кириллович сделал много дополнений к этой книге, но переиздать ее не успел. Его мечту – переиздание книги к 100-летию со дня рождения С.П. Королёва – осуществили Ю.М. Желтоногин, А.А. Симонов и В.П. Таран…

10 января 2007 г. во временном помещении Мемориального музея космонавтики (на территории ВВЦ) состоялась презентация второго издания книги. На ней собралось большое количество народа: ученые, космонавты, журналисты, родственники Я.К. Голованова… Было сказано очень много теплых слов в адрес автора книги и пионера космонавтики, о котором она была написана.

Кроме того, ней немало места уделено тем, с кем Сергей Павлович работал на протяжении многих лет. Увеличенная почти вдвое (по сравнению с первым изданием), книга стала не только жизнеописанием С.П. Королёва, но и более подробным (чем в «Дороге на космодром») знакомством читателя с сотрудниками ГДЛ и РНИИ.

В декабре 1995 г. при помощи комиссии, которую возглавлял М.Б. Миндлин, мне удалось разыскать место захоронения И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака (где похоронен Н.Я. Ильин, мне не известно до сих пор). Я приезжал к нему домой, и он мне показывал свою картотеку и рассказывал, почему ранее считавшиеся захороненными в Бутово, в том числе и И.Т. Клеймёнов с Г.Э. Лангемаком, на самом деле захоронены на территории Донского кладбища. В подтверждение своих слов Михаил Борисович показал мне письмо из ФСБ, в котором они извинялись за свою ошибку и уточняли места захоронений по номерам. Я до сих пор помню, как шел от него под мокрым снегом и хлестающим по лицу ветром и радовался тому, что нашел их захоронения! Однако, по непонятным мне причинам, общество «Мемориал» до сих пор считает, что они похоронены в Бутово-Коммунарке. И это даже несмотря на то, что в справке о приведении приговора в исполнение местом расстрела значится Москва, а не Бутово, которое стало Москвой уже после развала СССР, а в 1937 г. было еще загородом.

В 1997 г. я был в Петербурге и, проведя неделю в РГАВМФ, обнаружил первые документы, связанные со службой Г.Э. Лангемака в Кронкрепости. Получив их на руки, поехал к младшей дочери И.Т. Клеймёнова, Ларисе Ивановне, и попросил у нее адрес младшей дочки Г.Э. Лангемака. Получив его, я написал ей первое письмо и вложил в него копии этих документов, прекрасно понимая, что ей будет очень интересно все это узнать.

«Здравствуйте Майя Георгиевна!

Пишет Вам Александр Валентинович Глушко, сын Валентина Петровича. Мы с Вами пока еще не знакомы, хотя должны были познакомиться еще в декабре 1991 г. на награждении, но по странному стечению обстоятельств я не смог там оказаться, – меня не пустили, сказав, что никакого награждения не будет и вообще я пришел не туда, куда надо.

Ирина Ивановна Клейменова (к сожалению уже покойная, она умерла 2 августа 1996 г.) говорила мне, что во время ареста все материалы о Георгии Эриховиче были конфискованы. Помня об этом, я, будучи в Санкт-Петербурге и разыскивая в Военно-морском архиве материалы о сотрудниках ГДЛ и найдя некоторые документы имеющие непосредственное отношение к Георгию Эриховичу, считаю своим долгом послать Вам их копию. Пока пришли только заказанные мною фотографии, и я отсылаю их. Позже, когда придут ксерокопии документов, вышлю ах Вам отдельно. И если Вы не будете возражать, то копии любых моих находок, касающихся Георгия Эриховича, будут переправлены к Вам.

Но у меня есть к Вам одно очень серьезное дело. 21 июля 1998 года исполнится сто лет со дня рождения Г.Э. Лангемака и в связи с этим я собираюсь опубликовать материалы, посвященные его жизни и деятельности. Но, если, в каком-то ином случае я смогу найти интересующие меня документы в том или ином архиве, то что касается Архива ФСБ, здесь загвоздка.

Уже несколько лет существует правило, при котором документы без согласия членов семьи не выдают. А без этих документов рассказ о Георгии Эриховиче будет неполный.

Потому прошу Вас переслать мне подписанное Вами (с заверенной у юриста подписью) разрешение на мое ознакомление и пересъемку интересующих меня документов, а также фотографий.

Копии всего переписанного и переснятого будут обязательно отправлены к Вам. Все опубликованные материалы будут отправлены к Вам.

Мои данные для разрешения: Глушко Александр Валентинович, родился 18 июля 1972 г. в г. Москве, паспорт 11-СБ № 655246, выдан 9 августа 1988 г. 107 отделением милиции г. Москва. Адрес: 119270, г. Москва, Комсомольский проспект д. 45, кв. 117, дом. тел. 242-08-18.

Прошу также принять привет и самые наилучшие пожелания от Музея Академии им. Ф.Э. Дзержиского, выпускником которой был Г.Э. Лангемак. Они чтут и помнят Георгия Эриховича и рады были бы видеть Вас у себя. Очень хотели и бы поддерживать с Вами дружеские отношения. Нашими общими усилиями к столетию со дня рождения Георгия Эриховича в музее Академии будет открыта выставка посвященная этой дате.

Надеюсь на дальнейшее сотрудничество и Вашу помощь в сборе материалов о Гэортии Эриховиче.

С Уважением Александр Глушко

21.08.1997 г.

P.S. Майя Георгиевна, мне известно, что один из Ваших сыновей офицер, проходящий службу под г. Тула. Если Вы были бы не против я бы хотел с ним связаться. Мне сказали, что он собирается заниматься (может уже занимается) своим дедом. Уверен, смогу ему помочь…»30.


Первая могила невостребованных прахов на Донском кладбище, где прах Г.Э. Лангемака числится официально захороненным. Фото автора

В ответном письме я получил доверенность на работу в архиве с делом Г.Э. Лангемака и сделал все, что от меня зависело, чтобы статья вышла к его юбилею. А выставки в музее не было. До нее руки не дошли. Так получилось, что статья, написанная после моего посещения ЦА ФСБ РФ, получила название «Дело Г.Э. Лангемака», была опубликована в журнале «Новости космонавтики» и стала первой публикацией о пионерах ракетно-космической техники, в которых бы цитировались документы следственного дела. Потом таких публикаций и докладов у меня было уже много, но эта публикация была самой первой31. Кстати, она легла в основу той части этой книги, где рассказывается о допросах, суде и расстреле ученого.

Потом было еще много писем и доверенностей. Я ознакомился с делами жены Г.Э. Лангемака – Елены Владимировны Лангемак, его тестя – Владимира Николаевича Камнева-Петерса, старшего брата – Виктора Эриховича Лангемака. Материалы, обнаруженные в этих делах, вошли в эту книгу.

В 1997 г. лидер эстрадной команды «Несчастный случай» Алексей Кортнев, под впечатлением моих рассказов о трагической судьбе пионеров ракетно-космической техники, написал песню «Луна»32.

Луна

Ночью, когда ты спишь,всходит Луна.И молча по гребням крышбродит она.Злая ухмылка Лунынавевает кошмарные сны тебе,сны, в которых вновь прощаемся мы…Если ты спишь одна —бойся Луны.Слишком она сильнав час тишины.Стоит только уснуть у окна — и окутает светом тебяЛуна, не стряхнуть сети этого сна…Ту-ту-ту, ту-ту-ту, ту-ту-ту – эй, это я!Я тянусь к тебе светом сквозь пустоту,видишь ли ты меня?Я заглянул в твои сны на лету, на лету,я звоню тебе с той стороны Луны —ту-ту-ту, ту-ту-ту, алло…Весь век ты играешь с ней,ой, не быть ли беде?Вдоль рек, поперек морей,вдаль по водепроложила дорожку Луна,и по ней, белой пеной Луны пьяна,как идешь, так и сходишь с ума…Ту-ту-ту, ту-ту-ту, ту-ту-ту – эй, это я!Я ведь чую тебя за версту-ту-ту,чуешь ли ты меня?Я заглянул в твои сны на лету, на лету,я звоню тебе с той стороны Луны —ту-ту-ту, ту-ту-ту, алло…Ты ведь знаешь, кто был разлучен на Земле, снова свидятся там, на Луне.С каждой ночью все ближе и ближе ко мнеты подходишь по лунной тропе.И будет прочным этот мосток,если ты не откроешь глазаи не вспомнишь о том, что еще никто,никто-никто, вообще никтоне вернулся оттуда назад —с той стороны Луны…Ту-ту-ту, ту-ту-ту – эй, это я!Я ведь чую тебя за версту-ту-ту,чуешь ли ты меня?Я заглянул в твои сны на лету, на лету,я звоню тебе с той стороны Луны —ту-ту-ту, ту-ту-ту,я звоню тебе с той стороны Луны —ту-ту-ту, ту-ту-ту,я звоню тебе с той стороны Луны —ту-ту-ту, ту-ту-ту, алло…Алло…

Песню «имени кратеров»… Как я ее тогда же и назвал. Несколько позже она была посвящена памяти Г.Э. Лангемака. В 1998 г. был написан сценарий и велся поиск денег на съемки видеоклипа по этой песне. В этом маленьком художественном фильме Алексей Кортнев должен был играть роль Г.Э. Лангемака, а я – следователя НКВД

М.Н. Шестакова, который вел дело. На роль И.Т. Клеймёнова планировался Юрий Кузнецов (подполковник Петренко в сериале «Улицы разбитых фонарей»), на роль сержанта Госбезопасности Харитоненкова – Александр Продан (Тим Талер из фильма «Проданный смех»), на роль дворника Ханина – актер студенческого театра МГУ (МОСТ) Юрий Огульник и т. д. Но денег найти не удалось и маленький художественный фильм-клип продолжительностью 15 минут не снят до сих пор.

В том же 1998 г. компания «Видеокосмос» решила снимать фильм о Г.Э. Лангемаке, ведущим на него был приглашен Алексей Кортнев. Съемки длились несколько месяцев, потом все заглохло… Сценарий так и не был написан, а фильм так и не был снят… Одной из основных причин этого явилось то, что режиссер фильма Александра Шинкаренко не смогла справиться со своими обязанностями и, переступив уровень своей компетенции, погналась не за тем, что требовалось изначально. Известную фразу «Остапа несло…» можно в полной мере отнести на ее счет.

8 июля 1998 г. в г. Павлодаре (Республика Казахстан) силами Фонда милосердия и согласия, и в частности У.М. Даржумановой, было проведено торжественное заседание, посвященное 100-летию со дня рождения конструктора. Это было единственное мероприятие, связанное с этой датой в жизни ученого.

Еще одной спорной работой, полной огромного количества домыслов и фантазий, является книга К.П. Скопиной и В.Ф. Рахманина «Однажды и навсегда», написанной в 1998 г. и изданной в издательстве «Машиностроение» к 90-летию со дня рождения академика В.П. Глушко. Ее называют «сборником анекдотов от Клары Скопиной». К счастью, эта книга не является единственной полностью посвященной жизни и деятельности академика В.П. Глушко. Вторую часть книги «Ракеты пламенный мотор» я оставляю без комментариев, т. к. не являюсь двигателистом и потому не считаю возможным вмешиваться в этот вопрос. Что же касается первой части книги «Человек среди людей», то на ней хотелось бы остановиться особо. Дело в том, что, когда писалась эта часть, ее автор К.П. Скопина обманом проникла в ЦА ФСБ РФ и без разрешения родственников

В.П. Глушко, И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака незаконно ознакомилась с их архивно-следственными делами, заполучила копии документов и начала ставить запреты детям конструкторов на публикацию каких-либо материалов о своих родителях, считая себя вправе (без каких-либо на то оснований) совершать подобные поступки. Она обманула дочь И.Т. Клеймёнова Ларису Ивановну, которая просила ее не публиковать никаких материалов, не показав ей, и опубликовала часть книги в журнале «Молодая гвардия». В результате родственники конструкторов показали ей «на дверь». Обиженная и высокомерная всезнайка, противопоставившая себя детям и утверждавшая, что лучше их знает, что конкретно говорили им их родители, когда общались наедине с ними, начала компанию по дискредитации членов семей И.Т. Клеймёнова и В.П. Глушко, которая закончилась окончательным разрывом. Когда же, пытаясь написать второе издание своей части книги «Однажды и навсегда», Клара Павловна обратилась ко мне с просьбой рассказать о моей жизни с академиком В.П. Глушко, т. к. эти страницы жизни ученого являются пока еще не известными для широкой публики. Прекрасно понимая, что все рассказанное перекрутят, а рассказчик будет обвинен в незнании истории, я ей тактично отказал.

В 2008 г., к 100-летию со дня рождения ученого, вышла книга П.И. Качура и А.В. Глушко «Валентин Глушко, конструктор ракетных двигателей и ракетно-космических систем». Как и все книги, она не застрахована от ошибок, но она на настоящий момент является единственной наиболее полной научной биографией ученого. В ней более ярко показаны взаимоотношения между В.П. Глушко со своим окружением и отведена достойная роль Г.Э. Лангемаку.

В 1998-м и в 1999 г. НИИТП им. М.В. Келдыша «отметили» 100-летия со дня рождения Г.Э. Лангемака и А.Г. Костикова. К юбилею первого была издана книжонка страниц в 250, с работами Г.Э. Лангемака, о которых все знали. И вместо того чтобы переиздать его редкие работы и опубликовать рукопись еще не изданную, Ю.Г. Демянко отделался этой книжкой. Во вступительной статье автор-составитель, верный своим взглядам, вписывает информацию о том, что А.Г. Костиков довел до конца работы Г.Э. Лангемака.

А к юбилею второго… было проведено торжественное заседание и издана книжка объемом под 500 страниц, в которых тот же автор-составитель, что и юбилейной «книжки» Г.Э. Лангемака, всячески оправдал юбиляра, при этом не приведя на самом деле никаких неизвестных ранее документов, сославшись только на том, что нам давно известно. Он апеллировал только документами, связанными с патентом и автобиографиями А.Г. Костикова. Не было материалов следственного дела и комиссий авиаконструктора А.С. Яковлева и академика Христьяновича, который занимался расследованием деятельности А.Г. Костикова в 1944 г.

В 1999 г. я познакомился с семьей младшего внука Г.Э. Лангемака – Александра, живущего под Тулой, его женой, сыном Георгием и дочерью Ларисой. Кроме того, с этого же, 1999 г. в разработке данной проблемы по мере возможности принимает участие внучатая племянница Г.Э. Лангемака И.А. Полякова, давшая некоторое количество полезных советов и оказавшая неоценимую помощь при поисках адресов семьи во время визита автора в Кировоград в июле 2006 г.

Где-то в это же время в Калуге выходит в свет «Калужская энциклопедия». В предисловии было написано, что в ней собраны имена героев Калужской земли и всех тех, кто был знаком и переписывался с К.Э. Циолковским. Начинание было хорошим, но почему-то в эту энциклопедию не попали ни популяризатор звездоплавания Я.И. Перельман, ни И.Т. Клеймёнов, ни Г.Э. Лангемак, ни В.П. Глушко. Зато как самый главный из всех земляков, там оказался А.Г. Костиков. Странно, но про своего более достойного земляка – Н.Я. Ильина – они даже и не вспомнили.

В 2001 и 2002 гг. в том же самом издательстве «Наука», где с огромными трудностями выходило первое издание книги Я.К. Голованова (когда он просил, чтобы различные организации посылали предварительные заказы в редакцию на еще печатавшуюся книгу, чтобы ее тираж был как можно больше), вышли в свет два тома книги Н.С. Королёвой «Отец». Этой книгой Наталья Сергеевна попыталась высказать свою точку зрения на происходившие тогда события и на роль в них ее отца. Раскрыв книгу, с каждой страницей все больше и больше обращаешь внимание на то, в скольких местах автор книги была и сколько документов собрала, дабы выстроить настолько стройную (и практически полную) схему генеалогического древа.


Семья младшей дочери Г.Э. Лангемака – М.Г. Беляниной на праздновании 100-летия со дня рождения ее отца. Слева направо: старший сын Сергей, страшая внучка Ольга, ее муж Володя, муж М.Г. Беляниной Г.И. Белянин, М.Г. Белянина, жена Сергея Наталья, младшая внучка Татьяна. Павлодар. 8 июля 1998 г.

Фото из архива автора. Публикуется впервые

Это вызывает уважение. Кроме того, взгляд на события на основе детских впечатлений и мечтаний (к сожалению, не сбывшихся) тоже добавляет некоторой необычности в образ С.П. Королёва. Благодаря этому и многому другому книгу Н.С. Королёвой нельзя сравнивать с работой Я.К. Голованова, т. к. они являются дополнением друг друга. И для того, чтобы лучше узнать человека – Сергея Павловича Королёва, необходимо прочитать обе работы. В 2007 г. к 100-летию со дня рождения С.П. Королёва вышло второе (уже трехтомное) издание книги. В процессе написания Наталья Сергеевна обращалась ко мне за помощью, и я постарался помочь ей по мере своих возможностей.

Но главный герой книги – ее отец, а это значит, что об окружении подробно можно не рассказывать. Из книги тоже непонятно, кто кем был. Кроме того, автор книги – хирург и доктор медицинских наук, а не инженер или историк, и потому книга страдает от отсутствия у автора элементарных знаний по истории ракетно-космической техники.


Младшая дочь Г.Э. Лангемака – М.Г. Лангемак с правнуком Алешей. Павлодар, август 2003 г. Фото автора

Что же касается большого количества документов, ею просмотренных, то у всех их есть один недостаток: в каждом было написано «Королёв». Те же, где данная надпись отсутствовала, даже «не читались», хотя и имели к Сергею Павловичу косвенное, а иногда и прямое отношение. По моему (скромному) мнению, нельзя рассматривать жизнь человека в отрыве от его ближайшего окружения…

…Так получилось, что первой статьей, содержащей реальные подробные биографические данные руководителей ГДЛ и РНИИ, стала моя статья, опубликованная в 2001 г. в сборнике трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко. Она была посвящена Г.Э. Лангемаку. Что же касается статей о Н.Я. Ильине, то материал, опубликованный там же в 2004 г., стал первой в мире публикацией на эту тему.


Павлодарская часть большой семьи младшей дочери Г.Э. Лангемака – М.Г. Беляниной. Первый ряд, слева направо: Г.И. Белянин, Алеша Толынский, М.Г. Белянина. Второй ряд, слева направо: Н. Белянина, В. Толынский, О.С. Белянина-Толынская, Арина Артемчук, Т.С. Белянина-Артемчук, С.Г. Белянин.

Павлодар, август 2003 г. Фото автора

Мне же принадлежит и первая публикация биографического материала о И.Т. Клеймёнове за границей («Ivan Т. Kleimyonov a Talented Organizer», «Quest», Volume 8, Number 3, (2000), p. 24–31). Статья была опубликована в американском аэрокосмическом журнале и на настоящий момент является единственной в мире статьей об И.Т. Клеймёнове не на русском языке.

После многих лет переписки мы встретились с Майей Георгиевной. В июле 2003 г. я прилетел в г. Павлодар и имел возможность в течение двух недель общаться с ней и с ее замечательной семьей: мужем Григорием Ивановичем Беляниным33, старшим сыном Сергеем, его женой Натальей, внучками Ольгой и Татьяной, их мужьями Володей и Артемом, а также правнуками Алешей и Аришей.

А год 105-летия со дня рождения Г.Э. Лангемака был ознаменован официальным объявлением о месте его захоронения и открытием доски на могиле…

После обнаружения места захоронения у меня появилась идея установки памятной доски на Донском кладбище. Но не в первой могиле невостребованных прахов (как цинично называется это место), а на месте захоронения его вдовы, похороненной на том же кладбище в 1972 г., в 100 метрах от места захоронения мужа. Несколько месяцев ушло на то, чтобы получить официальное разрешение дочери конструктора, М.Г. Беляниной (Лангемак). Я даже летал в Павлоград и провел у Майи Георгиевны две недели, оговаривая с ней условия этого мероприятия.

В августе началась работа по воплощению проекта в жизнь. В решении этой задачи принимали непосредственное участие: генеральный конструктор НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко Б.И. Каторгин, из своего кармана отдавший мне необходимую сумму денег, автор проекта А.Б. Прошляков (независимый историк и член редколлегии военно-исторического журнала «Цейхгауз»), а также автор доски художник-гравер Т.М. Белялов, непосредственно выполнивший работу.

15 ноября 2003 г., в день 15-летия старта системы «Энергия» – «Буран», в 11 часов на Донском кладбище состоялось открытие доски. Приехали только те, кого приглашали в личном порядке, и те, кто имел к работам непосредственное отношение. Открывая встречу, специально приглашенный мною для этой цели пресс-секретарь НПО Энергомаш Ю.Г. Коротков сказал о том, какую роль Г.Э. Лангемак сыграл в жизни двигателистов и какое влияние он оказал на дальнейшее развитие ракетно-космической науки и техники в СССР, а потом и в России.

Следующим выступил летчик-космонавт Российской Федерации А.И. Лазуткин. Космонавт рассказал о том, как работы конструктора повлияли на деятельность его товарищей, и подчеркнул, что сохранение памяти о тех, кто стоял у истоков советского ракетостроения, является обязанностью для тех, кто идет следом.



Захоронение вдовы Г.Э. Лангемака – Е.В. Лангемак. Каким оно было с 1972 г. и каким стало после открытия совместной доски. Москва, 15 ноября 2003 г. Фото автора

В своем выступлении ветеран НПО Энергомаш Л. Е. Стернин остановился на основных моментах из жизни ученого и перечислил основные работы, выполненные под его руководством.

Лидер эстрадной команды «Несчастный случай»

А.А. Кортнев рассказал о телевизионном проекте, посвященном памяти конструкторов реактивной техники, в котором он должен был играть роль Лангемака, и выразил надежду на воплощение проекта в реальность, считая, что жизненный пример Г.Э. Лангемака необходим для воспитания подрастающего поколения.

После возложения цветов присутствующие в сопровождении представителей телевизионного канала ОРТ проследовали к первой могиле невостребованных прахов, где почтили память всех похороненных в ней жертв политических репрессий34.

В 2004 г. Жорж-младший собирался искать материалы о прадеде, даже составил список того, что именно ему нужно найти. Об этом мне с улыбкой рассказывала Майя Георгиевна. По моей просьбе она передала ему, что для реализации задуманного ему нужно всего лишь спуститься с 17-го этажа главного здания МГУ на 13-й, где есть человек, который тут же меня с ним свяжет. Но, проучившись на геофаке МГУ 5 лет, Жорж-младший, к сожалению, так и не нашел времени для этого…


Редактор экцикпопедии «Космонавтика» («Аванта+») Василий Чеснов (слева) и летчик-космонавт России Александр Лазуткин на открытии доски на захоронении вдовы Г.Э. Лангемака Е.В. Лангемак. Москва, 15 ноября 2003 г. Фото автора

Среди очень интересных работ, вышедших за последние 12 лет, хотелось бы назвать две книги, написанные одним из разработчиков рецептуры пороха для реактивных снарядов, доктором технических наук Л.Б. Кизнер. «Одни только факты» (Москва, Самиздат, 1995) и «Ракета к старту готова. Записки ученого» Книги 1 и 2 (Москва, «Муза творчества», 2005 и 2007). Двухтомник воспоминаний, изданный тиражом 1000 экземпляров и в розничную продажу не поступавший. Будучи непосредственным участником тех великих свершений, Лея Борисовна описывает происходившие события, рассказывая о том, как на самом деле развивались события тех лет. Обе книги читаются очень легко. Они написаны хорошим языком, с юмором…

В Казахстане, в г. Павлодаре, где много лет живет семья младшей дочери Г.Э. Лангемака – Майи Георгиевны – нашлась женщина – М.С. Тереник, которая избрала себе тему, связанную с семьей Лангемак. За несколько лет она опубликовала около десятка различных статей, в которых рассказывала о судьбе конструктора и его семьи.


Лидер команды «Несчастный случай» Алексей Кортнев выступает на открытии новой доски на месте захоронения вдовы Г.Э. Лангемака Е.В. Лангемак. Москва. 15 ноября 2003 г.

Фото автора

Была другом Майи Георгиевны. Она же написала и статью, посвященную памяти младшей дочери Г.Э. Лангемака. Кроме нее, там живет еще одна журналистка, которая интересуется этим же вопросом, – Т. Карандашова. Она опубликовала об этом несколько материалов, в том числе и интервью с М.Г. Лангемак и со мной35. Не все сказанное при встрече было понято правильно, но основной смысл и настроение журналист передала верно, а это значит, что удалось лишний раз напомнить о трагедии, случившейся много лет назад в семьях конструкторов Г.Э. Лангемака и В.П. Глушко. Продолжая павлодарскую тему, хочется остановиться на работе Фонда милосердия и согласия, возглавляемого У.М. Даржумановой. Заслуживает глубочайшего уважения, что при полном отсутствии финансирования Умут Мукатаевне удается осуществлять задуманные дела. Поражает, с каким упорством и настойчивостью она добивается реализации своих замыслов и какие трудности ей приходится при этом преодолевать.

В ноябре 2004 г., как я писал выше, мне удалось ознакомиться со следственными делами Е.В. Лангемак и

В.Н. Камнева. Для этого мне пришлось написать письмо и приложить к нему доверенности, привезенные мной из Павлодара.

«Начальнику ЦА ФСБ РФ

ТЮРИНУ А.В.

от ГЛУШКО Александра Валентиновича,

проживающего по адресу:

…раб. тел. 573-02-01,

моб. тел. 8-926-205-84-66.

Уважаемый Андрей Валентинович!

В связи с тем, что с 1994 г. я занимаюсь сбором материалов для написания книг об авторах реактивного миномета «катюша»: В.А. Артемьеве, И.Т. Клейменове, Г.Э. Лангемаке, Б.С. Петропавловском, Н.И. Тихомирове, а также о своем отце, основоположнике советского ракетного двигателестроения, дважды Герое Социалистического Труда, лауреате Ленинской и Государственных премий, генеральном конструкторе, академике АН СССР, Валентине Петровиче Глушко, прошу Вас разрешить мне знакомство со следственными делами жены Г.Э. Лангемака – Е.В. Лангемак и ее отца – В.Н. Камнева. Оригиналы доверенностей дочери Г.Э. Лангемака – М.Г. Беляниной прилагаю.

Елена Владимировна Лангемак (Петерс, с 1915 г.36 – Камнева), род. в 1901 г. в г. Елизаветграде, в семье начальника Елизаветградского кавалерийского училища. В 1922 г.37 вышла замуж за помощника начальника артиллерии Кронкрепости Г.Э. Лангемака, арестованного органами НКВД г. Москвы 2 ноября 1937 г., как «враг народа», по доносу. Сама арестована в конце апреля 1938 г. В 1939 г. была выслана в поселок Ермак, Павлодарского района, Казахской ССР. В 1950-х гг. реабилитирована.

Владимир Николаевич Петерс (с 1915 г.36 – Камнев), бывший генерал-майор русской армии, в 1916–1917 гг. начальник Академии Генерального штаба, затем преподаватель той же академии3. Арестован органами НКВД г. Ленинграда в 1938 г.39, как «враг народа». По имеющейся у меня информации расстрелян в том же 1938 г.

В 1994–1998 гг. я уже работал во вверенном Вам архиве со следственными делами моего отца, И.Т. Клейменова и Г.Э. Лангемака. В результате работы было опубликовано несколько статей, копии которых были предоставлены в читальный зал.

28.10.2004 Заранее благодарен, с уважением,

А.В. ГЛУШКО»40

Летом 2005 г. В.Д. Давиденко и мною была написана пьеса о молодости академика В.П. Глушко. Она называется «В начале славных дел». В ней охватывался период 1921–1933 гг., когда происходило становление и рост будущего академика В.П. Глушко как личности. В ней впервые показана истинная роль Г.Э. Лангемака в жизни В.П. Глушко. В течение 2006 и 2007 гг. я пытался предложить ее в нескольких московских театрах, в украинском театре в Одессе, а также в русском театре в Киеве, но никто не захотел ее ставить, считая, что это дорогая постановка. Однако заслуженный артист России B.C. Сторожик, прочитав пьесу, сказал, что у нее есть будущее и для ее реализации необходимы только деньги. Планировалось, что на роли будут приглашены актеры: Лангемак – Алексей Кортнев, Клеймёнов – Юрий Кузнецов, Глушко – эту роль хотел сыграть я сам, Ильин – Валерий Сторожик, Сусанна Георгиевская – Ксения Гуляева, Петр Глушко – Борис Плотников, Михаил Тухачевский – Александр Домогаров и т. д.


Доверенность М.Г. Беляниной на имя автора настоящей книги с разрешением на ознакомление со следственным делом ее деда В.Н. Камнева. Павлодар, 4 августа 2003 г. Копия. Архив автора


Доверенность М.Г. Беляниной на имя автора настоящей книги с разрешением на ознакомление со следственным делом ее матери Е.В. Лангемак. Павлодар, 4 августа 2003 г. Копия. Архив автора

В сентябре 2005 г. я предложил генеральному директору НПО «Энергомаш» имени академика В.П. Глушко

Н.А. Пирогову создание историческо-геральдической службы и составил проект плана работ на ближайший год.

«Утверждаю»

Генеральный директор

_______________________Н.Л. Пирогов

«____»_______________2005 г.

Проект

План работ историческо-геральдической службы

«ОАО НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко»

на период 01.11.2005-31.12.2006

I. Архивный отдел

Плановые работы:



Внеплановые работы:


II. Общий отдел

Плановые работы:




Внеплановые работы:


А.В. ГЛУШКО»41

Реакции на этот план не последовало.

С 6 февраля по 10 марта 2006 г. я был в очередной командировке в г. Киеве. Там, занимаясь подготовкой к 100-летию со дня рождения академика В.П. Глушко, я искал материалы, касающиеся деятельности Г.Э. Лангемака.

В Государственном архиве высших органов власти и управления Украины было просмотрено более 300 сотен дел (давали по 10 дел в день) из нескольких фондов, касающихся деятельности гетмана Скоропадского, Семена Петлюры, а также Украинской Народной Республики периода 1918–1919 гг. В результате были обнаружены следующие материалы:

1. Приказ на назначение бывшего сослуживца Г.Э. Лангемака по Школе прапорщиков мичмана Лаппо военноморским следователем Одесского военно-морского суда. Однако кроме этого приказа, о нем более ничего нет.

2. Различные упоминания о Лангах, Лангенвагене и т. п. Об их назначении и перемещении с должности на должность и производстве в чинах. В т. ч. и морских (Ланг).

«…II. Публикации.

1. Материал о Г.Э. Лангемаке передан в журнал «Аристократ». Выход статьи планируется в мартовском – июньском номерах журнала. Заказана статья

об академике В.П. Глушко, ее публикация планируется в июльском-сентябрьском номерах журнала.

Кроме того, в этом же журнале планируется публикация еще нескольких материалов по истории космонавтики. Публикация всех материалов предполагается в течение 2006 г…

III. Прочее

1. Проведена подготовка к переименованию Института связи имени А.Г. Костикова. Для этого донос А.Г. Костикова на В.П. Глушко, Г.Э. Лангемака и И.Т. Клеймёнова, а также письмо о том, как хорошо стало работать в НИИ-3 после ареста «врагов народа» передано в Министерство обороны Украины и в Музей Вооруженных сил Украины, чтобы инициатива исходила от них самих.

2. Проведены предварительные переговоры с руководством Музей Вооруженных сил Украины и передана часть материалов о жизни и деятельности Г.Э. Лангемака для выставки, посвященной И 0-летию со дня его рождения…

4. Проведены переговоры с вице-президентом Союза Филателистов Украины В.Л. Чередниченко о выпуске к 100-летию со дня рождения В.П. Глушко марки и серии из 5–6 конвертов, а также серии из 3–4 конвертов, посвященных 110-летию со дня рождения Г.Э. Лангемака…»42.

Ничего из планировавшегося, кроме создания конверта, воплощено не было.

21 апреля 2006 г. Майя Георгиевна умерла. За два месяца до ее смерти я пытался прилететь в Павлодар, но самолет летал туда только один раз в неделю. Мне же дали командировку только натри дня, т. к. по семейным обстоятельствам я не мог лететь на больший срок. Я и не познакомился с ее вторым правнуком Володей, которому тогда было несколько месяцев.

В июне 2006 г. я защитил дипломную работу «Разработчики реактивного оружия в СССР. 1921–1937 гг. (Н.Я. Ильин, И.Т. Клеймёнов, Г.Э. Лангемак, Б.С. Петропавловский, Н.И. Тихомиров)» и получил диплом об окончании факультета архивной деятельности Историко-архивного института РГГУ. Получилось, что не только курсовая работа за 4-й курс («Автор «катюши» Георгий Эрихович Лангемак»), но и диплом были посвящены пионерам РКТ. Мой диплом оказался одним из немногих, на 90 % написанных на основе одних только документов. Решением ГАК от 14 июня 2006 г. дипломная работа была рекомендована к печати в полном объеме.

В июле – августе 2006 г. я ездил в Кировоград, в город, где должны были сохраниться материалы, связанные с 17-летним периодом жизни Г.Э. Лангемака. За время командировки были обнаружены обширные материалы, посвященные его детству, а также деятельности его родителей, старшей сестры Марии, брата Виктора и братьев его будущей жены Алексея, Николая и Виктора Петерсов – сыновей начальника Елисаветградского кавалерийского училища генерала В.Н. Петерса. В связи со 110-летием со дня рождения, празднование которого планировалось на вторую половину апреля 2008 г., управление культуры областной администрации дало предварительное согласие на предложенный мною план мероприятий по увековечиванию имени ученого: установке доски на новом здании Педагогического университета имени Винниченко (оно стоит на месте дома, в котором семья Г.Э. Лангемака жила сразу после Октябрьского переворота), сооружении памятника и присвоения его имени одной из улиц города. Со своей стороны они предложили провести выставку в краеведческом музее и научно-практическую конференцию, а также детский конкурс и присвоить Научно-воспитательному комплексу «Кировоградский коллегиум» имя Г.Э. Лангемака… Мы договорились и об учреждении юбилейной медали, как награды мэра города или губернатора области.

По приезде в Москву мною были разработаны проекты Положения о медали и ее описания.

«Положение о юбилейной медали

«В память 110-летия со дня рождения автора «катюши» Г.Э. Лангемака»

1. Юбилейной медалью «В память 110-летия со дня рождения автора «катюши» Г.Э. Лангемака» (далее – юбилейной медалью) награждаются ветераны и сотрудники предприятий ракетно-космической отрасли, представители общественности, космонавты, военнослужащие, внесшие значительный вклад в увековечивание памяти конструктора, родственники ученого, а также лица, принимавшие участие в подготовке и проведении юбилейных торжеств.

Юбилейной медалью могут быть награждены и лица, не являющиеся гражданами Республики Украина.

2. Награждение Юбилейной медалью производится от имени губернатора Кировоградской области.

3. Юбилейная медаль вручается награжденным, как правило, губернатором области или его представителем.

4. Юбилейная медаль вручается только один раз.

5. Юбилейная медаль может вручаться посмертно.

6. Юбилейная медаль носится на левой стороне груди ниже государственных наград.

Описание юбилейной медали

«В память 110-летия со дня рождения автора «катюши» Г.Э. Лангемака»

Медаль имеет форму круга диаметром 32 мм. На аверсе помещен портрет Г.Э. Лангемака анфас. Над ним по кругу надпись: «Георгий Лангемак».

На реверсе по верхнему полукругу помещена надпись: «110-лет со дня рождения». По нижнему полукругу: «Автор «катюши», Герой Социалистического Труда». Между собой две надписи разделены пятиконечными звездочками.

В центре медали помещено изображение крепости – символа города Кировограда.

В нижней части медали, между крепостью и надписью, расположена полка с номером медали.

Медаль изготовлена из латуни и имеет бортик.

При помощи ушка и кольца медаль крепится к прямоугольной колодке, обтянутой оригинальной лентой шириной 24 мм черного цвета, имеющей по краям по три полосы (зеркально) оранжевого, красного и белого цветов, шириной 2 мм каждая…»43


Проект медали участника 1 – го конкурса, посвященного 110-летию со дня рождения автора «катюши»

Г.Э. Лангемака. Москва, 2007 г. Рисунок из архива автора. Публикуется впервые

Что касается организации детского конкурса, то за него бралась преподавательница коллегиума Н.И. Бабанская – дочь друга детства сына В.Э. Лангемака – Игоря Бабанского. Она же согласилась и принять участие в организации праздничных мероприятий. Кстати, была идея сделать памятную медаль участника 1-го конкурса, который планировалось проводить раз в два года. С коллегиумом получился маленький казус: на нем мои интересы пересеклись с интересами семьи кинорежиссера А.А. Тарковского, отец которого учился там, в гимназии, располагавшейся напротив учебного заведения. Приехав в Москву, я позвонил домой к сестре режиссера, с которой мы знакомы много лет, и переговорил с ее мужем режиссером А.В. Гордоном по этому поводу. Он ответил, что им это интересно, и поблагодарил меня за то, что я не стал переходить им дорогу. В конце разговора он пообещал, что к 2008 г. имя будет присвоено. На этом мы и расстались. На данный момент имя Лангемака коллегиуму не присвоили и присваивать по моей инициативе уже не будут, т. к. я пообещал, но и имя А.А. Тарковского тоже до сих пор не присвоено. А. В. Гордон ничего для этого не сделал. К сожалению…

По результатам договора с городской и областной администрациями, приехав в Москву, были составлены два аутентичных письма в адрес обеих администраций, подписанные генеральным конструктором НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко Б.И. Каторжным.

«Голове Областной Рады

Н.А. СУХОМЛИНУ

Уважаемый Николай Алексеевич!

21 июля 2008 г. исполняется 110 лет со дня рождения одного из пионеров космонавтики, основного автора реактивного миномета «катюша», главного инженера единственного в мире Реактивного научно-исследовательского института (с 1937 – НИИ-3), Героя Социалистического Труда (посмертно), военинженера 1 ранга Георгия Эриховича Лангемака.

В 1928–1937 гг. Георгий Эрихович являлся ведущим специалистом по внутренней баллистике, выполнившем основные работы по разработке реактивных снарядов калибром 82 мм и 132 мм. Он научно обосновал теорию полета реактивного снаряда. К моменту ареста (2 ноября 1937 г.) в НИИ-3 практически полностью была закончена разработка более 250 разновидностей осколочно-фугасных, бронебойных, химических и других видов реактивных снарядов, не считая большого количества торпед, мин и бомб. Является автором и соавтором 13 изобретений и более десятка статей по реактивной артиллерии. Именно благодаря вкладу Г.Э. Лангемака были созданы снаряды, ставшие основой реактивного миномета «катюша», поэтому его по праву можно считать основным автором этого оружия.

Как известно из документов Государственного архива Кировоградской области, а так же из Полного формулярного списка Э.Ф. Лангемака (отца Г.Э. Лангемака), хранящегося в Государственном архиве Одесской области, в период 1899–1916 гг. Г.Э. Лангемак жил в Кировограде. Здесь же были похоронены его отец (1905 г.), его мать (1942 г.), его старшая сестра (сер. 1960-х гг.), а также в 1937 г. был арестован органами НКВД ив 1938 г. расстрелян, как «враг народа» его брат.

Нельзя упускать из виду и тот факт, что период жизни Г.Э. Лангемака, проведенный им в Кировограде совпал с периодом воспитания характера и становления. Он учился и жив в Вашем городе 17 лет и именно здесь, в голове юноши рождались проекты, впоследствии ставшие реальностью. В Вашем городе он сформировался, как ученый и изобретатель.

Поэтому за Кировоградом остается приоритет и право называться Родиной крупного ученого (не смотря на то, что он родился в Старобельске).

Очень бы хотелось, чтобы к 110-летию со дня рождения Г.Э. Лангемака состоялось решение об увековечивании памяти ученого. В рамках необходимых для этого мероприятий, прошу Вас рассмотреть возможность присвоения имени Г.Э. Лангемака одной из улиц города, установки мемориальной доски на доме 2 (новое здание Педагогического университета) улице Шевченко (бывшая Петровская, д. 2), в котором в этот период времени жила семья (к сожалению, сам дом разрушен)44, установки памятника, присвоения Научно-исследовательскому комплексу «Кировоградский коллегиум» (ул. Володарского, д. 25) имени Г.Э. Лангемака45, а так же учреждение и выпуск юбилейной медали в память о нем.

В июле-августе 2006 г. в городе был наш представитель – биограф Г.Э. Лангемака А.В. Глушко, который вел переговоры в Управлении культуры Кировоградской области и получил предварительное согласие рна реализацию большинства из этих пунктов. Кроме того, там ему было предложено включить в план мероприятий научно-практическую конференцию и выставку в краеведческом музее (согласие руководства музея имеется). Что же касается медали, то ее статут и описание были разработаны А.В. Глушко и переданы одному из ведущих краеведов города В.Н. Босько.

Таким образом, план мероприятий уже оговорен с заместителем начальника Управления культуры Кировоградской области Н.И. Олефировой. Наталья Ивановна согласилась участвовать в реализации этих предложений. В качестве ответственных, мы бы хотели предложитъ: со стороны города Владимира Николаевича Босько (тел. 22-25-65) (его согласие имеется), с нашей стороны Александра Валентиновича Глушко (тел. 8-10-7-495-573-02-01).

Заранее благодарен,

С уважением,

Генеральный конструктор,

Академик РАН, профессор

Б.И. КАТОРГИН»4б

Второе письмо было адресовано Первому заместителю Кировоградской областной Госадминистрации А.Д. Ревенко47. Через некоторое время пришло два ответа:

«О рассмотрении письма.

Рассмотрев Ваше письмо от 16.08.2006 р. № 940/4020 по поводу празднования 110-летия со дня рождения Г.Е. Лангемака, сообщаем следующее.

Вопрос наименования одной из улиц города Кировограда именем Георгия Эриховича Лангемака будет рассмотрен на ближайшем заседании городской топонимической комиссии, которое планируется провести в октябре-ноябре 2006 года.

В 1997 году педагогический университет получил государственный акт на владение земельным участком по ул. Шевченка, 1. Поэтому для решения вопроса о выдаче разрешения на установление мемориальной доски Г.Е. Лангемаку к исполнительному комитету Кировоградского городского совета с соответствующим заявлением должно обратиться руководство учебного заведения.

Директор департамента по гуманитарным вопросам – заместитель городского председателя по вопросам деятельности исполнительных органов совета

В.Скороход»48

«Об увековечивании памяти ученого Г.Э. Лангемака

Уважаемый господин Каторгин!

Рассмотрев Ваше письмо от 16 августа 2006 г. 940/4022 об увековечивании памяти ученого Г.Э. Лангемака, Героя Социалистического Труда, военного инженера Кировоградская областная государственная администрация поддерживает эту идею.

Большинство предложений, изложенных Вами в письме в связи с 110 годовщиной со дня рождения Георгия Эриховича Лангемака, возможно реализовать на протяжении 2007–2008 годов. При этом мы очень надеемся на Ваши предложения относительно совместного финансирования этого проекта.

Управлением образования и науки обладминистрации в общеобразовательных учебных заведениях области организовано изучение биографии нашего земляка-ученого Г.Э. Лангемака и значение его изобретений для развития отечественной науки.

Управлению образования Кировоградского городского совета предложено рассмотреть вопрос о присвоении научно-воспитательному комплексу «Кировоградский коллегиум» (ул. Володарского, д. 25) имени Г.Э. Лангемака.

Управлением культуры и туризма будет решен вопрос установки мемориальной доски на здании Кировоградского государственного педагогического университета имени Владимира Винниченко, изготовление юбилейной медали с изображением Георгия Лангемака (при наличии финансирования). Запланировано проведение научно-практической конференции, а так же проведение общей выставки из документов областного краеведческого музея49, Государственного архива Кировоградской области, областной универсальной научной библиотеки им. Д.И. Чижевского.

Заместитель главы областной

Государственной администрации

О. Любченко»50.

В конце 2006 г. выяснилось, что дом, в котором жил Г.Э. Лангемак на Донской улице в Москве, скоро будут сносить. Я нашел его под 14-м номером (хотя в 1937–1938 гг. он был номером 42) осенью 1997 г., когда искал его для К.П. Скопиной. Она тогда писала тот самый «Сборник анекдотов об академике В.П. Глушко» и просила меня ей помочь. Я помню, как она сама обнаружила соседний слева дома, стоящий во дворе, и не верила мне, пока я не просидел целый день в БТИ и не принес ей копию с листа из дела этого дома, на котором номер 42 был зачеркнут и написан номер 14.


Космонавт-испытатель Ю.Ф. Исаулов в квартире Г.Э. Лангемака на Донской улице во время вскрытия полов и поиска тайника. Москва.

5 мая 2007 г. Фото автора. Публикуется впервые

Забирая у меня этот лист, она даже не сказала спасибо. Создавалось впечатление, что я ей был обязан это делать. Но она получила эту бумажку и на этом остановилась. Я так и не понял, зачем он был ей нужен. Я же захотел попасть в квартиры, где раньше жили Г.Э. Лангемак и В.П. Глушко. Осматривая дом снаружи, я был остановлен службой безопасности Русского славянского банка и препровожден к ее начальнику В.В. Демидченко. Так я познакомился с бывшим ракетчиком и прекрасным человеком, который потом много раз помогал мне в различных ситуациях. При его непосредственным участии в 1998 г. мы впервые снимали квартиру Г.Э. Лангемака для фильма «Видеокосмоса», а потом я много раз бывал в квартире Георгия Эриховича, в которой перефотографировал все, что мне было нужно. Когда же мы начали поиск архива конструктора, то первую фотосъемку объектов я проводил в его присутствии, вместе с экспертом М.В. Пресс.


Внук Г.Э. Лангемака – А.Г. Белянин, начальник службы внутренней безопасности РУССЛАВБАНКА В.В. Демидченко и космонавт-испытатель Ю.Ф. Исаулов (слева направо) в кабинете В.В. Демидченко, расположенном в доме 14 по Донской улице. Москва. 5 мая 2007 г. Фото автора

Вместе с ней, а также космонавтом-испытателем Ю.Ф. Исауловым и двумя рабочими, которых мне предоставил главный металлург НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко В.В. Дмитриев, с подъехавшим почти уже в самом конце этого мероприятия младшим внуком Г.Э. Лангемака – Александром Беляниным, мы 5 мая 2007 г. вскрывали полы в квартире, дабы проверить возможную версию нахождения под паркетом тайника с документами и вещами. Пробыв там три часа и вскрыв все полы, мы так ничего и не нашли, но успокоились в том, что, когда будут сносить дом, мы не станем сожалеть о том, что не успели и не проверили эту версию. Еще одним полезным моментом в этом было то, что А.Г. Белянин смог первый и последний раз в жизни побывать в квартире своего деда.

С 1 по 13 апреля 2007 г. я находился в служебной командировке в г. Киеве. Основной задачей поездки была подготовка к 100-летию со дня рождения академика В.П. Глушко. Однако мне удалось предварительно решить несколько вопросов, связанных с Г.Э. Лангемаком. Я встретился с первым космонавтом Независимой Украины Л.К. Каденюком, который согласился помочь в реализации идеи посмертного присвоения звания Героя Украины Г.Э. Лангемаку и В.П. Глушко. Он взял мои бумаги на конструкторов и обещал помочь. Со своей стороны с руководством НКАУ я тоже договорился о представлении на имя Президента. К сожалению, довести до конца это не получилось. В Киеве нужно было жить, а в количестве командировок я был очень сильно ограничен.

К 110-летию со дня рождения Г.Э. Лангемака «Марка Украины» нарисовала эскиз конверта с его изображением. Мною была проведена экспертиза и написаны рекомендации по исправлению допущенных ошибок, в частности, там были неправильно нарисованы расцветка петлиц, знаков различия, пуговиц на гимнастерке и плечевой портупеи. Кроме того, фоном к нему изобразили систему «Град», а не БМ-13. Являясь инициатором создания этого конверта, я не хотел, чтобы на нем были оставлены эти ошибки.

В конце апреля 2007 г. в течение трех дней у меня в гостях были правнук и приемная дочь ветерана ГДЛ, генерал-майора инженерно-авиационной службы И.И. Кулагина Артем Юртайкин и Галина Бакаринова. 10-летний мальчик слышал мой рассказ о поисках архива ученого и дал несколько полезных советов, которые потом подтвердились и помогли продвинуться вперед в поиске документов.

В июне 2007 г. я снова приехал в Кировоград. Н.И. Бабанская просила меня провести лекцию об истории создания «катюши» в коллегиуме, что и было сделано на следующий день после моего приезда в город. А еще через несколько дней она провела со своими детьми акцию по восстановлению памятника («катюши»), стоящего на входе в город со стороны бывшего аэропорта. В течение двух часов дети самоотверженно красили машину и давали интервью приехавшему туда корреспонденту местного телевидения. Только сюжет так и не вышел в эфир. Общение с Н.И. Бабанской я продолжал сочетать с работой в архиве, в котором нашел оставшиеся материалы, собрав фактически всю основную информацию по семье Г.Э. Лангемака. На местном телевидении планировалась запись передачи о конструкторе. Я сходил в городской ЗАГС и попросил о выдаче мне копии свидетельства о смерти Марфы-Марии и Марии Эриховны, но мне было отказано.


Внук Ш.Э. Лангемака – А.Г. Белянин, эксперт М.В. Пресс и автор книги (слева направо) на фоне дома 14 по Донской улице. Москва, 5 мая 2007 г.

Фото Ю.Ф. Исаулова

Мотивировалось это тем, что эти копии они могут выдать чуть ли не самим умершим. Поэтому точных дат смерти узнать так и не удалось. А еще через несколько дней мы поехали за каменными цветами под Одессу. Этот отдых нужен был всем нам. Среди тех, кто принимал участие в покраске «катюши» и в поездке под Одессу, был Владик Хмаров. Он мне очень сильно помог. За что я ему очень благодарен.

Потом была еще одна поездка в Монастырище, после которой наши отношения с Н.И. Бабанской очень сильно испортились. Результатом этой ссоры был саботаж всех мероприятий к 110-летию Г.Э. Лангемака, организацией которых я занимался. Благодаря этому в год юбилея была проведена только выставка документов, переданных мной в Краеведческий музей.

Через неделю после моего приезда из Кировограда в Одессу, где я занимался поисками документов по академику В.П. Глушко и Г.Э. Лангемаку, трагически погиб

В.В. Харковенко – начальник одного из отделов Госархива

Одесской области. Несколько лет он помогал мне в поиске документов, и при его помощи мне удалось найти очень много интересного.

В октябре 2007 г. я написал очередную служебную записку на имя генерального директора НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко Н.А. Пирогова, в которой заметное место было отведено и продолжению работ по исследованию жизни и деятельности Г.Э. Лангемака: «…Обстановка сложившаяся на предприятии в отношении вопросов связанных с историей и геральдикой заставляют меня обратится к Вам с настоящей запиской и просить обратить внимание на следующие вопросы:

– огромный объем работ по сбору документов, касающихся деятельности нашего предприятия в 1921–1945 гг., а также поиски в многочисленных архивах документов, касающихся деятельности руководителей нашего предприятия в период с 1859 г. (года рождения основателя ГДЛ – Н.И. Тихомирова и до 1989 гг. – года смерти академика В.П. Глушко), которыми я занимался до настоящего времени и уже не справляюсь с работой из-за отсутствия времени;

– необходимо заниматься ежемесячными публикациями в прессе об истории НПО Энергомаш, а также написанием различных исторических книг. В ближайшее время это: доработка и переиздание энциклопедии «Космонавтика» (последнее издание вышло в 1985 г.), фотоальбома к 100-летию со дня рождения академика

В.П. Глушко, CD-энциклопедии, посвященной его юбилею, написание книг с биографиями руководителей НПО Энергомаш и книг об истории становления и развития советского ракетного двигателестроения, а также работа над творческим наследием руководителей ГДЛ и РНИИ И. Т. Клеймёнова, Г.Э. Лангемака и Б. С. Петропавловского;

– необходимо создание документальных фильмов о руководителях ГДЛ – РНИИ – ОКБ-СД – ОКБ-456 – КБЭМ – НПО Энергомаш: Н.И. Тихомирове, Б.С. Петропавловском, Н.Я. Ильине, И.Т. Клеймёнове, Г.Э. Лангемаке,

В.П. Глушко, В.П. Радо веком и т. д.;


Н.И. Бабанская (слева) рассказывает корреспонденту городского телевидения о мероприятии по восстановлению внешнего вида памятника «катюши», которое мы с ней вместе проводили. Кировоград, 26 июня 2007 г. Фото автора. Публикуется впервые

В связи с вышеизложенным, прошу Вас, уважаемый Николай Анатольевич, создать новую историческо-геральдическую службу, которая будет заниматься следующими вопросами:

1. Сбором документов по архивам Российской Федерации, Ближнего Зарубежья, Финляндии и Швейцарии.

2. Проводить контроль за работой по творческому наследию академика В.П. Глушко, работой над творческим наследием И.Т. Клеймёнова, Г.Э. Лангемака и Б.С. Петропавловского, работой над указанными выше изданиями, в т. ч. и электронными, а также публикациями в периодической печати.

Для реализации этих двух пунктов необходимо создать отдел, численность в пять человек и набрать в него четырех окончивших Истфак МГУ, Историко-архивный институт (ИАИ) или кафедру истории науки и техники Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) и специализировавшиеся во время обучения на изучении истории космонавтики или истории ракетно-космической техники, одного знающего программирование и имеющего представление об истории космонавтики и поставить пятого человека имеющего опыт архивной работы над ними. Прошу подбор кадров разрешить мне самому, т. к. у меня очень тесные контакты и с МГУ, и с ИЛИ, и с РГГУ. Кандидатура на должность начальника этого направления у меня есть – Татьяна Алексеевна Головкина – крупнейший специалист в стране, начальник отдела использования Российского государственного архива научно-технической документации (РГЛНТД). Ее предварительное согласие имеется.

…6. Установка досок на местах, связанных с жизнью и деятельностью руководства НПО Энергомаш: Одесса, Ирпень, Санкт-Петербург, Москва – В.П. Глушко; Старобельск, Елизаветград, Кронштадт, Санкт-Петербург, Москва – Г.Э. Лангемак; Моршанск, Санкт-Петербург, Москва – И.Т. Клеймёнов; Курск, Санкт-Петербург – Б.С. Петропавловский; Мосальск, Санкт-Петербург

Н.Я. Ильин. Есть возможность произвести эти работы без привлечения средств НПО Энергомаш. Кроме того, надо поставить доску на могиле И.Т. Клеймёнова в Москве и на могиле Н.Я. Ильина в Санкт-Петербурге (эту могилу надо еще разыскать). Надо заниматься реабилитацией арестованного в 1924 г. В.А. Артемьева – одного из пионеров космонавтики. Мною уже подано заявление на его реабилитацию. Это мероприятие проводится совместно с фондом «Демократия».

…Для обеспечения пяти крайних пунктов необходимо создать второй отдел численностью в четыре человека, имеющих высшее историческое образование, окончивших те же учебные заведения, что и выше, один консультант по геральдическим вопросам и один начальник над ними. Консультант по геральдическим вопросам может работать на полставки. У меня есть кандидатура – член редсовета военно-исторического журнала «Цейхгауз» внук маршала инженерных войск А.И. Прошлякова – Алексей Борисович Прошляков, являющийся одним из тех, без чьего участия было бы не возможно изготовление Международной премии имени академика В.П. Глушко такого качества. Что касается остальных, я прошу их подбор тоже оставить за собой. Как вариант, возможен перевод сотрудников некоторых других отделов, уровень знаний которых соответствует предъявляемым требованиям.

Во главе службы прошу поставить меня. Прошу подчинить службу непосредственно себе.

Таким образом, для реализации этих работ мне нужно 12 человек (вместе со мной 13).

В результате будут охвачены все вопросы, касающиеся архивной, геральдической и выставочной деятельности (на периферии), а также параллельно будет решаться вопрос прихода молодежи на НПО Энергомаш. Т. к. все эти выставки и лекции, последние из которых будут проводиться и в высших учебных заведениях и в школах, будут преследовать именно эту цель.

Все перечисленные работы (кроме творческого наследия) ни коим образом не затрагивают деятельности отдела 725.

Надеюсь на положительное решение,

с уважением,

А.В. ГЛУШКО»51

6 ноября 2007 г. на основе моей служебной записки, написанной в октябре 2007 г., был составлен проект приказа о создании службы «История».

«ПРИКАЗ

О создании службы «История ОАО НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко»

В целях упорядочения работ и контролю по поиску, хранению, использованию архивных документов, взаимодействию с региональными и зарубежными архивами документов, отработки связей с располагаемой информацией и поиску новой информации, касающихся предприятия, его руководителей, и творческого наследия академика В.П. Глушко, руководителей ГДЛ и РНИИ И.Т. Клейменова Г.Э. Лангемака, созданию кинофильмов о ГДЛ – РНИИ – ОКБ-СД – КБЭМ – НПО Энергомаш и их руководителях: Н.И. Тихомирове, Б.С. Петропавловском, Н.Я. Ильине, И.Т. Клейменове Г.Э. Лангемаке, В.П. Глушко, В.П. Радо веком и др.;

переизданию энциклопедии «Космонавтика», созданию ее электронной версии и портала НПО Энергомаш в части истории космонавтики в Интернете, написанию и публикации периодических исторических материалов в средствах массовой информации, книг по истории становления и развития советского ракетного двигателе-строения, подготовке и изготовлению фотоальбомов и других материалов, в том числе, посвященных 100-летию со дня рождения академика В.П. Глушко, чтению лекций спецкурса по истории космонавтики в школах, в РГГУ на кафедре истории науки и техники и в ВУЗах;

установке мемориальных досок на местах, связанных с жизнью и деятельностью руководства НПО Энергмш: Одесса, Ирпень, Санкт-Петербург – В.П. Глушко, Старобельск, Елизаветград, Кронштадт, Санкт-Петербург, Москва – Г.Э. Лангемак, Моршанск, Санкт-Петербург, Москва – И.Т. Клейменов, Курск, Санкт-Петербург – Б. Спетр о павловский, Мосальск, Санкт-Петербург – Н.Я. Ильин и мемориальных досок на могилах И.Т. Клейменова, Н.Я. Ильина (послеустановления местонахождения), Б.С. Петропавловского и реабилитации (кто?) В.А. Артемьева;

созданию юбилейных медалей и знаков корпоративной символики, размещению знаков на предприятии, использованию и исправлению допущенных ошибок в применяемых знаках;

созданию и исполнению протокола мероприятий представления и вручения наград и именных премий, а также протокола приглашения и приема космонавтов в НПО Энергомаш

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Создать службу «История ОАО НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко», подчинив его непосредственно генеральному директору НПО.

1.1.Назначить начальником службы «История» (текущая должность) Глушко А.В., с его согласия.

1.2. Присвоить вновь созданной службе «История» номер….

1.3. Начальнику службы «История ОАО НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко» Глушко А.В. в месячный срок совместно с начальником УОТЗП…..и начальником организационно-структурного отдела Григорьевым

В.В. представить на утверждение в установленном порядке положение, структуру, штатное расписание и должностные инструкции вновь образованной службы «Истории».

2. Начальнику отдела № 967 (…) включить в тематический план предприятия тему «История», выделить из собственных средств предприятия финансирование на тему «История» в размере фактических затрат.

3. Главному бухгалтеру ОАО «НПО Энергомаш» (фамилия) вести отдельный учет темы «История» на балансе предприятия.

4. Начальнику Управления кадров Ремезову В.В. оформить созданную службу «История» в соответствии с разработанным «Положением о службе «История ОАО «НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко» и произвести необходимые изменения в структуре предприятия в соответствии с действующим трудовым законодательством.

5. Контроль за исполнением данного приказа оставляю за собой.

06.11.2007

Генеральный директор и генеральный конструктор Н.А. Пирогов»52

Обрадованный, я начал заниматься организационными вопросами, но через неделю выяснилось, что никакой службы не будет, и все вернулось на свои места.

В 2009 г. мы с сыном Героя Советского Союза, маршала инженерных войск А.И. Прошлякова, Борисом Алексеевичем задумали реализовать проект на учреждение трех медалей Министерства обороны РФ. Изначально, еще в 2005 г., об этом говорил его сын, внук маршала, Алексей, в марте 2007 г. покончивший жизнь самоубийством по вине своей жены. Но тогда речь шла об учреждении одной только медали Прошлякова. Сейчас же речь шла о медалях: «Маршал инженерных войск Прошляков» – для инженерных войск, «Академик Глушко» – для космических войск и «Военинженер 1 ранга Лангемак» – для Ракетных войск стратегического назначения.

Были разработаны положения и описания наград, сделаны эскизы.

«ПОЛОЖЕНИЕ О МЕДАЛИ

МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

«ВОЕНИНЖЕНЕР 1-го РАНГА ЛАНГЕМАК»

1. Медалью Министерства обороны Российской Федерации «Военинженер 1 ранга Лангемак» (далее – медаль) награждаются офицеры и служащие Ракетных войск стратегического назначения и других родов войск и служб Вооруженных сил, а также граждане Российской Федерации:

– за разработки новых технических средств ракетного вооружения, успешное их испытание и принятие на вооружение;

– за фундаментальные работы в области ракетной техники, открывающие новые возможности для ее развития и совершенствования;

– за мужество, проявленное при предупреждении или ликвидации последствий аварии на ракетном комплексе;

– за многолетнюю усердную службу по повышению боеспособности и боеготовности Ракетных войск стратегического назначения;

– за принятие нестандартных решений при выполнении задач, сопряженных с риском для жизни;

– за многолетнюю изобретательскую деятельность;

– за активную пропаганду славной истории и боевых традиций Ракетных войск стратегического назначения.

2. Награждение медалью производится Министерством обороны Российской Федерации. Представление к награждению осуществляется в соответствии с приказом министра обороны Российской Федерации 1996 года № 280. При вручении медали выдается удостоверение у ней установленного образца.

3. Повторное награждение медалью не производится.

4. Медаль носится в соответствии с Правилами ношения военной формы военнослужащими Вооруженных сил, следом за медалью «Генерал-майор Александр Александров».

ОПИСАНИЕ МЕДАЛИ

МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

«ВОЕНИНЖЕНЕР 1-го РАНГА ЛАНГЕМАК»

Медаль – из металла золотистого цвета, имеет форму круга диаметром 35 мм с выпуклым бортиком с обеих сторон.

На лицевой стороне медали: в центре – рельефное изображение портрета военинженера 1 ранга Г.Э. Лангемака, по верхнему полукругу – рельефная надпись «ВОЕНИНЖЕНЕР 1-ГО РАНГА ЛАНГЕМАК».

На оборотной стороне медали: в центре – рельефное изображение эмблемы Ракетных войск стратегического назначения; рельефная надпись: по кругу в верхней части – «МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ», в нижней части – «РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».


Эскиз проекта медали Министерства обороны РФ «Военинженер 1-го ранга Лангемак». Рисунок из архива автора. Публикуется впервые

Медаль при помощи ушка и кольца соединяется с пятиугольной колодкой, обтянутой шелковой муаровой лентой шириной 24 мм. С правого края ленты оранжевая полоса шириной 10 мм окаймлена черной полосой шириной 2 мм, левее – равновеликие серая, красная и оранжевая полосы…»53

Для воплощения этой идеи в жизнь мы написали письмо и подписали его втроем.

«Главкому РВСН

генерал-полковнику

Н.Е. Соловцову

и председателю Совета ветеранов РВСН

генерал-полковнику в отставке

В.А. Муравьеву

Глубокоуважаемые Николай Евгеньевич и Владимир Александрович!

Мы, потомки основоположника отечественного жидкостного ракетостроения, дважды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР, академика Валентина Петровича Глушко; Героя Советского Союза, маршала инженерных войск Алексея Ивановича Прошлякова и одного из крупнейших ученых XX века, одного из авторов реактивного миномета «катюша», Героя Социалистического Труда (посмертно), военинженера 1 ранга Георгия Эриховича Лангемака, обращаемся к Вам с просьбой о ходатайстве перед министром обороны Российской Федерации об учреждении трех ведомственных медалей: медали «Академик Глушко» – для военно-космических сил, «Маршал инженерных войск Прошляков» – для инженерных войск и «Военинженер 1 ранга Лангемак» для РВСН.

Заслуги наших знаменитых родственников известны не только в России, но и за рубежом. Это и самые мощные в мире ракетные двигатели и не превзойденные до сих пор в мире; это и умелое руководство инженерными войсками фронтов, которые с 1943 г. находились на «острие главного удара»; это и самое грозное оружие Второй мировой войны – реактивные снаряды, использовавшиеся, как в наземных установок, так иве самолетов и кораблей.

Считаем, что учреждение министром обороны медалей наших родственников, послужит делу воспитания молодых офицеров и укреплению обороноспособности Российской армии.

Приложение: краткие биографии, положения, описания и эскизы, на 9 л.

Заранее благодарим, с Глубоким уважением,

Специалист по истории советской пилотируемой космонавтики, биограф авторов «катюши»

И.Т. Клейменова и Г.Э. Лангемака, лауреат премии имени академика В.П. Глушко за 2005 г.

(НПО Энергомаш) и Беляевской премии за 2009 г., сын академика В.П. Глушко

А.В. ГЛУШКО

Полковник в отставке,

сын маршала инженерных войск А.И. Прошлякова

Б.И. Прошляков

правнучка Г.Э. Лангемака

Л.А. БЕЛЯНИНА

После подписания письма я съездил в штаб РВСН и договорился с В.А. Муравьевым и заместителем главкома по воспитательной работе генерал-майором А.С. Селюниным. Они обещали мне помочь в реализации. Но, к сожалению, Главком не смог ничего сделать. Дабы точно уговорить министра обороны РФ А.Э. Сердюкова, считающего, что награды не нужны, а люди должны все делать за идею, а не за ордена, медали или деньги, мы с Б.А. Прошляковым заручились поддержкой начинжа генерал-майора Ю.М. Ставицкого и собирались говорить с Главкомом космических войск. Прошло еще два года, и мы с Б.А. Прошляковым решили вернуться к этому проекту, расширив его на четвертую медаль для сухопутных войск «Маршал Советского Союза Рокоссовский». Кроме того, мы решили обратиться с этим предложением на имя В.В. Путина, понимая, что министр обороны никак на это не отреагирует. Для этого мы написали новое письмо, подписав его уже вчетвером. Было заготовлено два варианта письма с подписями дочери маршала – Н.К. Рокоссовской и его внука К.В. Рокоссовского.

«Председателю Правительства

Российской Федерации

В.В. ПУТИНУ

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Мы, потомки основоположника отечественного жидкостного ракетостроения, дважды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР, академика Валентина Петровича Глушко; дважды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского; Героя Советского Союза, маршала инженерных войск Алексея Ивановича Прошлякова и одного из крупнейших ученых XX века, одного из авторов реактивного миномета «катюша», Героя Социалистического Труда (посмертно), военинженера 1 ранга Георгия Эриховича Лангемака, обращаемся к Вам с просьбой о рекомендации министру обороны Российской Федерации об учреждении четырех ведомственных медалей: «Маршал Советского Союза Рокоссовский» – для сухопутных войск, «Академик Глушко» – для военно-космических сил, «Маршал инженерных войск Прошляков» – для инженерных войск и «Военинженер 1 ранга Лангемак» для РВСН.

Заслуги наших знаменитых родственников известны не только в России, но и за рубежом. Это и самые мощные в мире ракетные двигатели и не превзойденные до сих пор в мире; это планирование и поведение самых известных операций Великой Отечественной войны, это и умелое руководство инженерными войсками фронтов, которые с 1943 г. находились на «острие главного удара»; это и самое грозное оружие Второй мировой войны – реактивные снаряды, использовавшиеся, как в наземных установок, так иве самолетов и кораблей.

Считаем, что учреждение министром обороны медалей наших родственников, послужит делу воспитания молодых офицеров и укреплению обороноспособности Российской армии.

Приложение: краткие биографии, положения, описания и эскизы, на 13 л.

Заранее благодарим, с Глубоким уважением,

Специалист по истории советской пилотируемой космонавтики, биограф авторов «катюши»

И.Т. Клейменова и Г.Э. Лангемака, лауреат премии имени академика В.П. Глушко за 2005 г.

(НПО Энергомаш) и Беляевской премии за 2009 г., сын академика В.П. Глушко

А.В. ГЛУШКО

Полковник в отставке, сын маршала инженерных войск А.И. Прошлякова

Б.А. ПРОШЛЯКОВ

Кандидат биологических наук, правнучка Г.Э. Лангемака

Л.А. БЕЛЯНИНА

Дочь К.К. Рокоссовского

НК. РОКОССОВСКАЯ»55

В реализации этого проекта обещала помочь журналистка О.В. Пастухова, сказавшая, что у нее есть прямые выходы на помощника В.В. Путина и она попросит его положить это письмо с рисунками, положениями и описаниями на стол своего начальника. Но дальше разговоров опять-таки ничего не пошло. Я стал искать иные способы, но пока все безрезультатно.

17 мая 2009 г. я написал еще одну служебную записку на имя уже нового генерального директора ОАО «НПО Энергомаш имени академика В.П, Глушко» Д.В. Пахомова с перечнем тех работ, которые необходимо провести, и планом работы музея академика В.П. Глушко, который они решили-таки создать, после нескольких лет нежелания что-либо делать. Это была точная копия записки, написанной мною 19 января 2009 г. на имя предыдущего генерального директора Н.А. Пирогова, снятого с должности в феврале 2009 г.

«Генеральному директору

ОАО «НПО Энергомаш имени

академика В.П. Глушко

Д.В. ПАХОМОВУ

СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА

Глубокоуважаемый Дмитрий Вячеславович!

Одним из основных направлений своей деятельности, мой отец – академик В.П. Глушко – считал работы по увековечиванию памяти пионеров ракетной и космической техники. Понимая, что забывающие свое прошлое, обречены на вырождение. Это основывалось и на семейной традиции (никого не забывать), переданной ему от своего отца и завещанной им мне перед своей смертью. Этим объяснялись многие его поступки в пропаганде и восстановлении забытых имен. Он сам много сделавший для возрождения своего ближайшего окружения: Н.И. Тихомирова, В. А. Артемьева, Н.Я. Ильина, Б.С. Петропавловского, И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака, не забывал и о тех, кто был до создания ГДЛ, и о тех, кто трудился с ним, но внес менее заметный вклад в становление и развитие РКТ. Это И.И. Кулагин, B.C. Соколов, Н.Г. Чернышев, А.А. Штернфельд и др. Вместе с тем, он поддерживал любые начинания по поиску и обнародованию новых документов, касающихся жизни и деятельности и других пионеров РКТ: С.П. Королёва, Ф.А. Цандера, К.Э. Циолковского, Ю.В. Кондратюка (Шаргея) и др.

Известно, что ученый не оставался в стороне от обращений членов семей его бывших товарищей, расстрелянных в НКВД или умерших много лет назад. Свое последнее выступление он посвятил все тому же – восстановлению справедливости в отношении перечисленных выше пионеров РКТ. Перед своей смертью он завещал продолжение этого дела мне – своему сыну, прекрасно понимая, что только личная заинтересованность человека может помочь ему в решении вопросов любой сложности, возникающих при поиске документов и свидетельств.

Так определилась главная цель моей деятельности – восстановление добрых имен пионеров РКТ и выполнение завещания ученого, взявшего с меня слово о том, что я продолжу это дело и доведу его до конца.

Однако нельзя объять необъятное. Приходится определяться и сужать круг этих лиц, прекрасно понимая, что в этом случае, возможно достичь большего результата, чем занимаясь большим количеством, уделяя меньше внимания каждому. Поэтому я ограничил круг своих интересов несколькими основными и несколькими дополнительными пионерами РКТ и сотрудниками ГДЛ и РНИИ, это:

основные

– Николай Иванович Тихомиров,

– Владимир Андреевич Артемьев,

– Борис Сергеевич Петропавловский,

– Николай Яковлевич Ильин,

– Иван Терентьевич Клеймёнов,

– Георгий Эрихович Лангемак;

дополнительные

– Иван Иванович Кулагин,

– Владислав Сергеевич Соколов,

– Сергей Андреевич Сериков,

– Андрей Григорьевич Костиков.

Что касается объема информации, имеющегося о каждом из них, то он различен:

1. Н.И. Тихомиров – о нём собрано около 10 % всего объема. Частично из-за нехватки времени, частично из-за неясности того, где и что искать. На данный момент необходимо поработать в архивах Москвы и Киева.

2. Б.С. Петропавловский – о нём собрано около 30 % всего объема. Причина в нехватке времени. Где и что искать – всё известно. Необходимо поработать в архивах Курска, Петербурга и Москвы. Съездить в Занзегур и в Дашнак, в подавлении восстаний, в которых он принимал участие.

3. Н.Я. Ильин – о нём собрано около 40 % всего объема. Причина в нехватке времени. Где и что искать тоже всё известно. Необходимо поработать в архивах Мосальска, Калуги, Петербурга и Москвы.

4. И. Т. Клеймёнов – о нем собрано около 50 % всего объема. Причина в нехватке времени. Где и что искать тоже всё известно. Необходимо поработать в архивах Усманского уезда, Моршанска, Тамбова и Москвы.

5. Г.Э. Лангемак – о нем собрано около 40 % всего объема. Причина в нехватке времени. Где и что искать тоже известно. Необходимо поработать в архивах Харькова, Луганска, Москвы, Одессы, Петербурга, Ревеля (Таллин) и Хельсинки. Съездить на остров Руссарэ в Финском заливе (на территории Финляндии) и в Кронкрепость.

6. Все остальные не требуют отдельных специальных поездок. Если только И.И. Кулагин. В Вильнюс и в Вязьму. Где что искать тоже всё известно.

Отдельной строкой в поиске документов идет мой отец – Валентин Петрович Глушко. С ним много неясности и много вопросов. И география поиска тоже очень обширна: от Одессы, где он родился, до Парижа, где сейчас живут потомки его младшего брата. Да, на первый взгляд создается впечатление, что встреча с внучатой племянницей В.П. Глушко, никогда его не видевшей и не знавшей лично, принесет мало пользы, однако это не совсем правильное отношение к решению данного вопроса. В семьях всегда остаются какие-то легенды, рассказы, документы и фотографии. При правильной обработки этой информации, встреча с любым родственником может быть не только полезна, но и крайне необходима. Тем более, что знание обстановки в доме, в семье, взаимоотношений между ним и друзьями и знакомыми, дает наиболее полную картину, рассказывающую о человеке, не в отрыве от эпохи и времени, а в центре этой эпохи и в центре того сложного времени, в котором он жил и работал. И только такой подход является правильным подходом при составлении жизнеописания таких крупных ученых, какими были мой отец и Г.Э. Лангемак.

Что касается схожести моих задач с теми, какие решают отдел B.C. Судакова и В.Ф. Рахманин, то есть одна существенная разница. B.C. Судаков занимается исключительно тем, что находится в пределах территории НПО Энергомаша, а В.Ф. Рахманин только «железом». Они не занимаются теми, о ком я писал выше. Их интересует В.П. Глушко в отрыве от всего остального. Да, на своих местах, они сделали, безусловно, много, но не достаточно для того, чтобы можно было создать действительно реальную картину того, что происходило тогда с учеными.

В связи с этим наши задачи очень сильно расходятся. Что касается Ю.Г. Короткова, у которого я работаю сейчас, то его позиция тоже сильно отличается от того, чем занимаюсь я, т. к. он готов использовать «здесь и сейчас» то, что готово, а поскольку ему нужна 100 % готовность, а ее нет, то он тоже не видит применения моим перспективным работам. Таковы функции его отдела.

В связи с вышеизложенным, прошу Вас, глубокоуважаемый Дмитрий Вячеславович, создать под моим руководством новое структурное подразделение – Музей академика В.П. Глушко, который бы занимался решением перечисленных выше задач – перспективными исследованиями и разработками исторического пласта.

Ведь для продолжения жизни НПО Энергомаш, наравне с освещением происходящего сейчас, необходима и пропаганда деятельности основателя нашей организации – академика В.П. Глушко, и его ближайшего окружения. Жизнь и деятельность ученого нельзя рассматривать либо через одну только технику, либо в отрыве от его ближайшего окружения. Только при совокупности всех этих факторов возможно правильное воспитание молодых инженеров и рабочих и продолжение жизни НПО как мощной и бесспорно лидирующей в мире организации. Ведь отношение к ней складывается на основании уже сделанного ранее и имен тех людей, которые у нас работали. Поэтому чем больше удастся разыскать материалов и опубликовать документов об этих людях, тем более крепкими будут наши позиции на мировом рынке.

Таким образом, первостепенными задачами музея будут:

– сбор материалов по жизни и деятельности перечисленных выше людей и подготовка публикаций по их жизни и деятельности;

– подготовка к печати творческого наследия И.Т. Клеймёнова, Г.Э. Лангемака и Б.С. Петропавловского;

– поиск архива Г.Э. Лангемака, спрятанного им незадолго до ареста;

– поиск ответов К.Э. Циолковского на письма моего отца;

– подготовка и переиздание осовремененной энциклопедии «Космонавтика», главным редактором которой был мой отец.

Прошу Вашего положительного решения по этому вопросу.

Главный специалист ЦОС (940) А.В. ГЛУШКО»56

Результатом было создание музея, в качестве структурного подразделения (сектора) отдела 725 (начальник отдела B.C. Судаков) и почти полного игнорирования всей программы работы, предложенной мною Д.В. Пахомову.


Народный депутат СССР А.Н. Крайко, лично уговоривший М.С. Горбачева о присвоении Г.Э. Лангемаку звания Героя Социалистического Труда, и правнучка конструктора Л.А. Белянина на 70-летии Крайко. Москва, сентябрь 2009 г. Фото автора. Публикуется впервые

А через пять месяцев после написания этой служебной записки, 11 сентября 2009 г., после того как выяснилось, что руководство НПО Энергомаш должно мне большую сумму денег, я был уволен по статье за прогулы, которых не было, и поэтому не смог дальше продолжать свою деятельность по поиску документов, касающихся Г.Э. Лангемака и его окружения.

В сентябре 2009 г. благодаря Л.Е. Стернину вместе с Л.А. Беляниной я был на юбилее академика А.Н. Крайко, на котором мы поблагодарили его за помощь в присвоении Г.Э. Лангемаку звания Героя Социалистического Труда. А.Н. Крайко был очень рад приезду правнучки конструктора и благодарен нам с Л.Е. Стерниным, что мы ее привезли.

В конце декабря 2009 г., как подарок на новый, 2010 г., я получаю книгу «Первопроходцы ракетостроения», которая должна была выйти еще в 2008 г., но из-за финансовых неурядиц смогла выйти на год позже. В ней были собраны самые полные (на тот момент) биографии руководителей

ГДЛ и РНИИ. Огромная заслуга в этом принадлежит директору издательства Фонда содействия авиации «Русские витязи» Ю.М. Желтоногину. Низкий поклон этому прекрасному и порядочнейшему человеку!

В июле 2010 г. мой очень хороший знакомый, честный и порядочный человек, с которым я несколько лет с радостью делил один кабинет в пресс-службе НПО Энергомаш, Д.Н. Чикатунов предложил мне подать документы на премию имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», сказав, что книга полностью соответствует критериям премии. В начале августа я пришел в Фонд Артема Боровика и сдал представление журнала «Новости космонавтики», подписанное его главным редактором И.А. Марининым, который в очередной раз помог мне там, где это было в его силах. За что ему тоже огромная благодарность. И 8 ноября 2010 г. в театре Александра Калягина Et Cetera состоялась 10 церемония вручения премии, на которой я стал ее лауреатом. Таким образом состоялась моя реабилитация. После чудовищных обвинений и клеветы, которой меня отблагодарило руководство НПО Энергомаш в лице Д.В. Пахомова и В.Е. Айзенмана, я стал чувствовать себя немного свободнее. Ведь я был незаконно уволен с работы за ту деятельность, за которую через год стал лауреатом. Это еще произошло благодаря известному журналисту – Г.А. Боровику и двум его помощницам – Л.В. Казаковой, принимавшей мою работу и делавшую по ней заключение, и Т.М. Белоусовой, мнение которой тоже сыграло не последнюю роль в присуждении мне премии.

В самом начале 2011 г. вместе с телекомпанией «Пул» и ее директором О.В. Пастуховой мы начали снимать док-драму о Г.Э. Лангемаке. Сначала мы назвали ее «Дважды приговоренный», но потом директор документальных программ канала «Россия 1» (заказчика фильма) С.А. Алексеев предложил иное название – «Два залпа по конструктору. Драма «катюши». Я стал одним из авторов сценария и тем человеком, на основе работ и исследований которого делался фильм. Роли играли: Г.Э. Лангемак – Алексей Кортнев, Г.Э. Лангемак в детстве – Данила Давыдов,

А.Г. Костиков – Денис Касперов, А.Г. Костиков в детстве – Вилльям Ханда, приводящий в исполнение – Алексей Шорохов. Первоначально роль Лангемака-ребенка должен был играть Даниил Хайдаров, но по непонятным причинам он и его мама не смогли приехать на съемку из Питера, и Дане срочно пришлось искать замену. Мальчик очень сильно переживал, и я тоже был огорчен. Он – сын шведского барона Виталия Эмиля Хассельблада, помогающего мне в моих поисках, а я стараюсь помочь ему по мере своих возможностей.

Одним из основных условий работы было то, что я буду следить за правильным отражением фактов, о которых идет речь в фильме. Мне это было обещано. Однако в процессе работы О.В. Пастухова стала навязывать свою точку зрения, которая в конечном итоге привела к конфликту.

Для съемок различных синхронов, были приглашены известные специалисты и сотрудники музеев. Съемочная группа ездила в Петербург и Кронштадт, из Кировограда прислали видеозапись, сделанную с В.В. Постолатием. Мы получили разрешение на съемку настоящего следственного дела в ЦА ФСБ РФ. Это получилось благодаря тому, что старший внук конструктора С.Г. Белянин передал нам документы о его и его младшего брата родстве с конструктором, которые дали возможность А.Г. Белянину оформить на меня доверенность.

Ниже я привожу несколько выдержек из расшифрованных синхронов фильма, в которых отражены наиболее интересные заявления интервьюируемых.

«Интервьюер: Обратите внимание, Юрий Васильевич, просто вопросы в протоколе допроса Клейменова все касаются только торгпредства и только два последних вопроса связаны с институтом. Вопросы в доносе… в протоколе допроса Лангемака все касаются института, хотя на анкете арестованного рукой Шестакова написано: «нем. шп.», а по немецкому шпионажу вопросов никаких, соответственно, о чем это говорит? Что инициатива ареста Лангемака шла исключительно из института, потому что… секунду, потому что если бы вопрос стоял о том, что… Когда Костиков предлагал Глушко выступить против Лангемака, а тот от этого отказался, то Костиков сказал Глушко: «Ну ты об этом пожалеешь…» Вот он его и посадил.


Исполнитель роли А.Г. Костикова в детстве Вилльям Ханда смотрит на работу кузнеца, запоминая, что ему придется делать на съемках. Москва, лето 2011 г. Фото автора. Публикуется впервые


Исполнитель роли Г.Э. Лангемака в детстве Данила Давыдов со своей хвостатой партнершей во время съемок. Москва, лето 2011 г. Фото автора. Публикуется впервые


Исполнитель роли Г.Э. Лангемака актер Алексей Кортнев во время репетиции. Москва, весна 2011 г. Фото из архива А.А. Кортнева. Публикуется впервые


Исполнитель роли А.Г. Костикова – актер Денис Касперов в перерыве между съемками. Москва, весна 2011 г.

Фото автора. Публикуется впервые

Если посмотреть на… постановление об аресте будущего академика Глушко там написано «февраль 1938 года» зачеркнуто и написано «22 марта», то есть арест Глушко готовился в феврале уже после вот этих двух бюро НТС, соответственно, его хотели еще склонить к предательству, тогда могли бы не арестовать, если они могли бы с ним договориться. Договориться они с ним не смогли, соответственно, они назначили дату ареста 23 марта, понимаете?..

Ю.В. Бирюков: Это было действительно так, но это и политическая, и техническая борьба.

Интервьюер: Значит, получается, что Костиков виноват?

Ю.В. Бирюков: Способствовал он, конечно, аресту Глушко, но вот кто способствовал, что Глушко не направили в лагеря, а по существу, его сразу направили в конструкторское бюро, вот это тоже очень интересный вопрос…

Интервьюер: Юрий Васильевич, а как вы можете прокомментировать тот факт, что в протоколе допроса Лангемака описываются события, которые произошли уже через полмесяца после его ареста в Институте, о которых он знать не мог, а также факт того, что все вообще в Институте были вредителями, все всё портили и вот только инженер Костиков, когда к нему в руки попадали какие-то объекты, вытаскивал их из грязи и доводил до ума. Как вот вы можете это объяснить?

Ю.В. Бирюков: Я не знаком с этими…

Интервьюер: Вы читали протокол допроса. Он был в моей книжке.

Ю.В. Бирюков: А вашу книжку…

Интервьюер: Он опубликован там, да…

Ю.В. Бирюков: Ну, может, я не слишком внимательно читал, но я думаю, что когда люди объявлены вредителями, когда государственная политика сводится к поиску вредителей, к объяснению всех неудач вредительскими действиями, то очень может быть, что сотрудники института привлекались следователями для дачи определенных показаний. Для высказывания своего мнения, и вряд ли кто-то из них не то, чтобы стать на защиту арестованных, репрессированных, но очень могли способствовать и усугублению их положения и прямо высказывать впечатления… свое мнение, что они действительно… Зря наши органы никого не арестовывают, что они действительно вредители и пытаться объяснять о неудаче этими вредительскими действиями. Так что тут я особого криминала того же Костикова, если он давал такие показания, не вижу. Потому что это была обстановка того времени и если бы кто-то стал на защиту и Королева, и Глушко, то они бы последовали туда же, тоже бы были репрессированы. Скорее всего, так…

Интервьюер: А как вы можете объяснить существование характеристики, подписанной Пойдой на исполняющего обязанности главного инженера института Костикова, где третьим пунктом этой характеристики значится то, что он вел активную борьбу по разоблачению вражеских действий врагов народа – Клейменова и Лангемака? Эта характеристика тоже была в моей книжке. Вы видели ее. Вы видели ее еще раньше в комиссии Демянко…

Ю.В. Бирюков: Конечно, вот те письма, скажем, тот отзыв Костикова о работах Глушко, где утверждалось, что по существу это не ракетный двигатель ОРМ-65, а бомба, которая при каждой неудаче стендовых испытаний взрывается, это можно рассматривать как стремление разоблачать врагов народа.

Интервьюер: Значит, получается, такие же письма были на Клейменова и Лангемака?

Ю.В. Бирюков: С Клейменовым и Лангемаком по-моему у Костикова противоречий не было. С Клейменовым было единственное противоречие, что он не давал того финансирования, которое было необходимо для экспериментальных работ по… по ЖРД Костикова. Его моторная лаборатория. Что он не давал возможности изготавливать конструкции, задерживал производство этих конструкций.

Интервьюер: Хорошо, тогда зачем же он вел активную борьбу по разоблачению вражеских действий двух этих вредителей?

Ю.В. Бирюков: Вот это уже задним числом могло то, что он с ними боролся, уже будет преподнесено, как активная его борьба за разоблачение вредителей…»57

«С.Н. Резниченко: …Не только ракетные снаряды, но и уже улучшало образцы, многие образцы этих снарядов, и от осколочных, и осколочно-фугасных этот класс вооружения пошел вширь. Начали в это время разрабатывать и зажигательные снаряды и бронебойные, осветительные и дымовые. Ну, в общем, это был целый класс авиационного вооружения. На этом фоне сухопутные войска очень долго воздерживались от того, чтобы перенести это вооружение в свой род войск, и, в конце концов, первая «катюша» была заказана в… разработка первой «катюши» была заказана 14 февраля 1936 года, и заявка поступила из Военно-химического управления. Может создаться впечатление, что русские хотели травить газами своего противника и для этого создали машину, которая может выпускать снаряды залпом. Но дело в том, что к Военно-химическому управлению в то время относились и осветительные, и зажигательные, и дымовые боеприпасы, поэтому «катюша» в общем-то разрабатывалась под целый ряд задач.

В августе 1936-го года «катюша» была отработана, причем заказчик предполагал разработчику самому выбрать базу для будущей «катюши» – это мог быть автомобиль ГАЗ-2, ЗиС-6 или гусеничный трактор СТ-3. В августе первая «катюша» на базе автомобиля ЗиС-6 была создана, нормально прошла заводские и полигонные испытания, и химики в общем-то были довольны, ничто не препятствовало вводу ее на вооружение, но в 1937-м году, когда началась знаменитая история в НИИ-3, в результате которой были репрессированы ведущие специалисты и руководство института, ну, это отодвинуло принятие «катюши» на вооружение в Красную Армию еще на 3 года.

Интервьюер: И каким же образом все-таки она попала на вооружение в Красную армию через 3 года?

С.Н. Резниченко: А через 3 года она попала на вооружение совершенно случайно, поскольку химики были уже довольны своей «катюшей» в зажигательном и осветительном, и химическом варианте, а боеприпасы были унифицированы по двигателю с авиационными и отличались только боевой частью. В авиации они были осколочные и осколочно-фугасные… Ну, просто наши маршалы, приехав однажды на полигон, предложили зарядить химическую «катюшу» авиационными осколочно-фугасными снарядами. Отстрелялись по цели на пятерку с плюсом, и просто поняли, что в артиллерию ее надо вводить, ну, видимо, силовым способом…»58

С самого начала работы над фильмом, мною была заказана музыка композитору А.В. Румянцеву. Он написал для фильма несколько мелодий, а А.Н. Нарочный сделал к ним аранжировки. Вот эти музыкальные произведения: Фантазия для фортепьяно с оркестром № 1 «Капли», посвящается памяти конструктора «катюши» Г.Э. Лангемака; фантазия для фортепьяно с оркестром № 3 «Волны Одесского моря»; фантазия для фортепьяно «Грусть»; фантазия для фортепьяно с оркестром № 2 «Загадки судьбы».

Когда снимали А.А. Кортнева в роли Г.Э. Лангемака, то было сделано всё, чтобы меня не было на съемках. В результате мне не удалось сделать ни одной фотографии актера в образе конструктора, а на снятых игровых сценах пролезают ошибки, вызванные нежеланием снимавших даже прочитать названия файлов, в которых было написано, кто изображен на фотокарточках. Потом свои фотографии мне предоставил сам Алексей Кортнев. Были, конечно, и трагические моменты. Когда снимали сцены с Вилли Хандой, то мальчик очень красиво выполнил всю работу, но из-за желания руководства канала-заказчика очень красивый эпизод, когда он кует подкову, был убран из фильма. Сцена была очень выигрышная, поэтому все сожалели об этом. Когда снимали сцены с Денисом Касперовым, то я поражался, насколько точно он угадал образ Костикова, насколько точно он его сделал. Смотря за тем, как он работает, я думал, что если мы будем снимать художественный фильм о Г.Э. Лангемаке или В.П. Глушко, то все три исполнителя на главные роли есть. Лангемак – Алексей Кортнев, Костиков – Денис Касперов, Глушко – я сам.

К сожалению, в процессе монтажа произошло очень неприятное происшествие. Директор проекта О.В. Пастухова вставила изобразительный ряд, никоим образом не соответствующий тексту и времени, о котором шла речь, и назвала это «образом». Я предложил ей вставить вместо тех кадров другие, сказав, что если она поместила те кадры, то она с таким же успехом может поместить туда кадры встречи Ю.А. Гагарина во Внуково или кадры орбитального комплекса «Мир», летящего в космосе. Результат будет тот же самый – ерунда. Кроме того, видеокартинка на замену была, но она мне сказала, что уже не может ничего поменять. Тогда я ответил, что она ни не может, а не хочет этого делать. Поняв, что со мной она не договорится, О.В. Пастухова бросила трубку.

Для тяжелобольного композитора это была последняя возможность услышать свою музыку с телевизора, но… Я попытался еще раз что-то изменить, но О.В. Пастухова уперлась, считая себя самой правой из всех. Я был вынужден позвонить директору документальных программ телеканала-заказчика С.А. Алексееву и рассказать ему обо всем. Тогда он запретил фильм к показу. Вместо того чтобы позвонить мне и попытаться что-то изменить, О.В. Пастухова замолчала. Перед самым Новым годом я узнаю, что она так и не заплатила деньги тем, кому была должна из-за того, что не дали денег за фильм. Тогда я еще раз позвонил С.А. Алексееву и попросил секретаря передать ему, что мы решили с О.В. Пастуховой все вопросы, и извинился, что рано его побеспокоил, сказав, что слишком поздно понял, что мы с О.В. Пастуховой могли всё решить сами. Однако эта ситуация ничего не изменила. Видимо потому, что тему этого фильма О.В. Пастухова больше не поднимала, а сам С.А. Алексеев говорить об этом не станет. Таким образом, 18 февраля 2012 г. композитор Александр Румянцев умер, так и не услышав своей музыки. Через месяц я позвонил в «ПУЛ» и попросил нарезать мне скриншотов с А.А. Кортневым в образе Г.Э. Лангемака для статьи о композиторе. Но сделано этого не было. Вместо этого, меня обвинили в том, что я сам виноват в случившемся. Получилось, что мой протест против лжи – это плохо, а потворство вранью – нормально. Там стояла моя фамилия, а я таких ошибок допускать как специалист не могу. Ведь все наши с А.А. Кортневым просьбы убрать наше с ним видео и имена и тогда снимать что угодно, а потом самим за это отвечать не имели результата, никто ничего не убрал. А отвечать за чужие ошибки я не собирался, тем более за сознательные. В результате, несмотря на то что О.В. Пастухова бесплатно получила от меня все материалы, какие она хотела, что я согласился работать бесплатно и обеспечил всем, что им было нужно, я же оказался еще и во всем виноват, хотя уперся не я, а О.В. Пастухова. Теперь на ее совести еще и то, что композитор так и не услышал своей музыки. Ведь не упрись она тогда, и все бы было нормально, фильм бы вышел, а мы бы получили еще премию.

20 июня 2012 г. по каналу «Россия» прошла премьера этого фильма. То, что я увидел в результате, повергло меня в шок. 9 ошибок, оставленных в пику мне. «Спасибо» О.В. Пастуховой.

В 2011 г. у Ларисы Беляниной родился сын Тимофей. Очаровательное создание. Надеюсь, что он с генами получит все то лучшее, что было в его талантливом предке.

Всего с начала 1960-х гг. по настоящее время было опубликовано около 1500 различных публикаций и книг, где в той или иной форме упоминались имена пионеров ракетной техники (в том числе около 200 публикаций и книг за рубежом). В основном все они (публикации) были в том или ином виде напоминаниями о прошлом и не несли в себе никакой новой информации вообще. Исключением из общего числа публикаций были публикации В.П. Глушко, старавшегося начиная с конца 1970-х гг. в каждую последующую публикацию включать какие-то новые данные, и историка космонавтики из Центра имени М.В. Келдыша

А.В. Баженова, опиравшиеся на документы архива РНИИ и имевшие под собой хорошую научную базу. Кроме того, А.В. Баженов был технически грамотным человеком и мог «разнести на куски» любую публикацию со стороны сторонников того мнения, что А.Г. Костиков действительно является автором «катюши». Его статьи были по-настоящему интересными и зачастую смелыми для того времени. Мне, как начинающему (в тот момент) исследователю, они очень сильно помогли, а наше последующее знакомство с этим человеком сослужило положительную службу в моем становлении как историка космонавтики и ракетной техники. Правда, годы берут свое, и несколько лет назад мы разошлись с ним на почве того, что (по его мнению) все документы врали и только он один все прекрасно знал…


Подборка публикаций о Г.Э. Лангемаке, вышедшая в 1980-1990-х гг. на Украине.

Фото автора

Отдельно несколько слов хотелось бы сказать о публикациях, вышедших за последние десять лет в Украине. Одним из первых, кто стал заниматься историей жизни и деятельности Г.Э. Лангемака, был кировоградский краевед С.М. Бонфельд. Несмотря на свою оторванность от Москвы и Ленинграда (где находился основной массив документов, связанных с деятельностью конструктора), Семен Маркович смог собрать информацию, на основе которой им было сделано порядка двух десятков публикаций. В его архиве осталось огромное количество писем-запросов в различные архивы страны, среди которых были и заявления в КГБ СССР с просьбой о реабилитации Г.Э. Лангемака и И.Т. Клеймёнова, посланные им в 1980-х гг. Работал он и в Государственном архиве Кировоградской области, однако ни одной публикации о детских и юношеских годах Георгия Эриховича (а документов об этом сохранилось очень много) он так и не опубликовал.

После него было еще два человека, которые тоже пытались опубликовать какие-то материалы о Г.Э. Лангемаке: В.В. Постолатий, имеющий несколько статей с кратким жизнеописанием конструктора (одна из них посвящена и судьбе старшего брата Георгия Эриховича – Виктора Эриховича Лангемака) и Е.Классова, которая в середине 2006 г. опубликовала материал, переписав всю информацию из Интернета и не проверив ее, а потому исказив больше половины фактов и событий из жизни Георгия Эриховича. И если происхождение ошибок в статьях В.В. Постолатия понятно, закономерно и с ними можно бороться, то со статьей Е.Классовой бороться бесполезно, ее нельзя было публиковать.

Но надо отдать должное Елене Классовой, она признала, что это было спонтанное решение, и она больше не будет браться за те темы, в которых она не является специалистом. Хотя, осматривая экспозицию музея прекрасного художника А.А. Осьмеркина, где она работает, у меня возник вопрос: а есть ли хоть одна книга, написанная сотрудниками музея о своем герое? И если есть, то почему ее не предлагают приходящим в музей людям? Ведь, придя в музей, я подарил Елене свои статьи о Г.Э. Лангемаке.

Если вернуться к В.В. Постолатию, то это человек достоин не меньшего уважения, чем любой из историков, сумевших раскопать что-то новое и до него неизвестное. Он же, в свою очередь, стал первооткрывателем Г.Э. Лангемака для своих сограждан. Пока в 1980-х гг. С.М. Бонфельд писал в Москву письма с просьбой о реабилитации И.Т. Клеймёнова, Г.Э. Лангемака и Б.С. Петропавловского, В.П. Постолатий занимался сбором информации по своему городу. Ему удалось собрать немалое количество географических объектов, связанных с жизнью семьи Г.Э. Лангемака в Кировограде, и благодаря его поискам был найден дом, где семья конструктора жила до Октябрьского переворота. Этот дом сохранился идо наших дней.

Вообще-то кировоградская земля хранит в себе еще много вопросов, связанных отношением людей к своим землякам, в том числе и к Г.Э. Лангемаку. Одно на данный момент можно сказать точно: среди кировоградцев есть несколько человек, с которыми можно иметь дело и они готовы к сотрудничеству… Что же касается вопроса в целом, то мною была написана статья «Что такое «Лангемакиада» и как с ней бороться (о наиболее распространенных ошибках, встречающихся в материалах о Г.Э. Лангемаке, и о том, как их избежать)». Предполагалось, что она будет опубликована в городской печати, однако самоуверенность местных газетчиков заставила отказаться от публикации материала в том извращенном виде, в котором это предполагалось сделать. По той же причине отказались и от публикации биографического материала.

В феврале 2006 г. вышел XXIV сборник Трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко, в котором была опубликована моя статья о взаимоотношениях В.П. Глушко и его руководителей (во время работы в ГДЛ и РНИИ). В статье рассказывается об их служебных и личных контактах, а также о том, как Валентин Петрович помогал семьям своих начальников после реабилитации, заботился о них и оказывал им всяческое содействие.

Подводя предварительные итоги, можно сказать, что с начала 1960-х гг. по настоящий момент не было написано и издано ни одной книги о четырех (Н.Я. Ильин, И.Т. Клеймёнов, Г.Э. Лангемак и Б.С. Петропавловский) из пяти пионеров ракетной техники. Только об Н.И. Тихомирове в 1983 г. в издательстве ДОСААФ СССР выпустили работу писателя А.М. Киселева «Дело огромной важности». Она была написана по заказу и при всемерной помощи академика Валентина Петровича Глушко.

В изданных книгах, посвященных истории ракетно-космической техники или жизнеописаниям ее пионеров, руководителям ГДЛ и РНИИ, как правило, уделялось очень мало места или их не упоминали вообще.

Что же касается многочисленных публикаций и докладов на различных конференциях и симпозиумах, то качество излагаемой в них информации зависит от осведомленности ее авторов. Зачастую эти публикации и доклады содержат в себе огромное количество непроверенных данных. Наибольшее количество этих публикаций посвящено Г.Э. Лангемаку.

В заключение я бы хотел привести слова академика

В.П. Глушко, сказанные им о Г.Э. Лангемаке:

«Мы были близкими друзьями. Георгий Эрихович был на голову выше меня, как ученый и конструктор. Я всегда тянулся за ним, стараясь не выглядеть на его фоне каким-то серым и незначительным. Мне всегда хотелось быть похожим на него. Он был для меня образцом во всем… И я бы очень хотел, чтобы и ты, сын, пронес через свою жизнь уважение к этому человеку с большой буквы……Если бы его не расстреляли, то я уверен, что Георгий Эрихович стал бы маршалом артиллерии и членом Советского Правительства… Я всегда считал его членом своей семьи и очень хочу, чтобы и ты относился к нему также… Он член нашей семьи…»59

Источники и комментарии:

1 Протокол допроса свидетеля Глушко Валентина Петровича от 05.05.1955», ЦА ФСБ РФ Архивно-следственное дело № Р-2020 Клеймёнова Ивана Терентьевича, лл. 26, 26об, 27, 27об, 28, 28об, 29. Орфография и пунктуация подлинника.

2 «Определение № 4н-011852/55 Военной коллегии Верховного суда СССР от 21.11.1955», ЦА ФСБ РФ, архивно-следственное дело № Р-3284 Лангемака Георгия Эриховича, лл. 79–81.

3 В семье М.Г. Беляниной сохранился отдельный оттиск «Наименование образований, выявленных на обратной стороне Луны», на котором рукой академика В.П. Глушко была сделана следующая надпись: «Дорогая Елена Владимировна, я рад представившейся возможности увековечить в космическом масштабе память о яркой личности Георгия Эриховича. Отныне лунный кратер носит имя «Лангемак». Ваш В.Глушко. 1.10.66.».

4 Его координаты: Lat – 10.3S, Long – 118.7Е.

5 Так в документе. Хотя на самом деле, И.Т. Клеймёнов родился в 1899 г.

6 Здесь были допущены ошибки. Дело в том, что Г.Э. Лангемак переехал из Ленинграда в Москву в начале 01.1934, а И.Т. Клеймёнов получил эту квартиру (24 подъезд) только в 1934, до этого его семья жила в другой квартире, находившейся внутри двора. Получил же он квартиру в этом доме в 1933.

7 «Письмо главного конструктора КБЭМ В.П. Глушко на имя председателя исполкома Мосгорсовета В.Ф. Промыслова исх. № СН-1-237-68/9777 от 13.11.1968», второй экземпляр, архив автора.

8 Так написано в документе. Хотят на самом деле, И.Т. Клеймёнов родился в 1899.

9 Здесь тоже допущена ошибка. По имеющимся у меня данным, по этому адресу семья Г.Э. Лангемака поселилась в 1923 г., сразу после поступления Г.Э. Лангемака в Артиллерийскую академию РККА. Все эти ошибки вызваны отсутствием тогда необходимых документов, найденных мною в последние полтора десятилетия работы над изучением биографии Г.Э. Лангемака.

10 «Письмо главного конструктора КБЭМ В.П. Глушко на имя председателя исполкома Ленгорсовета А.А. Сизова, исх. № СН1-236-68/9776 от 13.11.1968», второй экземпляр, архив автора.

11 «Письмо главного конструктора КБЭМ В.П. Глушко на имя управляющего Московским городским трестом похоронного обслуживания Д.И. Попова № 098 от 19.12.1968», Архив ГДЛ-ОКБ, оп.5, ед. хр. 16.

12 «Письмо главного конструктора КБЭМ В.П. Глушко на имя начальника 11-го отделения милиции г. Москвы подполковника милиции М.А. Сафонова № Р-331 от 17.06.1972», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 5, ед. хр. 16.

13 Так в документе.

14 «Письмо генерального конструктора НПО «Энергия» В.П. Глушко на имя Секретаря Павлодарского горкома Коммунистической партии Казахстана Г.А. Никифорова и Председателя исполкома Павлодарского городского совета народных депутатов А.Н. Джазина от 01.1983», копия, архив автора.

15 «Письмо генерального конструктора НПО «Энергия» В.П. Глушко на имя Председателя Государственного Комитета по делам строительства УССР Г.К. Злобина № П-063 от 13.10.1983», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 5, ед. хр. 16.

16 На самом деле Н.И. Тихомиров переехал в Ленинград в 1924 г.

17 Н.И. Тихомиров жил в Москве до 1924 г.

18 «Письмо председателя Комитета советского национального объединения истории и философии естествознания и техники АН СССР академика Б.М. Кедрова и председателя комиссии АН СССР по разработке научного наследия пионеров освоения космического пространства член-корреспондента АН СССР Б.В. Раушенбаха на имя председателя Государственного комитета УССР по делам строительства Г.К. Злобина (копия академику В.П. Глушко) от 05.12.1983», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 5, ед. хр. 16.

19 В этом письме был приведен текст только одной доски – для г. Москвы. Текст доски для Ленинграда в письме не приведен.

20 «Письмо генерального конструктора НПО «Энергия» В.П. Глушко на имя Вице-президента АН СССР академика П.Н. Федосеева № П-086 от 11.03.1984», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 5, ед. хр. 16.

21 «Решение исполкома Ленинградского городского Совета народных депутатов «Об установке мемориальной доски Н.И. Тихомирову» № 157 от 01.04.1985», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 5, ед. хр. 16.

22 «Отмечены памятные места», «Вечерний Ленинград», 13.05.1985.

23 На самом деле Н.И. Тихомиров родился в 1859 г.

24 «Письмо генерального конструктора НПО «Энергия» В.П. Глушко в адрес председателя Мосгорисполкома В.Ф. Промыслова № П-0171 от 20.11.1985», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 5, ед. хр. 16.

25Глушко А.В. «Воспоминания об отце», в 3-х частях, часть 2: «Отец и пионеры ракетно-космической техники», рукопись, архив автора.

26 Поведение В.Н. Галковского в этой ситуации вполне понятно. Будучи благодарным человеком, он не забыл, что А.Г. Костиков ему очень много помогал, и поэтому не считает возможным свидетельствовать против своего благодетеля. Подобное же положение вещей может объяснить и поведение еще одного человека, облагодетельствованного А.Г. Костиковым еще в молодости. B.C. Завьялов в своей работой «О работе в КБХМ им. А.М. Исаева и не только об этом» написал о том, что благодаря блату (вмешательству А.Г. Костикова, у которого работала его мать) он поступил в институт. Понятно, что благодарность дело хорошее, но это не дает права человеку из благодарности, не зная ситуации и не разбираясь в происходившем, оправдывать виноватого, переваливая всю вину на пострадавшего и сводя счеты не только с ним, но и с его семьей, считая его родственников лжецами и самозванцамию.

27 Та самая Калянова, которая 20 июля 1938 г. написала своей рукой, а потом и подписала вместе с А.Г. Костиковым, Л.С. Душкиным и А.Н. Дедовым акт техэкспертизы против В.П. Глушко и С.П. Королёва.

28 «Протокол заседания Бюро ветеранов ракетной техники от 15.11.1989», архив семьи И.Т. Клеймёнова.

29 Однако и здесь был осуществлен подлог. Первоначально список награжденных, представленный депутатом А.Н. Крайко, составленный рукой Ирины Ивановны Клеймёновой – старшей дочерью И.Т. Клеймёнова, был следующим: В.А. Артемьев, И.Т. Клеймёнов, Г.Э. Лангемак, Б.С. Петропавловский, Ю.А. Победоносцев и Н.И. Тихомиров. То есть все те, кто считается основными авторами этого оружия. В результате манипуляций сотрудника Центра имени М.В. Келдыша (преемника РНИИ) Ю.Г. Демянко, сумевшего вмешаться в это дело и повлиять на выбор кандидатов на это звание, список стал выглядеть иначе. Фамилии В.А. Артемьева и Ю.А. Победоносцева были из него удалены, и вместо них вставлены Б.М. Слонимер и В.Н. Лужин.

30 «Письмо историка ракетной техники А.В. Глушко младшей дочери Г.Э. Лангемака М.Г. Беляниной от 21.08.1997», второй экземпляр, архив автора.

31 Привожу здесь полный перечень своих публикаций, в которых либо рассказано о Г.Э. Лангемаке, либо его имя упоминается в тексте:

Книги – (вместе с коллективом авторов) автор статей дополнительного тома энциклопедии для детей «Аванта+» «Космонавтика», Москва, «Аванта+», 2004; (вместе с коллективом авторов) «НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко. Путь в ракетной технике», Москва, «Машиностроение» – «Машиностроение-Полет», 2004; (вместе с Качуром П.И.), «Валентин Глушко – конструктор ракетных двигателей и космических систем», Санкт-Петербург, «Политехника», 2008; «Первопроходцы ракетостроения. История ГДЛ и РНИИ в биографиях их руководителей», Москва, «Фонд содействия авиации «Русские витязи», 2010.

Доклады и выступления – «Дело Георгия Эриховича Лангемака», доклад, прочитанный 03.09.1998 на международной конференции «В.П. Глушко и перспективы космонавтики», г. Одесса (Украина) 03.09.1998 в 14 часов в конференц-зале Дома Ученых (тезисы не публиковались); «К 100-летию со дня рождения И.Т. Клеймёнова – первого директора Реактивного научно-исследовательского института, одного из авторов «катюши», доклад прочитан на 2 заседании 1-й секции «Исследование научного творчества пионеров освоения космического пространства и история ракетно-космической науки и техники» XXIII научных чтений по космонавтике 27.01.1999 в 15 часов в конференц-зале ИИЕТ РАН (объявлен в «Программе чтений», Москва, 1999, стр. 6; тезисы отпечатаны в «Тезисах докладов», «Война и мир», Москва, 1999, стр. 28–29); (вместе с Л.Д. Пёрышковой) «Жизнь и деятельность Н.И. Тихомирова – основателя и первого руководителя Газодинамической лаборатории», доклад, прочитанный на 1 заседании межсекционного тематического заседания «А» «Вклад отдельных ученых и научных школ в развитие авиакосмической науки и техники» XII Международного симпозиума по истории авиации и космонавтики, 09.06.1999, среда, 11 часов, в конференц-зале ИИЕТ РАН, тезисы отпечатаны в «Тезисах докладов», ИИЕТ РАН, Москва, 1999; «Уполномоченный начальника вооружений РККА (к 100-летию со дня рождения Н.Я. Ильина)», доклад 4-02 прочитан на заседании секции 4 «История ракетно-космических двигателей и энергоустановок» XIII Международного симпозиума по истории авиации и космонавтики, посвященного сорокалетию первого полета человека в космическое пространство, Москва, 06.06.2001, среда, 11:00, тезисы опубликованы в «Тезисах докладов», Москва, ИИЕТ РАН, 2001, стр. 92; «Воспоминания об отце», доклад прочитанный на научно-практической конференции «Космонавтика – история, современное состояние и перспективы будущего», посвященной 95-летию со дня рождения академика В.П. Глушко, 03.09.2003,

14 час (по одесскому времени), г. Одесса, Зеленый зал Дома ученых, тезисы и текст не публиковались; «Пионер ракетно-космической техники и космонавтики, начальник ГДЛ Б.С. Петропавловский», доклад 16, прочитанный на заседании 6.2 секции 6 «История ракетно-космической техники», 29.01.2004, в четверг, в 14 час, в Выставочном зале Главного корпуса МГТУ им. Н.Э. Баумана, на XXVIII Академических чтениях по космонавтике, тезисы опубликованы в «Актуальных проблемах развития отечественной космонавтики. Материалах XXVIII академических чтений», Москва, «Война и мир», 2004, стр. 144, текст доклада не публиковался; «Академик В.П. Глушко и астрономия», доклад 1, прочитанный 19.08.2005, на втором заседании в 17:00 в конференц-зале Базы отдыха ОНУ на Гаммовской конференции Одесса, Черноморка, 15–20.08.2005, тезисы не публиковались; «В.П. Глушко и Г.Э. Лангемак. История взаимоотношений. 1929–1989 гг. (к 100-летию со дня рождения академика В.П. Глушко и 110-летию со дня рождения Г.Э. Лангемака)», доклад 2, прочитанный на заседании 1.1 секции 1 «Исследование научного творчества пионеров освоения космического пространства», 30.01.2008, в среду, в 10 час, в конференц-зале Учебно-лабораторного корпуса МГТУ им. Н.Э. Баумана, на XXXI Академических чтениях по космонавтике, тезисы опубликованы в «Актуальных проблемах российской космонавтики. Материалах XXXII академических чтений по космонавтике, Москва, январь – февраль 2008 г.», стр. 16–18; «Периодическая печать о пионерах советской ракетно-космической техники Н.Я. Ильине, И.Т. Клеймёнове, Г.Э. Лангемаке, Б.С. Петропавловском и Н.И. Тихомирове. 1930-2000-е гг.», доклад 9, прочитанный на заседании 6.1 секции 6 «История ракетно-космической техники», 31.01.2008, в четверг, в 10 час, в конференц-зале Учебно-лабораторного корпуса МГТУ им. Н.Э. Баумана, на XXXI Академических чтениях по космонавтике, тезисы опубликованы в «Актуальных проблемах российской космонавтики. Материалах XXXII академических чтений по космонавтике, Москва, январь – февраль 2008 г.», стр. 150–151; «Отец и сын. История взаимоотношений (к 100-летию со дня рождения академика В.П. Глушко)», доклад 7, прочитанный на заседании 10.2 секции 10 «Космонавтика и культура», 01.02.2008, в пятницу, в 13:30, в лекционном зале Государственного исторического музея, на XXXI Академических чтениях по космонавтике, тезисы опубликованы в «Актуальных проблемах российской космонавтики. МатериалахXXXII академических чтений по космонавтике, Москва, январь – февраль 2008 г.», стр. 259; «Несколько слов об отце», доклад, прочитанный 11.09.2008, в четверг, в 17:30 на пленарном заседании конференции «Днепровские чтения-2008», (Днепропетровск, 11–13.09.2008), тезисы не публиковались; «Снова об А.Г. Костикове», доклад, прочитанный 12.09.2008, в пятницу, в 12:30 на заседании секции «История ракетно-космической науки и техники», конференции «Днепровские чтения-2008», (Днепропетровск, 11–13.09.2008), тезисы не публиковались; «Роль профессора А.Н. Крайко в увековечивании памяти пионеров PKT И.Т. Клеймёнова и Г.Э. Лангемака», доклад 15, прочитанный во вторник 25.08.2009, в 12:30 на пленарном заседании научно практического семинара «Теория, численные методы и математический экспромт в газовой динамике», приуроченный к 75-летнему юбилею А.Н. Крайко (ЦИАМ 25–27.08.2009), тезисы и текст самого не публиковались.

Статьи – «Дело Георгия Эриховича Лангемака. К 100-летию со дня рождения», «Новости космонавтики», № 15/16 (182/183), 1998, стр. 66–67; «Когда сделана фотография», «Аэрокосмический курьер», № 6 (ноябрь – декабрь), 1999, стр. 100–103; «К вопросу о реабилитации Костикова», «Новости космонавтики», № 7 (210), 2000, стр. 68–70; «Опровергать факты нельзя», «Техника молодежи», № 7, 2000, стр. 10–14; «Ivan Т. Kleimyonov a Talented Organizer», «Quest», Volume 8, Number 3, (2000), p. 24–31; «Создатель «катюш», сборник трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко, XIX, Москва, 2001, стр. 404–426; «Первый директор РНИИ – И.Т. Клеймёнов», сборник трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко, XX, Москва, 2002, стр. 427–444; «Талантливый инженер-артиллерист Борис Сергеевич Петропавловский», сборник трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко, XXI, Москва, 2003, стр. 368–399; «Открытие памятной доски Г.Э. Лангемака», «Новости космонавтики», № 1 (252), 2004, стр. 72; «Начальник ГДЛ Николай Яковлевич Ильин», сборник трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко, XXII, Москва, 2004, стр. 377–395; «Я, как Ла-5, уходил от фокке-вульфов и мессершмиттов К 70-летию академика РАН Б.И. Каторгина», «Новости космонавтики», № 12 (263), 2004, стр. 66–67; «Основатель Газодинамической лаборатории – Николай Иванович Тихомиров», сборник трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко, XXIII, Москва, 2005, стр. 433–451; «Дважды приговоренный», «Русский космос», № 10, октябрь 2006, стр. 44–49; «Взаимоотношения В.П. Глушко со своими руководителями», сборник трудов НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко, XXIV, Москва, 2006, стр. 394–416 (сокращенная); «Автор «катюши» Георгий Эрихович Лангемак», журнал «Культура немцев в России», № 2, 2006, стр. 41–46; «О чем он думал в тот момент, когда…», «Всемирные одесские новости», № 1 (65), февраль 2007; «Взаимоотношения академика В.П. Глушко со своими руководителями», начало – «Дерибасовская – Ришельевская. Одесский альманах», сборник № 28, «Всемирный клуб одесситов», Одесса, «Печатный дом», 2007, стр. 32–57, окончание – «Дерибасовская – Ришельевская. Одесский альманах», сборник № 29, «Всемирный клуб одесситов», Одесса, «Печатный дом», 2007, стр. 15–31 (Полный вариант.); «Хто посадив автора «катюцл» Г.Е. Лангемака», «Юровоградська правда», 10.07.2007; «Дело С.П. Королёва», «Космический альманах» (историко-художественное приложение к журналу «Авиакосмическая и экологическая медицина») № 11, 2007, стр. 21–38; «Офицер русского флота», «Деловая слава России», вып. IV–V, 2007, стр. 140–143; «Враг народа» С.П. Королёв», начало – «Российский космос», № 2 (26), 2008, стр. 46–49, продолжение – «Российский космос», № 3 (27), 2008, стр. 58–62, окончание – «Российский космос», № 4 (28), 2008, стр. 68–72; «Забытый конструктор. К 110-летию со дня рождения Б.С. Петропавловского», «Новости космонавтики», № 7 (306), 2008, стр. 62–63; «Валентин Глушко глазами сына», «Личности России», № 2, 2008, стр. 94-115; «Швейцарец, писавший себя великороссом (Рассказ о конструкторе «катюши» Г.Э. Лангемаке)», «Информационно-методический сборник» ЦМВС РФ, № 2(26), 2010, стр. 50–57; «Воспоминания об отце», в сборнике документов «Космос. Время московское», составители Т.А. Головкина, А.А. Чернобаев, Москва, РГГУ, 2011, стр. 46–59; «Помощник М.Н. Тухачевского, (к 110-летию со дня рождения Н.Я. Ильина)», «Новости космонавтики», № 5(340), 2011, стр. 70–73 и информационно-методический Сборник ЦМВС РФ, № 1 (27), 2011, стр. 39–45.

Интервью со мной – Руденко М., «Великий сын человечества», «Воздушный транспорт», № 49(2181), 1993; Максимова Э. «Пока я жив, не надевай сапог!» Трагическая история отца досталась в наследство сыну», «Известия» (региональный выпуск)», 24.11.2000; Карандашова Т. «Александр Глушко и Майя Лангемак: «Я звоню тебе с той стороны Луны», «Новая газета» (г. Павлодар, Казахстан), № 31(68), 07.08.2003; Пономарев Г. «Один из «слонов», на которых держался Союз», «Киевские ведомости», 02.09.2008.

32 Автором слов и музыки является лидер эстрадной группы «Несчастный случай» А.А. Кортнев. Аранжировка С.С. Чекрыжова.

33 Человек уникальной порядочности, не испугавшийся в 1949 г. жениться на дочери «врага народа». К сожалению, он тоже не так давно умер.

34Глушко А.В. «Открытие памятной доски Г.Э. Лангемака», «Новости космонавтики», № 1 (252), 2004, стр. 72.

35Карандашова Т. «Я звоню тебе с той стороны Луны», интервью с М.Г. Лангемак и А.В. Глушко, «Новая газета» (г. Павлодар, Казахстан), № 31 (68), 07.08.2003.

36 Из-за отсутствия на тот момент точной информации я допустил в письме ошибку. На самом деле с 1916 г.

37 Опять же из-за отсутствия на тот момент точной информации, я снова допустил в письме ошибку. На самом деле в 1921 г.

38 Мною ошибочно указана должность. Он не был преподавателем Академии Генштаба после освобождения от должности ее начальника.

39 На самом деле в 1937 г.

40 «Письмо историка А.В. Глушко на имя начальника ЦА ФСБ РФ от 28.10.2004», второй экземпляр, архив автора.

41 «План работ историческо-геральдической службы «ОАО НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко» на период 01.11.2005-SI. 1 2.2006 от 09.2005», второй экземпляр, архив автора.

42 «Отчет о командировке главного специалиста пресс-службы А.В. Глушко в г. Киев (Республика Украина) в период 06–10.03.2006», копия, архив автора.

43 «Положение и описание юбилейной медали «В память 110-летия со дня рождения автора «катюши» Г.Э. Лангемака», архив автора.

44 В этом месте мною была допущена ошибка. Только выяснилось это через год, когда я снова приезжал в Кировоград. Местный историк-краевед и прекрасный человек В.В. Постолатий объяснил мне, что Петровская д. 2 это и есть здание педуниверситета, в помещении которого находились жилые комнаты для преподавателей.

45 Письмо было написано еще до моего разговора с А.В. Гордоном по поводу присвоения коллегиуму имени писателя А.А. Тарковского.

46 Письмо генерального конструктора НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко Б.И. Каторгина на имя Головы Областной Рады Кировоградской области Н.А. Сухомлина № 940/4020 от 16.08.2006», архив автора.

47 «Письмо генерального конструктора НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко Б.И. Каторгина на имя Головы Областной Рады Кировоградской области Н.А. Сухомлина № 940/4022 от 16.08.2006», архив автора.

48 «Письмо директора департамента по гуманитарным вопросам – заместителя городского председателя по вопросам деятельности исполнительных органов Кировоградского горсовета В.Скорохода на имя генерального конструктора НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко Б.И. Каторгина № 3877/14, от 03.10.2006», архив автора.

49 Эти документы были переданы в музей мною лично. Кроме того, 18.07.2006 мною была прочитана лекция о Г.Э. Лангемаке для сотрудников музея и составлена стенограмма, чтобы на ее основании они потом могли что-то рассказывать на выставке.

50 «Письмо заместителя главы областной госадминистрации Кировоградской области О.Любченко на имя генерального конструктора НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко Б.И. Каторгина № 23-239/5, от 19.09.2006», архив автора.

51 «Служебная записка главного специалиста ЦОС А.В. Глушко на имя генерального директора НПО «Энергомаш» имени академика В.П. Глушко Н.А. Пирогова от 10.2007», копия, архив автора.

52 «Проект приказа генерального директора ОАО «НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко» о создании службы «История ОАО Энергомаш имени академика В.П. Глушко от 06.11.2007», копия, архив автора.

53 «Проект Положения и Описания медали Министерства обороны «Военинженер 1 ранга Лангемак», архив автора.

54 «Письмо А.В. Глушко, Б.А. Прошлякова, Л.А. Беляниной на имя Главкома РВСН Н.Е. Соловцова, копия председателю Совета ветеранов РВСН В.А. Муравьеву, от 05.2009», второй экземпляр, архив автора.

55 «Письмо А.В. Глушко, Б.А. Прошлякова, Л.А. Беляниной и Н.К. Роккосовской на имя председателя Првительства РФ В.В. Путина от 09.2010», второй экземпляр, архив автора.

56 «Служебная записка главного специалиста ЦОС А.В. Глушко на имя генерального директора ОАО «НПО Энергомаш имени академика В.П. Глушко» Д.В. Пахомова от 17.05.2009», второй экземпляр, архив автора.

57 «Расшифровка синхрона интервью историка Ю.В. Бирюкова, от 24.05.2011, данного им для документального фильма «Два залпа по конструктору. Драма «катюши», копия, архив автора.

58 «Расшифровка синхрона интервью историка С.Н. Резниченко, от 04.05.2011, данного им для документального фильма «Два залпа по конструктору. Драма «катюши», копия, архив автора.

59Глушко А.В. «Воспоминания об отце», в 3-х частях, часть 2: «Отец и пионеры ракетно-космической техники», рукопись, архив автора.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.522. Запросов К БД/Cache: 0 / 0