Главная / Библиотека / Танковые войны XX века /
/ XX ВЕК ТАНКОВ / Глава 16. ВОСТОК — ДЕЛО ТОНКОЕ

Глав: 3 | Статей: 40
Оглавление
ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Полное издание обеих книг ведущего военного историка, посвященных танковым войнам XX века, в том числе и легендарному блицкригу.

Минувшее столетие по праву считается «Веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны. Однако полноценные, по-настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — гитлеровской Германии, Советскому Союзу и Израилю, — только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны, вершиной которой стал немецкий БЛИЦКРИГ, впоследствии взятый на вооружение советскими и израильскими танкистами. Анализу стратегии и тактики «молниеносной войны» посвящена вся вторая часть книги. Кроме того, особый интерес представляет глава, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что вопреки американским прогнозам на Европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

Глава 16. ВОСТОК — ДЕЛО ТОНКОЕ

Глава 16. ВОСТОК — ДЕЛО ТОНКОЕ

В свое время пионер Волька Костыльков на вопрос, что он знает об Индии, собирался уверенно ответить, что на полуострове Индостан расположены две страны, братские народы которых проклятые британские империалисты норовят поссорить… Только вот ему старик Хоттабыч помешал, заставив повествовать о стране плешивых и тому подобных чудесах. Волька был искренне убежден, что Хоттабыч не дал ему рассказать чистую правду, и это подтверждает старую истину: в СССР машина промывания мозгов работала предельно эффективно и оболванивала людей с самого детства. Потому что трудно найти в истории пример столь многовековой и лютой ненависти, которая разделяет эти два народа. Мусульманские правители Средней Азии регулярно отправлялись в Индию за добычей, оставляя после себя пепелища и горы трупов. Даже династия Великих Моголов, правившая в Индии почти 300 лет, была фактически армией мусульманских оккупантов в стране победившего индуизма. Второй такой пример найти трудно, разве что вспоминается такая же давняя и абсолютно взаимная ненависть Китая и Японии. Поэтому совершенно неудивительно, что за последние полвека Индия и Пакистан четырежды воевали между собой, при этом о мелких вооруженных конфликтах даже не стоит упоминать. У нас мало что известно об этих войнах, они почему-то считаются не заслуживающими внимания. А ведь по крайней мере одна из них сопровождалась столь же масштабными танковыми сражениями, как Вторая мировая или война Йом-Киппур.

Итак, 14 августа 1947 года Индия и Пакистан стали отдельными государствами в составе Британского Содружества. Это событие сопровождалось широкой волной гражданских беспорядков, массовым переселением иноверцев и резней, которая унесла жизни более чем миллиона человек. Лорд Маунбеттен в полной мере освоил искусство разделять и властвовать, с помощью которого англичане так долго удерживали в повиновении свою империю. Умело проведенные границы способствовали тому, что между Индией и Пакистаном немедленно начались конфликты из-за спорных территорий.

Первый конфликт вспыхнул уже 21 октября 1947 года, то есть через два месяца после обретения независимости. И, как это чаще всего бывает, он начался из-за раздела чужого имущества. Дело в том, что спорные княжества Джамму и Кашмир не принадлежали ни одному из государств. Ранее это было независимое государство сикхов, не входившее ни в состав империи Моголов, ни в одну из мусульманских держав Среднего Востока. Однако англичане захватили его и включили в состав своей Индийской империи. После ее распада Кашмир хотел остаться независимым, однако Индия и Пакистан дружно предложили ему совершенно добровольно войти в состав той или иной страны.

Поддерживаемые Пакистаном мусульманские мятежники вторглись в Кашмир в октябре 1947 года, намереваясь занять Кашмирскую долину и ее главный город Шринагар. Ополчение княжества было быстро разгромлено, но агрессоры по непонятной (?!) причине решили остановиться, заняв только приграничную полосу, где с удовольствием предались грабежам и насилиям.

Пока они занимались этим, Индия перебросила в Шринагар по воздушному мосту войска, которые перешли в наступление и выбили мятежников из близлежащих городов. В этих боях впервые приняла участие бронетехника, правда, пока в ограниченном количестве. Первый случай имел место 5 ноября в бою у Шалатенга, когда подразделение индийских бронемашин под командованием лейтенанта Н.Г. Давида нанесло удар по вражеским тылам. Возникла паника, и погибло более 500 человек. Лейтенант Давид был награжден орденом «Вир Чакра», третьей по старшинству индийской наградой за храбрость. Далее в дело вступила регулярная пакистанская армия, и начались вязкие пограничные бои, которые не приносили особого успеха ни одной из сторон, так как сложная гористая местность не позволяла проводить крупные операции.

Пока индийцы пытались очистить от противника южные районы княжества, пакистанцы неожиданно начали наступление на севере, в высокогорных отрогах Гималаев. С мая по август 1948 года индийцы продолжали операции в Кашмирской долине, не особо обращая внимание на другие участки фронта. И только в ноябре у них дошли руки до горных районов. Они начали наступление на захваченный городок Драс, использовав танки. Наверное, это была самая высокогорная в истории танковая операция. 11 «Стюартов» 7-го танкового полка возглавляли прорыв через горный проход Зоджи-Ла на высоте 4 километра! Это вам не переход через Карпаты или Хинган. «Решение индийского командования бросить танки на Зоджи-Ла было историческим», — писал позднее один из индийских офицеров.

После этого премьер-министр Индии Джавахарлал Неру обратился в ООН с просьбой о помощи в установлении перемирия, и 31 декабря 1948 года перемирие было подписано. Несмотря на продолжительность войны, потери были небольшими, что объяснялось сложностью ведения военных действий в гористой местности.

15 августа 1965 года индийские войска снова пересекли линию прекращения огня и вторглись в «оккупированный Пакистаном район Кашмира». Пакистанцы, разумеется, кричат о неспровоцированной атаке, индийцы точно так же кричат о вторжении мятежников на территорию Индии.

Эта война интересна тем, что в ней впервые прошло по-настоящему боевое испытание новое поколение танков. Ни в Корее, ни во время Суэцкого кризиса серьезных сражений с использованием танков не было. К началу войны основную ударную силу армии Пакистана составляли американские танки «Паттон»: 230 М47 и 202 М48. Кроме них имелось примерно 200 танков М4 «Шерман», перевооруженных 76-мм орудиями, 150 легких танков М24 «Чаффи» и несколько отдельных эскадронов истребителей танков М36В1. Эти танки были сведены в 15 бронекавалерийских полков, которые были объединены в 2 танковые дивизии — 1-ю и 6-ю, хотя в 1965 году 6-я еще не завершила формирование. В каждую входили 4 танковых полка, 1 полк разведывательных бронемашин, 3 моторизованных пехотных батальона. Они столкнулись примерно с 800 индийскими танками, в основном это были «Шерманы». Однако Индия начала модернизацию своих танковых войск и закупила 164 легких танка АМХ-15 и 188 «Центурионов». Индийцы имели 15 кавалерийских полков, причем лучшие из них были объединены в 1-ю танковую дивизию «Черный слон», в которую входили 4 танковых полка, 1 батальон броневиков, 3 пехотных батальона на грузовиках. Имелась также 2-я отдельная танковая бригада и полк легких танков.

Обе армии были организованы на британский манер и использовали тактику и приемы, которым их научили англичане, что, наверное, и объясняет не слишком удачные действия танковых частей. Вооруженные силы Индии были гораздо крупнее, ее армия насчитывала 869 000 солдат против 208 000. Если учитывать полностью укомплектованные дивизии, то Индия имела 20 против 6 пакистанских, однако последние были гораздо лучше оснащены. Но при этом индийцы не могли бросить все свои силы на фронт, так как им приходилось держать большое количество войск на границе с Китаем. Обе армии сохраняли «пехотную ориентацию», и танковые полки были приданы пехотным дивизиям.

22-дневная война 1965 года была самой крупной войной на Индийском полуострове и самой крупной танковой войной в Азии. В ней участвовало более 1500 танков, многие из которых были уничтожены. Основные танковые бои развернулись в двух районах — под Сиалкотом и Лахором. Однако их описания крайне противоречивы, и пропагандистский налет виден даже на официальных документах штабов.

Сначала индийская армия добилась заметных успехов, захватив важные позиции, но к концу августа и пакистанцы захватили часть территории, ранее оккупированной индийцами. И все-таки индийская армия заняла перевал Хаджи-Пир, через который можно было вторгнуться на территорию непосредственно Пакистана.

1 сентября пакистанские войска перешли в контрнаступление, начав операцию «Гранд Слэм», они планировали захватить город Ахнур в княжестве Джамму. Это позволило бы пакистанцам перерезать линии снабжения индийской армии. Сначала они добились некоторых успехов, так как сосредоточили крупные силы на участке наступления, но потом индийская авиация нанесла удар по наступающей группировке. В ответ пакистанская авиация атаковала индийские аэродромы в провинциях Кашмир и Пенджаб. Эскалация конфликта шла быстрыми темпами. Хотя операция «Гранд Слэм» завершилась неудачей, она вынудила индийское командование сместить центр своих усилий на юг.

До сих пор бои шли на спорных территориях, однако 6 сентября индийские войска начали новое наступление. Они перешли границу Пакистана, форсировав пограничный канал Ихогил чуть восточнее Лахора. Вскоре международный аэропорт Лахора попал под обстрел индийской артиллерии. Индийскую 4-ю пехотную дивизию поддерживала 2-я отдельная танковая бригада. Вскоре был захвачен городок Батапор. Пакистанцы намеревались нанести удар силами 1-й танковой дивизии во фланг и тыл индийским частям. Однако для сосредоточения сил требовалось время, и пакистанцы совершили стандартную ошибку, вводя в дело прибывающие подразделения. В результате первая группа «Паттонов» и «Чаффи» попала в засаду и понесла серьезные потери. Пробные атаки подсказали индийцам, что вскоре последует главный удар. Заливные поля давали преимущество обороняющимся, поэтому индийцы немного отошли, чтобы занять более выгодные позиции. 4 эскадрона «Центурионов» и «Шерманов» расположились так, чтобы контролировать главные дороги, а остальные танки были распределены по пехотным частям. Командир 2-й бригады бригадный генерал Танг Радж отдал строжайший приказ своим танкистам не стрелять, пока пакистанские танки не приблизятся вплотную.

Воздушные налеты индийской авиации не причинили особого вреда «Паттонам», но тыловые колонны были разгромлены. В результате у пакистанцев осталось всего по 30 снарядов на танк, да и с топливом возникли серьезные проблемы.

10 сентября генерал-майор Насир Ахмад Хан, командир пакистанской 1-й танковой дивизии, приказал 5-й танковой бригаде атаковать противника. Он предполагал прорваться через городок Махмудпур к Амритсару, крупному центру провинции Джамму. Индийская артиллерия и пулеметы быстро разогнали пакистанскую пехоту, и танки остались в одиночестве. После этого исход боя фактически был предрешен. Пакистанские танки начали нести ужасные потери, и вскоре атака 5-й бригады была остановлена. Ахмад Хан приказал 4-й бригаде обойти правый фланг индийцев, но это было предусмотрено, и обороняющиеся затопили поля. Пакистанские танки просто увязли в грязи.

В панике командир бригады сообщил по радио командиру дивизии, что он не может двигаться ни вперед, ни назад и вообще не знает, что делать. Ахмад Хан сообщил, что лично выезжает к нему. Но разговор был перехвачен индийцами, и они устроили засаду. 3 танка штаба дивизии были уничтожены огнем безоткатных орудий, установленных на джипах, генерал погиб.

К вечеру поля вокруг деревни Ассал Уттар были усеяны сгоревшими танками. Дивизия потеряла 97 машин, из которых более 65 были «Паттонами», погиб командир дивизии, один командир бригады и шестеро командиров полков. Это район стали называть «Паттон Нагар» — «Могила Паттонов». Индийцы утверждают, что во время этого боя потеряли всего 12 танков.

И все-таки индийцы не сумели развить наступление в этом секторе, несмотря на разгром пакистанской 1-й танковой дивизии. Поэтому главные усилия были перенесены на север, в район Сиалкота. Целью наступления был захват важнейшего шоссе, ведущего из Равалпинди в Лахор, в районе Вазирабада. Для наступления индийское командование выделило 1-й корпус в составе 1-й танковой, 14-й пехотной и 6-й горно-стрелковой дивизий.

7 сентября индийская пехота заняла приграничный район, и пакистанцы, осознав угрозу, перебросили туда 2 полка 6-й танковой дивизии на помощь оборонявшейся 7-й пехотной дивизии. Всего им удалось собрать 135 единиц бронетехники. Индийцы намеревались вбить клин между Сиалкотом и Чавиндой, где, как они полагали, дислоцируется 6-я танковая дивизия.

Однако, как это бывает чаще всего, стройный план и идеальный боевой порядок очень быстро разлетелись на куски. Индийская 43-я бригада моторизованной пехоты при поддержке танкового полка двинулась на городок Гат, а 1-я танковая бригада повернула влево, на Филлору. Пакистанская авиация точно так же, как индийская, не сумела нанести потерь танкам, однако разгромила колонны грузовиков с пехотой и снабжением. Местность в этом районе резко отличалась от той, где происходил предыдущий бой. В сухой полупустыне танковые колонны поднимали огромные облака пыли, и пакистанцы заранее узнали о приближении танков противника.

Головные подразделения индийцев на подходах к Филлоре были обстреляны, понесли потери и откатились назад. После небольшой передышки 11 сентября индийцы снова перешли в наступление, теперь его возглавлял 17-й кавалерийский (кавалеристы пуны) полк. Теперь уже индийцы попали в засаду и были обстреляны из всех видов оружия. Бой продолжался 12 часов. Тем не менее они заявили о своей победе и сообщили об уничтожении 67 пакистанских танков — больше, чем противник имел в этом секторе.

И все-таки пакистанцы имели заметно меньше танков, а потому начали отступать к Чавинде. 13 сентября индийцы предприняли новую атаку. Теперь бои продолжались уже два дня, но успеха индийцам добиться не удалось. После этого стороны перешли к артиллерийской перестрелке, которая продолжалась до подписания перемирия 23 сентября.

Пакистанцы утверждали, что в этих боях уничтожили более 120 индийских танков, потеряв всего 44 своих. Британские журналисты, посетившие место боя, видели множество сгоревших «Центурионов» и не ставили под сомнение такие заявления. Индийцам только и оставалось, что сочинять красивые истории о героизме. Орден «Парам Вир Чакра», эквивалент Креста Виктории, получил командир 17-го кавалерийского (кавалеристы пуны) подполковник Тарапор. Полк тогда входил в состав 1-й танковой дивизии. В представлении говорится, что 11 сентября 1965-го он получил приказ нанести удар с целью захвата сектора Филлора в Пакистане. Во время марша между Филлорой и Чавиндой индийцы были внезапно контратакованы пакистанскими тяжелыми танками. Подполковник Тарапор возглавлял свой полк и «отразил наступление противника, удержал позиции и отважно атаковал Филлору силами одного эскадрона при поддержке пехотного батальона. Находясь под постоянным огнем вражеской артиллерии и танков, подполковник Тарапор сохранял спокойствие в течение всего боя, получил ранение, но отказался эвакуироваться». Через три дня, несмотря на раны, он повел свой полк в атаку, на сей раз с целью захвата Вазиравали. Через два дня он снова вернулся в бой, когда, «несмотря на ранения, он отважно руководил полком и 16 сентября захватил Джасоран и Бутур-Догранди. Его собственный танк получил несколько попаданий, но, невзирая на все трудности, он сумел удержать оба пункта. Это позволило пехоте поддержки атаковать с тыла Чавиду. Воодушевленный своим командиром, полк яростно атаковал противника и уничтожил примерно 60 тяжелых танков, потеряв только 9 своих. Когда подполковник Тарапор был смертельно ранен, полк продолжал сдерживать неприятеля».

В этом бою 17-й кавалерийский полк заслужил имя «Фахр-и-Хинд» (Гордость Индии).

В общем, подвести итоги этих сражений с полной достоверностью нельзя даже сегодня. Индийцы признают потерю в общей сложности 128 танков. Пакистанцы заявляют, что их потери составили 165 машин, причем в обоих случаях львиная доля потерь приходится на два упомянутых боя.

Выводы тоже оказались странными и противоречивыми. Пакистанцы использовали капризные американские танки «Паттон», которые уступали менее прихотливым индийским «Центурионам». Про них писали: «Паттоны» оказались слишком современными, что обернулось против них же. Индийские танки успевали дать 3 выстрела, пока пакистанцы запускали свои системы управления огнем». Индийские офицеры не без яда отмечали: «Пакистанцы слишком полагались на свое сверхсовременное оружие, особенно танки и самолеты, и приобрели опасную привычку считать, что оно само по себе обеспечивает успех. Однако сложность системы вооружения должна быть сопоставима с обученностью людей, которые ее используют». Но это была индийская точка зрения. Сами пакистанцы заявили, что вполне удовлетворены своими более сложными танками, и утверждали, что добились большого числа попаданий в башни «Центурионов» благодаря своему более совершенному оборудованию. Тем не менее стало ясно, что «Паттон» уязвим не только для 20-фн пушки «Центуриона», но и, что оказалось довольно неожиданно, для 75-мм пушки АМХ-13. Так или иначе, но «Паттон» вышел из этой войны с изрядно подмоченной репутацией.

Отчет независимых наблюдателей, написанный вскоре после войны, так описывает эти бои: «Создавалось впечатление, что обе стороны бросали в бой танки без надлежащей разведки на местности, которая не подходила для использования таких масс танков. Они позволяли завлечь себя в такие беспорядочные свалки, что можно было заподозрить полное отсутствие знания тактики». В общем, англичане плохо подготовили своих учеников, а точнее, они не могли научить тому, чего не знали сами. Вспомним беспомощность, не раз демонстрировавшуюся британскими командирами танковых частей в годы Второй мировой.

Под совместным давлением СССР и США воюющие стороны были вынуждены подписать перемирие. Чуть ли не в первый раз Советский Союз не стал на защиту Индии. Война закончилась тем, что каждая из сторон сумела удержать небольшой кусок территории противника. Индия заняла около 1840 кв. км, а Пакистан — примерно 545 кв. км. Потери в живой силе были относительно невелики — около 4000 убитых с каждой стороны.

10 января 1966 года Индия и Пакистан подписали соглашение о неприменении силы, однако хрупкий мир не затянулся. В Восточном Пакистане началось восстание с целью добиться автономии. Третья Индо-пакистанская война была спровоцирована войной за независимость Бангладеш. 27 марта майор Зиаур Рахман объявил о независимости Восточного Пакистана, то есть Бангладеша. Пакистанские военные попытались подавить восстание, вспыхнула партизанская война. В этот же день было сформировано так называемое правительство в изгнании, а премьер-министр Индии Индира Ганди выразила ему полную поддержку. Жестокие действия пакистанских военных вызвали массовое бегство гражданского населения, более 10 миллионов человек укрылись на территории Индии. Соединенные Штаты пообещали Пакистану поставки вооружения.

Но на дипломатическом фронте Индия сразу одержала крупную победу, так как во время визита в Европу Индира Ганди сумела добиться того, что Англия и Франция пообещали блокировать в Совете Безопасности ООН любую резолюцию в поддержку Пакистана. Вершиной успешного турне стало подписание 9 августа 20-летнего договора о дружбе и взаимопомощи с Советским Союзом. Это стало сильным ударом для США. Китай решил ограничиться заявлениями о моральной поддержке, но не стал выдвигать войска к границе с Индией.

Однако в результате неконтролируемого притока беженцев экономика Индии начала трещать, что сделало войну неизбежной. В ноябре Индия начала сосредоточение войска на границе Восточного Пакистана. Однако первыми сдали нервы у пакистанского президента Яхья Хана. Вечером в воскресенье 3 декабря пакистанская авиация подвергла бомбардировке 8 аэродромов на северо-западе Индии. На такие действия пакистанцев вдохновил опыт знаменитой Шестидневной войны.

Индия в ответ официально объявила войну Пакистану, и на следующий день части пакистанской армии на территории Восточного Пакистана подверглись массированным ударам с моря и воздуха. Индийские войска перешли в наступление на Восточном фронте. На Западном сначала было решено ограничиться сдерживающими действиями.

Сосредоточив превосходящие силы (3 корпуса против 3 дивизий), индийцы довольно быстро добились решающих успехов на востоке. Влажные заболоченные тропические леса не позволяли использовать танки, поэтому наступления вела моторизованная пехота. Однако организованы они были в лучших традициях блицкрига — индийцы обходили укрепленные позиции противника и двигались дальше. В результате уже 16 декабря пакистанская армия на территории Восточного Пакистана капитулировала. В плен сдалось более 90 000 человек, это была самая крупная капитуляция со времен Второй мировой войны.

Как ни странно, но пара танковых стычек на востоке все-таки произошла. 21 ноября индийский пехотный батальон при поддержке эскадрона плавающих танков ПТ-76 внезапным ударом разгромил 107-ю пакистанскую бригаду, поддержанную эскадроном танков М24 «Чаффи» в районе Гарибпура. 11 пакистанских танков были сожжены, а еще 3 захвачены, индийцы потеряли всего 6 танков.

Не лучше показали себя пакистанцы и на Западном фронте. Там произошла известная битва у Лонгевалы, когда рота индийских солдат отразила удар 51-й пехотной бригады, поддержанной 22-м танковым полком. Из 54 пакистанских танков было сожжено не менее 40! В результате командир пакистанской 18-й пехотной дивизии был смещен.

Отбив первоначальное нападение пакистанской армии, индийцы перешли в контрнаступление и заняли около 14 000 кв. км в Кашмире, Пенджабе и Синде. Танки использовались в большом количестве, но на сей раз Индия резко увеличила свои силы. На помощь испытанным «Центурионам» было направлено около 450 советских Т-55 и около 300 танков «Виджаянта», построенных в Индии. Кроме того, индийцы имели АМХ-13 и плавающие ПТ-76, совершенно незаменимые для проведения разведки, особенно на местности, изобилующей реками. Всего индийцы имели около 1850 единиц бронетехники против 1170 у Пакистана. Пакистанцы потеряли около 240 танков, индийцы — всего около 80.

Индия быстро добилась своих целей и не собиралась затягивать войну. Поэтому после завершения боев на востоке было объявлено о прекращении огня, а в следующем году после подписания соглашения в Симле добровольно вернула занятые территории.

Летом 1999 года имел место очередной индо-пакистанский конфликт, так называемая Каргильская война. Но это был скорее небольшой пограничный конфликт высоко в горах. Пакистан поддерживал кашмирских боевиков, с помощью которых намеревался захватить часть индийской территории. Но индийская армия при поддержке авиации выбила их с занятых позиций. Активные боевые действия начались 26 мая 1999 года, когда индийская сторона начала операцию «Виджай» для возвращения потерянных территорий. При этом индийская авиация впервые применила в боевых действиях бомбы с лазерным наведением. Боевые действия проходили на высоте около 5000 метров, что, разумеется, исключало применение танков. Не допустили дальнейшей эскалации конфликта Соединенные Штаты, так как во время визита пакистанского премьер-министра Наваза Шарифа в США президент Клинтон в жесткой форме потребовал вывести войска с территории Индии. 26 июля война завершилась.

В 2001–2002 годах Индия и Пакистан в очередной раз оказались на грани войны после нападения террористов на индийский парламент, которое произошло 13 декабря. Индия мобилизовала около 500 000 человек, Пакистан спешно перебросил с афганской границы 120 000 солдат. Обе страны развернули батареи баллистических ракет, и вот-вот могла вспыхнуть война, от которой было бы буквально полшага до ядерного конфликта. В мае на территории княжества Джамму постоянно велись артиллерийские дуэли. Пакистанцы заняли небольшой клочок индийской территории, но после обстрела тяжелой артиллерией и бомбежек с воздуха отошли обратно. Но постепенно напряженность начала ослабевать, и в октябре противостояние завершилось.

Добавим, что 5 июня министр иностранных дел Индии Джасват Сингх пообещал, что Индия первой не применит ядерное оружие. Зато президент Пакистана Мушарраф в тот же день заявил, что не исключает возможности первым использовать такое оружие, а в декабре 2002 года предупредил, «чтобы Индия не ожидала обычной войны с Пакистаном», если она пересечет разграничительную линию в Кашмире. Потом он поспешил оговориться, что подразумевал партизанскую войну, но еще до этого министр обороны Индии заявил, что «Индия выдержит взрывы одной или двух бомб, но, когда мы ответим, Пакистан перестанет существовать».

29 ноября 2008 года после атаки террористов в Мумбае, финансовой столице Индии и ее крупнейшем городе, обстановка снова стала быстро накаляться, так как боевиков готовили на территории Пакистана. Так что мы вполне можем стать свидетелями еще одного случая использования танков на индо-пакистанской границе, хотя подготовленные англичанами генералы, разумеется, не имеют понятия о законах использования танковых войск. Ссылки на неблагоприятную территорию не убеждают, так как в Ливии и Тунисе она была не лучше. Поживем — увидим.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.065. Запросов К БД/Cache: 0 / 0