Главная / Библиотека / Танковые войны XX века /
/ XX ВЕК ТАНКОВ / Глава 18. МИРНАЯ ЖИЗНЬ СОВЕТСКИХ ТАНКОВ

Глав: 3 | Статей: 40
Оглавление
ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Полное издание обеих книг ведущего военного историка, посвященных танковым войнам XX века, в том числе и легендарному блицкригу.

Минувшее столетие по праву считается «Веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны. Однако полноценные, по-настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — гитлеровской Германии, Советскому Союзу и Израилю, — только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны, вершиной которой стал немецкий БЛИЦКРИГ, впоследствии взятый на вооружение советскими и израильскими танкистами. Анализу стратегии и тактики «молниеносной войны» посвящена вся вторая часть книги. Кроме того, особый интерес представляет глава, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что вопреки американским прогнозам на Европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

Глава 18. МИРНАЯ ЖИЗНЬ СОВЕТСКИХ ТАНКОВ

Глава 18. МИРНАЯ ЖИЗНЬ СОВЕТСКИХ ТАНКОВ

К концу Второй мировой войны Красная Армия обладала самым мощным оружием для ведения сухопутной войны — мощными танковыми войсками. Они оставались главной ударной силой Советской Армии в течение долгих лет «холодной войны», которая, по счастью, так и не перешла в горячую. «Оружие любит ласку, чистоту и смазку», — гласит известная пословица. От себя добавим: но также использование время от времени, иначе оно превратится в знаменитое чеховское ружье на стене, которое висит, висит, а в третьем акте как выстрелит, только совершенно неизвестно, куда попадет.

До 1979 года, когда советские войска вторглись в Афганистан, серьезной боевой проверки этот меч-кладенец не проходил, хотя несколько раз Политбюро извлекало его из ножен, чтобы внушительно помахать в воздухе. Это произошло во время волнений в Венгрии в 1956 году, в период печально известной «Пражской весны» в 1968 году. Кстати, несколько неожиданно танкам пришлось сыграть роль, которую для них никто и никогда не предусматривал, — инструмента психологического устрашения. Появление танков на улицах Будапешта и Праги должно было подавить волю демонстрантов и наглядно показать им бессмысленность столкновений с советской военной машиной. С военной точки зрения использование не имело никакого смысла, так как противостоящие силы не могли оказать никакого сопротивления. На случай единичных столкновений вполне хватило бы бронетранспортеров с тяжелыми пулеметами. Можно даже предположить, что танки появились именно с целью не допустить вооруженных столкновений, потому что атаковать танки мог лишь сумасшедший. Хотя, если признаться честно, такая гипотеза кажется мне крайне сомнительной, но даже ее нельзя исключить полностью. Потери, имевшие место в Будапеште, как раз и были результатом нежелания применять оружие. Да, имеются фотографии пострадавших зданий, но посмотрите на снимки Берлина в мае 1945 года. В целом эти инциденты следует рассматривать как полицейские акции, а не как ведение боевых действий.

Привелось советским танкам и пострелять во время конфликта с Китаем на острове Даманском. Но в этом случае все свелось к мелкому пограничному инциденту, не повлекшему за собой более серьезных последствий. В район конфликта был переброшен 152-й отдельный танковый батальон, на том все и закончилось.

Первой и последней крупномасштабной войной, в которой участвовали советские танки, стал Афганский конфликт. В составе ограниченного контингента, введенного в Афганистан, имелись танки, так как в штатный состав мотострелковой дивизии входил танковый полк. Это были 24-й гвардейский танковый полк 5-й гв. мсд, 285-й танковый полк 108-й мсд и 234-й танковый полк 201-й мсд, а также танковые батальоны мотострелковых полков и бригад. На их вооружении состояли танки Т-62. Западные журналисты любят рассказывать стр-р-рашные сказки, будто в Афганистан были переброшены 1800 советских танков.

Местность в Афганистане еще меньше подходила для применения танков, чем вьетнамские джунгли, однако и применение это было совершенно типичным для колониальной войны. Если в Корее и Вьетнаме американцам приходилось сталкиваться с танковыми подразделениями противника, то в Афганистане такое было исключено совершенно, поэтому и тактика их применения была совершенно типичной для колониальных войн. Самой главной задачей становилось использование танков в качестве подвижных бронированных огневых точек для охраны мест расквартирования, аэродромов, мостов, тоннелей и других важных объектов. Разумеется, танки использовались для сопровождения автоколонн. Фактически этим и ограничилось их использование в военных действиях. Их также использовали при блокировании и прочесывании местности, но в этом случае резко пересеченный гористый ландшафт сковывал действия танков. При движении танковые и моторизованные подразделения поднимали огромные облака пыли, что приводило к потере эффекта внезапности, поэтому все передвижения старались производить в темное время суток.

В ходе боевых действий потери в танках оказались совсем незначительными, что опять-таки характерно для колониальных войн. К тому же Т- 62 — основной советский танк в Афганистане — показал высокую надежность и боевую устойчивость. Именно с учетом характера войны в Афганистане не использовались новейшие танки за ненадобностью. Боекомплект Т-62 в данных конкретных условиях тоже претерпел изменения, в нем очень быстро остались одни фугасно-осколочные снаряды. Основные неприятности случались, когда советские командиры начинали пренебрежительно относиться к противнику и забывать об элементарных мерах предосторожности.

В некоторых изданиях высказываются упреки следующего характера: «При этом выявлялись и их недостатки, усугублявшиеся спецификой географических и климатических особенностей Афганистана. В частности, ограниченный угол возвышения танковой пушки и спаренного пулемета не позволял эффективно поражать все цели. Стала очевидной и низкая стойкость к воздействию мин различного типа. Возникали проблемы с работой двигателя, трансмиссии и ходовой части в условиях высокогорья и сильной запыленности». Серьезным недостатком можно считать лишь уязвимость для подрывов на минах. Но если вспомнить опыт Вьетнама, то американцам вообще приходилось на свои танки ставить дополнительное бронирование днища, так как подрыв на мине вызывал детонацию боезапаса. Т-62 подобным все-таки не страдал.

А все остальное звучит просто несерьезно. Зачем танку большой угол возвышения пушки? Он не должен стрелять по самолетам. Точно так же несостоятельны упреки относительно недостаточной надежности ходовой части в условиях высокогорья. Ведь она и не рассчитывалась на эти условия! В свое время я работал в отделе ОТК на одном из N-ских заводов. К нам поступил совершенно уникальный акт рекламации, который все рвались скопировать, но нельзя, потому как военная тайна. Однако ключевую фразу я все-таки воспроизведу: «Тропический вариант изделия не прошел испытания в климатической камере при температуре минус тридцать градусов». Я не смеюсь, собственными глазами это читал. Правда, наш начальник отдела оказался человеком умным и не лишенным чувства юмора. Его резолюция гласила: «Найдите тропики с температурой минус 30, и претензия будет удовлетворена». Поэтому, если танк рассчитан на действия в средней полосе Европы, не следует обвинять конструкторов за поломки в горах Гиндукуша.

Кстати, Афганистан дает нам еще один пример влияния тактики на конструкцию бронированных машин. Опыт этого конфликта оказал определенное влияние на появление БМП-2, на которой была установлена автоматическая 30-мм пушка с большим углом возвышения.

В следующий раз российским (уже не советским!) танкам пришлось сражаться уже не с врагом внешним, а с врагом внутренним, который во много раз коварнее и опаснее. В 1990-х годах Российская армия оказалась вовлеченной в бесконечную череду новых кавказских войн, в которых танки играли хотя и не решающую, но все-таки довольно заметную роль, хотя чаще всего им предстояло действовать в самых неподходящих для танков условиях — в уличных боях.

Мы не будем вдаваться в политическую предысторию конфликта, а сразу перейдем к описанию военных действий. Первым знаковым событием стала попытка штурма Грозного, предпринятая 26 ноября 1994 года силами антидудаевской оппозиции. Решающую роль в этой операции играли танки — 35 Т-72А, переданные оппозиционерам со складов Северо-Кавказского военного округа. Если бы не эти танки, то штурм вообще мог не состояться, поэтому можно сказать, что именно они стали ключевым фактором, хотя не в том смысле, какой танковые войска играют в общеармейских операциях. Эта операция с треском провалилась, потому что Дудаев и его окружение оказались прекрасно информированы обо всех планах оппозиционеров. Атакующие группы были встречены сосредоточенным огнем, и вырваться из города удалось всего лишь 4 танкам, остальные были либо уничтожены, либо брошены экипажами.

Провал этой попытки воевать «малой кровью на чужой земле» подтолкнул российское руководство к более активным действиям, и 29 ноября Совет безопасности России утвердил план силовой операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне. В начале декабря было создано несколько войсковых группировок, которым предстояло войти на территорию Чечни и в случае отказа дудаевцев сложить оружие взять штурмом Грозный. На моздокском направлении была сформирована группировка из 15 батальонов, которая имела около 230 БТР и БМП, а также 40 танков. С владикавказского направления выдвигалась группа из 11 батальонов при 160 БТР и БМП и 30 танках. С кизлярского направления наступала самая сильная группировка из 34 батальонов, имевшая около 700 единиц бронетехники, в том числе более 100 танков. Уже одно перечисление задействованных сил показывает, что проводилась операция корпусного масштаба.

Однако с самого начала все пошло не так, как планировалось, только на выдвижение к Грозному войскам понадобилось 16 суток вместо 3 по плану. В результате министр обороны России П. Грачев только 27 декабря отдал приказ о начале штурма Грозного 31 декабря с обязательным докладом президенту России о взятии города 1 января в 00.01. Как мы видим, гнилая традиция российской-советской-российской армии брать города к красным датам календаря за последние два века ничуть не поколебалась. То у нас Плевну берут ко дню рождения царя, то Киев — к 7 ноября, Берлин — к 1 мая, а теперь новогодний подарочек… «Именинный пирог из начинки людской брат готовит державному брату…» Эти строки были написаны в 1877 году, но, боюсь, они актуальны и сегодня.

Против примерно 10 000 боевиков, оборонявших Грозный, было сосредоточено около 15 000 солдат федеральных войск. Их поддерживали 230 танков и 879 единиц легкой бронетехники, несколько сот орудий. Однако предстояли уличные бои, где это превосходство в технике во многом нивелировалось позиционными преимуществами обороняющихся. При этом на Западе продолжают пребывать в несокрушимой уверенности, будто русские сосредоточили для штурма Грозного огромные силы. Например, в исследовании датского Королевского военного колледжа безапелляционно утверждается, будто в штурме участвовало более 38 000 солдат. Конечно, из Копенгагена все видно гораздо лучше.

Перед наступлением на город после тяжелого боя был занят аэропорт Ханкала, но, к сожалению, командование не сделало должных выводов по итогам этого боя. Похоже, по неизвестным причинам генералы рассчитывали только на символическое сопротивление дудаевцев. Штурм города проводился по недостаточно проработанному плану, в очередной раз командование не имело надежной связи со своими войсками, что дорого обошлось штурмующим. Вообще, в войсках план стремительного броска механизированных колонн к центру города был расценен как авантюра. Последующие события показали справедливость этой оценки.

Штурмующие войска были разделены на 4 группы по направлениям. В 06.00 начала наступление группа «Север». Именно в ее состав входила 131-я майкопская мотострелковая бригада. Потеряв несколько танков и БТР, колонна все-таки прорвалась к железнодорожному вокзалу, где бригада заняла круговую оборону. Группа «Северо-Восток», применив успешный отвлекающий маневр, относительно свободно ворвалась в город, где тоже заняла оборону. Группы «Восток» и «Запад» поставленные перед ними задачи не выполнили. При этом если группа «Северо-Восток» выставила по пути следования блокпосты, которые обеспечили пусть и затрудненную, но все-таки связь с тылами, то группы «Север» и «Запад» оказались в окружении.

Самое скверное во всем этом было то, что именно советские войска в свое время получили большой опыт ведения боев в городе. Кенигсберг, Бреслау, Берлин показали, как именно надо действовать в подобных случаях. Но этот опыт оказался совершенно забыт. И была допущена еще одна грубейшая ошибка — совершенно невынужденно российские войска отдали инициативу противнику. Вместо систематической зачистки города с использованием превосходства в огневой мощи штурмовые группы перешли к обороне. В свое время один известный британский адмирал, сам изрядно повоевавший, сказал: «Умеренность на войне — это величайший идиотизм. Безжалостность, неутомимость, неотступность — вот ключ к успеху». Все эти принципы были нарушены.

В результате Дудаев получил возможность стянуть свои наиболее боеспособные отряды к центру города и приступить к ликвидации окруженных группировок. В особенно тяжелом положении оказалась 131-я бригада, которая 1 января примерно к 16.00 лишилась всей бронетехники. В то же время следует сказать, что танки нового поколения (Т- 72 и Т-80) показали заметно лучшую живучесть, чем танки, воевавшие на Ближнем Востоке в 1973 году. Одного попадания снаряда РПГ или ПТУР уже было недостаточно для вывода его из строя. Как правило, требовалось не менее 6–7 попаданий, причем был зафиксирован рекордный случай, когда танк выдержал попадания почти 20 снарядов. Исключительно хорошо работали системы динамической защиты. Но зато БТР и БМП оказались полностью беззащитными. Снова подтвердилась важная роль, которую играет самоходная артиллерия в таких боях, так как вес 152-мм снаряда САУ 2СЗМ «Акация» был заметно больше, чем у танковых пушек, и оказывал заметно большее разрушительное действие при стрельбе по зданиям.

После перегруппировки и подхода подкреплений штурм продолжился. Уже ни о каких юбилейных датах речь не шла. В целом же организованное сопротивление боевиков в Грозном удалось окончательно сломить только к 26 марта. Этот штурм обошелся Российской армии примерно в 6000 человек убитыми и ранеными. Безвозвратные потери бронетехники, по сведениям Главного авто-бронетанкового управления МО РФ, составили 49 танков, 132 БМП, 98 БТР. Количество поврежденных, но отремонтированных танков остается неизвестным.

Не следует думать, что бои в Грозном шли непрерывно три месяца, они распадаются на несколько этапов, разделенных перерывами официальных перемирий и временных передышек. Первая фаза завершилась 18 января после взятия президентского дворца, когда под контроль Российской армии перешли северная и центральная чисти города. Лишь после этого началось наступление на южную часть Грозного, которое велось при мощнейшей артиллерийской поддержке. Бывали дни, когда наша артиллерия выпускала по позициям противника до 30 000 снарядов. Так нужно было действовать с самого начала.

В августе 1996 года в Грозном снова вспыхнули бои, хотя на этот раз они длились относительно недолго. 6 августа боевики во-рвались в город. Они не пытались штурмовать опорные пункты федеральных войск, а просто изолировали их и подвергали минометному обстрелу, ожидая капитуляции защитников. Однако энергичными действиями командования федеральных войск удалось предотвратить худший вариант развития событий. Хотя бои были по-прежнему упорными, 11 августа был пробит коридор к Дому правительства, снявший осаду с этого важного пункта. А к 13 августа был достигнут решительный перелом. Федеральные войска начали теснить противника по всем направлениям, и боевики начали отход из города. К моменту подписания перемирия, 14 августа, город находился под контролем федеральных войск. Потери при этом составили всего 5 танков, 22 БМП, 18 БТР. Болтовню некоторых западных газет о сотнях сожженных танков мы не будем даже комментировать.

Во время второй чеченской войны Грозный пришлось штурмовать в очередной раз, но теперь бронетехника применялась в минимально необходимых количествах. Штурм начался 11 декабря 1999 года. На сей раз главный упор был сделан на артиллерийскую и воздушную поддержку штурмовых групп пехоты. В результате тщательно подготовленная боевиками система противотанковой обороны оказалась просто бесполезной. Продвижение федеральных войск было медленным, но при этом они несли лишь небольшие потери. Заметную роль в этой операции сыграли установки залпового огня TOC — 1. Понимая, что такому постепенному продвижению они ничего не могут противопоставить, 31 января 2000 года боевики попытались вырваться из Грозного под прикрытием метели. Они понесли тяжелые потери, но части их сил все-таки удалось скрыться.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0,390. Запросов К БД/Cache: 0 / 0