Главная / Библиотека / Танковые войны XX века /
/ XX ВЕК ТАНКОВ / Глава 19. БУРЯ В СТАКАНЕ ПЕСКА

Глав: 3 | Статей: 40
Оглавление
ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Полное издание обеих книг ведущего военного историка, посвященных танковым войнам XX века, в том числе и легендарному блицкригу.

Минувшее столетие по праву считается «Веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны. Однако полноценные, по-настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — гитлеровской Германии, Советскому Союзу и Израилю, — только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны, вершиной которой стал немецкий БЛИЦКРИГ, впоследствии взятый на вооружение советскими и израильскими танкистами. Анализу стратегии и тактики «молниеносной войны» посвящена вся вторая часть книги. Кроме того, особый интерес представляет глава, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что вопреки американским прогнозам на Европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

Глава 19. БУРЯ В СТАКАНЕ ПЕСКА

Глава 19. БУРЯ В СТАКАНЕ ПЕСКА

2 августа 1990 года иракские войска по приказу Саддама Хусейна вторглись на территорию Кувейта. После двух дней боев кувейтская армия, во много раз уступавшая в численности, отошла на территорию Саудовской Аравии. 8 августа Кувейт был объявлен девятнадцатой, провинцией Ирака, а город Эль-Кувейт переименован в Кадхиму. На кувейтско-саудовской границе появилась крупная группировка вооруженных сил Ирака. Почти сразу же стали происходить пограничные инциденты, связанные с нарушением иракскими подразделениями международной границы между странами. Намерения президента Ирака Саддама Хусейна оставались неясными. Одно из крупнейших месторождений нефти в Саудовской Аравии оказалось в прямой досягаемости Хусейна, а защитить его страна не могла. Контроль над такими запасами нефти мог дать Ираку слишком большое влияние, чего Запад допустить не мог. США, еще десятилетие назад объявившие Персидский залив зоной своих национальных интересов, предложили Саудовской Аравии разместить на ее территории свои воинские подразделения. После некоторых колебаний король Фейсал дал свое согласие. Уже 7 августа в Саудовскую Аравию начали прибывать американские войска. Операция по обеспечению безопасности страны получила название «Щит пустыни».

29 ноября 1990 года, после провала многочисленных попыток склонить Ирак к мирному урегулированию кризиса, Совет Безопасности ООН принял резолюцию 678. Резолюция предоставляла Ираку полтора месяца для того, чтобы прекратить оккупацию Кувейта. Если этого не произойдет, государства — члены ООН, сотрудничающие с правительством Кувейта, получали право «использовать все необходимые средства, с тем чтобы поддержать и выполнить резолюцию 660 и все последующие соответствующие резолюции и восстановить международный мир и безопасность в этом регионе». Это означало, что ООН разрешала уже сформировавшейся на тот момент коалиции Многонациональных Сил провести военную операцию по освобождению Кувейта.

Не дождавшись ответа, 17 января союзники начали операцию «Буря в пустыне» — массированные удары с воздуха, в которых участвовало около 1000 самолетов, базировавшихся как на наземных военно-воздушных базах, так и на 6 авианосцах. Эта операция заслуживает отдельного описания, но эта книга немного о другом. Ирак отвечал обстрелами баллистическими ракетами «Скад» территории Израиля, который не принимал участия в войне, и акциями «экологического терроризма», то есть сливом нефти в Персидский залив. Это создало серьезную напряженность, так как все опасались применения Ираком химического и биологического оружия.

Дождавшись практически полного уничтожения иракской авиации, 24 февраля союзники начали наземную операцию «Сабля пустыни». Они сосредоточили колоссальные силы, около 54 000 человек, 1820 самолетов, 3300 танков, множество БМП, БТР, артиллерийских орудий и другой техники. Ирак мог противопоставить этому не более 550 000 человек, около 650 самолетов и 2000 танков. При этом качество боевой техники нельзя было даже сравнивать, так как это были системы вооружения, принадлежащие к разным поколениям.

Войска были развернуты примерно на 500 километров в глубь пустыни от берегов Персидского залива. Наступающая группировка была разделена на два корпуса. На левом, западном, фланге находился XVIII авиадесантный корпус, в который входили американские 82-я и 101-я авиадесантные, 24-я моторизованная и 3-я бронекавалерийская дивизии, французская 6-я легкая танковая дивизия и американские 12-я и 18-я авиационные бригады. Справа находился VII корпус, состоявший из американских 1-й механизированной, 1-й и 3-й бронекавалерийских, 1-й и 3-й танковых дивизий, британской 1-й танковой дивизии и 11-й авиационной бригады. Еще правее, на самом побережье, располагались многонациональные силы, основу которых опять же составляли американцы — 1-я и 2-я дивизии морской пехоты и бригада из состава 2-й танковой дивизии.

Наступление началось после 38 дней непрерывных воздушных атак. Под прикрытием вертолетов огневой поддержки «Апач» и «Кобра» транспортные вертолеты перебросили бригаду 101 — й дивизии на 180 километров в глубь Ирака. Американские десантники добились полной внезапности, дезорганизованный противник не оказал им серьезного сопротивления. Был захвачен район около 30 километров в диаметре, где сразу началось создание промежуточной базы «Кобра» для дальнейших операций. Тяжелыми вертолетами туда доставлялись артиллерия, различная техника и оборудование.

Сразу после создания базы «Кобра» 101-я дивизия совершила новый прыжок на север, перерезав стратегически важное шоссе номер 8 в точке, отстоящей на 270 километров от границы. Так была перекрыта одна из дорог, соединяющих иракские войска в Кувейте с Багдадом.

Разведка XVIII корпуса сообщила, что противник не обнаружен, и тогда вперед двинулась 24-я дивизия. Так как столкновений не предвиделось, ее батальоны двигались походным строем, так называемой «коробочкой». Танки и БТР прикрывали колонну спереди и с боков, а внутри двигались машины с топливом, водой, боеприпасами. Такая «коробочка» имела более чем внушительные размеры — от 6 до 9 километров по фронту и до 30 километров в глубину. Соединение двигалось со скоростью около 45 км/ч. Продвинувшись на 120 километров в глубь иракской территории, дивизия остановилась.

Силы союзников широко пользовались навигационной аппаратурой, чтобы не прекращать движение в темноте, системы «свой — чужой» для предотвращения столкновений между собой.

VII корпус наступал параллельно XVIII корпусу. Точно так же сначала планировался бросок в глубь территории Ирака, а потом поворот на восток и освобождение территории Кувейта. Главную проблему составляло снабжение огромной колонны, так как каждый день корпусу требовались 5,6 миллиона галлонов топлива, 3,3 миллиона галлонов воды и более 6000 тонн боеприпасов.

Командовавший операцией генерал Шварцкопф предполагал, что атака VII корпуса начнется 25 февраля, но XVIII корпус продвигался гораздо быстрее, чем планировалось, и при этом практически не встречал сопротивления. Поэтому Шварцкопф сдвинул начало атаки на 14 часов вперед.

24 февраля 1 — я бронекавалерийская дивизия пересекла исходный рубеж и атаковала позиции иракской 27-й пехотной дивизии. Столкновения не переросли в серьезный бой, но дивизия свою задачу выполнила, так как выявила подразделения 5 иракских дивизий. После этого перешли в наступление главные силы корпуса. 1-я пехотная дивизия атаковала иракские укрепления, очистив 15-километровый участок траншей. БМП «Брэдли» своим огнем уничтожили множество иракских автомобилей. После этого саперы дивизии начали готовить проходы через минные поля для британской 1-й танковой дивизии. Своими танками американцы предпочли не рисковать, 2-я бронекавалерийская, 1-я и 3-я танковые дивизии сделали крюк влево, чтобы обойти иракские позиции. Потрепанные воздушными налетами иракские части не оказывали серьезного сопротивления.

В это время американская морская пехота начала наступление прямо на Эль-Кувейт, до которого было около 80 километров. Но здесь американцы встретили гораздо более упорное сопротивление, что было легко предсказать. Самый короткий путь всегда оказывается самым трудным. Главным препятствием оказались противопехотные и противотанковые мины, поставленные в огромных количествах. Хотя морская пехота не имела танков «Абрамс», ее танки М60АЗ, при поддержке вооруженных ракетами TOW автомобилей, сумели справиться с двумя иракскими танками. Но при этом в плен было взято 3000 иракских солдат. Армейская танковая бригада, поддерживавшая это наступление, поддерживала морскую пехоту огнем. С минами саперы справлялись с помощью удлиненных подрывных зарядов, а танки расчищали их ножевыми тралами. Преградивший дорогу земляной вал был пробит с помощью танковых бульдозеров.

К вечеру морская пехота вышла на установленный ею рубеж на окраинах Эль-Кувейта. При этом 2-я дивизия захватила иракский 9-й танковый батальон — 35 исправных танков Т-55 — и взяла более 5000 пленных. В бою за аэродром Эль-Джабер 1-я дивизия уничтожила 21 танк и захватила еще 3000 пленных.

25 февраля XVIII корпус продолжал наступление в глубь иракской территории. Его 82-я дивизия двигалась вслед за французскими танками, которые обеспечивали прикрытие всей наступающей группировки от ударов с севера. Тем временем 101-я дивизия совершила новый прыжок и закрепилась на берегу Евфрата в районе города Ан-Насия, перекрыв очередную дорогу, ведущую в Кувейт. Атака 24-й дивизии принесла совершенно неожиданные результаты. Когда после мощной артиллерийской подготовки пехота пошла вперед, иракские солдаты начали массами сдаваться в плен и тут же знаками показывали, как они голодны. Собственно, и здесь действия дивизии можно было назвать не наступлением, а продвижением. Всего за 19 часов она заняла все три назначенные ей пункта, натолкнувшись на символическое сопротивление лишь в нескольких местах. При этом понесли потери 26-я и 35-я пехотные дивизии Ирака. К концу второго дня операции XVIII корпус полностью блокировал долину Евфрата, что ему было предписано, и захватил несколько тысяч пленных.

Зато у VII корпуса начались проблемы. Британская танковая дивизия застряла в проходах сквозь минные поля, которые проделала 1 — я пехотная дивизия. А ведь ей предстояло сражаться с танковыми частям иранской республиканской гвардии. В результате положение 1-й пехотной и 1-й бронекавалерийской дивизий становилось несколько сомнительным.

Но еще более тревожная ситуация сложилась на правом фланге корпуса. Арабские части из состава МНС действовали слишком вяло, так как лозунг «Дружим против Ирака» не сплотил их по-настоящему, к тому же кое-кто не питал никакой любви к американцам. В результате египетские и сирийские части остались стоять на месте, в результате чего появился разрыв линии фронта. Командованию пришлось отдать приказ 2-й бронекавалерийской дивизии быть готовой заткнуть непредвиденную брешь.

Но останавливать наступление было нельзя, и танковые дивизии на левом фланге продолжили движение. Их поддерживали авиация и вертолеты, а когда американские танки приблизились к иракским позициям, в бой вступили артиллерия и ракетные установки. При этом в ход пошли приемы психологической войны, сразу после мощного залпа громкоговорители предлагали противнику сдаться, и это действовало, как ни странно.

В конце концов ненадежные союзники тоже тронулись с места, английские танки проползли через минные поля и приготовились атаковать расположение иракской 52-й танковой дивизии. Все шло гладко. В качестве дополнительной меры давления на Ирак на территории Саудовской Аравии поблизости от границы Кувейта было высажено соединение морской пехоты. Как позднее выяснилось, присутствие десантного соединения в Персидском заливе заставило иракское командование держать на территории Кувейта 4 дивизии, чтобы отразить нападение с моря.

25 февраля иракские войска атаковали позиции 2-й дивизии морской пехоты, но остановить ее продвижение не сумели. Морские пехотинцы очистили целый комплекс подземных бункеров и захватили в плен штаб 116-й иракской бригады во главе с ее командиром. К концу дня генерал Шварцкопф мог сделать вывод, что наступление развивается успешно. Единственной серьезной неприятностью стала ракета «Скад» (она же Р-11 или, что вполне вероятно, ее иракский аналог «Аль-Аббас»), которая попала в расположение американских войск в Дхаране и убила 28 человек.

Кстати, для слежения за мобильными установками «Скадов» англичане забросили в тыл иракской армии специальную группу САС. В результате эта группа получила больше наград на душу населения, чем любое другое подразделение британской армии со времен Англо-бурской войны 1902 года. Про знаменитую группу «Браво-два-ноль» написали две книги и сняли художественный фильм.

На третий день наступления XVIII корпус предполагал мирно двигаться по долине Евфрата, и если французской танковой дивизии и 82-й авиадесантной это удалось, то 24-я пехотная дивизия была вынуждена вести самый настоящий бой. Когда дивизия примерно в 14.00 двинулась в направлении аэродромов Джаббах и Таллили, иракцы встретили ее огнем, что было форменным свинством с их стороны. Хотя 47-я и 49-я пехотные дивизии и дивизия Республиканской гвардии «Небучаднезар» понесли потери во время воздушного налета, они, при поддержке 2-й бригады коммандос, на 4 часа задержали 24-ю дивизию.

Иракские позиции пришлось брать штурмом. Как оказалось, иракская пехота хорошо окопалась, пушки и пулеметы были размещены в бункерах, вроде тех, с которыми 24-я дивизия сталкивалась на островах Тихого океана в годы Второй мировой. Вот только иракские солдаты не собирались сражаться с упорством самураев. Поднявшаяся пыльная буря помогла американцам, так как теперь с помощью тепловизорной аппаратуры танки, БПМ и вертолеты легко могли уничтожать иракские танки с большого расстояния, совершенно ничем не рискуя. После окончания боя американцы нашли много иракских танков с башнями, которые были сорваны взрывами.

В секторе VII корпуса 1-я танковая дивизия после мощного артиллерийского и ракетного обстрела пошла на штурм городка Аль-Бусайя. Во время штурма была окончательно разгромлена 26-я пехотная дивизия, захвачен штаб иракского VII корпуса и склад боеприпасов. Повернув на северо-восток, американские танки столкнулись с дивизией Республиканской гвардии «Тавакальна». В ходе боя, продолжавшегося около суток, американцы уничтожили более 30 танков. 3-я танковая дивизия, которая вышла в районе к востоку от Аль-Бусайи, тоже столкнулась с подразделениями «Тавакальны», но не стала задерживаться, а повернула на восток, как и предусматривалось первоначальным планом. В общем, на третий день наступления американцы собрали свои танковые дивизии в кулак и приготовились к решающему броску. Если посмотреть на карту, то можно запутаться в причудливых зигзагах, которые выписывали американские дивизии. Больше всего они напоминали замысловатую головоломку, и просто удивительно, как только командиры ухитрились не перепутать свои полки. Наверное, в этом кроется секрет особого американского метода ведения войны. Англичане тоже начали к этому времени выползать из минных полей.

Ближе к вечеру 2-я бронекавалерийская дивизия, двигаясь на восток, столкнулась с большим количеством иракских танков. Перестрелка с ними продолжалась несколько часов, что тоже удивило американцев. Почему-то они совершенно искренне ожидали, что противник будет сдаваться в плен, только завидев их. Как выяснилось, полк кавалеристов ухитрился втиснуться между «Тавакальной» и 12-й танковой дивизией. Однако им, как и 24-й пехотной дивизии, помог песчаный шторм, благодаря которому американцы смогли использовать свою тепловизорную аппаратуру. В этом бою было уничтожено 29 танков и 24 БТР.

Английские танки, наступавшие южнее, атаковали 48-ю пехотную и 52-ю танковую дивизии. Им удалось уничтожить 40 танков, превзойдя результат американцев. Морская пехота, наступавшая с юга, после более или менее упорных боев накануне сейчас занималась зачисткой территории, уничтожая многочисленные зенитные установки противника.

К вечеру 26 февраля большинство иракских дивизий, находившихся на территории Кувейта, было разгромлено, в тыл тянулись длиннейшие колонны пленных. Неожиданно возникли проблемы с их размещением и питанием, так как за три дня, по подсчетам военной полиции, в плен попало более 30 000 человек.

Вечером возникли новые проблемы у 24-й дивизии, которая проделала самый длинный путь. В течение всего дня дивизии пришлось вести бои, поэтому, когда ее танки остановились на ночь, они почти не имели топлива. Несмотря на сверхсовременные средства связи, тыловые подразделения не имели понятия, где находятся боевые группы. Лишь инициатива нескольких младших офицеров позволила спасти положение. На свой страх и риск, они погнали цистерны с топливом через пустыню, надеясь только на удачу. Но, как известно, фортуна улыбается смелым, и они сумели найти свои танки, доставив отчаянно нужное топливо.

27 февраля XVIII авиадесантный корпус приготовился наступать дальше, теперь его целью был один из самых крупных городов Ирака — Басра. Но предварительно требовалось занять те самые аэродромы, которые так и не были взяты накануне. Таллили находился в 30 километрах на юг от города Ан-Насирия, а Джаббах — в 60 километрах на юго-восток. Если верить карте, 82-я авиадесантная дивизия уже находилась там, но тем не менее задача была возложена на подразделения 24-й пехотной. К тому же из американских описаний следует, что дивизия окончательно перешла на действия отдельными боевыми группами. Оба аэродрома были заняты после длительного артобстрела, рисковать американцы совсем не желали. Кроме того, Таллили на всякий случай еще и про-бомбили с воздуха. Судя по всему, отдельные стычки накануне слегка охладили их пыл. Сопротивления иракские войска не оказали, если не считать нескольких автоматных очередей. После этого корпус наконец подошел к главной цели операции по восстановлению суверенитета Кувейта — нефтяным полям Румейла, находящимся южнее Басры.

Во второй половине дня американцы занимались учебной стрельбой по шоссе № 8, забитому машинами, удиравшими обратно в Ирак. Сопротивление окончательно прекратилось, иракские солдаты, едва завидев американцев, шли им навстречу с поднятыми руками. Когда появилась дивизия Республиканской гвардии «Хаммурапи», американцы обрушили на нее сосредоточенный огонь 9 артиллерийских батальонов, после чего налет произвели «Апачи». Этим бой с элитным иракским соединением начался, этим же он и завершился. После артобстрела 24-я дивизия заняла оборонительные позиции, находясь всего в 40 километрах от Басры.

Американцы с гордостью уверяют, что поход 24-й пехотной является событием, беспрецедентным в военной истории. За 4 дня дивизия проехала около 400 километров, уничтожив около 360 танков и БТР, 300 артиллерийских орудий, более 1000 грузовиков и даже 25 самолетов. Что можно сказать по этому поводу? Немцы умели делать то же самое, с одним маленьким отличием — в годы блицкрига они воевали на гр-розных Т-I и T-II, а не на «Абрамсах».

На четвертый день наступления VII корпус изготовился наконец-то к последнему броску на восток. Все американские танки подтянулись к исходному рубежу и выровняли фронт. Перед ними находились деморализованные остатки иракских дивизий, которые понесли серьезные потери за долгий период непрерывных воздушных атак, и сейчас их единственным желанием было спастись любой ценой.

Командир корпуса постарался выстроить в красивую длинную шеренгу 1500 танков, 1500 БМП «Брэдли», а сзади поставил 650 артиллерийских орудий. Получилась картина, достойная богов, создатель линейной тактики король Фридрих II умер бы от зависти, не умри он 200 лет назад от старости. Правда, остается большой вопрос: если бы перед фронтом корпуса находились не разгромленные иракские войска, а настоящий серьезный противник, чем бы тогда закончились эти упражнения по шагистике? Но в данном случае получилось красиво и, что было самым главным для американцев — безопасно. Ведя огонь с предельных дистанций (американские историки это особо подчеркивают), они добили остатки дивизий «Талвазала», «Медина» и «Аднана», чуть позднее были разогнаны беспорядочные толпы, оставшиеся от 10, 12 и 52-й танковых дивизий армии Ирака. VII корпус захлопнул ловушку, отрезав противнику путь к отступления с территории Кувейта, но стоило ли это делать? Воевать иракские войска уже не могли и не хотели (или наоборот?), держать солдат в плену 25 лет «для восстановления народного хозяйства» американцы не собирались. Так не лучше ли было их просто выгнать, отобрав личное оружие?

Самым серьезным боем в этот день была атака эскадрильей А-10 «Тандерболтов» колонны британской 1-й танковой дивизии. Не помогла никакая самоновейшая электроника. Англичане отделались легким испугом, потерей 2 БМП и 9 человек. Что тут скажешь? Повезло.

За 90 часов непрерывных маршей и боев VII корпус разгромил более десятка лучших иракских дивизий, уничтожил более 1300 танков и 1200 БТР, множество артиллерийских орудий и другой военной техники. Наверное, за годы, прошедшие после окончания школы, я совершенно забыл арифметику, потому что, суммируя цифры в описаниях каждого дня, не могу получить ничего даже отдаленно похожего на этот грандиозный итог.

Тем временем морская пехота, наступавшая с юга, весь день простояла на месте и дожидалась только одного — подписания соглашения о прекращении огня. То есть, как выясняется, штурмовать Эль-Кувейт американцы не собирались. Вероятно, они опасались, что в уличных боях их совершенная техника окажется бесполезной. Может быть и так, но, как мне кажется, многоэтажные стеклянные небоскребы для обороны гораздо менее пригодны, чем старые кирпичные дома высотой в 5–6 этажей.

Утром 28 февраля вступило в силу соглашение о прекращении огня и можно было начать подводить итоги операции. По утверждениям американских историков, их наземные силы уничтожили 3947 танков из 4280, которые имел Ирак, более половины из 2880 БМП и БТР, примерно 3000 артиллерийских орудий. Интересно, как к подобным заявлениям относятся офицеры американских ВВС, которые с нескрываемым удовольствием записывают те же самые цифры на свой счет? Ну вот взять в плен 60 000 солдат летчики точно не могли, это действительно заслуга пехоты и танкистов. Потери союзников оказались действительно пренебрежимо малыми.

Добиться такого результата американцам помогло колоссальное превосходство в технологии. Они не могут нахвалиться на свои ИК-прицелы, тепловизоры и тому подобные штучки. Кстати, если кому интересно, то он может прокрутить добрый старый боевик «Хищник» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли. Там режиссер в качестве органов зрения приклеил инопланетному чудовищу именно тепловизор. Я сам работал на такой аппаратуре, правда, с сугубо мирной целью обнаружения внутренних дефектов в пластмассовых изделиях, поэтому знаю, что говорю.

Большим подспорьем оказались системы глобальной навигации, лазерные прицелы и тому подобные новинки. В то же время американцы неохотно, но признают, что их главное противотанковое оружие вертолет АН-64А «Апач» с ракетами «Хэллфайр» оказался переусложненной системой, склонной к частым поломкам и отказам. Скрипя зубами, американцы были вынуждены признать, что иракские (читай — советские) рации работали более надежно. Правда, в качестве утешения тут же пишется, что английские рации были еще лучше. Танки и другая техника союзников были не слишком приспособлены для действий в пустыне, но я не стал бы следом за некоторыми российскими аналитиками делать особый упор на этом факте. Повторилось то же самое, что происходило с нашей техникой в Афганистане, все это вооружение было рассчитано на действия в местности с умеренными температурами и более высокой влажностью.

Но самым главным выводом было то, что решающую роль в разгроме иракской группировки сыграла авиация. Однако не следует бездумно принимать как истину в последней инстанции опыт этой кампании. Как и в случае с войнами на Синайском полуострове, здесь имелись очень специфические климатические условия, которые просто невозможно найти в Европе. Противник тоже не оказал того сопротивления, которое от него ожидалось. Поэтому хвастовство американцев, которые ставят генерала Шварцкопфа на один уровень с Гудерианом, приписывая ему самую крупную операцию на окружение в войнах второй половины XX века, может лишь посмешить, но сами американцы относятся к таким заявлениям всерьез.

В 2003 году Соединенные Штаты под предлогом необходимости уничтожить оружие массового поражения, которым обладает Ирак, снова вторгаются в эту страну. 19 марта президент США Джордж Буш-мл. (IQ =85, желающие пусть сами выясняют, чему соответствует эта цифра) выступил в прямом эфире с обращением к нации:

«Дорогие сограждане! По моему приказу войска коалиции начали наносить удары по объектам военного значения с целью подорвать способность Саддама Хусейна вести войну. Это лишь начало широкой и мощной кампании. Более 35 государств предоставляют нам значительную поддержку.

Я обращаюсь ко всем мужчинам и женщинам в армии Соединенных Штатов, которые находятся сейчас на Ближнем Востоке. От вас зависит мир, на вас возлагаются надежды угнетенного народа! Эти надежды не будут тщетными. Враг, с которым вы боретесь, скоро познает на себе, насколько вы храбры и мужественны. Кампания на территории, сравнимой по величине с Калифорнией, может оказаться более долговременной и сложной, чем предсказывали раннее. Военные вернутся домой не раньше, чем миссия будет выполнена. Мы отстоим нашу свободу. Мы принесем свободу другим. И мы победим».

Наступление снова началось с массированных бомбардировок крупнейших иракских городов и удара крылатыми ракетами. 21 марта американские и британские войска перешли в наступление. На этот раз иракские войска оказали еще более слабое сопротивление, поэтому особо вдаваться в детали нет смысла. Американская 3-я пехотная дивизия двинулась на север на Багдад, а британская 1-я танковая дивизия сразу направилась к вожделенному призу — нефтяным месторождениям Румелы. Город Басра, находившийся у них на пути, союзники просто обошли, не желая ввязываться ни в какие стычки.

Чтобы показать, как им пришлось тяжело, американцы принялись выдумывать всяческие битвы и сражения, в которых они якобы участвовали. Вот, мол, 23 марта после тяжелого боя морская пехота заняла город Ан-Насирия и соседний аэродром Таллили, через который в дальнейшем велось снабжение войск коалиции. Но посмотрим на описания этого боя. Двум полковым боевым группам американцев противостоял иракский корпус, состоящий из 3 дивизий. Американцы потеряли около 100 человек убитыми, ранеными и пленными, потери иракцев убитыми и ранеными составили около 1000 человек. И это результат боев корпуса?! Как говорил Станиславский: «Не верю». При этом практически все потери американцы понесли от собственного нахальства и беспечности. Колонна легких автомобилей налетела на засаду и была расстреляна из легкого оружия.

Не отстают от американцев и англичане, которые с трепетом расписывают «танковое сражение» в окрестностях Басры, происходившее 27 марта. В нем было уничтожено целых 14 иракских танков. Единственная заминка случилась при попытке занять город Кербела, где иракский гарнизон решил немного пострелять. Американцы по-прежнему стремились избегать любых потерь и предприняли обходной маневр. Они заняли город Самава, отрезали иракский гарнизон в Кербеле от основных сил. Тем временем 1-я дивизия морской пехоты при поддержке танков стремительным ударом захватила Кербелу и Наджаф, чтобы предотвратить иракское контрнаступление с востока. Это полностью обезопасило левый фланг и позволило коалиционным войскам двинуться к Багдаду, от столицы Ирака их теперь отделяло менее 100 километров. В общем, главным и совершенно неожиданным итогом двух войн в Персидском заливе стало полнейшее нежелание иракской армии защищать своего горячо любимого вождя. При первой же серьезной опасности она частично сдалась в плен за бесплатную еду, частично просто разбежалась. Другое дело, что войти в Ирак оказалось в сто раз проще, чем оттуда выйти. Американцы оказались вовлечены в малую партизанскую войну, которую выиграть невозможно по определению, именно потому, что она малая. В большой, типа Вьетнамской, можно добиться каких-то успехов, в малой — никогда. Она прекращается лишь если народ сам откажется воевать, но бушевский IQ не позволяет понять это даже сейчас.

3 апреля все та же 3-я пехотная дивизия без боя вошла в Багдад, и весь этот месяц союзники занимались оккупацией территории Ирака. 1 мая Джордж Буш-мл. с помпой объявил о завершении войны. Оружия массового поражения не нашли ни тогда, ни сегодня, пять лет спустя, но это уже никого не интересовало.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.201. Запросов К БД/Cache: 3 / 1