Главная / Библиотека / Танковые войны XX века /
/ «МОЛНИЕНОСНАЯ ВОЙНА» / БЛИЦКРИГ С ВЫСОТЫ ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА

Глав: 3 | Статей: 40
Оглавление
ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Полное издание обеих книг ведущего военного историка, посвященных танковым войнам XX века, в том числе и легендарному блицкригу.

Минувшее столетие по праву считается «Веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны. Однако полноценные, по-настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — гитлеровской Германии, Советскому Союзу и Израилю, — только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны, вершиной которой стал немецкий БЛИЦКРИГ, впоследствии взятый на вооружение советскими и израильскими танкистами. Анализу стратегии и тактики «молниеносной войны» посвящена вся вторая часть книги. Кроме того, особый интерес представляет глава, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что вопреки американским прогнозам на Европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

БЛИЦКРИГ С ВЫСОТЫ ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА

БЛИЦКРИГ С ВЫСОТЫ ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА

Сегодня военные очень любят порассуждать о том, что наступила эпоха войн то ли пятого, то ли вообще шестого поколения. Я не стану с этим спорить, скорее всего, так оно и есть. Однако мне хотелось бы предложить свою, более общую классификацию. Не следует обвинять меня в том, что явился, мол, дилетант и начинает строить что-то свое, вообще несуразное. Предложенный мной вариант ничуть не противоречит этому, стандартному. Мы попытаемся разделить все войны на более крупные группы, которые включают в себя все пять, шесть, семь или сколько их там еще поколений.

На эту мысль меня натолкнула попытка более внимательно рассмотреть характер Второй мировой войны. Ее отличает одна особенность, которую большинство историков считают само собой разумеющейся, а потому просто не замечают. И совершенно напрасно, потому что именно эта особенность резко отличает Вторую мировую от всех предыдущих войн, даже от Первой мировой. За 20 лет, прошедших между двумя мировыми войнами, характер военных действий изменился гораздо больше, чем за предыдущие четыре тысячи лет. Разумеется, появление огнестрельного оружия тоже изменило его. Но посмотрите внимательно: чем шеренги гренадеров Фридриха Великого отличаются от строя фаланги Эпаминонда? Да ничем! Велико ли различие между грандиозным походом, описанным в «Анабазисе» Ксенофонта и маршем Великой армии Наполеона на Москву и обратно? Гораздо меньше, чем может показаться на первый взгляд.

Однако в первой половине 1930-х годов начинается процесс, который меняет все самым кардинальным образом. Все крупнейшие мировые державы приступают к массовой механизации армий. А это означает, что при планировании операций и сражений следует учитывать фактор, ранее неизвестный, — мобильность армии. Конечно, и ранее он фигурировал, однако не имел столь важного значения. Армия, отягощенная огромным обозом, двигалась не спеша, без обоза — чуть быстрее, однако в любом случае, пока солдаты маршировали на своих двоих, говорить о решающем превосходстве не следует. Ведь не будете же вы всерьез утверждать, будто итальянцы бегают быстрее австрийцев, а турки — быстрее русских?! Зато сейчас мобильность и скорость передвижения приобретают решающее значение, появляется возможность на основе превосходства в мобильности строить план операции и даже целой кампании. Золотая мечта любого генерала — свои Канны, окружение и уничтожение вражеской армии — становится реальностью.

Окопная война Первой мировой с ее сражениями, чудовищными по кровопролитности и бессмысленными по ничтожным результатам («Верденская мясорубка», «Августовская бойня»), привела к необходимости создания новых средств и новых методов ведения военных действий. Появился танк, который, однако, в те годы не внес коренного перелома в ход войны. Танковый батальон — это еще не танковые войска.

Принципиальные изменения произошли в межвоенный период, когда в Германии началось формирование танковый частей и соединений. Гитлер, увидев танковые маневры в Куммерсдорфе, заявил: «Это то, что мне нужно, и то, что я буду иметь!» Хотя, как мы увидим далее, к 1939 году «то, что мне нужно», выглядело не слишком убедительно. Но фюрер был полон решимости пустить в ход даже эти Панцернедоваффе. Ведь появился какой-то шанс на быстротечную войну.

Германия по-прежнему не могла позволить себе вести затяжную войну и была вынуждена строить все планы, исходя из надежды на быстрый разгром противника, скоротечную, молниеносную войну. А молниеносная война, в переводе с немецкого на русский, звучит как «блицкриг». Впервые этот термин появился в журнале «Дойче Вер» в 1935 году и относится именно к «большому блицкригу» — то есть к молниеносной войне. В 1938 году журнал «Милитер Вохенблатт» определяет блицкриг как стратегическую операцию, но пока еще все это неофициальные термины. Сами немецкие военные «большой блицкриг» называли «бевегунгскриг» — «маневренной войной».

Но параллельно возникает и другой блицкриг. Гейнц Гудериан развивает и совершенствует теорию «малого блицкрига» — тактики действий танковых войск. Он делает ставку именно на маневр и скорость, которые позволят окружить и уничтожить противника.

Перечислим основные характерные признаки блицкрига, исходя из которых мы будем вести дальнейший анализ операций.

Первое: массированное использование танков, создание ударного кулака, а не равномерное размазывание тысяч единиц бронетехники вдоль линии фронта.

Второе: взаимодействие разных родов войск — танков, артиллерии, мотопехоты, саперов, обязательная поддержка авиации поля боя. Именно и только ее! Стратегическая авиация здесь не только бесполезна, но, скорее, даже вредна.

Третье: прорыв фронта в наиболее слабом пункте.

Четвертое: стремительное развитие успеха. Танки не задерживаются для решения тактических задач, а выходят на оперативный простор.

Пятое: окружение сил противника с последующим их уничтожением пехотой при поддержке артиллерии и авиации.

В 1945 году во время Маньчжурской наступательной операции командование Красной Армии придало блицкригу новое измерение, включив в него воздушно-десантные операции. Напомним, что аналогичная попытка немцев во время наступления в Арденнах завершилась полным провалом.

Но существовало одно ограничение, которое следовало из состояния техники 1940-х годов и уровня развития систем снабжения. Блицоперации имеют ограниченную глубину — где-то около 500 километров. Недаром все исследователи неоднократно подчеркивали, что блицкриг относится к оперативному искусству, не поднимаясь до уровня стратегии. Когда немцы попытались искусственно увеличить глубину блицопераций, они довоевались до разгрома под Москвой и Сталинградом.

И еще одно. Об этом не любят писать наши историки, причем по вполне понятным причинам. Одним из главных, если не главнейшим, условием успешного блицкрига является отсутствие сопротивления окруженной группировки. Так было во Франции, под Минском и Киевом. Когда окруженные войска отбиваются до последнего, темп наступления неизбежно снижается или вообще падает до нуля. Либо возникает разрыв между двигающимися вперед танковыми дивизиями и застрявшими у котла пехотными, как было после Могилева. Впрочем, не следует ставить это в тяжкую вину командирам. Как мы писали, до конца 1930-х годов вопросы окружения вражеских войск военная теория вообще не рассматривала, а уж о вопросах противодействия окружениям и тем более выхода из окружения и речи идти не могло.

Отсюда видно, что блицкриг представляет собой всего лишь узкую ветвь более крупного целого: танковой войны, точнее, даже ее подраздела — маневренной войны. Кстати, и операций, отвечающих этим строгим критериям, оказывается, совсем немного. Такие блестящие операции, как Висло-Одерская, вполне соответствуют критериям маневренной войны, но в них нет окружений — одного из ключевых пунктов блицкрига. Или прорыв Зееловских высот, который аналитическая работа американского штабного колледжа в Ливенворте называет вершиной развития комбинированных операций. Именно поэтому мы не рассматриваем контрнаступление Красной Армии под Москвой, бои вокруг Ростова, сопровождавшиеся длинными маршами советских и германских войск. Выпадают из рассмотрения бои за Харьков весной 1943 года. Все это тема иной книги, посвященной танковой войне в целом. Ну и не следует даже заикаться о таких крамольных для блицкрига предметах, как танки в обороне или танки в городских боях.

Кстати, этот эффектный термин частенько вводит историков в заблуждение, использовать его нужно очень аккуратно. Вот совсем недавно снова мелькнуло упоминание «воздушного блицкрига». Но дело в том, что он никогда не существовал! Один наш уважаемый историк купился на внешнее сходство определений. В западной литературе бытует название «блиц», даже без добавки «воздушный». Так называют серию налетов на Лондон, которую совершили Люфтваффе в рамках Битвы за Англию осенью 1940 года. После этого систематические налеты на крупный населенный пункт тоже иногда стали называть воздушным блицем, но нигде и никогда «Blitz» не превращался в «Blitzkrieg».

Танковый блицкриг стал одним из наиболее известных порождений «сумрачного немецкого гения», возникших в годы Второй мировой войны, с ним могут состязаться разве что атомные бомбардировки. Как создавалась и применялась теория блицкрига, почему только немцы сумели использовать ее наиболее эффективно и в полном объеме, рассказывает эта книга.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.128. Запросов К БД/Cache: 3 / 1