Глав: 10 | Статей: 29
Оглавление
Вступив в Великую Отечественную войну на истребителях, во всем уступавших немецкой авиатехнике, «сталинские соколы» завершили Вторую мировую на великолепных Ла-7 и Як-3, превосходивших не только «мессеры» и «фоккеры», но и «спитфайры» с «лайтнингами». Именно на Ла-7 воевал лучший советский ас Иван Кожедуб, одним из первых сбивший реактивный Me-262 и заваливший в небе над Берлином пару американских «мустангов».

Победное окончание войны и перевод страны «на мирные рельсы» позволили авиастроителям перейти от деревянных конструкций к цельнометаллическим. Так появились последние поршневые истребители СССР — оснащенный четырьмя 23-мм пушками «убийца «Летающих крепостей» Ла-9 и отличавшийся огромной дальностью истребитель сопровождения Ла-11, которым довелось сбивать американские самолеты-разведчики, нарушавшие советскую границу, и драться в небе Китая и Кореи.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о последних винтомоторных истребителях, ставших венцом развития поршневой авиации СССР. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Война с Японией

Война с Японией

Война в Европе заканчивалась. Но оставался еще один враг — на Дальнем Востоке продолжала сражаться Япония. Советский Союз взял на себя обязательство ликвидировать этот очаг напряженности. В ходе подготовки к наступлению в Маньчжурии против Квантунской армии японцев 9-й, 10-й и 12-й воздушным армиям на Востоке передали в общей сложности 313 Ла-7. Помимо этого, 79 машин числилось в авиации Тихоокеанского флота.

Часть из них перебрасывалась по железной дороге с Запада вместе с личным составом. Так, из Германии, с аэродрома Людвигслуст, отправили 3-ю эскадрилью 32-го гвардейского иап. Другие же машины поступили в дислоцированные в тех места авиационные части, например, в 14-й иап на Камчатке.




Мелкая поломка Ла-7 (заводской № 45212484), 2-я эскадрилья 350-го иап 12-й воздушной армии. 10 июля 1945 года старшему лейтенанту П. М. Савенкову предстоял перелет с аэродрома Чойболсана точку «Дон» (Тамцак-Булак). Летчик начал разбег с разворотом, и, развернувшись на 90–100 градусов, на машине подломилась левая опора шасси.

Война с Японией началась 10 августа. Но повоевать им практически не пришлось, если не считать отдельные эпизоды. Например, 12 августа, когда японцы предприняли первый налет на цели, расположенные на нашей территории (стратегически важные мосты через реки Онон и Аргунь), для их перехвата с аэродрома 111-й разъезд, расположенного возле железнодорожного узла Борзя, взлетели 12 Ла-7 из 401-го иап во главе с командиром эскадрильи капитаном Л. И. Бондаревым. «Лавочкины» перехватили неприятеля на подходе к мостам. При этом одна шестерка Ла-7 сковала истребители прикрытия, опознанные как И-97 (Ки-27), а вторая, ведомая Бондаревым, преградила путь бомбардировщикам.

Тогда японцы недосчитались четырех бомбардировщиков (видимо, Ки-43) из девяти направлявшихся к цели. Остальные, не долетев до цели, избавились от бомбового груза и вместе с истребителями прикрытия поспешили назад. В ходе боя отличились старший лейтенант Н. И. Чурсин, лейтенанты И. Ф. Губанов и В. И. Давидюк, а также капитан Бондарев.

Поскольку речь зашла о 401-м иап, дислоцировавшемся в Чите, то уместно отметить, что на вооружении полка состояли Ла-7 завода № 99. 1 августа 1945 года один из самолетов (№ 45992503), пилотируемый командиром звена старшим лейтенантом П. Д. Цуркан, в условиях плохой погоды потерпел аварию. 17 августа тот же летчик, выполняя посадку на аэродроме Барнаул, поломал Ла-7 № 45992602. Всего с 1 по 17 августа летчики полка, совершая перелет в Барнаул, разбили три Ла-7 (№ 45992510, 45992503 и 45992604) и поломали четыре истребителя (№ 45992602, 45992518, 45992601 и 45992611). Одна из машин (№ 45992503) унесла жизнь старшего лейтенанта А. Б. Юрченко. Так что до аэродрома назначения не долетел ни один самолет. Позже, 2 октября, Цуркан второй раз поломал Ла-7 № 45992602 при его облете после ремонта. Вот такая печальная статистика.

Хотя Ла-7 имел свои преимущества и считался одним из лучших истребителей Второй мировой войны, летные происшествия с ним не были редкостью, и одними из главных причин, как, впрочем, и на Ла-5, были производственные дефекты как планера, так и винтомоторной группы. Судя по документам, последние проявлялись намного чаще.

Первый Ла-7 потеряли 10 августа (350-й иап). В тот день входе боевого вылета в районе Сихулин-Нур был обстрелян и подбит своей же зенитной артиллерией самолет капитана Чистова. Летчику пришлось совершать посадку на фюзеляж.

15 августа отличились летчики 304-го иап 32-й иад 9-й ВА. В тот день японцы недосчитались еще нескольких машин. А младший лейтенант А. И. Черепнин, не учтя (возможно, и не зная) особенности бомбардировщика Ки-49, отличавшегося хорошей бронезащитой и сильным оборонительным вооружением, израсходовал весь боекомплект и применил «оружие русских», разрушив таранным ударом оперение бомбардировщика. Правда, парашют его не подвел. Это был последний таран во Второй мировой войне.




Авария Ла-7 11 августа 1945 года (заводской № 45212729, выпущен 12 апреля) на аэродроме Переяславка. Самолет принадлежал 911-й иап 29-й ад 10-й воздушной армии Дальневосточного фронта и имел налет 16 часов. Летчик — командир звена лейтенант С. Е. Соломонов. Фото из архива В. Вахламова.

К вечеру в районе станции Борзя произошел еще один бой «лавочкиных» 3-й эскадрильи (командир — капитан К. В. Морозов) 401-го иап с десятью бомбардировщиками и шестеркой истребителей Ки-43. Как и в предыдущем случае, эскадрилья разделилась. Одна шестерка Ла-7 атаковала эскорт, а другая — бомбардировщики. В итоге на счета старшего лейтенанта А. Г. Тихонова, лейтенанта В. А. Мягченкова записали по одному сбитому бомбардировщику, а лейтенанту А. Т. Сучеку удалось сбить Ки-43.

Общие же потери 32-й иад составили четыре Ла-7, по две машины потеряли в воздушных боях и от огня зенитной артиллерии.

15 августа Ла-7, пилотируемый младшим лейтенантом Кашириным из 247-й иад, был подбит над железнодорожной станцией Хорто-Чжаланьтушь и приземлился на фюзеляж.

За время боевых действий с Японией 10-я ВА с 9 по 23 августа потеряла в аварии лишь один Ла-7 (911-й иап 29-й иад). В составе 10-й ВА были также 14-й иап, 29-й иап и 47-й зап, имевшие по одной эскадрилье на истребителях Ла-7.

Последняя «встреча» Ла-7 с японским самолетом имела место 26 октября 1945 года. В тот день экипаж старшего лейтенант М. В. Латышенко вылетел на трофейном Ки-54 из Чанчуня на аэродром Укурей. При заходе на посадку пилот не полностью выпустил закрылки и приземлился с перелетом 150 метров вблизи стоявших Ла-7. Летчик решил исправить ошибку и уйти на второй круг. Убрав шасси и имея достаточную скорость, летчику удалось лишь перепрыгнуть через стоянку Ла-7 и «плюхнуться» в поле…



Поломка Ла-7 (заводской № 45213197) из 1-й эскадрильи 350-го иап. 27 октября 1945 года командир звена лейтенант В. Д. Нырков, выруливая на старт, наехал на санитарную автомашину. Аэродром Чойболсан. Фото из архива В. Вахламова.

После окончания войны Ла-7 и его учебно-тренировочный вариант выпускались еще около полутора лет. Хотя выпуск истребителей сильно сократился, ими продолжали перевооружать строевые авиаполки. Так, в самом конце 1945 года истребители этого типа получил 180-й гвардейский Сталинградский Краснознаменный иап, входивший в состав 14-й воздушной армии и дислоцировавшийся на территории Прикарпатского военного округа. Ла-7 состояли на вооружении полка до получения в 1948 году первых реактивных истребителей МиГ-9.

Части, вооруженные Ла-7, базировались не только на аэродромах Советского Союза, но и за рубежом — в Польше, Чехословакии, Германии. Во второй половине 1945 года продолжалось перевооружение ими полков, ранее летавших на Ла-5. Этот процесс шел и позже. Постановление Совета министров от 22 марта 1946 года требовало перевести на новые истребители Ла-7, Як-3 и Як-9У пять дивизий ВВС, девять дивизий авиации ПВО и девять дивизий морской авиации.

Так, 790-й иап, базировавшийся на аэродроме Щучин под Гродно, перевооружался с Ла-5ФН на Ла-7 в 1947 году, но уже в марте следующего года стал получать Ла-9.

Век истребителей военного времени был короток — ресурс не превышал двух лет и для мирной службы был неприемлемый. Даже последние серии Ла-7 сохранили немало как конструктивных, так и производственных дефектов. Подобные недостатки были присущи не только самолетам Лавочкина, но и А. С. Яковлева, включая знаменитый Як-3. А были они в основном связаны со спешным проектированием и, конечно, с низкой культурой производства в условиях войны.

Тем не менее немало Ла-7 дожило до перехода на реактивную технику. Например, 32-й гвардейский иап приступил к перевооружению на реактивные истребители МиГ-9 в 1948 году в Орле. 401-й иап сдал Ла-7 в декабре 1950 года. Как тренировочные самолеты, их передавали в полки, вооруженные послевоенными поршневыми истребителями Ла-9 и Ла-11. Например, в 899-м иап, базировавшемся в Германии, сверх штатных Ла-9 и УЛа-9 в январе 1950 года имелось семь Ла-7 и три УТИ Ла-7. В училищах эти машины задержались еще дольше. Например, в Ейске, где готовили морских летчиков, и боевые, и двухместные машины эксплуатировались и в начале 1951 года.

Как тренировочные самолеты их передавали в полки, вооруженные истребителями Ла-9 и Ла-11. Видимо, последние Ла-7 в СССР списали к концу 1952 года.

Оглавление книги


Генерация: 0.134. Запросов К БД/Cache: 0 / 0