Глав: 5 | Статей: 26
Оглавление
Основоположник американской военно-морской стратегии XX века, «отец» морской авиации контр-адмирал Брэдли Аллен Фиске в свое время фактически возглавлял все оперативное планирование ВМС США, руководил модернизацией флота и его подготовкой к войне. В книге он рассматривает принципы военного искусства, особое внимание уделяя стратегии, объясняя цель своего труда как концентрацию необходимых знаний для правильного формирования и подготовки армии и флота, управления ими в целях защиты своей страны в неспокойные годы и обеспечения сохранения мирных позиций в любое другое время.
Брэдли Фискеi / Л. Карповаi / А. Умняковi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 13 НАПОЛЕОН

Глава 13

НАПОЛЕОН

15 октября 1793 г. молодой и плохо одетый капитан артиллерии горячо выступил против плана изгнания англичан из французского города и гавани Тулона, который был составлен прославленным инженером и одобрен Комитетом по фортификациям. Вместо него он предложил гораздо более простой план, который состоял в том, чтобы установить несколько пушек в точке, которую он укажет на берегу гавани, и вынудить британский флот уйти. Он заметил, что после ухода флота английской армии тоже придется уйти и что этого результата можно добиться, не причиняя большого ущерба городу. Его план был в конце концов принят и осуществлен. Осуществлен в основном тем самым капитаном артиллерии, который составил и предложил его, так как именно он установил пушки в нужном месте, а потом руководил их огнем. Его имя было Наполеон Бонапарт.

Ни в одной из своих дальнейших кампаний Наполеон не проявил более ясного видения проблемы, вставшей перед ним, или большей энергии и отваги при ее решении, чем в своем первом испытании в Тулоне, когда ему было всего лишь двадцать четыре года и он был беден, неопытен и не имел друзей.

В Тулоне, как и позднее, он продемонстрировал то же самое редкое сочетание большого воображения, энтузиазма и математической точности. Он был мечтателем в Тулоне и оставался им и потом; но его мечты не были неопределенными, или мечтами о неопределенных проектах, или проистекали из неопределенных знаний. Его мечты были четко оформлены и основывались на точном знании; они были нацелены так же определенно на конечный результат, как расчеты инженера или чертежи чертежника.

Служба, которую он сослужил в Тулоне, была настолько очевидна и важна, что ему дали звание бригадного генерала, а весной 1794 г. его отправили в армию, дислоцировавшуюся в Италии, командовать артиллерией. Тот итальянский контингент войск находился под командованием старого и некомпетентного генерала, но Бонапарту удалось добиться того, чтобы были приняты некоторые его предложения, которые принесли некоторые важные успехи. Во время своего пребывания в Италии он задумал план кампании с целью выдворения оттуда австрийцев и подал его на рассмотрение Комитета общественной безопасности в Париже. Тогда комитет отверг его, но принял в основных чертах позже.

Приблизительно в сентябре 1794 г. Бонапарт поехал в Париж. В это время правительство республики находилось в шатком положении. В начале октября внезапно подняла восстание национальная гвардия численностью 30 000 человек, что угрожало правительству гибелью. В экстренной ситуации Бонапарту было передано командование всеми войсками общей численностью 5000 человек, которые подчинялись правительству; и с ними он должен был подавить мятеж 30 000 гвардейцев. С этими 5000 солдат и 40 орудиями, которые Бонапарт знал, как нужно использовать, он рассеял мятежников после короткого, но энергичного обстрела крупной картечью ценой жизни лишь 400 человек.

Это была небольшая война по сравнению с войнами, которые он вел позднее, но она была выиграна благодаря тому же, что и эти войны, – благодаря быстрой, но правильной оценке ситуации, быстрому и правильному решению и необыкновенной стремительности действий. Она также была выиграна благодаря тщательности, а если использовать современное разговорное выражение, то он «успешно справился с задачей». Наполеон, как и всякий великий стратег, понимал, что просто боевые действия, просто сражение, просто работа могут быть абсолютно безрезультатными; чтобы получить убедительные результаты, следует нанести определенные потери в определенном месте и определенное время с определенной целью. Он так же, как и всякий великий стратег, понимал, что его работа не может считаться законченной, пока не будет сделано все, что нужно и можно. К тому времени, когда Наполеон покончил с мятежом национальной гвардии, больше нечего было делать, и мятеж был подавлен раз и навсегда. Часто говорят, что Наполеон погубил Францию. Не следует забывать, что в этом случае Наполеон спас Францию, и делал это несколько раз и впоследствии.

Так как положение дел в Северной Италии было весьма неудовлетворительным из-за присутствия там объединенных сил Австрии и Пьемонта (Сардинского королевства) и из-за неэффективных боевых действий против них генерала, командовавшего французской армией, Наполеон был послан занять его место и осуществить план действий, который он изначально подавал правительству. Согласно этому плану, Журдан и Моро должны были вести боевые операции по отдельности, но при этом взаимодействуя, в Германии, тогда как Наполеон должен был разъединить австрийцев и пьемонтцев в Италии, изгнать из нее австрийцев, пройти через австрийский Тироль в Германию и присоединиться к Моро и Журдану, чтобы наступать на Вену.

Наполеон достиг Ниццы 27 марта 1796 г. и обнаружил, что французская армия сильно рассредоточена, лишена воли, почти беспомощна (преувеличение автора. – Ред.), а ее линии коммуникации с Францией, идущие вдоль побережья Средиземного моря параллельно вражеским, везде уязвимы. Он сразу обратился с убедительной речью к своим солдатам, обещая немедленно привести их к победе и удовлетворить все их нужды. Солдаты Франции были горячими патриотами и были готовы претерпевать все лишения и смотреть в лицо всем опасностям при условии, что их ведет за собой опытный полководец. На обращение Наполеона он ответили немедленно и искренне.

Навстречу этой воодушевленной армии, ведомой и вдохновленной пылким, но безошибочным гением Наполеона, выступила нерешительная австрийская армия под командованием старого, бестолкового и бездеятельного генерала (фельдмаршал Болье, 1725–1819, ранее неоднократно успешно сражался с французами. – Ред.). Последовал естественный результат. 12 апреля, через два дня после того, как австрийцы спустились с Апеннин, Наполеон разбил их в сражении, а на следующий день он разбил войска Пьемонта (Сардинского королевства). Затем имели место еще несколько решающих побед, после которых сардинский король вышел из коалиции против Франции и оставил австрийцев одних воевать с Наполеоном.

Наполеон немедленно пошел в наступление на австрийцев. 10 мая он появился перед городом Лоди, который удерживали 10 000 австрийцев. Чтобы добраться до города, ему пришлось пройти по мосту, который защищали двадцать артиллерийских орудий; этой переправе австрийцы могли бы помешать, если бы были достаточно проворными. Наполеон оказался проворнее австрийского генерала и прошел по мосту прежде, чем путь был отрезан; он сам шел впереди, воодушевляя своих солдат личным примером. В результате колонна французов ринулась по мосту, несмотря на ужасный артиллерийский огонь, подавила сопротивление и взяла вражеские батареи в штыковой атаке. Враг немедленно отступил на восток, а Наполеон вошел в Милан во главе своей победоносной армии.

В Милане Наполеон Бонапарт сразу же взял на себя вопросы государственного управления и постарался закрепить свои завоевания. Но весть о его успехе возбудила зависть французского правительства, пославшего Бонапарту приказ разделить свою армию на две части, передать командование одной половиной Келлерману, который должен был оставаться в Северной Италии и следить за австрийцами, а самому Наполеону с оставшейся половиной армии идти на Рим, а затем Неаполь. Видя, что разделение армии и распыление сил будет самоубийственным, Наполеон подал в отставку. В ожидании ответа правительства он принял решение изгнать австрийцев из Италии и с этой целью немедленно выступил против них после того, как обратился к своим солдатам с одним из самых ярких военных воззваний в истории. Но в тот день, когда он покинул Милан, в его тылу возник мятеж, была захвачена Павия, а ее гарнизон перебит. Ни минуты не колеблясь и не останавливая движение своей армии, Наполеон Бонапарт поспешил к Павии с небольшим, но достаточным отрядом. Во главе этого отряда он взломал ворота, вошел в город, отдал его на разграбление своему отряду, приказал расстрелять муниципальных чиновников и немедленно прекратил мятеж. В двух других местах он прибегнул к тем же мерам и добился таких же результатов.

Австрийцы под командованием Больё теперь выстроились за рекой Минчо в линию, протянувшуюся приблизительно с севера на юг, лицом на запад; на правом фланге у них располагалось озеро Гарда, а на левом – крепость Мантуя. Ввиду того что фланги противника были защищены таким образом, Наполеон нанес удар по центру, производя ложные атаки в направлении его пути к отступлению. Помня об ужасной атаке в Лоди, австрийцы очень скоро отступили, а австрийский военачальник, боясь нападения на его коммуникации, отошел со своей армией за реку Адидже. Однако часть его левого фланга рассеялась, а остатки нашли убежище в Мантуе. Наполеон сразу же принял решение об осаде Мантуи. Пока этот город удерживала сильная 13-тысячная армия, Наполеон не мог обойти его, чтобы идти на Вену, потому что тогда он оставил бы в своем тылу вооруженного врага. К тому же он не мог полагаться на поддержку итальянцев, живших в окрестностях, потому что они понимали, какая им грозит опасность, если встанут на сторону, которая в конечном итоге может потерпеть поражение.

В июле австрийцы послали на помощь Мантуе армию численностью 60 000 человек (43 000 – две колонны, 18 000 и 25 000. – Ред.) под командованием генерала Вурмсера. Против него у Наполеона было только 30 000 солдат, 10 000 из которых держали в осаде 13 000 человек в Мантуе. Он немедленно снял осаду и выступил против австрийцев. Те двигались вперед двумя колоннами западнее и восточнее озера Гарда. Наполеон, имея 30 000, напал на более слабую колонну (18 000 австрийцев) и в боях 31 июля – 1 августа разбил ее, а затем атаковал более сильную (около 25 000) и отбросил ее назад с потерей 50 пушек и 12 000 солдат (австрийцы потеряли 3000 человек и 20 орудий, французы свыше 1000 человек. – Ред.). Таким образом, Наполеон разбил (по частям) армию, шедшую на выручку Мантуи.

В следующем месяце в поход выступила вторая армия под командованием того же Вурмсера – на этот раз тоже двумя колоннами. Наполеон снова, 5 сентября у Роверето и 8 сентября у Бассано, разгромил одну колонну за другой, но на этот раз разгромленная колонна под командованием самого Вурмсера вынуждена была искать прибежища в Мантуе, тем самым прибавив к ее гарнизону еще около 10 000 ртов, которые нужно было кормить. (При Роверето был разбит корпус Давидовича, 19 000, на который обрушились 33 000 Наполеона. При Бассано был разбит сам Вурмсер (26 000). – Ред.)

Наполеон теперь настойчиво просил еще войск и пушек, потому что он видел, что Австрия поняла необходимость снятия осады с Мантуи. Шесть недель спустя Австрия предприняла третью и самую решительную попытку. За шестинедельный период Наполеон употребил весь свой талант государственного деятеля для распространения в Италии пропагандистских идей свободы. Он выступил против глупого плана французского правительства начать войну с Римом и Неаполем и заставил его (но не убедил) максимально энергично продолжить войну против Австрии, в которой первым достижением должен был стать захват Мантуи.

Третья австрийская армия, посланная для снятия осады с Мантуи, также шла двумя колоннами, но она была под командованием генерала Альвинци, который был гораздо мудрее и проворнее Вурмсера и оказал Наполеону сопротивление, такое умелое и упорное, что силы Наполеона и его оборванной, но воодушевленной армии подверглись суровому испытанию. Однако в решающем сражении 15–17 ноября при Ар коле Наполеон Бонапарт разбил Альвинци, который отошел, потеряв около 7000 человек (французы 4500).

В январе 1797 г. была послана четвертая и последняя армия на помощь Мантуе, и снова под командованием Альвинци. Он предпринял 13–14 января решительную атаку у Риволи, имея численный перевес (28 000 против 22 000 у французов). Австрийцы, обойдя плато с флангов, поставили французов в критическое положение. Однако на помощь пришли десант Мюрата, высадившийся в тылу правофланговой колонны австрийцев, и подошедшая дивизия Рея – они почти полностью уничтожили эту колонну австрийцев. В условиях наступившей темноты и получив известия о гибели правофланговой колонны, войска центра и левого фланга австрийцев начали отход на север. 2 февраля 1797 г. флаг республики развевался над Мантуей, север Италии был очищен от австрийцев, а Наполеон мог покинуть Италию и начать свой поход на Вену.

Наполеон выступил на северо-восток и одержал ряд побед над деморализованным противником, которого было легко разгромить. В конце концов он подписал перемирие с Австрией в Леобене – менее чем в ста милях (161 км) от Вены. На этот раз Наполеон знал, когда нужно проявлять выдержку, хотя в более поздние годы своей жизни – нет. Он проявил ее при подписании перемирия в Леобене 18 апреля и внес в него положение, согласно которому Австрия выходила из коалиции против Франции и оставляла Великобританию ее единственным врагом. Поражение Австрии и последующая отмена ее враждебного отношения к Франции (ненадолго, до создания в 1798 г. 2-й антифранцузской коалиции. – Ред.) спасли республику и дело свободы в Европе. Этим Франция была целиком обязана стратегии Наполеона.

Окончательный договор о мире был подписан в Кампо-Формио 17 октября 1797 г. Теперь из шести врагов республики остался только один, но самый могущественный из всех – Великобритания. Наполеон понимал, что между ней и Францией будет борьба не на жизнь, а на смерть, и составил план нападения на нее через вторжение в Египет, тем самым угрожая коммуникациям между Англией и Индией и самой Индии. Он представил свой план на рассмотрение Директории и получил ее одобрение, что наводит на мысль о том, что ни Наполеон, ни Директория не оценили правильно важность того факта, что Великобритания имела превосходство на море. За исключением кратких промежутков времени, британский флот превосходил флот Франции на протяжении нескольких веков и имел в то время большое превосходство. Революция подорвала дисциплину, терпеливую основательность и умение, необходимые при обращении с навигационными инструментами и оборудованием; вдобавок большинство знающих офицеров, принадлежавших к знатным фамилиям, были изгнаны со службы, а некоторые – обезглавлены. С другой стороны, флот Великобритании в целом имел комплектность и оперативность, которые никто и никогда не мог превзойти. Ее средиземноморская эскадра находилась под командованием Нельсона.

Наполеон отплыл из Тулона 19 мая 1798 г. приблизительно с 38 000 закаленных в боях солдат, большим корпусом математиков, геологов, антикваров, химиков и т. д., которые были размещены на 309 транспортных судах под охраной 13 линейных кораблей и 4 фрегатов. Интересно отметить, что эта экспедиция имела двойную цель – завоевание и исследование и что Наполеон отклонился от своей привычной линии поведения и попытался делать два дела одновременно. По счастью, ему удалось добраться до Египта, не попав в руки Нельсона, и прибыть в Александрию 1 июля. Наполеон Бонапарт немедленно направился маршем на Каир и вскоре столкнулся с мамлюками, которые напали на него со своей обычной стремительностью, но их постигла та же судьба, что и обычно настигает конницу, нападающую на должным образом обученную пехоту и артиллерию, находящиеся под правильным командованием. Наполеон немедленно приступил к своему плану склонения египтян на сторону Французской республики путем разнообразных ложных обещаний, когда внезапно получил сообщение (которое не должно было бы его удивить) о том, что эскадра, которую он оставил в заливе Абу-Кир (Абукир), подверглась нападению эскадры контр-адмирала Нельсона (14 линейных кораблей) и была уничтожена 1–2 августа 1798 г. (прорвались и ушли только 2 линейных корабля и 2 фрегата).

Теперь Наполеон находился в положении, которое было не только унизительным и опасным, но и смешным. Он не простил бы ни одного генерала, попади тот в такое положение в сухопутных операциях. Его коммуникации были отрезаны ввиду обстоятельств, которые были почти неизбежными. Это показывает, что Наполеон был одним из величайших военных стратегов, когда-либо живших на свете, однако он был чрезвычайно плохим морским стратегом. Это также указывает на нечто неизмеримо более важное, а именно: никто не может быть стратегом в одной области стратегии, если он полностью не понимает все факторы проблемы, с которой он сталкивается в этой области. Наполеон мог приложить к морской стратегии столько же ума, энергии и рвения, сколько и к сухопутной; но он понимал точно, ясно и досконально все факторы, участвующие в сухопутной стратегии, и при этом не понимал почти ни одного из тех, которые имели отношение к стратегии морской. Несомненно, Наполеон слушался советов морских офицеров в военно-морских вопросах, но так как он сам решал, что следует делать, то в действиях он был компетентен не более, чем дилетант, который попробовал бы делать хирургическую операцию, руководствуясь советами хирурга. Это проливает свет на попытки гражданских лиц руководить морскими и сухопутными военными операциями и объясняет бесполезность потерь, причиной которых они стали.

Затем Наполеон провел военную кампанию в Сирии, которая была неудачной из-за британского флота, который действовал во взаимодействии с турками, когда Наполеон осадил Акку (Акру). После неуспеха в Акре (2 месяца осады и неудачный штурм 21 мая) он поспешно отступил в Египет, где сумел уничтожить турецкое (англо-турецкое. – Ред.) войско, которое высадилось в Абу-Кире.

За некоторое время до этого он получил весть о том, что на континенте снова разразилась война и что Россия, Австрия, Сардинское королевство и Неаполь объединились в коалицию с Великобританией против Французской республики. Осознав, что его египетская кампания потерпела провал, и в поисках возможности вернуть себе удачу Наполеон отплыл во Францию 24 августа 1799 г. с несколькими своими самыми лучшими офицерами, бросив солдат, которым он наобещал так много и которые ради него терпели голод, жажду, мучились от ран и встречали смерть.

В это время положение Франции было шатким. Военные операции не приносили успеха (в апреле – августе 1799 г. русско-австрийские войска А.В. Суворова многократно разбили французов в Северной Италии, успешно действовала русская эскадра Ф.Ф. Ушакова на Ионических островах и в Южной Италии. – Ред.). По всей стране ширилось недовольство, а Наполеон был единственным человеком, который имел авторитет у общественности. Он был встречен с огромным воодушевлением и вскоре сумел совершить государственный переворот, в ходе которого Директория была упразднена и вместо нее учреждена консульская форма правления во главе с ним – первым консулом. Выполняя свои обязанности на этой должности, которая практически была диктаторской, Наполеон продемонстрировал те же владение ситуацией, талант вникать в детали, энергию, пыл, трудолюбие и стойкость, которые он проявлял, выполняя обязанности генерала. Он также проявил тот же деспотизм и ту же огромную уверенность в себе и добился для Франции успеха такого же порядка и значимости.

Вскоре он предпринял попытку заключить мир с Великобританией и Австрией, но оба этих государства отвергли эти поползновения. После таких же инициатив, направленных в сторону России, которая в то время испытывала сильное недовольство Великобританией и Австрией, последовал выход России из коалиции. В результате этого Великобритания и Австрия остались единственными серьезными врагами Франции. В тот момент в Германии действовала большая французская армия под командованием Моро. Французы под командованием Массена находились в осажденной австрийцами Генуе.

Тем временем война в Германии шла в пользу французов, главным образом из-за недостаточного взаимодействия между частями австрийских войск; но никаких решающих результатов достигнуто не было. При таком положении дел Наполеон решил сам принять участие в военных действиях. С этой целью он сосредоточил армию около 40 000 человек неподалеку от Дижона, откуда он мог двинуться либо в Австрию, либо в Италию. 6 мая он покинул Париж, а 14-го он во главе своего войска начал движение через перевал Большой Сен-Бернар, волоча по снегу стволы пушек. Он проложил себе путь своими мужеством, энергией и изобретательностью и внезапно появился в Северной Италии с артиллерией, что вызвало огромное удивление австрийских генералов, которые там находились. Наполеон прибыл в Милан 2 июня, а 14 июня состоялось сражение при Маренго.

Наполеон сильно рисковал, разбрасывая свои силы, что могло оказаться роковым, если бы австрийский генерал был таким же инициативным, как и он сам. Но Наполеон не пошел бы на этот риск, если бы не знал о неспособности австрийца грамотно командовать войсками. Австрийцы сражались с храбростью и решимостью, которых от них можно было ожидать, и они не дрогнули, пока не получили внезапный и неожиданный удар от кавалерии при поддержке артиллерии. Тогда они обратились в беспорядочное бегство; начались кошмар и побоище. (Автор весьма приблизительно понял ход битвы. В ее начале австрийцы (40 000) практически победили французскую армию (28 000). После 5-часового боя левое крыло французов было разгромлено, центр и правое крыло медленно отходили. Раненый Мел ас, посчитав дело сделанным, сдал командование начальнику штаба генералу Цаху и уехал. Однако в 15 часов к полю боя подоспела свежая французская дивизия Дезе. Французы нашли в себе силы контратаковать и отбросить австрийцев на исходные позиции, за реку Бормида, через которую на рассвете переправлялись австрийцы, чтобы нанести удар по армии Наполеона. В результате австрийцы потеряли 12 000 (в том числе 4000 пленными во главе с Цахом), французы потеряли 7000. – Ред.) Это сражение заставило австрийцев снова отступить на восточный берег реки Минчо.

Тем временем владычество Великобритании на море, которое в конечном счете лежало в основе сопротивления Европы Наполеону, возбудило огромную зависть среди морских держав Европы, которые снова (как и в 1780 г.) объединились в Лигу нейтральных государств, проводивших политику вооруженного нейтралитета в противовес ей. Исход противостояния между Великобританией и этими странами был решен в морском сражении у Копенгагена, в котором вице-адмирал лорд Нельсон 2 апреля 1801 г. фактически уничтожил все укрепления города – как стационарные, так и плавучие. Эта победа привела почти к немедленному распаду этого союза (главная причина – убийство императора Павла I, осуществленное ориентировавшимися на Англию придворными кругами. – Ред.).

Перелом в боевых действиях между французской и австрийской армиями в Германии наступил лишь после битвы при Гогенлиндене 3 декабря 1800 г. Интересной чертой этой военной кампании стало то, что Наполеон послал приказ французскому генералу Моро следовать определенному плану боевых действий. Моро стал возражать, предложил другой план и попросил понизить себя в звании, если Наполеон будет настаивать на своем плане. Наполеон с рассудительностью истинного стратега уступил Моро. Сражение при Гогенлиндене (ок. 60 000 австрийцев против 56 000 французов) закончилось поражением австрийцев, потерявших ок. 14 000, в том числе 9000 пленными, и 87 орудий. Французы потеряли 2500. За сражением последовало подписание мирного договора в Люневиле 9 февраля 1801 г. В результате Великобритания осталась единственным сохранившимся членом коалиции. Бонапарт понимал, что победа Нельсона у Копенгагена и последующий распад союза нейтралов сделали для него невозможным нанести ущерб торговле Великобритании. В сложившихся тогда обстоятельствах Великобритания и Франция подписали в марте 1802 г. договор в Амьене. (Это Англия, оставшись одна, была вынуждена пойти на заключение Амьенского договора. – Ред.)

Согласно договорам, подписанным в Люневиле и Амьене, Французская Республика стала признанной всей Европой. Стоит отметить, что слабое руководство было заменено сильной республикой, и Франция спаслась от нападения объединенных сил крупнейших монархий Европы благодаря лишь стратегии Наполеона.

В Амьенском договоре содержалось положение, согласно которому Англия должна была отказаться от острова Мальта. Англичане не отдали Мальту, и Наполеон выступил против Англии с резкими обвинениями на этот счет. Но англичан едва ли можно обвинять, потому что вскоре стало очевидным, что Наполеон ведет активную работу над планами в отношении Египта и Индии, что он сам не верит во многие положения договора, а его огромный успех в наращивании морской и военно-морской мощи Франции угрожает господству Англии на морях. Он даже отправил экспедицию, которая захватила Сан-Доминго, он отнял у Испании большую территорию под названием Луизиана и продал ее Соединенным Штатам. В общем, он дал веские основания для подозрений в том, что он планирует агрессивную морскую политику. Когда, наконец, Наполеон послал экспедицию в Индию (хоть и с чисто исследовательскими целями), когда французские газеты заговорили о легкости, с которой можно снова завоевать Египет, и когда во всей континентальной Европе стал очевиден рост авторитета Франции, кабинет министров Великобритании принял решение не уступать Мальту. Война между Великобританией и Францией была объявлена в мае 1803 г. Тогда и началась борьба, которая длилась до битвы при Ватерлоо и в которой фактически все державы Европы, хотя и не всегда одновременно, воевали против Наполеона.

После объявления войны вторжение в Англию стало главной заботой Наполеона, и, чтобы осуществить его, он приступил к самому крупному и смелому стратегическому предприятию, которое кто-либо когда-либо предпринимал. Разумеется, он понимал, что не может послать оккупационную армию через Ла-Манш, разве что только при поддержке французского флота, превосходящего британский флот, который мог находиться в проливе в тот момент. Он понимал, что ему следует сильно увеличить французский флот, в том числе и за счет строительства большой флотилии транспортных кораблей. Задача увеличения флота была более трудной. В конце концов он собрал под Булонью около 15 000 транспортных кораблей и около 150 000 солдат. Англичане, естественно, получили информацию об этих приготовлениях, и многие из них сильно встревожились, но само правительство, оценив опасность, приняло такие контрмеры, которые показывали, что оно не считает ситуацию по-настоящему опасной. В конце концов Наполеон принял план, согласно которому нужно было попытаться выманить основную часть британского флота из Ла-Манша, послав большой флот в западном направлении для создания угрозы английским владениям в Вест-Индии. Это был план, похожий на план многих стратегических операций на суше. Но Наполеон понимал все факторы сухопутных кампаний и не понимал те, которые были задействованы в кампаниях военно-морских. По этой причине он сильно мешал боевым действиям адмирала Вильнёва неблагоразумными указаниями. Однако трудно решить, настолько ли они мешали действиям адмирала, что стали главной причиной окончательного провала.

Вильнёв отправился в Вест-Индию, а Нельсон пустился в погоню. Тем временем Наполеон ускорял приготовления под Булонью, чтобы иметь возможность стремительно переправиться через Ла-Манш, как только вернется французский флот, оставив Нельсона в Вест-Индии. Вильнёв вернулся, но позволил втянуть себя в сражение 22 июня 1805 г., которое закончилось тем, что он отправился в Кадис на ремонт, откуда вышел 20 августа. Наполеон сразу же понял, что его план вторжения в Англию рухнул. Он также понял, что к его провалу привел все тот же Нельсон, который помешал его кампании в Египте и разрушил союз нейтральных стран, и что эти три события продемонстрировали главенство Великобритании на морях, которое исключало всякие надежды на завоевание Англии. Однако нет оснований предполагать, что Наполеон понимал, что это главенство Великобритании на морях явится серьезной угрозой его успеху на континенте. И совершенно точно, что он не полностью осознавал значение преобладания морской мощи Великобритании.

Многие критиковали Наполеона за то, что он серьезно вынашивал идею вторжения в Англию. Часто утверждалось также, что он в действительности не собирался делать этого, а сосредоточение больших сил под Булонью и маневры его флота были просто частью уловки с целью скрыть его реальные намерения – поход в Германию. Но не следует забывать, что, даже если его план не удался, Наполеон не понес большого ущерба, потому что его армию можно было использовать – она и была использована – для других целей. Иными словами, у Наполеона было два плана на выбор, как это часто бывало.

Как только Наполеон узнал, что Вильнёв ушел в Кадис, он с максимально возможной скоростью выступил против австрийцев под командованием генерала Макка, который собирался наступать через Шварцвальд к французской границе. Движение Наполеона было таким стремительным, а генерал Макк пребывал в таком неведении и так мало информации получал от своей разведки, что был застигнут врасплох под Ульмом, и его армия попала в окружение. В результате 20 октября он со всей своей армией был вынужден сдаться.

На следующий день произошла битва при Трафальгаре, в которой англичане под командованием адмирала Нельсона разгромили объединенную франко-испанскую эскадру, и, хотя тогда это еще никем не осознавалось, она стала предвестником конца империи Наполеона.

Совершая поход к Ульму, Наполеон нарушил нейтралитет Пруссии, пройдя по ее территории. Эти дерзкие действия в сочетании со многими другими причинами – одна из которых состояла в постепенном росте возмущения пруссаков невнятной позицией нейтралитета, которую занимал их король, – заставили короля Пруссии отстаивать права Пруссии, заключить союз с русским царем, а затем объявить войну Наполеону. Но предшествующее этому шагу бездействие короля поставило прусскую армию и страну в такие условия, что они были к ней совершенно не готовы. Так что теперь к его преступной неготовности к войне прибавилось преступное объявление войны в состоянии неготовности к ней.

Россия и Австрия теперь объединили свои силы и вскоре собрали союзническую армию численностью около 100 000 человек под Аустерлицем, в то время как армия французов насчитывала около 80 000 человек (под Аустерлицем русско-австрийская армия насчитывала 86 000, у Наполеона 73 000. – Ред.). Действия союзников на этот раз были отмечены скорее неуловимой поспешностью, нежели точностью и быстротой, так как небольшое ожидание позволило бы увеличить их силы армиями эрцгерцогов и Карла Иоанна, а также русским корпусом Беннигсена, шедшим на соединение с корпусом эрцгерцога Фердинанда (10 000). Союзническая армия сильно увеличилась бы, если бы союзники избегали сражения до тех пор, пока не была бы готова и направилась на соединение с ними прусская армия. Эта поспешность, видимо, была индуцирована главным образом русским царем (напутствуемым австрийским командованием. – Ред.), который был полон решимости провести генеральное сражение. Это сражение состоялось 2 декабря 1805 г. под Аустерлицем.

У французов было около 80 000 (73 000 и 250 орудий. – Ред.) солдат, а у союзников – 100 000 (86 000 и 350 орудий. – Ред.), но французами командовал Наполеон, а у того были в подчинении генералы Ланн, Сульт, Бернадот и Мюрат. Сражение велось с чрезвычайной храбростью с обеих сторон, но со стратегическим и тактическим мастерством только с одной стороны. В результате русские войска в центре были сброшены с высот (они оставили Ираценские высоты сами по приказу Александра I. – Ред.), на которых они занимали позицию, а левый фланг русских, который атаковал правый фланг французов, подвергся атаке с фланга и тыла. (Союзники потеряли в битве 27 000 и 155 орудий, французы 12 000. – Ред.)

Русские отступили в пределы своей страны (но мирный договор не заключили) на север. Австрия подписала унизительный мир, и Наполеон воцарился в Южной Германии и Италии. Его авторитет теперь вырос настолько, что он получил возможность связать брачными узами нескольких своих родственников с представителями королевских или аристократических семейств, сделать своего брата Луи королем Голландии, а брата Жозефа – королем Неаполя и Танского королевства (в 1808 г. его сменил Иоахим Мюрат. – Ред.), образовать Рейнский союз и упразднить Священную Римскую империю. Однако против одного государства он был бессилен, и этим государством была Великобритания, потому что Нельсон жестоко разгромил Вильнёва в битве при Трафальгаре 21 октября, что разрушило его надежды на то, чтобы победить Великобританию на море и контролировать ее торговые пути. Тогда Наполеон прибегнул к таким мерам, как объявление блокады, что в конечном итоге возымело мало действия, а только вызвало немалые трудности для народа Англии и такие же или в некоторых случаях еще большие трудности для морских стран континента.

Наконец, король Пруссии вывел свою плохо подготовленную армию под плохим командованием против хорошо обученной и находящейся под превосходным командованием армии Наполеона.

В результате 12 октября прусский король внезапно обнаружил, что армейский корпус французов находится между его армией и его базой снабжения. Он попытался отбросить французов со своих коммуникаций, но Наполеон обрушил численно превосходящие силы на большую часть его армии в Йене, в то время как Даву напал на его основные силы в Ауэрштадте, находившиеся поблизости. Оба сражения состоялись 14 октября, закончились полной победой французов и заставили пруссаков подписать условия мира, которые были не только унизительными, но и почти гибельными. Одним из самых унизительных моментов, последовавших из сложившейся ситуации, было то, что Наполеон вошел в Берлин, и именно в Берлине он издал 21 ноября 1806 г. свой знаменитый первый «Берлинский указ», в котором объявил Британским островам блокаду и запретил с ними всякую торговлю и переписку.

Однако мирный договор был подписан лишь после того, как в борьбу вступили русские. Русскую армию нельзя было вовлечь в решающее сражение немедленно, но в конце концов французы с ней встретились и ее разгромили, хотя и не окончательно, 8 февраля у Эйлау. (Сражение при Прейсиш-Эйлау между русской армией (78 000, в том числе 8000 пруссаков и 400 орудий) и армией Наполеона (70 000, 450 орудий) закончилось вничью. Обе стороны понесли большие потери – русские 26 000 убитыми и ранеными, французы ок. 30 000 (по другим данным – 23 000). – Ред.). После этого сражения Наполеон остался с армией, деморализованной лишениями, окруженной враждебными силами в чужой стране зимой в условиях, которые становились все тяжелее с каждым днем. К счастью для Наполеона, русский командующий Бенигсен допустил стратегический просчет, который дал Наполеону возможность сразиться с ним у Фридланда 14 июня, имея большой численный перевес (80 000–82 000 у французов против ок. 60 000 русских; русские потеряли, по разным данным, от 10 000 до 15 000 убитыми и ранеными, французы от 8000 до 14 000. – Ред.). Победа была настолько полной, что совершенно обескуражила русского императора Александра I и вынудила его 8 июня присоединиться к королю Пруссии в подписании договора с Наполеоном в Тильзите в павильоне, построенном на плоту на середине реки Неман. Согласно этому договору, царь становился практически союзником Наполеона, а король Пруссии терял почти половину своих владений.

При подготовке этого и других договоров и во время обсуждения всех договоров Наполеон проявлял ту быстроту принятия решений, способность в нужный момент улестить, пригрозить или уговорить, которая характерна для великих дипломатов; без этой способности он, разумеется, не смог бы заключить такие выгодные договоры. Своим успехом Наполеон целиком обязан сочетанию всех этих качеств; и Наполеон Бонапарт никогда не вошел бы в историю, если бы он не был дипломатом и государственным деятелем, равно как и стратегом. Однако этот факт не должен закрывать нам глаза на более важный факт: в сущности, его власть покоилась не на его дипломатии или способности управлять государством, а на его стратегии и полководческом искусстве. Иными словами, самым важным элементом карьеры Наполеона, как и Тутмоса III, Александра, Цезаря и других людей, именами которых озаглавлены части этой книги, были стратегия и искусство полководца. Эти люди внесли больший вклад в установление стабильного правления в мире, чем равное им число других людей.

Возможно, было бы нелогично делать из этого вывод о том, что самым важным фактором в установлении стабильного правления была стратегия. Но было бы логично прийти к заключению о том, что стратегия является фактором настолько важным, что он неизмерим, и нет оснований утверждать, что любой другой фактор более важен. Форма правления в любой цивилизованной стране изначально устанавливалась с помощью военной силы, направляемой стратегией, а затем поддерживалась умелым управлением государственными делами и дипломатией при помощи стратегии. Что из этих трех было более важно – обсуждать бесполезно, но нельзя отрицать, что из этих трех стратегия действовала первой, а остальные следовали за ней.

Наполеон на тот момент достиг наивысшей точки своего быстрого и потрясающего взлета, и теперь вот-вот должно было начаться постепенное падение, которое столь резко закончилось у Ватерлоо. После заключения Тильзитского мира Франция и Россия казались самыми значимыми странами в мире, а Англии, казалось, грозит катастрофа, потому что ее чрезмерная уверенность в себе на морях настроила против нее все страны континентальной Европы. Первым шагом Наполеона в длинной череде шагов, приведших к его окончательному падению, было его вторжение в Испанию и Португалию.

Чтобы завершить континентальную блокаду Англии, Наполеон посчитал необходимым сделать Португалию – ввиду ее протяженной береговой линии и географического положения – подконтрольной Франции. Поэтому он принял меры к вторжению в Португалию: составил заговор, с помощью которого получил реальную помощь Испании, а с ней, разумеется, и ее разрешение на проход армии вторжения по своей территории. В это время власть в Испании была чрезвычайно коррумпированной; истинным правителем королевства был фаворит королевы, а ее сын, который, как она однажды заявила, не был сыном короля, завоевал в Испании известность, совершенно им не заслуженную. Наполеон послал армию под командованием Жюно, которая 30 ноября 1807 г. взяла Лиссабон, но опоздала схватить королевскую семью, которая уже ступила на палубу британского корабля.

В качестве поддержки этой экспедиции Наполеон послал в Испанию пять армий; и, только когда французы захватили главную крепость на севере Испании, а Мюрат стал наступать на Мадрид, испанское правительство осознало сложившееся положение. Тогда король, королева и реальный правитель Испании Годой приняли решение сражаться, но им помешало восстание, и король был вынужден отречься от престола в пользу своего предполагаемого сына. Этот сын оказался не только негодяем, но и трусом: вместо того чтобы сплотить нацию с целью обороны, что он мог бы сделать, он попытался прийти к соглашению с Наполеоном. В результате всего этого в июне Наполеон посадил своего собственного брата Жозефа на трон Испании. Испанский народ поднял восстание, которое в течение какого-то времени было весьма успешным. Тем временем во вторжении Наполеона в Испанию и Португалию Австрия увидела угрозу католической церкви и династии Бурбонов и, воспользовавшись тем, что Наполеону нужно было держать там большую армию, весной 1809 г. объявила ему войну.

Заметив сгущающиеся тучи до начала бури, предвидя, что ему придется воевать с Австрией, и понимая желательность разгрома всех враждебных сил в своем тылу, Наполеон сам отправился в Испанию и благодаря ряду умелых и быстрых передвижений, ему свойственных, подавил все восстания, по крайней мере временно. Затем он поспешил в Париж и приготовился обратить оружие против Австрии.

Об объявлении Австрией войны он узнал в апреле 1809 г., будучи в Париже, и на следующий день покинул его, чтобы соединиться со своими силами в Германии. На этот раз Бертье, который был отличным начальником штаба, но не проявил себя как отличный главнокомандующий, командовал французскими частями под Аугсбургом, а Даву находился в Регенсбурге – приблизительно в семидесяти шести милях (122 км) от него. 16 апреля австрийский эрцгерцог Карл во главе со 126-тысячной армии форсировал реку Изар (всего у австрийцев под Регенсбургом было 195 000 против 200 000 войск Наполеона. – Ред.). Если бы он обладал стратегическими способностями Наполеона, он бы моментально сокрушил Даву, у которого было только 60 000 солдат, прежде чем Бертье мог бы прийти к нему на помощь, а затем разгромил бы Бертье. Вместо этого он не предпринял решительных действий. Наполеон появился на театре военных действий в четыре часа утра следующих суток, 17 апреля. Он моментально объединил разрозненные силы своей армии. За три победоносных сражения, произошедшие за три последующих дня – 20, 21 и 22 апреля, он разделил австрийскую армию на части и отбросил их к Дунаю. На следующий день, 23 апреля, после экстраординарной пятидневной военной кампании австрийцы ушли за Дунай, оставив 50 000 человек пленными. (Неверно – общие потери австрийцев (убитые, раненые, пленные) составили около 45 000 человек и 100 орудий, французов – 16 000. Австрийцы отошли, сохранив боеспособность, в чем Наполеон скоро убедился. – Ред.) Три недели спустя Наполеон уже спал во дворце австрийского императора в Вене.

Но 21 и 23 мая он сразился с австрийцами у деревень Асперн и Эслинг. Эти сражения не принесли ему победу, навлекли на него тяжелые потери и не только сильно ослабили его, но и подпортили его репутацию и авторитет. В ночь на 21 мая, оказавшись перед сильной армией, он переправился через Дунай по временным мостам в том месте, где реку разделяет остров Лобау. В течение целого дня французы (40 000, 50 орудий) отчаянно сражались с превосходящими силами противника (80 000, 288 орудий). Ночью к ним прибыли подкрепления (силы французов возросли до 70 000 и 144 орудий), но недостаточные, так что после еще одного дня сражения со 105 000 австрийцев с 288 орудиями Наполеону пришлось отступить с левого, или северного, берега Дуная на остров Лобау (а мосты с острова Лобау на южный берег австрийцы сожгли брандерами). Он ушел, потерпев поражение, зная в глубине души – и это знали его офицеры, – что он не спланировал эту боевую операцию со свойственной ему дальновидностью, а сам он покинул поле боя при обстоятельствах, которые наводили на мысль о бегстве. (Французы потеряли здесь убитыми и ранеными 37 000 человек, австрийцы – 20 000. Австрийцы упустили шанс полностью разгромить Наполеона. – Ред.)

Французская и австрийская армии стояли друг напротив друга на протяжении шести недель, разделенные только рукавом Дуная шириной шестьдесят ярдов (55 м), который протекает севернее острова Лобау. Австрийцы укрепили свои позиции и приготовились дать отпор французам, предполагая, что они будут переходить реку по мосту напротив Эслинга, который Наполеон приказал восстановить. Но Наполеон приказал починить мост, чтобы обмануть австрийцев, потому что он намеревался перейти через реку ниже по течению по построенным по его приказу временным мостам. Он переправился через реку в ночь с 4 на 5 июля, застал австрийцев в неблагоприятный момент и вынудил их поменять свои планы и диспозиции. (Австрийская армия эрцгерцога Карла насчитывала 110 000 и 452 орудия, у Наполеона было 170 000 и 584 орудия. Ожидался подход еще одной австрийской армии эрцгерцога Иоанна. – Ред.) День 5 июля прошел в атаках французских войск, но на рассвете 6 июля началась кульминация двухдневной битвы, известной как Ваграмская. Австрийцам удалось отбросить левый фланг французов и почти отбросить правый, но Наполеон понял, что для этого они должны были ослабить свой центр. И он атаковал центр австрийцев артиллерией, пехотой, кавалерией и прорвал их боевые порядки. Австрийцы отошли с поля боя, но французы потеряли 35 000 убитыми и ранеными и не могли вести преследование. (Французы потеряли 27 000 убитыми и ранеными, австрийцы – 32 000. Исход битвы был бы иным, если бы в середине дня к полю боя подошла армия Иоанна. Она опоздала совсем ненамного – подошла тогда, когда австрийская армия Карла уже отступала. – Ред.)

И хотя это сражение, как и предыдущее, не было по-настоящему решающим, Наполеон и Австрия решили закончить войну. 14 октября 1809 г. был подписан договор, по которому австрийцы согласились разорвать все торговые отношения с Англией и признать все изменения, которые произошли или могли произойти в Испании и Португалии. 10 марта 1810 г. дочь императора Австрии стала супругой императора Франции.

Тем временем континентальная блокада Англии создала серьезные затруднения не только для Англии, но и для определенных государств на материке, особенно России. Это и некоторые другие обстоятельства, вытекающие из Тильзитского договора, привели к постепенным, но явным изменениям к худшему в отношениях между царем Александром I и Наполеоном. После двух лет подготовки к войне произошел разрыв, которому 24 марта 1812 г. предшествовало заключение союзнического договора между Россией и Швецией. 9 мая Наполеон выехал из Парижа в Дрезден – место встречи союзников (Франция, Австрия и Пруссия) и начал переговоры с царем. Ввиду того что они не принесли плодов, он 22 июня объявил войну и уехал в армию.

Эта армия была самой лучшей и большой, которую Франция когда-либо посылала за свои пределы, и насчитывала почти полмиллиона солдат и 1200 артиллерийских орудий (444 000 человек, 940 орудий в первом эшелоне вторжения. Во втором эшелоне (между реками Висла и Одер) находилось 170 000 и 432 орудия, а также резерв (корпус Ожеро и др.). Всего в ходе войны в Россию было введено более 600 000 солдат и офицеров врага. – Ред.). 24 июня французская армия переправилась через реку Неман, не встретив сопротивления, а 28-го – вошла в Вильно, древнюю столицу Литвы, и продолжала движение вперед, по-прежнему не встречая сопротивления до той поры, пока 28 июля не вошла в Витебск (русская армия (в начале войны 220 000–240 000 и 942 орудия) с самого начала вела тяжелые арьергардные бои, часто контратакуя. – Ред.). Большинство генералов Наполеона посоветовали ему не идти дальше, но Наполеона нельзя было разубедить. Здесь он провел первые две недели августа, и за это время две русские армии, которые Наполеону удалось разделить, соединились в Смоленске – большом городе на реке Днепре, окруженном укреплениями. На этой сильной позиции главнокомандующий русскими войсками (М.Б. Барклай-де-Толли, он же командующий 1-й русской армией) принял решение дать бой. Наполеон пытался захватить Смоленск до русских, но по какой-то причине, возможно, потому, что сам Наполеон утратил отчасти свою юношескую стремительность, ему это не удалось (по причине искусных арьергардных боев русских войск, таких как бой 2 (14) августа под Красным дивизии Неверовского против пехоты Нея и конницы Мюрата. – Ред.). И теперь возникла необходимость брать этот город, преодолевая сильное сопротивление. Русские отбивались один день, но ночью отступили, а перед этим подожгли город и несколько огромных складов боеприпасов. (Героическая оборона Смоленска продолжалась 4–6 (16–18) августа 1812 г. Все попытки французов захватить город были отражены. В ночь на 6 (18) августа русские войска по приказу оставили город, из которого ушло и все население. Весь день 6 августа корпус Дохтурова отражал попытки французов переправиться, прикрывая отход. В боях за Смоленск французская армия потеряла 20 000 человек, русская армия – ок. 10 000 убитыми и ранеными. – Ред.) Наполеон овладел городом, но его солдаты были сильно разочарованы, обнаружив только груды развалин там, где они ожидали найти хорошее жилье.

Была середина августа, и почти все генералы Наполеона советовали ему остановиться в Смоленске, реорганизовать армию, подвезти продовольствие и подкрепления и подождать до весны, прежде чем возобновлять кампанию. Зная Наполеона по предыдущим кампаниям, кажется невероятным, что Наполеон не оценил ситуацию правильно и не понял, что стратегия русских была выжидательной, а их намерение состояло в том, чтобы заманивать его дальше и дальше в надежде на то, что его армия в конце концов ослабнет от болезней, упадка духа и голода. Но кажется ясным, что к этому моменту изначально почти безупречная проницательность Наполеона была испорчена его чрезмерной уверенностью в себе, а присущая ему самодисциплина сильно ослабла. Поэтому он пошел на Москву. 7 сентября (26 августа по старому стилю) он вступил в сражение с русскими, разместившимися на холмах у села Бородино, покрытых полевыми укреплениями и редутами. Силы были почти равны по численности – в каждой армии было приблизительно по 130 000 солдат. У русских было преимущество позиции, а у французов – лучшее командование и опыт. Сражение было ожесточенным, но в его конце русские были вынуждены покинуть поле боя, разгромленные по всем пунктам. (Наполеон привел к полю битвы около 135 000 человек при 587 орудиях. Это были опытные и просто отборные солдаты. У Кутузова было 132 000 человек при 640 орудиях. Но в это число входили 15 000 наскоро обученных, не участвовавших в боях рекрутов и 21 000 ополченцев (в битве участвовало только 10 000 ополченцев). Бородинское сражение продолжалось 12 часов. Русские войска в Бородинской битве потеряли 44 000 убитыми и ранеными и 23 генералов. Французы, по их данным, потеряли около 30 000 и 47 генералов. Главное, почему отступил Кутузов после вполне успешного завершения битвы, – отсутствие резервов, тогда как к Наполеону подходили (и могли подойти из района Смоленска и др.) значительные подкрепления. Резервы, как выяснилось позже, не подошли к Кутузову и в ходе отступления к Москве, и только после ее оставления, уже в Тарутинском лагере, русская армия стала реально пополняться и усиливаться. – Ред.)

2 (14) сентября французы вошли в Москву, и Наполеон поселился в Кремле, который в древности был резиденцией русских царей. Внезапно во всех концах города начались пожары. Сначала им не придали значения, и только на следующий день были приняты серьезные меры для их тушения. Они оказались бесполезны, и к 16 сентября пожар усилился. В последующие дни он все нарастал, а к вечеру 20 сентября девять десятых Москвы лежали в руинах. (Занявшие древнюю русскую столицу солдаты наполеоновской армии (со всей Европы) вели себя как скоты. На глазах самого Наполеона в Благовещенском соборе Кремля пылал устроенный здесь горн, в котором переплавлялись в слитки золотые и серебряные изделия: посуда, ризы, кресты, другая церковная утварь и др. Архангельский собор был превращен в винный склад, в Успенском соборе устроена конюшня. По всей Москве раздавались вопли перепившихся и бесчинствующих, грабящих и убивающих солдат наполеоновской армии и крики их жертв. А вскоре начались пожары… – Ред.)

По-видимому, теперь Наполеон осознал размеры опасности. Его решение было истинно наполеоновским – немедленно идти на Санкт-Петербург. Но его генералы не согласились с этим: напротив, они советовали отступить. В результате не был принят ни тот ни другой план, и французы оставались в Москве до 19 октября! (Они покинули столицу сразу же после того, как получили известие о Тарутинском бое 6 (18) октября, где русские разбили 26-тысячный авангард французов под командованием Мюрата, располагавшийся на реке Чернишня. Французы потеряли до 2500 человек убитыми, 2000 пленными, 38 орудий из 187. Русские потеряли 300 человек убитыми и 904 человек ранеными. Погиб генерал Багговут, командир 2-го корпуса русской армии. – Ред.) В этот день Наполеон вывел войска из Москвы и стал отступать – на ужасах этого отступления нет необходимости останавливаться подробно. Просто необходимо понять, что лишь небольшая часть армии Наполеона переправилась назад через реку Неман (из центральной группировки Наполеона Неман перешли около 10 000 оборванных и деморализованных солдат и офицеров. В значительной степени уцелели фланговые группировки, вступившие в переговоры с русскими, – корпуса Макдональда (в основном пруссаки) и Шварценберга (в основном австрийцы). Всего в России Наполеон потерял 550 000–570 000 человек, в том числе 150 000 пленных, 850 пушек и всю конницу. Он потерял лучших солдат Франции и Западной Европы, с многолетним, в значительной мере победным опытом. Таких у него уже никогда не будет. Безвозвратные потери русской армии в кампании 1812 г. составили около 120 000, из них 46 000 было убито и умерло от ран, остальные погибли от болезней (Урланис. Людские потери вооруженных сил в европейских войнах). И в армии Наполеона санитарные потери втрое превышали боевые. – Ред.), вся военная кампания потерпела катастрофический провал, главной причиной которого был отказ Наполеона (или, возможно, его неспособность) оценить ситуацию беспристрастно. Даже после того, как он оказался в ловушке в Москве, и почти до того дня, когда он ее покинул, он постоянно ожидал благоприятного ответа на предложение мира, которое он отправил царю.

Наполеон прибыл в Париж 18 декабря. Он узнал, что война в Испании все еще продолжается, и не всегда неблагоприятно для французов, а сенат, двор и столица хоть и потрясены провалом войны в России, по-прежнему казались лояльными и послушными. Был объявлен набор в армию 1813 г., и грозная армия вскоре должна была быть в его распоряжении, чтобы пресечь любое наступление русских.

Но катастрофа Наполеона в России пробудила надежды и мужество у запуганных, но возмущенных правительств всех стран континента. Император Александр в воззвании от 10 февраля 1813 г. призвал страны, входящие в Рейнский союз, сбросить иго Франции. А двенадцать дней спустя в другом воззвании он призвал народ Германии подняться все как один против Наполеона. Пруссия ответила почти сразу же, за ней последовала Швеция. Франция немедленно собрала большую армию для предстоящей войны, развив бешеную энергию. Однако солдаты новой армии были молоды и не обучены.

Наполеон сразу же предпринял наступление, и 2 мая вступил в бой союзными войсками при Лютцене. В этом сражении, как почти во всех предыдущих, талант Наполеона как тактика и его способность понимать со всей ясностью и точностью даже в возбуждении от решительного момента сражения, какова реальная ситуация и что следует делать, принесли победу его знаменам. Сражение было выиграно главным образом благодаря артиллерии, которая всегда была излюбленным оружием Наполеона, но победу невозможно было развить, как это было бы в другом случае, из-за отсутствия достаточного количества кавалерии. Некоторые военные историки считают победу под Лютценом одним из величайших достижений Наполеона, потому что он добился ее, имея армию, большинство солдат которой были необстрелянными, полуобученными рекрутами, а многие из них – мальчишками. (При Лютцене у Наполеона было 150 000–160 000 человек и 350 орудий, у союзников, русских и пруссаков, 92 000 и 650 орудий. На поле боя присутствовали император Александр I и король Пруссии Фридрих-Вильгельм, что сковывало инициативу командующего союзной армией Витгенштейна. Наполеону удалось превосходящими силами потеснить союзников, угрожая охватом с флангов. Ночью российский и прусский монархи отдали приказ об отступлении. Отсутствие боеспособной конницы (которая погибла в 1812 г. в России) и измученность новобранцев не позволили Наполеону организовать эффективное преследование. Потери французов – 15 000 убитыми и ранеными, союзников – 12 000. – Ред.)

Затем Наполеон занял Дрезден, перебросил мост через реку Эльбу и прошел по нему, чтобы атаковать русских и пруссаков в Баутцене, где они расположились на гряде холмов. Весь день 20 мая был проведен в маневрах и небольших сражениях (неудачных для французов. – Ред.), а 21 мая состоялась настоящая битва. Наполеон начал ее одновременной атакой обоих вражеских флангов, но из-за большой протяженности линии фронта и множества вклинивающихся холмов он не мог следить за передвижениями или отсылать приказы войскам, находившимся под его непосредственным командованием, наступать, пока он не получил известия о том, что действия флангов имеют успех. Пока он ждал его, он заснул, сломленный усталостью. Наконец, услышав новые звуки артиллерии, его сопровождающие разбудили его, после чего Наполеон, отметив направление движения звуков, понял, что атака была успешной, и мгновенно приказал центру идти в наступление. Эта атака решила судьбу битвы, но враг отступил упорядоченно, не оставив ни пушек, ни пленных в руках французов, чего им удалось добиться благодаря превосходству в кавалерии и отчасти – позиции. (При Баутцене у Наполеона было 143 000 человек и 350 орудий, у союзников (командующий Витгенштейн) 96 000 человек и 636 орудий. Французы потеряли 18 000 человек убитыми и ранеными, союзники 12 000. – Ред.)

Наполеон добился двух побед (с большими потерями, чем у противника), но его армия и даже его генералы устали от войны; вся Европа воевала с ним, и было ясно, что ему нужны серьезные подкрепления, или его ждет поражение. В этих условиях 4 июня он согласился на короткое перемирие, которое затем было продлено до 10 августа. К нему пришли подкрепления, и он реорганизовал свою армию, но то же самое сделали и его противники – и в большей степени. 12 августа Австрия объявила о своем вступлении в антифранцузскую коалицию, поддержав Россию и Пруссию (это же сделала и Швеция. – Ред.). Наполеон расположился в Дрездене и подготовился отражать атаки, которые, как он полагал, должны были идти с трех направлений – южного, восточного и северного: главная армия союзников под командованием Шварценберга должна была наступать с юга; пруссаки под командованием Блюхера – с востока, а шведы под командованием Бернадота (бывшего маршала Франции, усыновленного в 1810 г. шведским королем, ставшего королем Швеции (1818–1844) и основателем правящей и ныне там династии. – Ред.) – с севера. У союзников было около полумиллиона солдат (492 000. – Ред.), а у Наполеона – около половины этого числа (неверно, у него было 440 000. – Ред.).

Союзники к этому времени уже многое знали о тактике Наполеона, а их генералы уже набрались опыта ведения войны. Еще они узнали, что гораздо лучше воевать с генералами Наполеона, чем самим Наполеоном. С его генералами они могли воевать на равных, но ни один из генералов союзников не мог сравниться с Наполеоном в той необыкновенной быстроте и правильности принятия решений и осуществлении действий, которые давали ему возможность перемещать большие массы солдат быстрее, чем это делали они сами, и быстрее сосредоточивать их в заданных пунктах.

Наполеон послал Удино, а затем Нея навстречу армиям на севере. Удино был разбит армией Бернадота (Ней потерпел поражение позже, через неделю после Кульма). Сам Наполеон пошел на восток, чтобы сразиться с Блюхером, позже разбившим при Кацбахе Макдональда. Главная армия союзников немедленно выступила с юга, рассчитывая добраться до Дрездена прежде, чем вернется Наполеон. (Блюхер просто отступил, не приняв боя. – Ред.) Но Наполеон разгромил Блюхера, возвратился с невероятной стремительностью в Дрезден и 14–15 (26–27) августа отбросил союзников. К несчастью для Наполеона, 28 августа он внезапно слег и был вынужден поручить преследование союзников генералу Вандаму, после чего сам Вандам был окружен и разбит, а союзники ускользнули.

Теперь армия Наполеона сократилась до опасного предела, и ей угрожали три сильных врага, против которых он продемонстрировал свои великолепные способности тактика, предприняв ряд попыток встретить одну вражескую армию один на один, но безуспешно. В конце концов он убедился, что Шварценберг обходит его, чтобы вклиниться между ним и Парижем, а Блюхер идет маршем на соединение с Бернадотом севернее расположения войск Наполеона, чтобы затем вместе с Бернадотом присоединиться к Шварценбергу. Увидев опасность, Наполеон сначала отправил Мюрата в Лейпциг, чтобы сдерживать Шварценберга, пока он будет наступать на Блюхера. Но он не смог настигнуть Блюхера, поэтому 12 октября, после нескольких дней промедления, он изменил свой план и двинулся на Лейпциг в надежде застать там Шварценберга прежде, чем к нему присоединятся Бернадот и Блюхер. 15 октября он вошел в Лейпциг, а 16 октября вступил со Шварценбергом в сражение. Но было слишком поздно, потому что во время боя подошли Бернадот и Блюхер и объединили свои силы, и Наполеону пришлось сражаться со всеми ними. Он не потерпел тактического поражения (по мнению автора – на самом деле сокрушительное поражение Наполеона. – Ред.) в страшной битве у Лейпцига, которая состоялась 18 октября (и 19 октября), но так как с точки зрения тактики он не добился успеха, то потерпел стратегическое поражение, потому что тактическая победа ему была нужна, чтобы спастись от будущего поражения, когда он оказался в окружении численно превосходящих сил противника. 17 октября, вместо того чтобы отступить, что в тот момент он мог бы спокойно сделать, он отправил письмо императору Австрии, намекнув на уступки. Но было слишком поздно: его враги поняли, что он в их власти. На его инициативы не отреагировали, и союзники, получившие подкрепления, разгромили Наполеона 18 октября и вынудили его отступить в сторону Парижа. (В ночь на 7 (19) октября Наполеон велел начать отход по единственному сохранившемуся мосту через реку Эльстер. Отход прикрывали польские и французские части маршалов Понятовского и Макдональда. Лишь в середине дня союзникам удалось выбить из города французов и поляков. В этот момент саперы, увидев прорвавшихся русских кавалеристов, кричавших «Ура», взорвали мост через Эльстер. К этому времени не успели переправиться 28 000 человек наполеоновской армии. Многие бросались в воду и тонули (как маршал Понятовский), некоторые выплыли (как маршал Мадональд). Наполеон был разбит. Его армия потеряла 80 000 человек убитыми, ранеными и пленными (пленных 20 000), 325 орудий. Союзники потеряли убитыми и ранеными 54 000, в том числе 22 000 русских. – Ред.)

В это время вся Франция, кроме Наполеона, склонялась к миру. Если бы Наполеон не утратил своей способности точно оценивать военное положение, если бы он не был отравлен успехом и был настоящим патриотом, он мог бы спасти свой трон, согласившись на предложения, которые сделали ему союзники в декабре 1813 г. и феврале 1814 г. Фактически, 4 февраля в Париже он дал Коленкуру карт-бланш на переговоры с союзниками, но, к сожалению, вскоре после этого он узнал, что союзники разделили свои силы, и ухватился, как ему казалось, за возможность уничтожить армию под командованием Блюхера, которая тогда двигалась на Париж. Сначала ему сопутствовал успех, так как с невероятными быстротой и силой он добился трех побед в трех сражениях, состоявшихся 10, 11 и 14 февраля, и остановил наступление Блюхера. Но условия были слишком неблагоприятными даже для гениального Наполеона, чтобы праздновать победу, и через семь недель поразительно быстрых и умелых передвижений, стратегически направленных на то, чтобы перерезать коммуникации союзников, он узнал, что захватчики приближаются к Парижу, и повернул, чтобы провести решающее сражение перед его стенами. Но враг опередил его на три дня, и, прежде чем Наполеон достиг Парижа, город сдался. Это произошло 31 марта.

Даже тогда этот неизмеримо сильный и решительный человек отказался признать, что потерпел поражение, и хотел продолжать борьбу. Но его маршалы больше не хотели его поддерживать и вынудили его принять условия безоговорочной сдачи, которые они тщетно пытались смягчить. 6 апреля Наполеон отрекся от престолов Франции и Италии, а пять дней спустя был подписан договор, по которому он получал власть над небольшим островком Эльба, телохранителя и доход. Наполеон поехал на юг через всю Францию, повсюду встречая горько обиженное население, и поселился на острове Эльба у побережья Италии.

Правление Людовика XVIII началось с политики, которая была настолько пропитана атмосферой старого режима, что оскорбила большинство людей почти с самого начала и заронила в них подозрение, что все зло, с которым они боролись во время революции, вот-вот вернется, а все жертвы народа были напрасны. Это вызвало такой дух противодействия правительству, что менее чем через год Наполеон сумел покинуть Эльбу и с триумфом проехать по Франции, не только не встречая противодействия, но слыша громкие приветствия, и поселился в Тюильри. 20 марта 1815 г. толпа народа внесла его туда на своих плечах, а король и его придворные в то утро оттуда бежали.

Со своими обычными энергией, умением и успехом Наполеон принялся заново утверждаться на императорском троне. Чтобы упрочить свое положение, он принял облик поборника мира и свободы, приказал составить новую конституцию, обеспечил колоссальный перевес голосов в пользу ее принятия и 1 июня в присутствии огромного скопления людей поклялся подчиняться ей.

Но Европа взялась за оружие. Великобритания, Австрия, Россия и Пруссия обязались поставить каждая по 150 000 солдат. Вскоре их силы начали собираться: сначала в Бельгии, где в июне герцог Веллингтон, командующий объединенной армией англичан, голландцев, бельгийцев и ганноверцев, и Блюхер, командующий прусской армией, удерживали протяженный и беспорядочный фронт. Наполеон к этому времени собрал армию численностью около 125 000 человек, которая уступала объединенным силам Веллингтона и Блюхера, на которые тот тем не менее решил напасть. Верный своим стратегическим принципам, он действовал с величайшей быстротой, осознавая необходимость разгрома Веллингтона и Блюхера до того, как на поле боя появятся русские и австрийцы, а также разгрома либо Веллингтона, либо Блюхера прежде, чем они смогут объединиться.

С этой целью он занял позицию у города Шарлеруа на северном берегу реки Самбр – но 15 июня, хотя он надеялся быть там 14-го. Он был готов дать сражение 16-го, но к этому времени о его приближении уже стало известно, и английская и прусская армии шли на соединение друг с другом, так что к полудню Блюхер сосредоточил 90 000 человек в Линьи, приблизительно в пятнадцати милях (24 км) к северо-востоку от Шарлеруа, в то время как Веллингтон торопил войска скорее дойти до Катр-Бра, приблизительно в пятнадцати милях (32 км) к северо-западу от Линьи и, возможно, в двадцати милях к северу от Шарлеруа.

Брюссель находится почти в тридцати милях (48 км) к северу от Катр-Бра. Наполеон не знал, что Блюхер находится так близко и с такой армией, и думал, что пруссаки рассредоточены. Он, соответственно, разделил свою армию на две части, отдав левый фланг Нею с приказом пробиваться к Катр-Бра, а левый – Груши с приказом наступать на Линьи. А в это время сам он оставался командовать большим резервом, которым он мог укрепить силы либо Нея, либо Блюхера, по обстоятельствам. Его расчеты были нарушены, когда Груши обнаружил присутствие Блюхера с его армией. Наполеон немедленно принял решение уничтожить Блюхера, оказав помощь Груши дополнительными войсками, прислать которые он приказал Нею. В сражении с Блюхером у Линьи 16 июня Наполеону сопутствовал успех, но недостаточный – в основном из-за того, что отряд, послать который он приказал Нею, тот отозвал назад прежде, чем он вступил в сражение. Наполеон тогда переоценил опасность и не проявил такую быстроту реакции, какую он проявил бы в других обстоятельствах, при наступлении на Веллингтона, который отошел на позиции у Ватерлоо, расположенного приблизительно на полпути между Брюсселем и Катр-Бра и приблизительно в двенадцати милях (19 км) к западу от Вавра, куда отступил Блюхер. В сложившейся ситуации это было неблагоприятно для него, потому что Блюхер отступил не на восток и в беспорядке, как предполагал Наполеон, а на север – в сторону Веллингтона, но не от него. В результате в битве при Ватерлоо 18 июня Блюхер в решающий момент укрепил силы Веллингтона, и весы окончательно и навсегда качнулись не в пользу Наполеона.



Из книги Кризи «Пятнадцать решающих сражений мира». С разрешения «Харпер и бразерс»

Наполеон спас республиканскую форму правления во Франции, а значит, в Европе. И хотя после него Франция стала меньше, чем тогда, когда он получил ее, и обеднела во всех отношениях, он сделал Францию великим и непокоренным государством, а было бы иначе, если бы не Наполеон. Многие осуждают Наполеона за все войны, которые он вел. Эти люди забывают, что, хотя Наполеон и нес ответственность за более поздние войны, изначально они были вызваны Французской революцией, а революция – плохим управлением Францией и французским народом, который восстал против него.

Карьера Наполеона представляет собой ошеломляющую иллюстрацию того, что человек, изначально являющийся великим стратегом, может не оставить долговременного памятника своей стратегии, зато много нерушимых памятников своему искусству управлять государством; что человек может осуществлять стратегию (или любое искусство) с непревзойденным мастерством и все же не привнести ничего нового или полезного в само искусство; что человек может достичь всего, что может дать мир, и закончить свою жизнь в заключении, в ссылке от мира; что жизнь человека в целом может быть позорной неудачей с точки зрения отдельного человека и при этом быть в высшей степени успешной с объективной точки зрения на достижения и развитие человечества; что человек может быть почти полностью лишен какой бы то ни было морали и при этом принести миру больше добра, нежели зла!

Влияние гениальной личности в конечном счете зависит не столько от характера самого человека, сколько от дела, которому служит его талант.

К счастью для мира, усилия талантливых людей, как правило, служили делу установления хорошей формы правления и достижения максимального блага для как можно большего числа людей.

Оглавление книги


Генерация: 1.052. Запросов К БД/Cache: 0 / 0