Глав: 5 | Статей: 26
Оглавление
Основоположник американской военно-морской стратегии XX века, «отец» морской авиации контр-адмирал Брэдли Аллен Фиске в свое время фактически возглавлял все оперативное планирование ВМС США, руководил модернизацией флота и его подготовкой к войне. В книге он рассматривает принципы военного искусства, особое внимание уделяя стратегии, объясняя цель своего труда как концентрацию необходимых знаний для правильного формирования и подготовки армии и флота, управления ими в целях защиты своей страны в неспокойные годы и обеспечения сохранения мирных позиций в любое другое время.
Брэдли Фискеi / Л. Карповаi / А. Умняковi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 16 ОТ МОЛЬТКЕ К ТОГО

Глава 16

ОТ МОЛЬТКЕ К ТОГО

Со времен Мольтке не появился ни один гений в искусстве стратегии, не был признан ни один человек, который сделал бы больший вклад в ее науку, хотя прошло несколько войн. Однако, возможно, когда история современной войны будет тщательно изучена, обнаружат, что поистине великий стратег находился у одной из противоборствующих сторон.

Первой важной войной с точки зрения стратегии была война между Китаем и Японией в 1894–1895 гг. Она важна главным образом потому, что иллюстрирует тот факт, что, если в народе живы воинственный дух и характер, он может за короткий срок достичь высокого профессионального уровня в технике ведения современной войны и стать большой военной силой. Всего лишь за сорок лет до начала войны Китай и Япония были приблизительно на равных в плане материальных достижений цивилизации, но китайский народ был гораздо многочисленнее. Однако, хотя японцы и не имели продолжительных мирных периодов в своей истории, они не утратили живости ума и давно осознали опасность своему существованию как нации, которая исходила от мощных военных кораблей из Европы и Америки, которые приплывали на Восток.

В результате сразу же после посещения командующего американской эскадрой Перри и фактического ультиматума в июле 1853 г. японцы энергично взялись за получение образования и подготовки, особенно в технических науках. Они взялись за это с энергией, дальновидностью и ясностью цели, не имеющими аналогов в истории, так что, когда они в конце концов начали воевать с Китаем в 1894 г., у них были гораздо лучше экипированные и обученные армия и флот, чем у Китая. Китайцы сражались так же храбро, как и японцы, но тем не менее потерпели унизительное поражение. Самым важным сражением была морская битва в устье реки Ялу (Ялуцзян) 17 сентября 1894 г. Эта битва показала, что из-за большей концентрации сил на кораблях по сравнению с армиями победы одерживаются быстрее и с гораздо меньшими потерями живой силы. Некоторые китайские корабли, которые хотели укрыться на военно-морской базе и крепости Вэйхайвэй, подверглись атаке японцев. (Крепость имела весьма мощные укрепления со стороны моря и весьма слабые на суше. – Ред.) Укрепления вскоре были взяты японскими войсками (30 000, высадившихся на Шаньдунском полуострове), все китайские корабли захвачены, и исход войны решен. Мирный договор был подписан в городе Симоносеки 17 апреля 1895 г.

Следующей значительной войной была война между Соединенными Штатами и Испанией, которая разразилась в 1898 г. Причиной послужило плохое положение дел на Кубе, ставшее следствием тиранического правления Испании. Положение дел было не только плохо настолько, что Куба нарушила покой мирового сообщества, особенно Соединенных Штатов, но и оставалось таким год за годом безо всякой надежды на улучшение. Причина, по которой все это продолжалось так долго, состояла в неправильном стратегическом использовании испанских войск на острове, потому что на нем было более чем достаточно войск, чтобы держать повстанцев в повиновении. Но хорошего стратегического управления войсками нельзя было ожидать от такого некомпетентного правительства, которое было в Испании, ведь неумелое правление и неумелая стратегия обычно идут рядом. К войне подтолкнул взрыв корабля США броненосного крейсера «Мэн» в порту Гаваны – еще одна иллюстрация того, что, в то время как причины большинства войн серьезны и глубоки, они часто остаются в тени до тех пор, пока какое-нибудь волнующее событие не станет искрой, попавшей в порох. (Расследование, проведенное в 1910–1911 гг. при подъеме остатков корпуса корабля, показало, что «Мэн» погиб от взрыва внутри корабля, то есть испанцы никакого отношения к этому не имеют. – Ред.)

Немного войн, которые провела Испания, были более неблагоразумны, чем эта война. Испания была не только слабее США по мощи военно-морских сил, она находилась в стратегически весьма неблагоприятном положении, потому что Куба расположена ближе к Соединенным Штатам, чем к ней. Трудно представить себе, что правительство Испании обладало настолько небольшими стратегическими познаниями и настолько слабым пониманием положения дел, что не сознавало, что война с Соединенными Штатами будет катастрофой для Испании; но народ Испании наверняка был настолько несведущ в стратегии, что не знал этого. Государство начало эту войну главным образом из-за отсутствия знаний в области стратегии у испанского народа.

Само правительство Испании предприняло попытку сохранить мир, но, подобно многим другим правительствам, не сумело сделать это из-за настроений народа. Положение правительства Испании было в чем-то похоже на положение Наполеона III в 1870 г. Эти два примера и многие другие показывают, какую опасность представляет для страны незнание людьми стратегии. Понимание элементов стратегии населением любой страны так же важно для безопасности государства в целом, как знание навыков гигиены для здоровья каждого отдельного человека.

Первым сражением была морская битва в Манильском заливе 1 мая. С точки зрения стратегии эта битва была одной из самых интересных в истории не потому, что она была примером хорошей стратегии, а потому, что в ней проявилась плохая стратегия. Я участвовал в сражении в качестве штурмана судна «Петрел». И когда я занял свое место на марсе, я прекрасно видел все происходящее. Мы ожидали, что испанский флот займет такую позицию в заливе, что будет получать поддержку своих пушек с берега. Мы знали, что у испанцев на берегу стояли четыре больших орудия, которые были гораздо мощнее, чем любая пушка нашего флота; они были поставлены на возвышенности, и их поддерживали огнем много других пушек. Эти орудия обладали идеальными приспособлениями для быстрого и точного наведения на цель. Нам также было известно, что объединенная мощь береговых и корабельных батарей сильно превосходила мощь всех наших орудий. Но, к своим удивлению и радости, мы обнаружили, что испанский флот, который сам по себе был слабее нашего (у испанцев здесь было 10 устаревших кораблей против 4 крейсеров и 2 канонерских лодок американцев. – Ред.), бросил якоря в той части залива, где береговые пушки ничем не могли ему помочь! (Испанский адмирал опасался, что от обстрела пострадает город. – Ред.) В результате последовал разгром испанского флота и беспомощность Манилы. Это означает беспомощность не против огня нашей артиллерии, а против эффективной блокады, которую немедленно установил Дьюи.

Напористая и методичная атака Дьюи была стратегически и тактически правильной, и в совокупности с нашей более умелой артиллерийской стрельбой и превосходством в силе она и привела к такому результату. То, что все испанские корабли были потоплены, в то время как американским кораблям не был нанесен почти никакой ущерб, вызвало огромное удивление; но это и не должно было удивлять. Как показывают таблицы в главе 4, войска, изначально превосходящие противника в силе, наращивают свое превосходство, степень которого зависит от степени изначального превосходства. В битве при Маниле главной составляющей нашего превосходства в силе было превосходство артиллерийского огня. Удивление часто выражалось по поводу того, что мы так много раз попадали в испанские корабли, тогда как они попадали в наши цели очень редко: удивление вызывало то, что испанцы так много промахивались. Но следует помнить, что корабль занимает лишь небольшую часть поля обзора, и шанс попасть в цель чрезвычайно мал, если только орудие не наведено на него правильно; а также существует тысяча способов навести орудие на цель неправильно и лишь только один – правильно. Это может показаться отклонением от темы стратегии, но на самом деле это иллюстрация к ней, так как изучение стратегии, как и изучение артиллерийского дела, есть просто изучение того, как найти единственно правильный путь из бесчисленного множества неправильных.

Испания послала эскадру через океан к Кубе, считая (вероятно, это так), что «кто-то же должен что-то делать». Что эта эскадра могла реально сделать у побережья Соединенных Штатов (Кубы. – Ред.) против превосходящего его флота – это и сейчас неясно, и не могло быть ясным тогда правительству Испании. 19 мая испанская эскадра вошла в гавань Сантьяго-де-Куба, где на несколько недель оказалась блокированной американским флотом, превосходящим ее по силе, которым командовал адмирал Сэмпсон. В конце концов флот получил приказ от правительства Испании выйти из гавани, хотя единственно возможная для него судьба была полное уничтожение. Полное уничтожение и состоялось, на что оказалось достаточно около часа. Это произошло 3 июля. (4 испанских броненосных крейсера, у одного из которых не были поставлены орудия главного калибра, и 2 эсминца были потоплены эскадрой США в составе 1 броненосного крейсера, 3 эскадренных броненосцев, 1 броненосца 2-го класса и 1 вспомогательного крейсера – при подавляющей мощи артиллерии американских кораблей. – Ред.)

Эти сражения фактически решили исход войны, хотя впоследствии были предприняты небольшие сухопутные операции на Филиппинах и Кубе в качестве последнего, смертельного удара.

Эти главные результаты войны, короткой и сравнительно бескровной, были такими же важными, как и любой войны в истории человечества, и гораздо более важными, чем результаты многих длительных и кровопролитных войн. Они иллюстрируют тот факт, что окончательные последствия коротких и имеющих решающее значение войн, как правило, имеют самое большое значение. Главный и единственный результат испано-американской войны состоял в том, что Соединенные Штаты из второстепенных стран вышли на позицию выдающихся государств на земле. По той причине, что Соединенные Штаты были самой богатой страной в мире (за исключением Великобритании), давно уже находились в первых рядах как страна, концентрирующая интеллект отдельных людей, а форма правления в них была выше, чем в любой другой стране, нельзя отрицать, что приобретение более высокого положения в мире Соединенными Штатами было пользой – и немалой – для человечества. И хотя существовали несколько факторов, которые привели к нашему успеху в войне, очевидно, что самым существенным из них была стратегия.

Вскоре после сражения при Маниле родился интересный миф о том, что во время последующего обстрела города 13 августа британский флот в гавани встал между немецким и американским флотами. Занятен здесь не сам миф, а тот факт, что вера в это существует и по сей день. Ничего подобного не происходило; тем не менее я имею достоверную информацию о том, что этот эпизод принят широким кругом историков и включен в историю!

Война с Испанией для Соединенных Штатов продолжилась как война с филиппинцами, которых жестоко угнетали испанцы и которые ухватились за возможность, как они думали, получить независимость. Из-за того что правительство Соединенных Штатов не приняло быстрого решения, брать Филиппины или нет, восстание приняло большие масштабы и впоследствии было с трудом подавлено со значительными людскими потерями. Главным аргументом против того, чтобы брать Филиппины, было то, что простое завоевание не давало нам права. Разумеется, в конце концов мы поняли, что, если мы не возьмем управление островами в свои руки, различные дикие племена начнут воевать друг с другом за эту власть, и там, где во время правления испанцев установились сравнительно цивилизованные условия жизни, воцарится варварство; тогда как мы дадим им форму правления гораздо более цивилизованную, чем при испанцах.

Следующая война (октябрь 1899 г. – май 1902 г.) – между Великобританией и республиками буров (Трансвааль и Оранжевое свободное государство) в Южной Африке – была вызвана, подобно многим войнам, различием во мнениях относительно того, что правильно, а что нет. В данном случае речь шла о некоторых вопросах в споре между правительствами республик буров и некими подданными Великобритании, проживавшими в этих республиках и владевшими там собственностью. Так как не было другого способа решить вопрос, кроме самого древнего – путем обращения к силе, к силе и прибегли.

Мимоходом можно заметить, что, когда какой-либо человек – представитель даже самого просвещенного народа – вынужден делать то, что, по его мнению, он делать не должен, или воздерживаться от того, что, по его мнению, он имеет право делать, к силе прибегают так же часто, как и тогда, когда государства начинают воевать.

Разумеется, у Великобритании было преимущество – несоизмеримо большая сила, но республики буров имели стратегическое преимущество в том, что Великобритании приходилось посылать войска и припасы через океан на огромное расстояние, разделявшее ее и Южную Африку. Было неизбежно, что Великобритания в конце концов одержит победу, но война длилась более двух с половиной лет. Война интересна тем, что в ее начале тактика буров была лучше, чем у англичан, хотя английские войска представляли собой в основном регулярные армию и флот. По-видимому, проблема английских войск состояла в том, что офицеры высшего командования страдали от того, что я прошу разрешения называть автоматизмом. То есть они действовали автоматически согласно тому, чему они были обучены, и применяли методы, подходящие для ведения войны с армиями, подобными их собственной, в густонаселенных районах континентальной Европы, вместо того чтобы разрабатывать методы, подходящие для ведения боевых действий с быстро передвигающимися и часто рассеянными по всей территории партизанскими отрядами буров. Англичане маневрировали почти точно так же, как это делал генерал Брэддок, когда сражался с индейцами в Северной Америке во время Семилетней войны. Буры, напротив, применяли методы, которые были эффективными в существовавших тогда условиях.

Эта война интересна с точки зрения стратегии как пример истины, которую часто не замечают, – у каждого участника войны всегда есть или должна быть определенная цель, а ведение боевых действий – лишь средство ее достижения. Задача стратегии состоит в том, чтобы точно установить, какова реальная цель, затем оценить трудности на пути к ее достижению и реальные имеющиеся средства для этого, потом принять решение относительно плана действий и только тогда (не раньше!) начинать боевые действия.

Следующей войной была так называемая «Боксерская война» – одна из самых необычных в истории. Она началась и закончилась в 1900 г. и была вызвана рядом действий со стороны некоторых европейских держав и последующим восстанием против этих действий сравнительно небольшого числа китайцев. Россия захватила (получила в аренду. – Ред.) Порт-Артур и значительную часть прилегающей территории; Германия получила в аренду бухту Цзяо-чжоу, фактически заставила Китай предоставить ей большие концессии в провинции Шаньдун; Франция стремилась расширить свои привилегии в районах Китая, прилегающих к Тонкину (северная часть Вьетнама в составе Французского Индокитая. – Ред.), а Великобритания получила у Китая в аренду Вэйхайвэй на южном берегу пролива Чжили (Бохайхайся) и тем самым добилась контроля водных подходов к Пекину. Принц Туан, спортсмен и руководитель большого движения в Китае, приверженцы которого занимались спортом и называли себя «боксерами», встал во главе восстания. («Боксерами» в западной историографии назвали ихэтуаней – членов тайного общества «И хэ цюань» («Кулак, поднятый во имя справедливости и согласия»). – Ред.) Следуя древнейшим традициям, «боксеры» совершили ряд зверских расправ. В конце концов они осуществили ряд нападений на здания дипломатических миссий в Пекине, в которых со временем приняли участие даже императорские войска Китая.

Цивилизованный мир встревожился и, к счастью, принял быстрые меры. В окрестности Пекина были посланы весьма значительные силы, и в августе объединенные американские, английские, немецкие, французские, австрийские, итальянские и японские войска (русские в армии фон Вальдерзее были вторыми по численности после японцев. – Ред.) под командованием немецкого фельдмаршала фон Вальдерзее двинулись на Пекин. Пекин был взят 14 августа, а в декабре китайскими властями была подписана нота, в которой было выражено согласие на требования держав.

С точки зрения стратегии самым интересным фактом, выявленным этой войной, были поразительное состояние, подготовка и эффективность в целом японской армии. До этой войны было, в общем, известно, что японцы энергично занимаются наращиванием уровня подготовки армии и флота, но не было известно, каких успехов они добились. По всеобщему признанию, из всех вооруженных сил великих цивилизованных стран, которые вместе наступали на Пекин, японцы были лучше всех, за исключением немцев. (Помимо Пекина и его окрестностей, серьезные бои были в Маньчжурии, где Россия выставила войска, существенно превышавшие все объединенные силы, наступавшие на Пекин. – Ред.) Этот факт представляет особый интерес, если его рассматривать в связи с удивительным отсутствием стратегической дальновидности русских, когда они вступили в войну с Японией лишь четыре года спустя.

Очень важное положение договора между Китаем и Японией, который завершил войну в 1895 г., состояло в том, что Ляодунский полуостров, включая Порт-Артур, должен был отойти во владение Японии. Россия, Франция и Германия помешали этому, и в итоге Россия сама завладела Ляодунским полуостровом (на правах аренды. – Ред.) и заняла Порт-Артур, расположенный на его южной оконечности, – самую мощную крепость на Востоке и одну из самых мощных в мире (Порт-Артур стал мощной крепостью только в ходе Русско-японской войны. – Ред.). В то же время русские постепенно распространялись по Маньчжурии, укрепляли свою морскую базу во Владивостоке и заканчивали строительство железной дороги из Санкт-Петербурга через Сибирь и Маньчжурию во Владивосток с веткой, отходящей на юг из Харбина в Порт-Артур.

Тем временем 30 января 1902 г. между Великобританией и Японией был заключен договор о том, что если одна из сторон оказывается вовлеченной в войну с целью охраны интересов, которыми обе стороны считают поддержание независимости и территориальной целостности Китая и Кореи, то другая сторона должна соблюдать нейтралитет и предпринимать попытки помешать какой-либо третьей стороне принять участие в военных действиях против своего союзника; но, если третья сторона вступит в такие военные действия, другая договаривающаяся сторона должна прийти на помощь своему союзнику. Этот договор, несомненно, укреплял положение Японии в случае войны с Россией; а так как эта война явно надвигалась, он, возможно, и имел такую цель.

В 1903 г. Япония начала переговоры с Россией с намерением заставить ее прекратить проникновение в Корею. Так как Корея находится весьма близко к Японии, то Япония вполне справедливо считала, что всевозрастающее влияние России в этом регионе представляет собой угрозу ее национальной безопасности. Ввиду того что Россия приняла тактику вежливого уклонения и проволочек, 6 февраля 1904 г. Япония дала инструкции своему послу в Санкт-Петербурге запросить свой паспорт. Это не было объявлением войны, но это было заявлением о том, что дружеские дипломатические отношения разорваны, что должно было побудить Россию к немедленному началу подготовки к войне. Этого не произошло.

Так как Японская империя расположена на Японских островах, очевидно, что если бы правительство России правильно оценило стратегическую ситуацию, то поняло бы задолго до наступления критического положения, что самым эффективным нападением на Японию было бы нападение с моря. Ввиду того что российский флот был значительно больше японского (с учетом Балтийского и Черноморского флотов. – Ред.), то в случае, если бы он вступил с ним в сражение и разгромил его, Россия получила бы абсолютное господство на море между Японией и Азиатским материком, и Япония стала бы беспомощной против вторжений русских в Маньчжурию и Корею по той причине, что она не смогла бы послать никакие войска по морю. В это время морские силы русских в Азии были приблизительно равны силам японцев и состояли из 7 эскадренных броненосцев, 7 легких крейсеров и 25 эскадренных миноносцев, расположенных в Порт-Артуре, 3 больших броненосных крейсеров и одного легкого крейсера (а также десятка малых миноносцев) во Владивостоке и одного большого бронепалубного крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» в корейском порту Чемульпо. Таким образом, Россия разделила свои главные силы на три части, что было чрезвычайно неудачным обстоятельством, когда разразилась война. У Японии было 6 эскадренных броненосцев, 8 броненосных крейсеров, 13 (12. – Ред.) бронепалубных крейсеров и 19 (28. – Ред.) эскадренных миноносцев помимо небольших судов (19 малых миноносцев) – все они были сгруппированы в одном месте.

Японцы немедленно воспользовались ситуацией с должной стратегической дальновидностью и быстротой (напав подло, без объявления войны. – Ред.). Они почти немедленно послали три экспедиции: морскую против российского флота, стоявшего на якорях в Порт-Артуре, морскую против русских кораблей в Чемульпо и сопровождающий эскорт из войск для высадки там и начала военных действий. Все три экспедиции были успешными.

В ночь с 8 на 9 февраля десять японских эскадренных миноносцев провели решительную торпедную атаку на ничего не подозревающую русскую эскадру в Порт-Артуре, в результате которой броненосцы «Ретвизан» и «Цесаревич», а также крейсер «Паллада» были торпедированы и получили такие серьезные повреждения, что им потребовалось немало времени для ремонта в порту. Эти броненосцы были самыми мощными в эскадре (водоизмещение «Цесаревича» 13 100 т, «Ретвизана» 12 900 т), а «Паллада» была судном водоизмещением 6630 (6820. – Ред.) тонн. На следующий день адмирал Того обстрелял другие суда русской эскадры с большого расстояния, нанеся им значительные повреждения. Но он предусмотрительно воздержался от попадания под огонь русских береговых орудий. Тем временем эскадра японских кораблей под командованием вице-адмирала Уриу (6 крейсеров и 8 миноносцев) прибыла в Чемульпо и потопила русский бронепалубный крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец» в сражении на значительном расстоянии, но в виду берега. (Напав на русские корабли в нейтральном порту, японцы вынудили их принять неравный бой, после которого команда «Варяга» затопила сильно поврежденный корабль, а «Кореец» был взорван. – Ред.) В это время японские транспортные корабли высаживали на берег войска, которые немедленно пошли маршем на Сеул – столицу Кореи и захватили ее.

Война между Россией и Японией – одна из самых поучительных войн в истории, из-за огромных расстояний, отделяющих одну воюющую страну от ее вооруженных сил, больших сил, задействованных в войне с обеих сторон, и того факта, что сухопутные и морские силы сотрудничали тесно и эффективно, как ни в какой войне до этого. Это одна из самых важных войн, потому что она впервые за многие тысячелетия твердо установила положение народа неарийской расы, выведя его в первый ряд народов мира. С точки зрения стратегии она интересна по двум причинам: потому что условия, вызванные применением нового оружия, методы и устройства больше отличались от условий ведения предыдущих войн, чем когда-либо; и потому что она является самым лучшим историческим примером поражения превосходящих сил противника благодаря применению правильной стратегии в противовес стратегии неправильной.

Главные стратегические ошибки российского правительства состояли в недооценке, во-первых, силы армии и флота японцев и, во-вторых, вероятности войны. Даже самый ярый приверженец России должен признать, что эти две ошибки были совершенно непростительны и вызвали абсолютно бездарную потерю людей, финансовых средств и авторитета. Также невозможно оправдать продолжавшиеся агрессивные поползновения (обычное освоение территорий, и без зверств, присущих тем же англичанам и др. – Ред.) русских в Маньчжурии и Корее, особенно когда за ними последовал провал попытки поддержать их после того, как они были оспорены. И агрессия (экспансия. – Ред.), и провал ее поддержки демонстрируют все ту же слабость характера, которая была характерна для Испании в период после Карла V. По-настоящему сильное государство, как и по-настоящему сильный человек, редко проявляет жестокость и агрессивность. Всякий раз, когда сильные страны проявляли свою агрессивность, они всегда поддерживали свою агрессию адекватной силой, как это делал Рим, и, фактически, во всех случаях они устанавливали для жертв своей агрессии такие формы правления, которые были во всех отношениях лучше, чем формы правления, которые у них были раньше. Государства и люди, которые одновременно и жестоки, и слабы, не только достойны презрения, но и опасны.

Теперь и Россия, и Япония начали спешно отправлять войска в Восточную Маньчжурию. Россия это делала по Транссибирской железной дороге (имевшей низкую пропускную способность, особенно на Байкале, где вагоны перевозились на паромах. Японцы начали войну, когда Байкал сковал лед. Кругобайкалькая железная дорога была закончена уже после войны, а в ее ходе русские клали рельсы на лед – по ним перегнали на восточный участок дороги 1000 вагонов и 65 паровозов, действовал ледокол-паром «Байкал», принимавший на борт целый состав. – Ред.). Япония перевозила войска по Японскому морю и через Корею. Имея господство на море (благодаря подлому нападению на русские корабли), Япония высадила на западном побережье Кореи войска численностью около 45 000 человек под командованием генерала Куроки, которые походным маршем отправились на север, не встречая сопротивления, к реке Ялу, которая образует северо-западную границу Кореи между ней и Маньчжурией. Это была 1-я армия. На другом берегу реки Ялу находились сравнительно небольшие силы русских (19 000 человек, в районе боя численное превосходство японцев было шестикратным). Вместо того чтобы отвести назад эти небольшие силы, главнокомандующий русской армией генерал Куропаткин приказал им удерживать этот рубеж. В результате произошло кровопролитное сражение, во время которого японцы атаковали русских и по фронту, и с левого фланга и которое завершилось для русских поражением (русские потеряли 2200, японцы 1000. – Ред.), имевшим важное значение. Это было первое сухопутное сражение этой войны. Оно не имело больших физических последствий, но оказало огромное моральное воздействие, потому что оно доказало всему миру, и особенно русским, что японские язычники («обезьяны», как их называли русские) могут побеждать европейцев-христиан в современной войне (однако русские сражались героически. – Ред.). Это сражение произошло 1 мая 1904 г.

Теперь Япония начала готовиться к отправке своей 2-й армии в Маньчжурию и тем временем постаралась с помощью морских операций обеспечить бездействие русского флота в гавани Порт-Артура и помешать любым его попыткам создать помехи японским транспортным кораблям, перевозившим припасы и войска. С этой целью были предприняты три попытки блокировать узкий выход из гавани, что было сопряжено с огромными трудностями и опасностью. Первые две были настолько катастрофически безуспешными, что люди, не обладавшие огромной решимостью, воздержались бы от дальнейших попыток. В ночь на 2 мая, однако, гавань была частично блокирована путем затопления в фарватере пяти пароходов.

В течение следующей ночи 2-я японская армия под командованием генерала Оку начала высадку в Бицзыво на восточной стороне Ляодунского полуострова. После высадки, 5 мая 2-я армия стремительно двинулась вперед, отбрасывая русских (силы которых на Дальнем Востоке наращивались недостаточно быстро и были еще небольшими, а в начале войны на всем Дальнем Востоке и в Маньчжурии было всего 100 000 солдат и офицеров. – Ред.). Наконец, 26 мая у Цзиньчжоу состоялось большое сражение, и город был взят. К югу от Цзиньчжоу находится узкий перешеек шириной в милю и три четверти (2,8 км), который соединяет мыс с материком. С обеих сторон он низкий, но ближе к центру на нем поднимается высокий гребень, доходящий до точки высотой 350 футов (107 м), которая называется Наныпань. Войска, удерживающие эту вершину, блокируют проход в оба направления. Эта позиция была хорошо укреплена всеми самыми современными средствами, чтобы защитить ее от нападений и ночью, и днем. В конечном итоге она была взята японцами. (У Цзиньжоу на перешейке шириной около 4 км оборонялся 5-й Восточно-Сибирский полк (3800 человек, 65 орудий, 10 пулеметов). С 5 до 18 часов 13 позиции полка безуспешно штурмовали около 35 000 японцев 2-й японской армии с 216 орудиями, 48 пулеметами, при поддержке огня 4 канонерских лодок и 6 миноносцев. Только после 18 часов, когда японцам удалось занять траншеи на левом фланге позиций, полк, понеся значительные потери (1403 человек убитыми и ранеными), отступил. Японцы потеряли в бою этом 4204 человека. – Ред.) После этого стали энергично продвигаться вперед и 30 мая овладели портом Дальним – очень ценной базой для нападения на Порт-Артур, который располагался юго-западнее.

Так как теперь русским стало очевидно, что японцы намереваются взять Порт-Артур (им это давно было очевидно. – Ред.), они послали армию численностью около 35 000 человек (33 000 и 96 орудий), чтобы возвратить себе Цзиньчжоу и Наныпань, а затем идти на помощь Порт-Артуру. 14–15 июня произошло сражение у Вафангоу, в котором японцы (40 000, 216 орудий) под командованием Оку обошли русских с фланга и оттеснили их на север с огромными для них людскими и материальными потерями. (1-й Сибирский корпус после захода ему в тыл японцев был вынужден отойти, потеряв около 3500 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести и 17 орудий. Японцы потеряли 1190 человек. – Ред.)

Тем временем два японских эскадренных броненосца «Хацусе» и «Яшима» напоролись на мины вблизи Порт-Артура 2 мая и затонули. Так как у японцев было только шесть первоклассных броненосцев, это стало для них ужасной потерей; и стратегическое воздействие, произведенное на обе противоборствующих стороны от знания того, что это случилось, было бы таким значительным, что японцы приняли решение не давать этой информации распространиться. Это им удалось, хотя они и не смогли помешать слухам просочиться за границу (защитники Порт-Артура видели, как утонули оба броненосца. – Ред.). До конца войны не было точно известно об этой катастрофе. (Автор не упомянул о гибели на минах русского броненосца «Петропавловск», на котором погибли выдающийся ученый, исследователь и флотоводец С.О. Макаров и живописец-баталист В.В. Верещагин. Это трагическое событие, возможно, предопределившее дальнейший ход войны, произошло 31 марта 1904 г. – Ред.)

10 августа адмирал Витгефт покинул Порт-Артур со своей эскадрой, намереваясь силой проложить себе путь, чтобы соединиться с эскадрой броненосных крейсеров во Владивостоке. В тот же день последовало сражение между ним и Того, которое достигло переломного момента, когда японский снаряд разорвался на капитанском мостике флагманского броненосца «Цесаревич». Взрыв убил русского адмирала, рулевое управление корабля заклинило, эскадра потеряла единство управления, и она вернулась Порт-Артур, предоставив японцам полностью господствовать на море. (Прорыв почти удался, когда разрыв японского снаряда убил Витгефта, находящегося на открытом капитанском мостике, а не в бронированной рубке. Японские корабли получили гораздо большие повреждения, и адмирал Того уже собирался выйти из боя, когда русская эскадра потеряла управление. Основная часть русских кораблей вернулась в Порт-Артур, 9 кораблей (в том числе броненосец «Цесаревич») ушли в нейтральные порты, а легкий крейсер «Новик» сумел дойти почти до Владивостока, но погиб в бою с двумя японскими крейсерами. – Ред.)

Тем временем русская эскадра во Владивостоке, состоявшая из 3 больших броненосных крейсеров, совершила ряд выходов в Японское море, топя и захватывая японские торговые суда и успешно избегая встречи с эскадрой Камимуры (4 броненосных и 2 легких крейсера). Наконец, 1 августа адмирал Камимура встретился с ней. Последовал бой, в котором был потоплен русский корабль «Рюрик» (команда корабля открыла кингстоны), а другие два получили такие серьезные повреждения, что не смогли принимать какое-либо участие в войне. (Повреждения русских кораблей не требовали постановки в док, и в дальнейшем корабли были полностью отремонтированы. Однако теперь господство на море было у японского флота, и прежние рейды стали невозможными. – Ред.)

Вскоре после захвата порта Дальний японцы начали массово высаживать в нем войска, в результате чего вскоре у них там было три дивизии под командованием Ноги. Это была 3-я армия. Затем японцы высадили 4-ю армию под командованием маршала Нодзу в порту Дагушань на южном побережье Маньчжурии между Ляодунским полуостровом и устьем реки Ялу, которая заняла позиции между 1-й и 2-й армиями. К концу июня 1, 2 и 4-я армии под командованием фельдмаршала Оямы были полностью развернуты и готовы к наступлению на север, чтобы заставить русских отступить в глубь Маньчжурии. Вскоре последовали пять тяжелых боев, которые произошли между 26 июня и последним днем июля. В них японцы неизменно шли в наступление и в каждом бою неизменно одерживали победу.

Затем состоялось большое сражение у Ляояна, которое длилось с 11 по 21 августа. В нем со стороны русских участвовали около 152 000 человек и 606 орудий, а японцев – 130 000 человек и 508 орудий. Так как позиции русских были хорошо укреплены траншеями, японцы не произвели сильного впечатления своими лобовыми атаками и, наконец, попытались обойти их левый фланг. Куропаткин послал туда сильное подкрепление, но операция не имела успеха. При планировании военной кампании японцы, по-видимому, ожидали, что армия Ноги закончит выполнение своей задачи в Порт-Артуре прежде, чем война зайдет так далеко, сможет оказать сильную помощь левому флангу японцев и помешать любым контробходным операциям, вроде той, которую предпринял Куропаткин. Это демонстрирует стратегическую важность удержания такой позиции, как Порт-Артур, даже если он может в конечном счете пасть, при условии что продолжение осады влечет за собой привлечение достаточных сил противника.

После безуспешной попытки совершить контробходную операцию Куропаткин отступил на север к Мукдену. (Отступление русской армии от Ляояна было большой ошибкой Куропаткина, усмотревшего серьезную опасность охвата на левом фланге. Японцы были измотаны, они потеряли 24 000 убитыми и ранеными (русские около 16 000) и могли быть разгромлены в случае перехода русских в решительное контрнаступление. По некоторым сведениям, приказ Куропаткина об отступлении на два часа опередил готовящийся аналогичный приказ японского командования. – Ред.) 9 октября он начал наступление силами около 250 000 человек, пытаясь провести фланговую операцию, чтобы овладеть Ляояном. Но после недели боев он с огромными потерями был отброшен. (Автор имеет в виду встречное сражение у реки Шахэ 22 сентября – 4 октября 1917 г. – Ред.) Он снова предпринял попытку наступления 25 января 1905 г., но потерпел поражение в сражении при Хэгоутай и был отброшен назад. (Имеется в виду сражение при Сандепу 12–15 января 1905 г.)

Тем временем осада Порт-Артура продолжалась, но лишь 31 июля японцы захватили позиции, с которых можно было держать под обстрелом крепость, и приблизились к ней на достаточное расстояние, чтобы совершить прямое нападение на нее. Обстрел крепости начался 7 августа, но обороняющаяся сторона настолько укрепила свои позиции, что японцы немногого добились и были вынуждены прибегнуть к стандартным осадным действиям. Наконец, 30 ноября (неверно. – Ред.) была взята высота 203 метра, и японцы получили точку для ведения наблюдений, с которой их тяжелая артиллерия могла точно брать на прицел русские военные корабли в гавани. В результате русским пришлось затопить эти корабли. (Неверно. Русские корабли в основном были поражены огнем тяжелой артиллерии с закрытых позиций. 11-дюймовые (280-мм) гаубицы японцев поражали не только фактически беззащитные корабли на рейде, но и пробивали казематы крепости, рассчитанные только на попадания 8-дюймовых (203-мм) снарядов. – Ред.) 2 января 1905 г. Порт-Артур был сдан по приказу его коменданта Стесселя. (Оборона Порт-Артура с начала войны продолжалось 329 дней, с начала блокирования с суши и моря – почти 8 месяцев, а с начала развернувшейся борьбы непосредственно за крепость – 155 дней. Потери японцев в борьбе за Порт-Артур составили свыше 100 000 убитыми и ранеными, защитники крепости потеряли около 27 000 убитыми и ранеными. К концу обороны на позициях продолжали героически сражаться только около 14 000 человек. После капитуляции в плен попало 32 500 человек, включая раненых и больных. – Ред.)

После сражения у Хэгоутай (Сандепу. – Ред.) генерал Куропаткин начал непрерывно получать огромные подкрепления из России благодаря квалификации и энергии единственного русского, который завоевал в этой войне большую славу, – князя Хилкова, министра путей сообщения. Японцы в конечном счете поняли, что им нужно разгромить Куропаткина как можно скорее и как можно решительнее, и в конце концов сразились с ним у Мукдена. Под командованием генерала было, вероятно, более 300 000 человек под защитой самых полных и эффективных оборонительных укреплений. (Русские маньчжурские армии насчитывали 293 000 человек штыков и сабель, 1494 орудия, 56 пулеметов. – Ред.) Японская армия насчитывала, вероятно, около 400 000 человек: добавилась 5-я армия, и 3-я армия Ноги прошла от Порт-Артура. (Японские армии под Мукденом насчитывали 270 000 штыков и сабель, 1062 орудия и 200 пулеметов. – Ред.) Главнокомандующий маршал Ояма поставил армию Ноги на левый фланг, но ближе к тылу, чтобы о ее присутствии не стало известно русским. Армии пошли в наступление: 5-я армия японцев атаковала левый фланг русских, а 5-я под командованием Ноги ожидала приказа обойти их правый фланг. Когда атаки фланга и центра уже развились в полной мере, Ноги совершил обходной маневр и вышел на Мукден с северо-запада, поставив под серьезную угрозу пути отступления противника. Тем временем Куропаткин, не знавший о непосредственной близости Ноги, направил основные резервы против 5-й армии японцев и смог отозвать их, чтобы противостоять Ноги, когда стало уже слишком поздно. В результате Куропаткин с огромным трудом вывел свои войска и отступил к северу от Мукдена (март 1905 г.). (В сражении под Мукденом 6 февраля – 25 февраля 1905 г. русские войска потеряли 89 000 убитыми, ранеными, пропавшими без вести и пленными (в том числе 21 000 пленными), 58 орудий и 4 пулемета. Японцы потеряли 71 000 (по другим данным, 77 000) убитыми, ранеными и пленными (в том числе 2000 пленными), 2 орудия и 10 пулеметов. Однако японцы на суше практически исчерпали все резервы для наращивания сил, тогда как русские задействовали только часть вооруженных сил и в дальнейшем наращивали армии в Маньчжурии, готовясь к наступлению, осуществить которое помешали революционные события 1905 года и гибель флота при Цусиме. – Ред.)

Тем временем русский флот под командованием адмирала Рождественского шел из портов Балтики, чтобы оспорить у японцев под командованием Того господство на море. Флот русских состоял приблизительно из сорока судов, включая корабли обеспечения, и казалось сомнительным, чтобы этот флот мог вообще приплыть на Восток, если бы правительства всех стран, в гаванях которых этот флот вставал на якорь, строго соблюдали свои обязательства нейтральных сторон. Того занял выжидательную позицию около островов Цусима, расположенных у юго-западного входа в Японское море, понимая, что русский флот должен был пройти мимо этого места или через пролив Цугару, который можно было легко заминировать. Выслав разведку, Того получил информацию о вражеском флоте в пять часов утра 27 мая. В последовавшем за этим сражении у русских было 8 эскадренных броненосцев, у японцев – 4. У русских было 3 броненосца береговой обороны, у японцев – 1; у русских было 9 миноносцев, у японцев – 20 (63. – Ред.); у русских было 9 крейсеров (в том числе 1 броненосный), а у японцев – 8 броненосных и 10 (16. – Ред.) бронепалубных крейсеров и т. д. Не существует признанных стандартов для сравнения двух противоборствующих сил, но лично я склоняюсь к тому мнению, что превосходство японцев в небольших судах не компенсировало нехватку у них эскадренных броненосцев. (Число выстрелов из орудий главного калибра броненосных кораблей у русских было 134 против 360 у японцев, вес выстреливаемого металла в минуту 8190 и 21 949 кг соответственно, взрывчатого вещества 205 против 3071 кг. Скорость хода у русских броненосцев была 15,5–18 узлов против 18–20 у японцев. – Ред.)

Итогом сражения стал один из самых катастрофических и быстрых разгромов в истории; спастись удалось только двум русским судам. (Во Владивосток удалось прорваться только крейсеру «Алмаз» и миноносцам «Бравый» и «Грозный». Крейсер «Изумруд» почти дошел, но сел в темноте на мель и, чтобы не быть захваченным преследовавшими японскими кораблями, был взорван экипажем. Крейсера «Аврора», «Олег», «Жемчуг» прорвались в Манилу, миноносец «Бодрый», транспорты «Свирь» и «Корея» – в Шанхай, где были интернированы. – Ред.) Судьба сражения была решена не более чем за час, хотя само сражение закончилось лишь на следующий день. Очевидной причиной столь быстрого поражения был тот факт, что ввиду превосходства в артиллерии японцы попадали в цели русских чаще, чем русские – в них. В то время как существует много причин превосходства японцев в артиллерии, главной причиной было то, что у японцев хватило предусмотрительности и энергии снабдить свои орудия новыми телескопическими прицелами для морских орудий, изобретенными автором этой книги, и научить моряков ими пользоваться; русские же до того момента этого не сделали.

Это лишь один пример из миллионов, иллюстрирующий главное преимущество того, кто всегда готов к любой возможной критической ситуации.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.178. Запросов К БД/Cache: 0 / 0