Глав: 15 | Статей: 95
Оглавление
Что касается 18 японских тяжелых крейсеров, ставших предметом данной монографии, то первые из них появились в качестве 7100-тонных дальних разведчиков выходившего на океанские просторы флота и их проекты одобрили еще до подписания Вашингтонского договора. Тем не менее, и они создавались с оглядкой на британские крейсера-защитники торговли конца первой мировой войны типа “Хоукинс” (“Hawkins”), которых считают непосредственными предшественниками всех “вашингтонцев”. Построив 4 корабля с вооружением, заметно уступавшим первым «10000-тонникам» вероятных противников, японцы с лихвой компенсировали свое отставание в последующих двух сериях, за счет всевозможных ухищрений (а не брезговали они и нарушением договоров) давая им на 1 -2 орудия больше, чем у других, а также мощнейшее торпедное и авиационное вооружение. В результате 8 крейсеров типов “Миоко” и “Такао” не без оснований стали считать сильнейшими в мире. На эти корабли японские адмиралы возлагали большие надежды в ночном бою против численно сильнейшего линейного флота США - бою, который по их замыслам должен был предшествовать генеральному сражению. Функции же разведки в интересах линейного флота отошли на второй план, особенно с развитием палубной авиации.

Появление же последних 6 тяжелых крейсеров в составе японского флота не имеет аналогов в практике мирового кораблестроения: построенные в качестве легких (класса “b”) с беспрецедентно мощным вооружением из 15 155-мм орудий, но с заложенной в проекте возможностью перевооружения на 203-мм калибр, они были быстро перестроены в тяжелые, как только японцы отказались от соблюдения всех договоров. В результате к началу войны на Тихом океане количество кораблей этого класса у основных соперников - Японии и США — оказалось равным.

Издание выпущено в формате аналогичном серии "Боевые корабли мира".

5.6. Система управления огнем.

5.6. Система управления огнем.

5.6.1. Структура носовой надстройки.

Эти корабли имели массивную носовую надстройку. Хотя ее высота над килем была такой же, как и на типе “Миоко” (бинокли директора были даже на метр ниже - 31 м над килем вместо 32 м), она оказалась длиннее и почти в два раза больше по объему. В ходе проектирования новых крейсеров учитывались пожелания артиллерийского, торпедного, штурманского, электрического, оптического отдела и отдела связи МТД и в результате совместной работы МТД, МГШ, бюро по военным делам и департамента флота появилась эта 10-этажная надстройка. Она должна была вместить огромное количество постов и сложных приборов, необходимых для ведения артиллерийско-торпедного боя в дневных и ночных условиях и на больших дистанциях. Ее форму одобрили после долгой дискуссии, поскольку все понимали, что такая надстройка значительно увеличивает верхний вес, оказывает большое сопротивление воздуху и является прекрасной мишенью для артиллерии и авиации противника. И все-таки решили, что в военное время централизация всех постов управления перевесит эти недостатки. После спуска “Такао” на его корпусе воздвигли полномасштабную деревянную модель носовой надстройки со всеми ее постами и оборудованием, которую в течение июня-декабря 1930 года подвергли испытаниям на верфи флота в Йокосуке. Похожую надстройку должны были нести и крейсера следующего типа “Могами”, но после катастрофы с миноносцем “Томодзуру” ее перепроектировали с целью уменьшения размеров, особенно высоты. Первоначальный вариант надстройки испытали на верфи флота в Куре. Во время модернизации крейсеров типа “Такао” верхнюю часть надстройки решили уменьшить.

5.6.2. Система управление артогнем и торпедной стрельбой.

Как и на предыдущих крейсерах “класса А” для УАО ГК оставили систему “слежение за указателем”. Для наводки орудий на цель, измерения ее скорости, курса и дистанции до нее наверху носовой надстройки установили директор типа 14 и устройство слежения за целью (визир) типа 13. Вспомогательный директор типа 14 расположили на самолетном ангаре. Для управления огнем 12-см зенитных орудий по бокам носовой надстройки на уровне ходового (компасного) мостика установили директоры типа 91, а дистанцию до воздушной цели измеряли с помощью 3,5-метровых дальномеров типа 14, которые стояли отдельно на уровне верхнего мостика. Посты управления торпедной стрельбой (УТС) располагались по бокам от платформы управления артогнем и оборудовались торпедными директорами типа 89.

5.6.3. Дальномеры.

Дальномерное оборудование было таким же, что и на типе “Миоко”, но с дополнительным дальномером наверху носовой надстройки. Все дальномеры были бинокулярные совмещающие типа 14. Три 6-метровых стояли в башнях ГК №№1,2 и 4, один 4,5-метровый на носовой надстройке над директором, по два 3,5-метровых и 1,5-метровых - по ее бокам, а дополнительная пара 3,5-метровых - на самолетном ангаре. Зенитные 3,5-метровые дальномеры можно было использовать и для надводных целей.

5.6.4. Прожекторы.

На прожекторных платформах по бокам дымовых труб стояли четыре боевых 110-см прожектора типа “SU” с эффективным радиусом действия 5000-6000 м, а при концентрации света двух прожекторов - до 8000 м. В 1936 году их заменили на 110-см прожекторы типа 92, принятые на вооружение 6 марта 1933 года, которые давали белый свет интенсивностью 12800 кандел/м2 при 200А и 80 В, обеспечивая дальность подсветки 6000 м, а при концентрации на одной цели двух лучей - до 10000 м. Посты управления прожекторами и пульт в рубке управления прожекторами находились на одном уровне с платформой УАО ГК (рубка группового управления освещением), имея с ней связь для координации действия прожекторов и орудий ГК.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.277. Запросов К БД/Cache: 3 / 0