Глав: 15 | Статей: 95
Оглавление
Что касается 18 японских тяжелых крейсеров, ставших предметом данной монографии, то первые из них появились в качестве 7100-тонных дальних разведчиков выходившего на океанские просторы флота и их проекты одобрили еще до подписания Вашингтонского договора. Тем не менее, и они создавались с оглядкой на британские крейсера-защитники торговли конца первой мировой войны типа “Хоукинс” (“Hawkins”), которых считают непосредственными предшественниками всех “вашингтонцев”. Построив 4 корабля с вооружением, заметно уступавшим первым «10000-тонникам» вероятных противников, японцы с лихвой компенсировали свое отставание в последующих двух сериях, за счет всевозможных ухищрений (а не брезговали они и нарушением договоров) давая им на 1 -2 орудия больше, чем у других, а также мощнейшее торпедное и авиационное вооружение. В результате 8 крейсеров типов “Миоко” и “Такао” не без оснований стали считать сильнейшими в мире. На эти корабли японские адмиралы возлагали большие надежды в ночном бою против численно сильнейшего линейного флота США - бою, который по их замыслам должен был предшествовать генеральному сражению. Функции же разведки в интересах линейного флота отошли на второй план, особенно с развитием палубной авиации.

Появление же последних 6 тяжелых крейсеров в составе японского флота не имеет аналогов в практике мирового кораблестроения: построенные в качестве легких (класса “b”) с беспрецедентно мощным вооружением из 15 155-мм орудий, но с заложенной в проекте возможностью перевооружения на 203-мм калибр, они были быстро перестроены в тяжелые, как только японцы отказались от соблюдения всех договоров. В результате к началу войны на Тихом океане количество кораблей этого класса у основных соперников - Японии и США — оказалось равным.

Издание выпущено в формате аналогичном серии "Боевые корабли мира".

7.1. Подготовка программы.

7.1. Подготовка программы.

Как уже говорилось, после подписания 22 апреля 1930 года Лондонского договора Японии было запрещено строить дополнительные крейсера с 203-мм орудиями (“класса А” по японской классификации), но разрешалось до 31 декабря 1936 года довести состав крейсеров с главным калибром не выше 155 мм до общего стандартного водоизмещения 100450 т. Такой калибр вместо привычных 152 мм был принят по той причине, что именно 155-мм пушки несли первые построенные после мировой войны легкие французские крейсера типа “Дюге Трюэн”{15}. Легкие же японские крейсера, кроме нескольких совсем устаревших, несли всего лишь 140-мм орудия. И известные своим максимализмом японцы выбрали главный калибр своих следующих крейсеров под разрешенные пределы, да и число стволов постарались увеличить до максимума. Их не остановило ни то, что 155-мм орудия никто, кроме французов, так и не использовал, ни дополнительные технологические трудности, неизбежные при появлении орудий и боеприпасов нового калибра, ни чисто физиологические проблемы (если уж 152-мм снаряды оказывались тяжелыми для японских матросов, то что говорить о 155- миллиметровых, суливших увеличение веса на четверть), решение которых требовало разработки и внедрения сложных (а значит и менее надежных) систем подачи, перегрузки и заряжания. Слишком уж велико было желание сделать новые крейсера, как минимум, не слабее существующих “класса А”!

Но оставалась главная проблема: как наскрести необходимый тоннаж, но нарушая установленные лимиты? Ведь в списках флота на 1 апреля 1930 года уже значился 21 легкий крейсер общим водоизмещением 98415 т: “Тоне” (3760 т), “Яхаги”, “Хирато” и “Тикума” (по 4400 т), “Тенрю” и “Тацута” (по 3230 т), 5 типа “Кума” (по 5100 т), 6 типа “Нагара” (по 5170 т), 3 типа “Сендай” (по 5195 т) и “Юбари” (2890 т). Даже если закрыть глаза на то, что с учетом строительной перегрузки 100450-тонный лимит с лихвой перекрывался, на новое строительство оставалось всего ... 2035 т. Но договор разрешал вместо крейсеров, срок службы которых истекал в 1937-39 годах, построить новые корабли с тем же суммарным тоннажем (статья 19). Корабли, выходившие за рамки установленных пределов суммарного водоизмещения, должны были до 31 декабря 1936 года постепенно выводиться из строя (статья 16). Общий тоннаж новых судов, построенных взамен старых, не должен был превышать 91000 т (статья 20). Пришлось японцам заняться арифметикой: “Тоне” и три корабля типа “Яхаги” (всего 16960 т) уже перешли предельный срок службы, “Тенрю” и “Тацута” (всего 6460 т) достигали егов 1935 году, а “Кума” (5100 т)-в 1936-м. В добавок Японии разрешалось заменить “Тама” новым кораблем, законченным в течение 1936 года. Всё вместе давало 35655 т, которые можно было использовать до 1936 года включительно. Наконец, хотя

“Кисо”, “Китаками” и “Ои” (вместе 15300 т) достигали предельного срока службы в 1937 году, статья 19 договора позволяла использовать их тоннаж на постройку крейсеров, заложенных в 1934 году. Итого на новое строительство набиралось 50955 т - не так мало! Поскольку водоизмещение одного крейсера, независимо от калибра его орудий, не должно -было превышать 10000 т, МГШ подсчитал, что лучше всего построить 4 крейсера по 8500 т (34000 т) до 1936 года, а затем ещё 2 по 8450 т (16900 т).

Подписание договора привело к полной ревизии кораблестроительной политики императорского флота. Первый вариант новой программы уже 27 июня предложили заместитель начальника МГШ адмирал Осуми Нагано и заместитель министра ВМФ Сейзо Кобаяси (Секретный декрет по флоту №115), а затем начальник МГШ Наозане Танигучи и министр ВМФ Такеси Такарабе (Секретный декрет №116). Он включал постройку четырех крейсеров по 8500 т (будущие типа “Могами”), 18 эсминцев по 1400 т (будущие типа “Хацухару”), небольшой 9850-Тонный авианосец (корабли менее 10000 т не учитывались при подсчете общего тоннажа авианосцев, ограниченного Вашингтонским договором, и Япония чаще других стран пользовалась этим условием), 9 подводных лодок (1 в 1900 т будущая “И-6”, 6 по 1400 т - будущие типа “И-68” и 2 по 700 т - будущие типа “Ро-33”), а также 44 корабля, не попадавших под договорные ограничения. Эту программу уже новый министр ВМФ Кийокасу Або представил премьер- министру Осачи Хамагучи 7 октября для обсуждения на заседании кабинета министров. Общая стоимость почти в 423 млн иен показалась кабинету чрезмерной. Флот, как обычно, быстро пошел на компромисс, сократив число не попадавших под ограничения судов до 27, а стоимость программы до 355,5 млн иен. Но хитрость не удалась и следующий вариант, представленный кабинету 22 октября после уменьшения бюджета министром финансов до 225,34 млн иен, содержал 4 крейсера, 10 эсминцев, 6 1400-Тонных подлодок и всего 5 “недоговорных” кораблей. Это было уже слишком оскорбительно для флота и на компромисс теперь пошел премьер, разрешивший увеличить число эсминцев до 12, “недоговорных” судов до 14 и вернуться к первоначальному варианту с подлодками. Эту программу кабинет одобрил 11 ноября, 15 ноября её представили начальнику МГШ, а приняли на 59-й сессии парламента 124.12.1930-27.03.1931). Всего по ней в течение 1931/32-1936/37 финансовых годов следовало построить 39 кораблей общей стоимостью 247,8 млн иен. Сначала эта программа была известна как “Программа 1931 года по замене вспомогательных кораблей”, а затем как “Первая программа по замене кораблей” или неофициально как “Программа I”.

Оглавление книги


Генерация: 0.203. Запросов К БД/Cache: 1 / 3