Главная / Библиотека / Броненосный крейсер "Баян"(1897-1904) /
/ 2. “Паллада” и мировые образцы

Глав: 19 | Статей: 19
Оглавление
Проектом “Баяна” русский флот совершал явно назревший к концу XIX в. переход от сооружения одиночных океанских рейдеров к крейсеру для тесного взаимодействия с эскадрой линейных кораблей. Это был верный шаг в правильном направлении, и можно было только радоваться удачно совершившемуся переходу флота на новый, более высокий, отвечающий требованиям времени уровень крейсеростроения. Но все оказалось не так просто и оптимистично. Среди построенных перед войной крейсеров “Баян” оказался один, и выбор его характеристик, как вскоре выяснилось, был не самым оптимальным.

Прим. OCR: Имеются текстовые фрагменты в старой орфографии.

2. “Паллада” и мировые образцы

закрыть рекламу

2. “Паллада” и мировые образцы

Анализируя полученный проект, МТК опирался на опыт еще только строившихся крейсеров типа “Паллада”. Особенно бросалась в глаза нереальность обещавшаяся французской фирмой 12000 мильная дальность плавания. Для такой дальности, учитывая известные нормы удельных расходов топлива, следовало иметь его запас не 1000 т, как предположено в проекте, а по крайней мере вдвое больше. Совершенно неконструктивным был и подозрительный способ установки орудий в бортовых трубах.

Не получило одобрения и намерение фирмы в проекте увеличенной “Светланы” обойтись без защитной обшивки деревом и медью. Это, правда, позволяло уменьшить водоизмещение, увеличить запас топлива и скорость, а срок постройки сократить на три месяца. Но Управляющий Морским министерством счел такое решение неприемлемым. ”Без обшивки нельзя, — сказал он — мы броненосцы обшиваем, так как доков на Востоке, где ему придется плавать, немного у нас”.

Признав “цитадельный крейсер” со всех сторон несостоятельным, МТК сделал второе (после артиллерийского отдела) принципиальной важности замечание о том, что рассматривать надо не эти предложенные типы (проект на базе “Адмирала Нахимова” сочли, видимо, нереальным), а “сравнивать последние типичные образцы крейсеров разных морских держав”. Но и в этом случае связь между их типами с назначением и техническим использованием обозначена не была. Сравнивались лишь обычные образцы. Так, “Дюпюи де Лом” (1890 г., 6400 т, 22 уз, 2 194- и 6 164-мм пушек, не считая мелких) признали вполне современным по скорости и запасам топлива, но к его изъяну отнесли “чрезмерное развитие броневой защиты судна и артиллерии, которая на нем в ограниченном количестве”. Тем самым как бы признавалось, что строившаяся тогда без бортовой брони “Паллада”, имея 20-уз по проекту и всего 8 152-мм пушек в открытых, даже без щитов, палубных установках, была более удачным типом.

На более современном (1895 г.) “Патуа” бортовое бронирование, в отличие от сплошного на “Дюпюи де Ломе”, французы ограничили протяженностью только в средней части (толщина лишь 64 мм вместо 120 мм), а 'сравнительно сложную установку 6-дм пушек во вращающихся броневых башнях заменили установкой в каземате, способствующем защите людей”. Приходилось, однако, опасаться, что за это полезное новшество придется заплатить большой перегрузкой, которая может уменьшить скорость до 19 или даже (по сведениям A.M. Абазы) до 16 уз.

Англичане в последних крейсерах типа “Аррогант” (5860 т, 18–19 уз) следовали примеру французов, ограничившись бортовой 50-мм броней и защитой артиллерии (сведения Брассея) 114-мм броней. В Германии же на последних (5650 т. 18, 5 уз) крейсерах новой серии и вовсе отказались от бортовой брони, но зато их 2 9-дм и 8 6-дм орудия защитили 4-дм броней.



Французский броненосный крейсер “Дюпюи де Лом”.

(Построен в Бресте. Спущен на воду в 1890 г. 6406 т, 2 7,6-дм и 6 6,4-дм орудия, броня борта 4 дм.)

Этим примером как бы подтверждалась оправданность отечественных бронепалубных крейсеров типа “Паллада” и даже их превосходство в скорости (увы, не подтвердившееся) над иностранными аналогами. Существенным, но почти тотчас же забытым (в проекте “Цесаревича”) было признание неоправданности установок 6-дм орудий в чрезмерно сложных башнях.

Но главное — оставалось невыясненным тактическое назначение будущего русского крейсера. Речь шла о некоем обобщенном типе, сильно отличавшемся от серии океанских рейдеров типа “Рюрик”, в котором как-то особо гармонично должны были совмещаться по-разному комбинировавшиеся главные достоинства крейсеров: “защита судна, артиллерия, защита людей и артиллерии, скорость хода”. Запас топлива по общей во всех странах норме составлял 10 % водоизмещения.

В таблице приоритетов этих достоинств на первом месте во Франции и Англии ставили защиту судна, в Германии — артиллерию, на последнем в этих странах — скорость. Япония еще оставалась вне поля зрения, хотя уже с 1896 г. японские военные приготовления безостановочно нарастали, и столкновение японского и русского флотов становилось все более вероятным.

В журнале далее говорилось: “в последнее время выделился совокупностью своих боевых качеств построенный фирмой Армстронга для Чилийского правительства крейсер “Эсмеральда” водоизмещением 7000 т, верность печатных сведений о котором в общих чертах подтверждается нашим военно-морским агентом в Англии, в рапорте от 13/ 25 марта 1894 г. № 131. Почти совпадая по водоизмещению с нашими крейсерами типа “Паллада”, крейсер “Эсмеральда” сравнивается с ним в следующем виде “… Из приведенной таблицы сравнения с “Палладой” по 16 характеристикам следовало, что при почти одинаковом водоизмещении и большей удлиненности корпуса (отношение длины к ширине 8,2 против 7,07) с почти таким же палубным бронированием (броня на скосе 2 дм против 2,5 дм) чилийский крейсер имел превосходство в скорости (23 уз против 20), в наличии (на 3/4 длины борта) 6-дм броневого пояса, в толщине боевой рубки (8 дм против 6 и 3 дм) и более мощной артиллерии (2 8-дм, 16 6-дм против 8 6-дм, не считая мелких пушек).

По весу артиллерии (598 т) он превосходил “Палладу” на 197 т. Эти преимущества МТК объяснял легкостью механизмов корпуса (отсутствовало двойное дно) и отсутствием защиты артиллерии.

Проекты же, предложенные французской фирмой, признавались не имеющими “особых достоинств”. И если об особенно выдвигавшемся на первый план A.M. Абазой проекте цитадельного крейсера говорилось, что он, выделяясь “новизной мысли”, неприемлем из-за чрезмерного преобладания в нем “одних боевых качеств за счет больших пожертвований в других”, то о проекте на основе “Адмирала Нахимова” МТК в своей итоговой рекомендации Управляющему и вообще не упоминал. Возможность усилить флот опережающим свое время проектом крейсера и преимущественным применением орудий 8-дм калибра была упущена. Достойно сожаления и то обстоятельство, что тогдашний (в 1896–1898 гг.) военно-морской агент в Англии капитан 1 ранга И.К. Григорович не обнаружил наклонности к творчеству и перспективному мышлению.

Подтвердив достоверность сведений об “Эсмеральде”, в МТК прошли мимо сведений (или не захотели их искать) о другом, также чилийском и строившимся в Англии на том же заводе, крейсере ''О'Хиггинс''. Он был заложен на верфи в Эльсвике 6 апреля 1896 и спущен на воду в 1897 г., и сведения о его проектных характеристиках, по-видимому, не могли составлять секрета. Представлял же он собой (при водоизмещении 8500 т) развитие типа “Эсмеральда”, в котором за счет сокращения числа 6-дм орудий с 16 до 10 было вдвое (до четырех) увеличено количество орудий 8-дм калибра, а скорость с 23 уз уменьшена до 21,25 уз. Это проект (с размещением 8-дм орудий попарно в двух башнях и с некоторым увеличением ширины (водоизмещение возросло до 9750 т) сразу же был принят Японией за прототип при заказе в Англии на том же Эльсвикском заводе двух своих первых броненосных крейсеров “Асама” и “Токива”.

Спущенные на воду в марте и июле 1898 г., эти корабли также не могли составить секрета для И.К. Григоровича. Именно с ними, как все уже давно понимали, предстояло вступить в бой проектировавшемуся в 1897 г. русскому броненосному крейсеру. Тем не менее, ни ''О'Хиггинс“, ни ”Асама'' не привлекли внимания в России.



Чилийский броненосный крейсер "О'Хиггинс".

(Построен в Англии. Спущен на воду в 1897 г. 8500 г. 4 8-дм и 10 6-дм орудия, броня борта 6 дм.)

Столь же поразительно и невнимание, проявленное к уже известной тогда итало-аргентинской серии крейсеров типа “Гарибальди”, которые почти с волшебной скоростью — по одному в год — с 1895 г. строились на верфях Ансальдо и Орландо в Италии. В их типе (водоизмещение почти такое же, как на “Эсмеральде” и “Палладе”) без труда просматривалась гармоничность характеристик, которой так был озабочен МТК. Четыре крейсера этого типа “Гарибальди” (1895 г.), ”Сан- Мартин” (1896 г.), “Пиэрадон” (1897 г.) и “Генерал Бельграно” (1897 г.) были куплены Аргентиной у итальянского правительства, а еще два — “Риводавия” (1903 г.) и “Морено” (1902 г.) куплены Японией в 1903 г. после отказа от приобретения их Россией. Они и стали теми “Ниссин” и “Кассуга”, которые долго и успешно досаждали русскому флоту под Порт-Артуром (Р.М. Мельников. 'Крейсер “Варяг”. Л., 1983, с. 160–161).

Судьба этих кораблей и хитросплетения сделок по совершенным и предполагавшимся их покупкам составляет самую, может быть занимательную и поучительную страницу истории судостроения на рубеже XIX и XX вв. Об этих кораблях пришлось вспомнить с началом войны с Японией, когда “Асама” в первый же ее день с невыразимой легкостью справился под Чемульпо с построенным в 1899 г. русским крейсером “Варяг”. А ”О'Хиггинс“ вместе с “Пуэрадоном” и другими стал предметом безуспешных вожделений русского правительства. Осуществлявшаяся A.M. Абазой тайная, но вскоре разоблаченная перед всем миром операция по приобретению этих “экзотических крейсеров” — еще одна не раскрытая страница отечественной истории. Такое невнимание к первоклассным броненосным крейсерам приходится объяснять стечением на редкость большого числа неблагоприятных обстоятельств.

К ним, в частности, надо отнести стойкость все еще сохранившейся от прежних времен концепции крейсерской войны, “извечная экономия”, заставлявшая уменьшать водоизмещение кораблей, непонимание новой роли броненосных крейсеров при их взаимодействии в бою с броненосцами и, наконец, упование на считавшиеся тогда (по опыту японско-китайской войны) наиболее действенными (в силу их скорострельности) 6-дм орудия. Отсутствие целенаправленной творческой работы по проектированию кораблей, недооценка поражающего действия современных фугасных снарядов (хотя об этом предостерегал даже A.M. Абаза) позволяли русскому флоту, невзирая на сооружение для Японии броненосных башенных крейсеров типа “Асама”, продолжать строить бронепалубные крейсера типа “Паллада” с открытыми, и даже без броневых щитов, палубными установками 6дм орудий.

Представление о том, что каждый новый русский корабль должен быть сильнее своего аналога из состава сил вероятного противника, было вовсе не определяющим. Внятного обоснования значения броненосных крейсеров как кораблей, выполняющих в бою охват головы или фланга, не имел даже самый авторитетный специалист в области морской тактики Н.Л. Кладо. Даже в выпущенном в 1904 г. труде “Современная морская война” (С-Пб, 1905, с. 94) он лишь подчеркивал полезность бортовой брони на броненосных крейсерах и запоздало напоминал о том, что броненосные крейсера — это “роскошь при эскадре” (с. 96).

Сумятицу во взглядах на роль и место крейсеров вносила модная тогда концепция решающей роли в бою скорострельной артиллерии калибром 6-дм и о бесполезности бронирования. Апологетом ее выступал авторитетный специалист генерал-лейтенант П.Ф. Пестич, который на эту тему сделал 18 марта 1892 г. доклад в Академии Генерального штаба (“Современный флот и его вопросы”, С-Пб, 1892). Эти же взгляды с 1894 г. поддерживал адмирал СО. Макаров, настойчиво проповедовавший (“Морской Сборник”, 1894, № 6 “Разбор элементов, составляющих боевую силу судов”) свой проект “безбронного” (т. е. без бортовой брони — P.M.) боевого судна. Такой корабль, имевший водоизмещение 3000 т, скорость 20 уз и вооруженный двумя 8-дм и четырьмя 6-дм орудиями, он считал универсальным для эскадренного боя.



Чилийский броненосный крейсер “Эсмеральда”.

(Построен в Англии. Спущен на воду в 1896 г. 7000 т, 2 8-дм и 16 6-дм орудия, броня борта 7 дм.)

Особенным достоинством своего проекта он считал малый размер цели, который представлял 3000-тонный корабль. Для достижения такого преимущества он полагал вредными всякие перекрытия орудий броней. Этот довод, почему-то не считаясь с огромным фугасным действием современных снарядов, он в своих трудах подкреплял рисунками малого размера цели орудия без щита и примером броненосца ”Чин-Иен“, на котором неразрывные снаряды японцев “пронизывали борт, но не задевали отдельных предметов” (“Рассуждения”, 1943. С. 432, 439).

Проявляя непостижимую в этой своей убежденности инерцию мышления, СО. Макаров отстаивал свою концепцию и в записке от 29 апреля 1897 г. для великого князя Александра Михайловича (Документы, т. II, с. 234–238), и в статье в “Морском Сборнике” за 1897 г. № 7, (“Рассуждения по вопросам морской тактики”. М., 1943, с. 383–441). Даже в 1903 г., почти добившись разрешения на постройку опытового безбронного судна по своему проекту, полагал достаточным сохранить на нем скорость 20 уз и ранее предлагавшееся вооружение. О более чем скандальном состоянии взглядов на тип русского крейсера в конце XIX в. свидетельствует и обзор проектов, приведенный в книге Л.Л. Поленова “Крейсер “Аврора” (Л., 1987 г., с. 17–26).

Все эти обстоятельства предопределили те рекомендации, которые МТК в журнале № 58 предоставил на “благоусмотрение” Управляющего Морским министерством.“В отношении общей совокупности достигнутых боевых качеств” образцовым безоговорочно признавался проект “Эсмеральды”. Его и следовало взять “в основании” для составления проекта русского крейсера. “Той же французской фирме или другим иностранным заводчикам, которые будут составлять проект”, следовало поручить, “не выходя ни в коем случае из водоизмещения крейсера ”Паллада“, не превышать 7000 т, более уравновесить боевые качества крейсера по сравнению с “Эсмеральдой” и сделать возможно больше в отношении защиты артиллерии и людей за счет незначительного уменьшения артиллерии и некоторого уменьшения толщины бортовой брони (при ширине пояса “Потуа”) и скорости хода”. Котлы следовало применить типа Бельвиля, а полный ход ”в среднем выводе за время 24-часового испытания с пробегами на мерной миле” должен быть не ниже 21 узла.

Выбор расположения артиллерии (по предложениям артиллерийского отдела) предоставлялся также на усмотрение Управляющего.



Аргентинский броненосный крейсер “Джузеппе Гарибальди”

(Построен в Италии. Спущен на воду в 1895 г. 6840 т, 2 10-дм и 10 6-дм орудия, броня борта 6 дм.)

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.015. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз