Глав: 7 | Статей: 7
Оглавление
По мере модернизации большинства артиллерийских орудий старых марок и создания новых образцов, уже оборудованных рессорами, а в ряде случаев — и пневматическими шинами, встал вопрос об ускоренном переходе с конной тяги на механическую. Не случайно в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны страны» говорилось не только о модернизации артиллерии, но и о переводе ее на механическую тягу. Целенаправленная же работа по созданию новых типов отечественных артиллерийских тягачей стала возможна после принятия 22 марта 1934 года постановления Совета Труда и Обороны СНК СССР «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку». В ходе выполнения данного решения и были построены все машины, о которых пойдет речь ниже.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Заключение

Заключение

Вопросами конструирования и производства специальных гусеничных артиллерийских тягачей в 1930-е годы ведало Главное автобронетанковое управление (ГАБТУ) Красной Армии, которое основное внимание сосредотачивало на развитии танков и обеспечении тягачами своего рода войск. Для разработки новых образцов артиллерийских тягачей до войны не было создано ни одного специализированного КБ или завода, что, впрочем, в напряженной обстановке тех лет было и нереально. Эти работы велись, кроме многопрофильных предприятий (ХПЗ, заводы №37, №174), на заводах автотракторной промышленности (ЧТЗ, СТЗ, ГАЗ, ЗИС) попутно с основным производством или сверх плана. До войны проектированием артиллерийских гусеничных тягачей занимались, главным образом, конструкторы танков или тракторов, мало знакомые с условиями их эксплуатации. И хотя в артиллерийской академии им.Дзержинского с 20-х годов существовала сильная кафедра мехтяги (тягачей), руководимая военинженером I ранга профессором Ф.Л.Хлыстовым, артиллеристы как заинтересованная сторона не проявляли активности в налаживании контактов с конструкторами.

Агрегаты выпускавшихся до войны артиллерийских тягачей были далеки от совершенства. Наибольшие проблемы обычно были связаны с двигателями. На легкие тягачи ставили маломощные автомобильные моторы ГАЗ-А (40 л.с.) и ГАЗ-М (52 л.с.) с сопутствующей им невысокой надежностью (они не выдерживали длительной работы с почти предельной нагрузкой). Более выносливые двигатели ЗИС (73 л.с.), имевшие однако невысокую удельную мощность, не применялись по массогабаритным ограничениям. Весьма совершенный и вполне надежный шестицилиндровый ГАЗ-11 (76 л.с.), условно освоенный в 1940 году, сразу стал дефицитным (им комплектовались легкие танки Т-40) и на него трудно было рассчитывать. Тяжелый, с трудным холодным запуском тракторный керосиновый двигатель СТЗ-1МА, в угоду действующему массовому производству, не был переведен для работы на бензине или лигроине, что было бы вполне целесообразным для армейской службы и позволило бы его форсировать до мощности в 65 — 68 л.с., которой так не хватало тягачу СТЗ-5. Форсированный тракторный дизельный двигатель М-17 в транспортной модификации для тягача С-2 развивал мощность до 105—113 л.с., сохранив присущую ему безотказность, выносливость, надежный холодный запуск. Но, будучи в основе своей тракторным, он недостаточно удовлетворял требованиям к армейским тягачам по массе и габаритам.


В середине 30-х годов в качестве тягачей в противотанковой артиллерии использовались танкетки Т-27


152-мм гаубицы образца 1909/30 г., буксируемые тракторами СТЗ-З, на параде в Кишиневе. 1940 г.

На заводе №37 предпринимались попытки создания, вплоть до «металла», транспортных двухсотсильных шестицилиндровых модификаций Т-200 (или Д-200) танкового бензинового двигателя М-17Т, фактически представлявших собой его «половинку» — один блок цилиндров. Если бы эту работу удалось довести до конца (что не позволяли слабая оснащенность завода и недостаток на нем квалифицированных кадров), средние и даже тяжелые артиллерийские тягачи получили бы достаточно современный, легкий и компактный двигатель требуемой мощности.

Для своих тяжелых тягачей «Коммунар» и «Коминтерн» ХПЗ был вынужден создавать оригинальные двигатели — четырехцилиндровые, бензиновые, с увеличенным рабочим объемом. И хотя они по старой заводской традиции делались весьма добротно, были выносливыми, удобными в обслуживании и, что важно, — «тяговитыми», заложенные в них конструктивные решения, более свойственные стационарным и тракторным моторам, не давали возможности считать их полноценными транспортными двигателями.

В этом плане «повезло» сверхтяжелому тягачу «Ворошиловец», который изначально создавался под новый, но дефорсированный танковый дизельный двигатель типа В-2 — легкий, компактный, весьма совершенный, с вполне приемлемой мощностью.


Полугусеничные вездеходы ЗИС-22 с 76-мм пушками образца 1902/30 г. в кузове на параде в Кишиневе. 1940 г.


Полугусеничные автомобили ЗИС-42 перед отправкой на фронт

Что касается трансмиссий, то они на всех довоенных тягачах были достаточно примитивными, более подходящими для использования на тихоходных тракторах. Многодисковые главные фрикционы и коробки передач с надвижными шестернями (зубчатые муфты и синхронизаторы появились на тягачах только в 1940-е годы) не позволяли водителю, не имевшему определенных навыков, переключать передачи в КП «на ходу», без потери скорости машины. Фактически он мог это сделать только после ее остановки, что снижало среднюю скорость движения по бездорожью, мешало эффективно использовать мощность двигателя и приводило к частым поломкам в трансмиссии. Как известно, рост количества ступеней в КП напрямую влияет на степень использования мощности двигателя и, соответственно, на средние скорости движения тягача. С середины 1930-х годов отечественные артиллерийские тягачи имели, вроде бы, вполне благополучные четырех — пятиступенчатые трансмиссии, а «Комсомолец» и «Ворошиловец» даже восьмиступенчатые (4x2). Но это преимущество, в силу изложенных выше причин, трудно было реализовать в эксплуатации. Недаром американцы уделяли особое внимание трансмиссии и с целью повышения подвижности своих тяжелых артиллерийских тягачей нередко применяли КП с переключением под нагрузкой (без разрыва потока мощности) вплоть до установки гидромеханических передач типа «Гидроматик».

Недостаточное внимание уделялось и совершенствованию-ходовой части тягачей. В подвесках не применялись активные гасители колебаний — амортизаторы (правда, их не было и на наших танках). Обходились естественным (и нестабильным) трением в шарнирах и соединениях, что было явной полумерой и в ряде случаев подвеска становилась более жесткой. Все довоенные быстроходные тягачи имели склонность к продольному раскачиванию (дорожному резонансу). Подлинным бичом оставалось плохое сцепление с грунтом гусениц танкового типа со «скоростным» профилем грунтозацепов.

Перед войной недооценивались преимущества колесных полноприводных тягачей для буксировки полковой, дивизионной, противотанковой и малокалиберной зенитной артиллерии, остро нуждавшейся в высокой оперативной подвижности по бездорожью, в скрытности и бесшумности перемещения. Работы над такими машинами велись на заводах больше по собственной инициативе, вне тесной связи с ГАУ, только под его наблюдением, да и военные их особенно не стимулировали. Тем не менее, в 1939—1941 годах были созданы вполне работоспособные образцы колесных полноприводных автомобилей-тягачей повышенной проходимости: ГАЗ-64 (4x4, масса буксируемого прицепа 800 кг), ГАЗ-62 (4x4, 1600 кг), ГАЗ-63 (4x4, 2000 кг), ЗИС-32Р (4x4, 3000 кг), ГАЗ-ЗЗ (6x6, 2500 кг), ЗИС-36 (6x6, на испытаниях успешно буксировал по заснеженной дороге 122-мм гаубицу М-30 образца 1938 года).

Из них особенно хочется отметить автомобиль-тягач ГАЗ-63, который успешно прошел заводские испытания, дважды — межведомственные, общие — в отдельном испытательном батальоне ГАБТУ КА и специальные тяговые, которые показали, что он может быть отличным тягачом для прицепов массой 2 т, обладая при этом «рекордными» (так в отчете) показателями проходимости. В конце 1940 года ГАЗ-63, получив хорошую оценку, был рекомендован на снабжение Красной Армии с одновременной подготовкой его к производству, но к началу войны осуществить эти планы не удалось.

ЗИС-32Р (или просто ЗИС-32) был освоен в начале 1941 года, правда, из-за незначительного количества выпущенных машин (197) не смог сыграть заметную роль в качестве легкого тягача, кстати, обладавшего хорошим максимальным тяговым усилием — до 3680 кгс (не хуже, чем у гусеничного СТЗ-5).


ЗИС-42 с 37-мм зенитной пушкой у переправы через Западную Двину. Белоруссия, 1944 г.


Колонна тяжелых орудий, буксируемых тракторами С-60 и С-65, меняет позицию. Курская дуга, 1943 г.

Из полноприводных автомобилей в больших количествах производился только легковой ГАЗ-64 (с осени 1943-го — ГАЗ-67). Однако как тягач для буксировки легкой противотанковой артиллерии (45-мм пушек образцов 1937 и 1942 г.) он использовался редко. Остальные колесные тягачи требовали продолжительных конструкторских доработок, которые автоматически отпали с началом войны.

В конце 1930 —начале 1940-х годов представители ГАБТУ и ГАУ КА по непонятным причинам (кроме извечной погони за дешевизной и относительной легкостью освоения нового производства) отдавали предпочтение для использования в качестве легких артиллерийских тягачей полугусеничным автомобилям, построенным на основе обычных коммерческих грузовиков ГАЗ-АА и ЗИС-5 с их очень ограниченными возможностями. Созданные в 1938—1940 годах автомобили (ГАЗ-60С и ЗИС-22) уже по определению не могли быть достаточно прочными, надежными и долговечными, так как базировались на шасси, совсем не предназначенных для работы с подобными нерасчетными перегрузками. По своим параметрам они практически не годились для тяжелой армейской службы, в частности, из-за малой удельной мощности, плохого использования собственной массы и низких средних скоростей движения (по проселку 11,2 — 16,3 км/ч). При этом расход топлива у них был выше на 25 — 35%, чем у полноприводных трехосных колесных тягачей (из-за больших потерь мощности на самопередвижение) и достигал 74,9 — 140 л/100 км по проселку, а по бездорожью — до 200 л. Правда, полугусеничные автомобили имели высокую проходимость по слабым грунтам, особенно по метровому снегу, болоту, глубокой грязи, обычно недоступных колесным машинам, но этот показатель в значительной степени обесценивался исключительно низкой надежностью движителей, их непрерывными поломками, что и подтвердилось фронтовой эксплуатацией ЗИС-42 — единственного автомобиля-тягача, освоенного в 1942 году и успевшего принять участие в операциях Великой Отечественной.

Следует отметить, что в довоенные годы тягачами, особенно мощными, в первую очередь обеспечивались танковые части, а уже затем артиллерийские. Тем не менее, к началу войны вся артиллерия Резерва Верховного Главного командования (РВГК), корпусная, противотанковая (кроме малокалиберной), зенитная крупнокалиберная, гаубичные полки дивизионной артиллерии формально были переведены на механическую тягу, но не в штатных количествах и с недостаточным соответствием материальной части тактико-техническим требованиям. Полностью переход артиллерии на мехтягу был завершен только в ходе боевых действий.

К лету 1941 года в тяговом парке армии насчитывалось 44,9 тыс. тракторов и тягачей, среди которых специальных гусеничных машин армейского типа («Комсомолец», «Коминтерн», «Ворошиловец») было чуть больше 10 тысяч — 20,5%, из них в артиллерии — 26%; транспортных тракторов («Коммунар», СТЗ-5, С-2) — не более 15% парка. Остальные 64,5% составляли сельскохозяйственные гусеничные тракторы - ЧТЗ С-60, ЧТЗ С-65, СХТЗ-НАТИ (СТЗ-З). При общей укомплектованности машинами в 102% (исправных 82%) были излишки (по штатам) тракторов и тягачей «Комсомолец», С-60, С-65, СТЗ-З и «Коммунар». Потребности же артиллерии в специальных тягачах перед началом войны оказались удовлетворены всего на 20,5%. Именно из-за нехватки специальных тягачей, будущий дефицит которых угадывался еще в 1935 году, на базе сельхозтракторов стали создаваться их транспортные модификации с более высокой подвижностью (СТЗ-5, С-2).

Неукомплектованность армейских частей средствами тяги и несоответствие тракторов орудиям, находившимся на вооружении, неблагоприятно отразились на ведении боевых действий, особенно противотанковой и зенитной артиллерией. В частности, и по этой причине при отступлении наших войск в начале войны было потеряно значительное количество материальной части — около 2 тыс. орудий калибров 122, 152 и 203 мм.


Трактор С-65 со 152-мм гаубицей М-10 на буксире. Август 1941 г.


Понтонный парк Н-2-П, буксируемый тракторами С-65, движется к фронту. Орловское направление, 1943 г.

В годы войны на вооружение Красной Армии поступил только один новый полноценный гусеничный артиллерийский тягач Я-12 (с последующими более слабыми модификациями Я-13, Я-13Ф). Поэтому в войсках продолжалось активное использование довоенных специальных тягачей и тракторов. Из дополнительных поступлений можно назвать лишь возобновившееся в начале 1942 года (по август) производство транспортных тракторов СТЗ-5 и небольшое количество сельхозтракторов СТЗ-З, поступивших в армию с восстановленных к концу войны заводов СТЗ, ХТЗ и с заново построенного Алтайского тракторного завода. В значительной степени напряженное положение с мехтягой в артиллерии ослабили поставки по ленд-лизу американских быстроходных транспортных тракторов и небольшого количества специальных арттягачей. Значительную часть армейских автоперевозок и буксировку полковой, дивизионной, противотанковой, гаубичной (122-мм) и зенитной артиллерии взял на себя колесный автотранспорт, в основном полноприводной (4x4 и 6x6), импортный, также поступавший по ленд- лизу. Благодаря широкому использованию этих автомобилей, суточные переходы многих артиллерийских соединений достигали 250 — 300 км. И хотя к концу войны эффективность применения колесных полноприводных автомобилей в качестве быстроходных легких артиллерийских тягачей ни у кого не вызывала сомнений, послевоенные отечественные автомобили повышенной проходимости так и не были полностью приспособлены к нуждам артиллерии, а специальные полноценные артиллерийские тягачи с колесной формулой 8x8 появились только в 1956—1957 годах.


Многие созданные накануне войны тягачи эксплуатировались и в первые послевоенные годы. Полугусеничные автомобили ЗИС-42М с 85-мч зенитными пушками на буксире проходят по Крещатику. Киев, 7 ноября 1945 г.

Желательные тягово-динамические показатели движения артиллерийских поездов

Вид артиллерии Максимальная скорость движения, км/ч Удельная мощность артиллерийского поезда, л.с./т
Большой мощности 35-40 10
Армейская и корпусная 40-50 12
Дивизионная и зенитная 50-60 20
Противотанковая 50-60 25

На основе опыта эксплуатации специальных гусеничных артиллерийских тягачей в годы войны выработали следующие тактико-технические требования к новым тягачам послевоенного поколения: они должны были обладать высокой проходимостью по слабым грунтам и иметь большую среднюю скорость движения по дорогам всех категорий и по бездорожью (трудно совместимые требования, в основном по движителю); иметь полностью закрытую, желательно многоместную кабину; снабжаться платформой максимально увеличенных размеров со съемным тентом; иметь тяговую лебедку, по своей силе равной массе буксируемого прицепа, с длиной троса 60—80 м, принудительно выдаваемого назад; иметь достаточную живучесть, большие межремонтные сроки службы и легкий запуск двигателя зимой. Было высказано пожелание бронирования нижней части двигателя, радиатора, топливного бака, а для тягача противотанковой артиллерии — и кабины водителя. Двигатель — предпочтительнее дизельный (хотя были известны его недостатки — плохой холодный запуск, высокие удельная масса и габариты, а также стоимость), обеспечивающий тягачу удельную мощность не менее 18 — 20 л.с./т. Топливные баки увеличенной емкости, гарантирующей суточный запас хода (без дозаправки) в пределах 250 — 300 км. Уменьшенные габариты, особенно по высоте, и низкие демаскирующие их признаки (размеры, шум, искры из выхлопной трубы и др.). Введение упругих амортизаторов (с гашением колебаний) в тягово-сцепные устройства и приводы для торможения орудий и прицепов. Обязательное наличие амортизаторов в упругих элементах подвески. Установка широких гусениц, обеспечивающих удельное давление на грунт не более 0,5 кгс/см?. Уменьшение отношения L/B до 1,5 — 1,7 (самое большое было у «Коминтерна» — 2,14) для повышения проходимости и поворотливости машины. Глубина преодолеваемого брода — не менее 1 м. Надежный предпусковой подогрев двигателя при окружающей температуре до — 45°С.[* В войну эту проблему так и не решили. Надежно работающий и эффективный электрофакельный котел-подогреватель был создан только в 1946 году, за что его создатели получили Сталинскую премию.]

Соотношение груза на платформе к собственной массе тягача в пределах 0,4 — 0,5; соотношение массы тягача к массе прицепа — в пределах 0,7 — 1,4.

Форма одежды советских артиллеристов 1936—1945 гг.




Тягач «Комсомолец» 3-й производственной серии в экспозиции Музея Великой Отечественной войны в Москве. Машина позднего выпуска, о чем можно судить по сварной конструкции кабины экипажа.

Оба фото М.Барятинского.


Тягач «Комсомолец» 3-й серии в экспозиции артиллерийского музея в Хямеэнлинне (Финляндия). У этой машины кабина экипажа клепаная. Фото М.Коломийца


Тягач Т-20 «Комсомолец» в зимней окраске. Битва за Москву, декабрь 1941 г. Часть брезентового тента по левому борту условно показана прозрачной


Тягач «Коминтерн» в окраске характерной для военных парадов. Москва, 1938 г.


Тягач «Ворошиловец» в двухцветном камуфляже периода 1941—1942 годов.

----

Оглавление книги


Генерация: 0.076. Запросов К БД/Cache: 0 / 0