Глав: 19 | Статей: 19
Оглавление
Карл Барц рассматривает историю люфтваффе с их основания до полного поражения, подробно описывая все значительные операции с участием германских авиационных подразделений. Люфтваффе нанесли огромный урон противнику. В Германии была разработана автоматизированная система наведения ночных истребителей, превосходящий по техническим параметрам все зарубежные аналоги истребитель Ме-262, а в декабре 1944 года состоялся первый запуск «Кобр» – пилотируемых ракет, предназначенных для использования против соединений бомбардировщиков врага. Однако никакие научные достижения уже не могли спасти Германию, погубленную противоречивыми действиями диктатора.
Карл Бартцi / Михаил Зефировi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 7 С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Глава 7

С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Битва за Англию окончательно разоблачила Геринга. Его обещания оказались пустым хвастовством. Несмотря на все победы в Норвегии и Польше, люфтваффе не были непобедимыми. В Битве за Англию они не достигли ни одной своей стратегической цели. Они не смогли вывести из строя военно-морские силы Англии. Они не смогли прекратить поставки сырья торговым флотом. Они не победили Королевские ВВС. И, при неспособности выполнить все эти цели или какую-либо из них, они понесли невыносимо тяжелые потери.

Было много причин для неудачи люфтваффе в Битве за Англию, и некоторые из них заключались в непрофессионализме их руководства. Нападение стало новой отправной точкой, и тактически и стратегически. Его уроки, стоившие высокой цены в людских и материальных ресурсах, должны были быть изучены шаг за шагом. И прежде всего, то, что не имелось оружия, которое требовалось для такой операции, – дальнего стратегического бомбардировщика. Причины его отсутствия лежали в далеком прошлом.

Генерал Вефер, первый начальник Генерального штаба люфтваффе, даже не мечтал о войне на Западе. Для него люфтваффе были, прежде всего, инструментом для противовоздушной обороны Германии, поэтому они должны были иметь сильную и эффективную истребительную авиацию – это принималось практически без обсуждений. Но лучшая защита, как известно, нападение. В соответствии с теорией воздушного наступления итальянского генерала Дуэ[126] (которая в ходе войны была претворена на практике с таким ужасным эффектом), жизненно важные экономические центры противника, находившиеся далеко позади линии фронта, должны были быть разрушены. Если это было бы сделано, то он оказался бы не способен успешно продолжать войну. Вефер, в отличие от большинства своих преемников, четко осознавал пределы возможностей молодых люфтваффе и, прежде всего, хорошо знал трудности Германии с обеспечением сырьем и бензином. В этой ситуации он полагал, что основой ее военно-воздушных сил должны стать дальние стратегические бомбардировщики. Только такое оружие могло внести существенный вклад в решение проблем. В то же время он понимал, сколь выдающуюся роль наука и современные технические достижения будут играть в любой будущей войне, поэтому делал все, что мог, чтобы поощрять и развивать их потенциальные возможности. И при этом основой всех его планов неизменно была оборона, а не агрессия. Позднее его идеи были приняты и претворены в жизнь – но не в Германии. Они нашли свое воплощение в англо-американских стратегических бомбардировочных силах.

Идеи Вефера решительно поддерживались Дейхманном, начальником оперативного штаба люфтваффе, но им также решительно противостояли другие. Они говорили, что возможности немецкой промышленности и испытываемая ею нехватка сырья не позволяют построить «Ural Bomber», требуемый Вефером. Но в действительности Вефер никогда не требовал создать обширный флот таких бомбардировщиков. Все, что он хотел, была относительно маленькая группа таких бомбардировщиков, способная нанести удар в индустриальное сердце врага, и было достаточно просто построить немного меньшее число средних бомбардировщиков, чтобы создать небольшую и высокоэффективную стратегическую бомбардировочную авиацию.

Четырехмоторные бомбардировщики уже были созданы во времена Вефера. В 1936 году фирма «Дорнье» построила Do-19, а фирма «Юнкерc» – Ju-89. Но 3 июня 1936 года Вефер погиб в авиакатастрофе, и после его смерти идея создания дальней стратегической авиации была оставлена. Немецкие авиазаводы теперь сконцентрировались на двухмоторных средних бомбардировщиках. Результатом стало то, что во время Битвы за Англию отсутствие такой бомбардировочной авиации дало себя знать очень остро. Появление даже относительно маленькой группы таких бомбардировщиков значительно препятствовало бы тактике Доудинга по концентрации английских истребителей над сравнительно небольшой областью. Английской истребительной авиации пришлось бы прикрывать значительно большее пространство, и одновременно истребители, атакуя дальние стратегические бомбардировщики, натолкнулись бы на гораздо большую мощь сосредоточенного заградительного огня, чем у средних бомбардировщиков. Кроме того, люфтваффе могли бы достигать всех индустриальных центров Англии и, таким образом, имели бы намного большие шансы прервать поток производства британских вооружений.

Но вместо Вефера люфтваффе получили Ешоннека, человека, не имевшего достаточно характера, чтобы противостоять Герингу, Мильху и Удету, когда он не соглашался с ними, хотя он и фактически был полностью лишен широты взглядов и мудрости Вефера. Для него самыми важными были «Штуки», и он не проявлял особой заинтересованности ни в истребителях, ни в дальних бомбардировщиках. Даже в 1943 году, когда первые большие потоки бомбардировщиков начали сеять разрушения и смерть по всей Германии, он все еще не мог признать потребность в мощной истребительной авиации. В то же самое время, постольку-поскольку был заинтересован в средних бомбардировщиках, он видел в этом путь наименьшего сопротивления. Гитлер, Геринг, Удет и первоначально Мильх поддерживали его. Но по мере развития Битвы за Англию Ешоннек был вынужден признать, что люфтваффе с точки зрения своей структуры пошли по неправильному пути.

В 1938 году Ju-88 установил мировой рекорд скорости в своем классе. С двумя специально форсированными двигателями «Junkers-211» он пролетел из Дессау до Цугшпите[127] и обратно со средней скоростью 500 километров в час. На основе этого достижения командование люфтваффе решило, что Ju-88 был удивительным бомбардировщиком, и в сентябре Геринг, весело похлопав по плечу Коппенберга, управляющего заводами фирмы «Юнкерc», велел ему продолжать работы: «Дайте мне в самый короткий промежуток времени мощный флот бомбардировщиков Ju-88».

Но в ходе Битвы за Англию новый чудо-бомбардировщик справился с задачей, возложенной на него, и к 1942 году уже больше не мог показываться в воздухе при дневном свете. Другим неудачником был Ju-87 – многие из них были сбиты над Англией, и притом с такой легкостью, что эти самолеты пришлось полностью отозвать. И другие машины были не намного лучше; ни одна из них не отвечала ожиданиям. Их боевой радиус действий был недостаточным; они летали слишком медленно на больших высотах; их бомбовая нагрузка была недостаточной; бомбовые прицелы неточны; бортовое вооружение недостаточно мощное и т. д. Пришла пора извлечь уроки, но этого сделано не было, удовлетворились лишь изменениями, дополнениями, модификациями и импровизациями.

Лишь один человек испытывал серьезную тревогу, и это был Удет. В 1940 году британские бомбардировщики совершили 155 налетов на города Германии, и Удет беспокоился о будущем. Он считал, что потребуется большее количество истребителей, но никто не соглашался с ним. Они все еще отдавали предпочтение средним бомбардировщикам, хотя не оставалось сомнений: они полностью не соответствуют требованиям. «Однажды американцы появятся здесь, – предупреждал Удет, – и нам потребуются все истребители, что есть у нас, чтобы защитить наши города». Но вместо этого Ешоннек затребовал новый бомбардировщик, еще один чудо-бомбардировщик. Он должен был одновременно выполнять роли пикирующего бомбардировщика, ночного истребителя и дальнего бомбардировщика. Кроме того, он должен был иметь боевой радиус действий около 6400 километров и скорость свыше 640 километров в час. На имевшейся стадии развития техники подобное было невозможно.

Удет и Мильх рекомендовали упростить требования, но убедить Геринга было невозможно. Так как работы вели разные авиакомпании, то конструкторы и инженеры шли собственным путем, а никакой твердой центральной власти, чтобы создать из них рабочую команду, не было. Поскольку Геринг был ослеплен Ju-88, он предоставил Коппенбергу из фирмы «Юнкерc» почти диктаторские полномочия, и тот часто злоупотреблял ими, чтобы забрать ценных работников из других фирм – «Дорнье», «Фокке-Вульф», «Мессершмитт» и «Хейнкель», что вызывало неприязнь и послужило причиной того, что был остановлен не один перспективный проект.

Мессершмитт был человеком иного типа, он превратил своих инженеров и конструкторов в простых чертежников, и впоследствии у него никогда не было хорошего конструкторского отдела. Его Me-109 стал большим успехом, но Ме-210 – большой неудачей. Когда первая эскадрилья из девяти самолетов отправилась на фронт, четыре из них потерпели аварии со смертельными исходами прежде, чем оказались где-то поблизости от врага. Но к этому времени 400 самолетов уже покинули сборочные линии и были готовы к боевому использованию.

Эта машина и Не-177, тяжелый четырехмоторный бомбардировщик, стали основой плана Удета под кодовым наименованием «Лось», который определял немецкое производство на последующие двенадцать—восемнадцать месяцев. Надежный, но малоскоростной Ju-87 был отвергнут вместе с Не-111.

С Не-177 было столько же неприятностей, сколько и с Ме-210; никакой другой самолет не имел столько детских болезней в момент принятия на вооружение. Не-177 имел экипаж из пяти человек, скорость более 510 километров в час и боевой радиус действия 6400 километров при бомбовой нагрузке в одну тонну. Сначала он очень походил на бомбардировщик, который все ждали, но было требование, чтобы он мог действовать и как пикирующий бомбардировщик, однако его двигатели были установлены попарно, тандемом, что привело к разнообразным проблемам, которые оказалось невозможно преодолеть. В результате Геринг заявил профессору Хейнкелю:[128]

– Это абсолютный вздор – требовать, чтобы четырехмоторный самолет мог быть пикирующим бомбардировщиком. Если бы кто-нибудь сказал мне об этой идее, я прямо ответил бы, что это бесполезное занятие.

Это были верные слова, но, согласно свидетельству инженера Хертеля, Геринг отлично знал, что техническое управление Удета требовало, чтобы эта машина была пикирующим бомбардировщиком.

– Очень хорошо, – ответил профессор Хейнкель. – В этом случае самолет может быть очень быстро подготовлен к боевому использованию.

Но одна из главных слабостей новых Не-117 заключалась в том, что его двигатели имели тенденцию к возгоранию. Однако профессор Хейнкель уверил Геринга в том, что эта проблема «практически преодолена».

Первая эскадрилья из девяти машин была послана к Сталинграду, чтобы снабжать окруженную крепость, но на семи из девяти самолетов возникли пожары, и они сгорели. Вскоре экипажи бомбардировщиков люфтваффе прозвали Не-177 «летающей зажигалкой» и боялись его больше, чем врага. Даже после таких печальных опытов, как этот, производство Не-177 не было остановлено, и к 1944 году построили 1100 таких машин. Лишь затем наконец пришел приказ списать их.

Удет не дожил до того, чтобы стать свидетелем полного фиаско своего плана «Лось». Ситуация складывалась для него удручающая, и осенью 1941 года он вышиб себе мозги из своего любимого кольта. Геринг, узнав о самоубийстве старого друга, испытал потрясение. Он сразу понял, что немецкой публике нельзя сообщать правду о происшедшем, это произвело бы плохое впечатление. В первом сообщении заявлялось, что Удет умер от сердечного приступа, но через пару часов Геринга посетила лучшая идея, и вышло новое сообщение, в котором объявлялось, что Удет погиб смертью героя, испытывая «новое вооружение». Это звучало намного лучше.

Самоубийство Удета стало первым публичным признаком того, что фактически начала рушиться вся система, хотя пока еще лишь несколько человек могли это видеть. 

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.108. Запросов К БД/Cache: 0 / 0