Пролог На ледниковом щите

Пролог

На ледниковом щите

Как известно, в конце 70-х гг. мировое сообщество заключило соглашение, которое запрещает разработки геофизического оружия. Вместе с тем все работы в этом направлении были засекречены. Однако, несмотря на соглашение, предполагают некоторые ученые, изыскания в этой области продолжались под видом научных исследований или разработок технологий двойного назначения. А их содержание и назначение были окутаны завесой недомолвок, научных спекуляций и даже мистики.

В последнее время интерес к теме геофизического оружия заметно вырос. Связано это с планами ввода в эксплуатацию третьего, наиболее мощного излучателя в Гренландии. В результате под электромагнитным «колпаком» США окажутся Евразия и вся территория России – от Находки до Калининграда.

Е. Лисанов.Творцы апокалипсиса


Рис. П1. Ледниковый щит Гренландии

На очереди еще один комплекс – в Гренландии. Он мощнее аляскинского в три раза. Конфигурация из трех установок (Аляска – Гренландия – Норвегия) может существенно повысить боевые характеристики системы HAARP. А кроме того, как полагают эксперты, под видом противоракетной базы в Польше американцы планируют построить еще одну станцию HAARP, чтобы окончательно замкнуть контур вокруг Северного полюса. После этого волна искусственно вызванных наводнений и других климатических аномалий не будет обрываться в Европе, а дотянется до наиболее урожайных регионов России. Для нашей страны это будет означать практически полное накрытие с запада на восток, от Калининграда до Камчатки, и с севера на юг – до широт Ставрополя и Владивостока.

Если же американцы построят установки типа HAARP и в Южном полушарии, то геофизическим оружием будет накрыта почти вся планета.

В. Правдивцев.Изменение климата или климатическое оружие?

Аарон Макколл зябко передернул плечами и, помассировав пальцами воспаленные глаза, опять приложился к обрезиненным окулярам армейского бинокля. Отличная светосильная оптика скрадывала фильтрами сумасшедшее сверкание снега под июньским солнцем, выделяя каждую черту уже порядком надоевшего ландшафта. В памяти тут же всплыли строчки из Куковского путеводителя[4], который они изучали в Бостоне, готовясь к своим авантюрным приключениям:

Гренландия – один из самых необычных островов Земли. Несмотря на свои огромные размеры, это и одно из самых безжизненных мест планеты, чья природа еще до конца не изучена.

Свыше 80 % территории острова занято ледниковым покровом. Колоссальный вес этой многовековой массы льда заставляет земную кору во многих местах проседать, формируя вогнутые бассейны, которые достигают глубины 360 м ниже уровня моря. И в то же время, согласно геологическим данным, вся центральная часть острова представляет собой один большой горный массив, являющийся частью северо-восточной окраины древнего Канадского щита, достигающего трехкилометровой высоты в центре острова. В западной части древний кристаллический щит выходит на поверхность, образуя изрезанный долинами и фьордами пояс горных массивов побережья моря Баффина[5].

Кто же тогда знал, что экспедиция будет такой успешной и в то же время пройдет таким глупым образом… Все оказалось именно так, как было обозначено цветными карандашами на затертой карте безвестного «контактера», которую они приобрели в портовом баре, перед самой посадкой на борт грузопассажирского турбоэлектрохода, совершавшего каботажное плавание в самую северную часть моря Баффина. Предвкушая приятный вояж, Макколл со своими компаньонами – ирландцем Джеком Финнеганом и валлийцем Дэном Глендуром совсем забыли о весенних штормах северной Атлантики, и когда на горизонте показались очертания мыса Фарвель, были уже готовы просто сползти на дощатый причал Юлианехоба – первого маленького порта на берегу гигантского ледяного острова.

Войдя в Дэвисов пролив, каботажник, кренясь под порывами ледяного ветра, срывающегося с гренландского щита, не спеша двинулся к следующему пункту стоянки – Годхавну. На верхней палубе закутавшимся в пледы друзьям составил компанию помощник шкипера, красочно рассказывающий, что восточная часть Гренландии образована хребтами более молодых гор, отделенных от щита глубинным разломом. В силу тектонических процессов и меньшего давления льда восточное побережье несколько выше, чем остальная территория страны, и здесь расположены высшие точки – горы Гунбьерн (3700 м) и Форель (3360 м). Берега там сильно изрезаны глубокими и длинными фьордами, зачастую заблокированными массами айсбергов, образующихся при разрушении окраинных частей ледяного щита.

Помощник шкипера оказался весьма любопытным человеком, но друзья загодя подготовились к возможным расспросам и наперебой стали посвящать моряка в фантастический проект поиска на ледяном щите хорошо видимых на белом фоне метеоритов. Похоже, что странная экспедиция не очень удивила помощника шкипера, к месту вспомнившего роман Дэна Брауна «Точка обмана»[6], где вся фабула сюжета была закручена вокруг некоего метеоритного артефакта, найденного на шельфовом леднике Милна – самой обширной ледовой поверхности в Северном полушарии. По словам моряка, это ледяное поле насчитывает более 4 км в ширину, простираясь в глубину почти на 1 км.

Поинтересовавшись под смех компании, не собираются ли друзья отправиться по литературным следам Брауна, любознательный помощник шкипера продолжил рассказ о колоссальном ледниковом массиве, закрывающим почти всю Гренландию. По сведениям, почерпнутым моряком у предыдущей экспедиции гляциологов[7], местный ледник относительно молод и начал формироваться примерно 150 000 лет назад. Поверхность ледяного щита очень неровная – во многих местах его пересекают громадные трещины глубиной в десятки метров, вздыбливаются массивы гигантских торосов, образованных давлением внутри ледяной толщи, а ближе к побережью он рассечен речными долинами, образующимися при летнем таянии льдов. Растительность Гренландии скудная – только в южных прибрежных районах, свободных ото льда, можно найти заросли рябины, ольхи, ивы, карликовой березы и можжевельника, а также разнотравные луга. Севернее тянется суровая тундра с ее карликовой березой и стелющимися кустарниками, а на Крайнем Севере – арктическая пустыня с редкими очагами мхов и лишайников. Соответственно, небогат и животный мир. Северный олень, мускусный овцебык, белый медведь, песец и полярный волк – вот и все крупные обитатели этой земли. Зато в летний период сюда прилетает огромное количество птиц, а воды вокруг острова буквально кишат морскими обитателями.

За разговорами время пролетело незаметно, и вскоре из густого предутреннего тумана выступила сильно изрезанная фьордами прибрежная полоса, часто прерываемая ледниковыми языками и скальными массивами.

Нагруженные тяжелейшими станковыми рюкзаками путешественники спустились по гнущимся сходням в последнем пункте каботажного плавания вдоль западного побережья Гренландии – портовом городке Сиорапалук, одном из самых северных населенных пунктов во всем мире.

Помня, что представители скудной местной флоры и фауны особой опасности не представляют, особенно если следовать советам местных жителей и не приближаться к ним, экспедиция была не вооружена. Только у воинственного Финнегана был газовый пистолет и несколько петард для отпугивания белых медведей. Путеводители предупреждали, что гораздо бо?льшую опасность, особенно в период с конца июня по конец августа, представляет гнус – комары и мошки, донимающие людей и животных значительно сильнее, чем холод. Поэтому экспедиционеры предусмотрительно запаслись изрядным количеством всяческих репеллентов и противомоскитными сетками.

За пару дней путешественники подобрались к самой границе ледяного щита и заночевали на гляциологической станции. Наутро они с комфортом выехали в «страну белого безмолвия» на арендованном снегоходе с грузовыми санями, куда были сложены все экспедиционные пожитки. Три дня вокруг них мелькали только торосы, сугробы и языки небольших ледников, вот-вот готовых превратиться в летние ручьи. Выгрузившись на небольшом снежном плато, путешественники договорились с гляциологами о встрече через десять дней и смело углубились в ледяной лабиринт из гигантских глыб и расселин, уже источенных ярким июньским солнцем.

Что же привело трех отважных полярных исследователей в самое сердце ледяного континента?

Все началось с неформального заседания нью-йоркского уфологического общества «Галактический поиск», на котором обсуждались интернетовские данные о последних радиофизических исследованиях нижних слоев ионосферы[8]. Докладывал Макколл, красочно описывая почерпнутые в Сети подробности недавней высокоширотной миссии Монреальского университета, посвященной наблюдениям «аномальной авроральной активности» или, проще говоря, необычным северным сияниям, все чаще и чаще вспыхивающим над бескрайними заснеженными просторами северной Канады и американской Аляски. Только что начался «год спокойного Солнца», и солярная (солнечная) активность находилась вблизи своего 11-летнего минимума. Тем не менее во многих метеорологических обсерваториях мира уже долгое время фиксировались какие-то странные всплески «высокоширотных ионосферных сияний». Эти необычные небесные сполохи мало напоминали привычные отклики верхних слоев земной атмосферы на порывы солнечного ветра[9], закрученного магнитосферой[10] Земли.

Финнеган, который был бесподобным хакером, сумел войти в систему сбора данных проекта NASA «Объединенная полярная спутниковая система»[11], являющуюся основой американских космических наблюдений за погодой и климатом. Так была неожиданно открыта «локальная магнитная аномалия» на северо-западе гигантского ледяного щита Гренландии. Именно здесь располагался один из своеобразных эпицентров ионосферных штормов, бушующих вдоль 80-й параллели.

После нескольких весьма бурных заседаний «галактических поисковиков» было решено начать сбор средств для экспедиции в место нахождения «магнитного артефакта», и уже через несколько дней трое уфологов отправились в каботажное плавание вдоль берегов самого большого острова в мире.

Судьба явно благоволила к довольно бестолково организованной экспедиции, и уже через несколько дней блужданий среди хаоса ледяных глыб и торосов уфологи наткнулись на обширное плато, покрытое странными зданиями и сооружениями. Кроме нескольких ангаров там было несколько десятков необычных решетчатых антенн, окружавших громадную вышку с торообразным навершием. Территория странного полигона неплохо охранялась и была окружена многослойным забором из колючей проволоки.

Друзья выбрали наблюдательный пункт на плоской вершине ледяного холма и стали с любопытством изучать жизнь «стратегического объекта HAARP»[12], как сразу же окрестил военную базу Макколл. Вот и сейчас он, борясь с дремотой, наблюдал за загадочной суетой солдат в защитных «полярных» комбинезонах, устанавливающих какое-то оборудование у подножия центральной башни. Рядом с неформальным лидером экспедиции расположились его коллеги, продолжая бесконечный спор, начатый еще на пристани Бостона. Макколл доказывал, что надо сохранять тишину, потому что современные датчики улавливают малейший шум, но смог лишь добиться, что приятели стали говорить немного потише, иногда в ответ на грозные взгляды своего руководителя переходя на громкий шепот:

– Электромагнитное оружие уже начали выводить из разряда секретных, – с большим апломбом доказывал Глендур, – хотя оно по своей сути может быть использовано для решения задач стратегического характера. Это оружие по своему воздействию относят к так называемому нелетальному, и его радиус поражения при своеобразном «электронном взрыве» может колебаться от сотен метров до километров. При этом уничтожается вся электронная аппаратура противника, выводятся из строя его средства связи, разведки, целеуказания.

В отличие от аппаратуры радиоэлектронного подавления, – свистящим шепотом продолжал валлиец, – электромагнитное оружие способно наносить повреждения радиоэлектронным компонентам аппаратуры, даже когда она выключена. И основы всего этого были разработаны еще в начале века, ну, максимум в 1920-х гг., так что тот, кто первым создаст электромагнитное оружие, может выйти победителем в войнах будущего. Впервые в реальных боевых условиях оно было испытано Пентагоном в Югославии, в 1999 г. Кроме того, его планировали использовать во время операции «Буря в пустыне» в Ираке, но из-за опасения, что при этом будут повреждены все находящиеся поблизости военные радиоэлектронные системы США, американское командование отказалось от применения электромагнитных бомб[13].

Говорят также, что и Россия располагает электромагнитными бомбами, причем по величине электромагнитного импульса они во много раз превышают зарубежные аналоги. Вроде бы у русских есть и уникальные генераторы, которые могут послужить основой для новых образцов электромагнитного оружия, так как они испускают пучки энергии, значительно превышающие по мощности существующие у нас электронные бомбы.

– Да, видел я в Сети эти русские уникальные генераторы электромагнитных импульсов, – Финнеган осторожно потянулся под прикрытием тороса и распрямил занемевшие от долгого сидения ноги. – Это, конечно, очень серьезные достижения для генераторов, испускающих очень короткие и мощные импульсы, тем более что их пиковая мощность достигает миллиардов ватт, что сопоставимо с мощностью энергоблока атомной станции. Русские говорят, что подобные разработки позволят им создать радиолокаторы куда большей дальности и разрешения, чем существующие. А еще они собираются с помощью новых генераторов имитировать помехи, возникающие от ядерного взрыва или удара молнии, что позволит проверять энергетические объекты и системы на устойчивость.

Ну а по моему мнению, результаты таких исследований могут послужить основой для создания электромагнитного оружия. Ведь таким мощным электромагнитным импульсом ничего не стоит подавить средства прицеливания, связи и управления…

Тут Макколл резко взмахнул рукой, призывая друзей быть внимательными. Раздалось далекое жужжание, медленно переросшее в глухой рокот, и из-за ближайшей ледяной сопки вылетела черная стрекоза геликоптера.

– Черный вертолет![14] – восторженно прошептал Макколл, наводя бинокль на копошащиеся фигуры, которые энергично потащили из приземлившейся машины какие-то ящики.

– Однако это явно не «Кайова»[15], – хмыкнул Финнеган, пристально рассматривая широкий фюзеляж и приземистую кабину вертолета.

Смеркалось. Суета постепенно затихла, а все человеческие фигурки скрылись под массивным белым куполом, который уфологи сразу же определили как «командный пункт». Неожиданно раздался сильный треск, и тороидальное навершие главной башни окутал венец разрядов. Финнеган стал поспешно настраивать фотоаппараты и измерительные инструменты, а Глендур взялся за датчики радиации, как вдруг уфологи заметили высоко в небе череду светящихся образований, напоминавших подсвеченные розовым светом столовые облака. Эти «облака», которые они тут же окрестили плазменными тарелками, явно располагались в авроральной зоне ионосферы. Было довольно трудно определить их проективную скорость перемещения, но, судя по всему, она была очень высока. Макколлу сразу же вспомнились наблюдения за протяженными разноцветными сгустками, которые стремительно перемещаются в верхней атмосфере Земли и известны как призрачные молнии: в зависимости от излучаемого ими цвета их разделяют на джины, эльфы, джеты, тайгеры и красные призраки.

Между тем «плазменные тарелки» на пределе видимости стали сливаться в единое пятно, которое вскоре приняло четко выраженную багровую окраску. Уфологи с восторгом наблюдали, как «плазменные тарелки» сливались в подобие гигантского бака, одновременно как бы расслаиваясь по вертикали. Неожиданно в этой стопке «плазменных блюд» проскочила искра молнии, затем еще одна. Через десяток секунд молнии стали сверкать непрерывно, и вдруг из нижнего основания «стопки блюд» в тор вышки ударил гигантский электрический разряд, за которым последовало целая молниевая завеса, превратившаяся в настоящий электрический ураган.

Этот странный молниевый шторм прекратился так же внезапно, как и начался; исчезли электрические разряды, а на вершине главной башни стала медленно вращаться странная решетчатая конструкция, чем-то напоминающая несколько вставленных друг в друга чаш радаров. Когда загадочный «радар» повернулся к стоянке уфологов, в их головах словно взорвалась череда шумосветовых гранат, и члены экспедиции, как подкошенные, рухнули на снег, судорожно сжимая головы руками.

Последним впечатлением Макколла были какие-то темные тени, стремительно спускающиеся с небес из-под сверкающего круга винта, и истошный крик Финнегана:

– Черные вертолеты!!! Оставьте меня на Земле!!!

…Через несколько лет на удаленный полярный мыс Моррис-Джесуп вблизи крайней северной точки ледового континента высадилась комплексная экспедиция Торонтского и Монреальского университетов, ведомая скупыми показаниями известного энтузиаста-уфолога.

Сейчас мы бы с трудом узнали в этом угрюмом облысевшем человеке с перекошенным от нервного тика лицом жизнерадостного и вечно неунывающего Аарона Макколла. Проведя долгое время в военном госпитале на американской авиабазе Туле, куда его вместе с обмороженными Финнеганом и Глендуром доставили транспортным самолетом со станции Норд, он вернулся в Бостон совсем другим человеком. На большой земле дружный коллектив уфологов тут же бесповоротно распался, и они никогда не предавались совместным воспоминаниям, пытаясь понять, как же их угораздило оказаться в беспамятстве на другом побережье Гренландии…

После десантирования на зловещего вида черные скалы Макколл уверенно повел отряд среди ледяных торосов к далекой гигантской башне, поднимающейся среди льдин… Легенды уфологов гласили, что где-то здесь командование северо-восточного рубежа NORAD[16] расположило генераторы «пучкового оружия», чем-то напоминающие сверхмощные радары, входящие в таинственную систему HAARP. Зарывшись в сугробы, ученые через сильную оптику вели наблюдение за таинственной башней. И вот, когда наступили полярные сумерки, из загадочной конструкции ударил красноватый лазерный луч визира, хорошо видимый в легком предвечернем тумане. Вычерчивая причудливые зигзаги, он неожиданно уперся в стаю перелетных уток. И тут, видно, «радар» дал пробный импульс излучения. В небе вспыхнула россыпь искр – пернатые, попавшие под излучение, просто натуральным образом взрывались, оставляя после себя лишь горячие облачка пепла!

А дальше было еще интереснее – в облучаемом секторе небосклона разгорелся колоссальный ионосферный пожар суббури, переливающиеся краски которого потухли лишь через несколько часов.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.157. Запросов К БД/Cache: 0 / 0