Глав: 9 | Статей: 9
Оглавление
Трехорудийные башенные артиллерийские установки конструкции Металлического завода с 12-дюймовыми (305-мм) орудиями длиной 52 калибра, изготовленными Обуховским сталелитейным заводом, являлись наиболее мощными артиллерийскими системами, которые когда-либо несли боевые корабли отечественной постройки. История их создания и боевого применения весьма интересна и примечательна.

Конкурс проектов

Конкурс проектов

В апреле 1906 года морской министр А. А. Бирилев созвал под своим председательством «Особое совещание» в составе 20 адмиралов, командиров кораблей, специалистов по кораблестроению, вооружению и механизмам. Одно из первых же заседаний посвящалось вопросу, какой должна быть артиллерия первых русских дредноутов. Русско-японская война выявила возможности тяжелой артиллерии, поэтому большинство участников совещания высказалось за то, чтобы основу вооружения составили 305мм орудия длиной более 50 калибров и в количестве не менее 12 стволов. Причем требовалось разместить все эти 12 орудий артиллерии главного калибра линейно в диаметральной плоскости корабля с обеспечением максимальных углов обстрела на оба борта. Естественно, что шесть двухорудийных башен значительно увеличивали длину как корпуса корабля, так и его бронированной цитадели. Наиболее рациональным представлялось применение трехорудийных башен. Такие артиллерийские установки предусматривались проектами линкоров уже строившихся в Италии и Австро-Венгрии. Доводов против трехорудийных установок приводилось немного и главный – это меньшая живучесть, так как при выходе из строя башни терялось сразу не два орудия, а – три. Кроме того высказывались опасения, что произойдет снижение меткости и скорострельности из-за поворотов башни при выстрелах крайних орудий (практика эти опасения не подтвердила).



Санкт-Петербургский Металлический завод

В 1907 году Артиллерийское конструкторское бюро Санкт-Петербургского Металлического завода начало разрабатывать предварительный эскизный проект трехорудийной башенной установки. При этом выяснилось, что экономия в массе при трех орудиях в башне по сравнению с двумя орудиями составит 15% на одну пушку.

В октябре 1907 года Металлический завод представил в Морской Технический Комитет (МТК) эскизный проект трехорудийной установки, в котором приводились наружные размеры, общая масса установки и отдельных ее частей. Этот проект послужил основанием для составления конкурсного задания на башенные артиллерийские установки для новых линкоров. Предстояло решить вопрос и о размещении башен, который обсуждался 20 мая 1908 года (журнал МТК № 5) при рассмотрении артиллерийской части конкурсных проектов нового корабля. К этому моменту члены комитета уже пришли к убеждению, что установки следует принять трехорудийные, а всего их на корабле должно быть четыре. Поэтому проекты, отвечавшие этому условию разделили на три группы в зависимости от того, каким образом башни располагались на линкоре:

– линейно в диаметральной плоскости: по одной в оконечностях и две – на шкафуте (три проекта).

– линейно-возвышенно в диаметральной плоскости: по две в оконечностях одна над другой (13 проектов).

– линейно-эшелонированно: крайние башни в диаметральной плоскости, а средние смещены к бортам (восемь проектов).



Участники создания 305-мм трехорудийной башенной установки. В центре – начальник Артиллерийского конструкторского бюро Металлического завода А. Г. Дукельский

Первая группа позволяла иметь сильным бортовой огонь в пределах углов обстрела от траверза на нос и корму до 65°. Огонь же прямо по носу и по корме ограничивался тремя орудиями. Во второй группе бортовой огонь был таким же, но на нос и на корму значительно сильнее – по шесть орудий. Однако огонь всей артиллерии главного калибра мог концентрироваться в диапазоне курсовых углов по 45° от траверза. И, наконец, третья группа позволяла иметь равномерный огонь (до девяти орудий) по всем направлениям. Большинство специалистов Морского Генерального Штаба (МГШ) склонялось к тому, что основное направление сосредоточения огня должно быть на оба борта на возможно больших курсовых углах, а ситуация, в которой сильный огонь (свыше грех орудий) потребуется прямо по носу или по корме, встречается в морском бою крайне редко. Поэтому предпочтение отдали первой группе. Расположение двух башен рядом, когда одна стреляет поверх другой, члены МТК признали не совсем удачным, так как, во-первых, две находящиеся рядом башни (а, значит, и погреба) более уязвимы, во-вторых, в этом случае возникает слишком большой изгибающий момент и потребовалось бы дополнительное усиление корпуса, что в свою очередь повлекло бы за собой увеличение водоизмещения, и, в-третьих, такая стрельба возможна лишь при больших углах вертикального наведения, но, как представлялось членам МТК, и в этом случае не было гарантии от повреждения нижней башни. Впоследствии требования тактики военно-мсрского флота и развитие кораблестроения привели к тому, что линейно-возвышенное расположение башен стало общепринятым.

Решив таким образом эту проблему, МГШ, МТК и Главное Управление Кораблестроения (ГУК) приступили к подготовке конкурса проектов трехорудийньгх башенных установок. К этому времени Обуховский завод спроектировал и изготовил 305-мм пушку длиной 52 калибра. Первоначальный чертеж орудия МТК утвердил 18 июля 1906 года. Масса его составляла 47,34 т, масса снаряда образца 1907 года – 331,7 кг, заряда – 163,8 кг, начальная скорость снаряда – 914 м/с. Однако 27 июля 1907 года исполняющий должность Главного инспектора морской артиллерии генерал-майор К. Г. Дубров утвердил изменения проекта, касавшиеся увеличения массы орудия до 50,66 т, снаряда – до 378,4 кг, заряда – до 188,4 кг и начальной скорости – до 975 м/с. Последние изменения в конструкции были произведены после решения МТК об утверждении чертежей новых 12-дюймовых (305-мм) снарядов образца 1911 года, принятых 18 октября 1910 года. Ввиду того, что изготовление орудий уже началось, дирекция Обуховского завода уведомила МТК о том, что новому снаряду массой 470,9 кг может быть обеспечена начальная скорость до 762 м/с при массе заряда 192 кг и сохранении расчетного значения наибольшего давлен2 ия в канале ствола, равного 2400 кгс/см2 , с чем МТК пришлось согласиться.



Регулировка станка 305-мм орудия в цехе завода

Прежде, чем объявить конкурс на лучший проект 12-дюймовой трехорудийной башенной артиллерийской установки, его условия согласовали с русскими заводами. Согласовывались и «Технические условия» на проектирование установок. Кроме того МТК считал необходимым испытать на Морском полигоне не станки, как это делалось до сих пор, а всю установку в целом.

19 марта 1909 года ГУК объявило, наконец, о проведении конкурса и предложило заводам к 1 апреля представить конкурсные проекты. К участию приглашались русские заводы: Металлический, Путиловский, Обуховский и Общество николаевских заводов и верфей (ОНЗиВ), а также иностранные: английский – Виккерса, немецкий – Круппа, французский – «Шнейдер – Крезо» и австрийский – «Шкода». Срок к 1 апреля оказался слишком жестким и его продлили до 15 апреля. К этому дню все заводы за исключением Обуховского и ОНЗиВ представили свои проекты. ОНЗиВ отказалось от разработки чертежей, но выразило готовность участвовать в конкурсе на изготовление башен по чужим чертежам. Это решение объяснялось тем, что после проектирования башенных установок броненосца «Князь Потемкин Таврический» (необходимо заметить, что этот проект отличался рядом неудачных технических решений) он не получал подобных заказов. Обуховский завод не участвовал в конкурсе проектов в силу уже сложившейся традиции. Несмотря на неоднократные предложения Морского министерства завод, сосредоточив все усилия на проектировании и изготовлении орудий, разрабатывал и производил установки лишь для средних и малых калибров.

Конкурс предполагалось провести в два этапа. На первом рассматривались только проекты, причем условиями конкурса оговаривалось, что тому из заводов, чей проект окажется лучшим, будет выдан заказ на изготовление четырех башенных установок для одного из кораблей и опытной установки для Морской батареи Охтинского поля. (В этом же пункте речь шла и о премии, которую завод мог назначить сам, прибавив ее к стоимости установок.) Срок сдачи опытной установки назначался 1 июня 1910 года, причем для ее сборки Морское министерство брало на себя обязательство подготовить к 1 февраля 1910 года кессон (яму) глубиной около 13 метров. Лучший проект после окончательной доработки требовалось представить к 1 июня 1909 года. Далее на втором этапе этот проект вновь направлялся на конкурс в отношении цен и сроков. При этом заводам предлагалось учесть, что последнюю установку следовало доставить на корабль не позднее 1 октября 1911 года.

В условиях конкурса имелся один пункт, На котором надо остановиться особо. Он устанавливал то, что каждый завод должен был гарантировать массу установки, заявленную при предоставлении проекта. За превышение назначался штраф: 1% – 2,5 тыс. рублей, 5% – 60 тыс. рублей. В целом же конкурсные требования и «Технические условия» на проектирование заставили заводы приложить максимум усилий для их выполнения. За исключением, пожалуй, одного пункта – времени заряжания орудия – 40 секунд. Такое же время предусматривалось еще в 1903 году «Техническими условиями на проектирование 12-дм башенных установок для броненосцев типа "Андрей Первозванный"» и уже тогда многим артиллеристам оно показалось слишком большим, по их мнению не отвечавшим требованиям современного боя. Как и в первом случае Металлическому заводу удалось значительно ускорить процесс заряжания, доведя скорострельность почти до двух залпов в минуту, а уже всего через три года «Технические условия на проектирование 14-дм башенных установок для линейных крейсеров типа "Измаил"» предусматривали скорострельность три залпа в минуту.

В июне 1909 года МТК объявил результаты конкурса. Основными конкурентами оказались Металлический и Путиловский заводы. Сравнивая оба проекта, МТК отмечал следующие достоинства проекта Металлического завода: большая скорость заряжания, лучше разработанная независимая подача боеприпасов, большая скорость ручной подачи боеприпасов главными лебедками, более надежная защита прислуги и механизмов за счет меньшего размера амбразур и более толстых внутренних переборок и лучше разработанная защита погребов от пожара.

Проект Путиловского завода (созданный совместно с французской фирмой «Шнейдер – Крезо») имел, по мнению МТК, только два положительных качества: во-первых, досылатель, связанный с зарядником, во-вторых, гидропневматический накатник. Признав лучшим проект Металлического завода, МТК предложил ему в окончательном проекте использовать досылатель и накатник Путиловского завода. Первый вызывал интерес тем, что не требовал переделки установки при изменении предельного угла вертикального наведения с +25° до +35° с целью увеличения дальности стрельбы. Это требование встретило многочисленные возражения. Хотя расчетная дальность стрельбы возрастала со 128 кб до 145 кб, но масса башни увеличивалась на 15 т и значительно усложнялась система заряжания.

Специалисты Металлического завода, внимательно ознакомившись с конструкцией досылателя Путиловского завода, нашли в ней несколько серьезных недостатков. Во-первых, он сопрягался с зарядником, увеличивая вес последнего и в значительной степени усложняя систему заряжания. Кроме того, при повреждении одного из этих механизмов другой также становился неработоспособным. Во-вторых, досылка боеприпасов производилась с помощью электродвигателя, а возврат досылателя – под действием пружин. При разработке проекта 305-мм двухорудийных башенных установок для броненосцев типа «Андрей Первозванный» Металлический завод уже рассматривал возможность применения пружинных досылателей, но тогда на опытном образце обнаружилась значительная зависимость работы пружинного досылателя от состояния зарядной каморы орудия и величины угла заряжания. В силу этих причин от применения данной конструкции отказались, хотя заряжание производилось в диапазоне углов от -5° до +5°. В трехорудийных установках этот диапазон увеличился (-5°…+ 15°) и без дополнительных приспособлений надежная работа пружин не представлялась возможной.

Металлический завод в своем проекте предложил цепной досылатель своего типа, связанный со станком. Во время испытаний опытного образца досылка производилась 5000 раз и механизм действовал безотказно.

Что касается примененных Путиловским заводом накатников системы Шнейдер – Крезо, имевших ряд незначительных преимуществ, то Артиллерийское бюро Металлического завода проработало возможность его установки на свой станок. При этом масса станка возрастала на 1,5 – 2 т, а для трех станков – на 7,5 т (с учетом массы дополнительных трубопроводов). Кроме того, на восстановление уравновешенности, то есть совпадения центра массы установки с осью вращения, потребовалось бы еще 2,5 т. Таким образом, увеличение веса одной башни составило бы 10 т, а всего на корабль – 40 т. Не отказываясь от этого накатника, Металлический завод напомнил МТК о том, что воздушные накатники 12-дм установок линейных кораблей типа «Андрей Первозванный», которые с незначительными изменениями использовались в новом проекте, уже прошли успешные испытания на морском полигоне, что, по мнению завода, позволяло гарантировать надежную работу воздушных накатников и в новых установках. Последний довод стал решающим.

26 июня 1909 года МТК вскрыл пакеты с ценами и сроками. Металлический завод был готов изготовить опытную трехорудийную установку за 1500 тыс. руб. в срок до 1 июня 1911 года, а четырех серийных для первого линкора по 1175 тыс. руб. каждая через два года после готовности опытной.

Путиловский завод при тех же сроках назначил цену за опытную установку 1470 тыс. руб., а за следующие – по 1185 тыс. руб. Такие цены для ГУК оказались полной неожиданностью, так как по сравнению со стоимостью установок линейных кораблей типа «Андрей Первозванный» цена возросла почти на 500 тыс. руб. ГУК потребовало объяснений и в августе 1909 года на одном из совещаний в Морском министерстве Начальнику Артиллерийского Конструкторского бюро Металлического завода А. Г. Дукельскому пришлось отстаивать заявленные цены. Их повышение завод связывал с новым уровнем требований, которые предъявлялись к трехорудийным башням. Это касалось и качества материалов и точности изготовления. Кроме того, более сложной была сборка установок, как в цеху, так и на линкорах. Металлическому заводу удалось убедить ГУК, что назначенная цена отражает реальное положение вещей. Поэтому 2 октября 1909 года ГУК приняло решение:

– чтобы остаться в рамках отпущенных денег, отказаться от изготовления опытной установки для Морского полигона,

– предоставить компании СПб Металлического завода изготовление четырех башенных установок по заявленной ею цене 1175 тыс. руб. за установку,

– изготовление четырех башенных установок для второго корабля по чертежам Металлического завода передать Обуховскому заводу по цене 1060 тыс. руб. за установку,

– на изготовление оставшихся восьми установок объявить конкурс с участием Обуховского, Путиловского и Металлического заводов и ОНЗиВ.

Таким образом, Металлический завод получил заказ на установки для линкора «Севастополь», а Обуховский – для «Петропавловска». Заказы на оставшиеся установки распределили лишь в следующем 1910 году: Металлический завод – для «Полтавы», Путиловский – для линкора «Гангут» (те и другие по 106 тыс. руб. за установку). Разница 460 тыс. руб. в цене между установками первого и последующих кораблей и составила премию заводу за лучший проект.



Сборка артиллерийской установки на Металлическом заводе

Оглавление книги


Генерация: 0.172. Запросов К БД/Cache: 0 / 0