Глав: 6 | Статей: 16
Оглавление
В книге освещена история проектирования, строительства и боевой службы германских дредноутов – линейных кораблей типа "Нассау". Подробно дано описание устройства этих кораблей. Описаны морские операции и сражения первой мировой войны и, в первую очередь, Ютландского боя, в котором участвовали эти корабли.

Предисловие

Предисловие


В 1890-х годах во всех флотах мира при проектировании новых кораблей стали придавать особое значение наличию на броненосцах средней артиллерии. "Град попаданий" от большого количества скорострельных орудий среднего калибра, по мнению многих морских специалистов, должен был оказать решающее воздействие на противника. Но уже вскоре выяснилось, что общепринятый калибр средней артиллерии 152 мм оказался недостаточным как из- за сравнительно небольшой эффективности воздействия на цель, так и в связи с ожидавшимся увеличением дистанции боя. Поэтому на кораблях появился еще один калибр орудий, получивший наименование "промежуточный", и применяемый либо совместно, либо взамен артиллерии противоминного калибра, а также как совместно с главным, так и с противоминным. Первым кораблем, на котором получила реализацию такая концепция вооружения, стал итальянский броненосец "Регина Маргарита" (1901 г.. 13400 т, 4 305-мм, 4 203-мм, 12 152-мм. 20 76-мм. 2 47-мм, 20,2-20.5 уз.).

В Германии этому примеру не последовали. Хотя на додредноутах типа "Брауншвейг" калибр средней артиллерии увеличили со 150 до 170 мм. но одновременно увеличили и калибр главной артиллерии с 240 мм до 280 мм, сохранив тем самым соотношение калибров главной и средней артиллерии. Таким образом, преимущество в артиллерии среднего калибра, явно выраженное на додредноутах типа "Кайзер Фридрих III" и "Виттельсбах", снова уменьшилось, и изменившееся соотношение между артиллерией главного и среднего калибра вновь восстановилось на додредноутах типа "Брауншвейг". Напротив, все остальные морские державы приняли на вооружение принцип "промежуточной" артиллерии, калибр которой в разных флотах составлял 194. 203, 234 и 254 мм, а количество орудий колебалось от четырёх до двенадцати. Орудия устанавливались в одно или двухорудийных башнях и, частично, в казематах и располагались, в основном, в средней части корабля.

Прошло несколько лет, и эта концепция оказалась несостоятельной. Выяснилось, что промежуточный калибр является не усилением средней артиллерии, а частью артиллерии главного калибра, причем, далеко не равноценной её частью, так как при одновременной стрельбе двумя калибрами появлялись большие трудности в управлении стрельбой, особенно в процессе пристрелки и при стрельбе на больших дистанциях. Метод пристрелки недавнего прошлого посредством наведения орудий через прорезь прицела уступил место постоянно совершенствующейся системе централизованного управления артиллерийским огнем. Это, в свою очередь, неизбежно привело к появлению новой концепции артиллерийского вооружения кораблей, известной как "all big gun one calibre battleship". В 1900 г. эти соображения смог привести Первый морской лорд британского Адмиралтейства адмирал Фишер, а чуть позже подобные выводы были сделаны и в американском флоте.

В 1903 г. известный итальянский кораблестроитель Куниберти, в порядке обсуждения, предложил проект, основные идеи которого выразил в статье "Идеальный броненосец для английского флота", указывая в ней на тактическую ценность быстроходного тяжеловооружённого корабля, хотя главные боевые и технические характеристики подобного корабля – двенадцать 305-мм орудий (восемь в четырёх двухорудийных башнях в оконечностях и по бортам и четыре в бортовых башнях), броня до 305 мм на ограниченной площади по ватерлинии, скорость 24 уз. – вряд ли могли быть воплощены в указанном водоизмещении 17000 т, разве что пришлось бы пойти на сильное ограничение бронирования по площади.

Таким образом, можно только относительно считать, что дальнейшее развитие линейных кораблей, и, как следствие этого, постройка линкора "Дредноут", были вызваны опытом русско-японской войны. Война лишь подтвердила правильность направления уже существовавших концепций у некоторых морских держав.

Согласно Кеппен [3]: "С постройкой "Дредноута" (спущен на воду в 1906 г.) Англия перешла к типу линейного корабля, с которого начинается эпоха больших линейных кораблей этого типа. Скорость хода и водоизмещение, а также калибр тяжёлой артиллерии, возраставшие до сих пор постепенно, теперь сделали большой скачок вверх. Германия принуждена была последовать за постройкой таких кораблей и вышла за пределы, допускаемые размерами шлюзов Кайзер-Вильгельм канала. Но в то время как на английских кораблях нового типа отсутствовала артиллерия среднего калибра, на германских кораблях она была сохранена (12 150-мм орудий) и установлена за казематной бронёй".

Появление английского линкора "Дредноут" (1906 г.) ознаменовало возникновение линейных кораблей нового поколения. Его постройка произвела сенсацию в кораблестроительных кругах, привлекла всеобщее внимание и оказала влияние на планирование кораблестроительных программ основных морских держав. Этот корабль заставил пересмотреть все проекты строящихся и планируемых к постройке кораблей. В течение года в мире не было заложено ни одного линкора. С 1907 г. гонка морских вооружении началась с новой точки отсчёта.

Грандиозными оказались не его размеры, которые превосходили находящиеся в постройке корабли в Англии и в других странах самое большее на 2000 тонн, что составляло только 10%, исходя из водоизмещения 18000 тонн для кораблей, строящихся в то время в нескольких странах. Увеличение водоизмещения корабля на 2000 т не являлось неожиданностью – прогресс в кораблестроении неизбежно привел бы к этому. Более важным был переход к единому калибру главной артиллерии и отказ от "промежуточного" калибра. "Дредноут" обладал громадным преимуществом своей главной артиллерии, состоящей из десяти 305-мм орудий.

Однако следует отмстить, что с позиции объективной истории военной техники приоритет этой концепции принадлежит другому кораблю – американскому линкору "Мичиган", проект которого был разработан ещё в 1904 г. То, что целую эпоху военного кораблестроения назвали именем английского корабля, исходило из сильного влияния, которое оказывала первая морская держава мира – "владычица морей", и более раннего ввода в строй линкора "Дредноут".

Постройка этого корабля, проведенная в рекордно короткие сроки [в целом проект закончили к апрелю 1905 г., официальная закладка 2 октября 1905 г. (фактически в мае 1905 г., когда первые листы металла действительно легли на стапель), спуск на воду 10 февраля 1906 г., готовность к ходовым испытаниям 3 октября 1906 г.], оказалась возможной благодаря многочисленным организационным мероприятиям, принятие и проведение которых велось самым решительным образом. Это: внедрение усиленных темпов работ благодаря сосредоточению на постройке корабля большого числа рабочих (3000 человек из 6000 занятых на верфи), заблаговременное размещение заказов на материалы, оборудование и устройства, унификация многих конструктивных элементов, изготовление многих элементов корабля ещё до его закладки на стапеле, а также использование предназначенных для других строящихся кораблей 305-мм орудий.

Благодаря содержанию в глубокой тайне основных конструктивных элементов корабля должен был усилиться момент неожиданности и превосходства англичан. Строительство корабля велось в обстановке строгой секретности, но все-таки некоторые сведения просочились в печать и стали доступны общественности. Попутно иностранным морским державам продемонстрировали превосходные производственные возможности британских верфей.

Для Великобритании постройка "Дредноута" имела не только положительные, но и отрицательные стороны. Все значимые морские державы Германия, Япония, Франция, Италия и, как уже говорилось, США немедленно приняли и подхватили брошенный им вызов. П оявление подобных кораблей в других странах сразу ставило многочисленные английские броненосцы во второй ряд. Поэтому многие страны, до этого и не мечтавшие о соперничестве с британским флотом, теперь могли позволить себе такую роскошь, так как Англии приходилось как бы вновь, с нуля создавать свою морскую мощь, основанную на большом флоте додредноутов. Но для этого требовалось принять новые обширные и дорогостоящие кораблестроительные программы, и здесь приоритет "Дредноута" давал Британии большие преимущества и фору в виде выигрыша времени.

Появилась возможность осуществить такой громадный скачок в боеспособности кораблей, который для многих стран в ближайшее время был непреодолим (несмотря на то, что уже строились коммерческие суда огромных размеров). Разрыв в величине водоизмещения для большинства морских держав был незначительный, создание вооружения и броневой защиты было скорее количественной, чем качественной стороной проблемы. Большее значение имела громадная стоимость подобных работ, поэтому существовала возможность того, что некоторые морские державы не примут участия в "дредноутской гонке". Но они должны были это сделать, если не желали допускать падения своего престижа.

Для Германии финансовые вопросы всегда имели громадное значение. Деньги тратились очень экономно, и в отношении военно-морского флота особенно наглядно это демонстрировали в периоды, когда требовалось строить корабли с большими размерами. И в данном случае это подтвердилось, так как увеличение водоизмещения корабля было значительным. В сравнении с предшествующими линкорами типа "Дёйчланд" прирост водоизмещения "Нассау" составил 43% (5682 т). До "Нассау" в Германии сдерживались размеры строящихся кораблей, что диктовалось как экономическими, так и внешнеполитическими причинами. Большое значение имели ограниченные размеры существующих доков, которые не могли строить и обслуживать, и шлюзов Кайзер-Вильгельм канала, которые не могли пропускать корабли большого водоизмещения. Также было очень велико увеличение стоимости кораблей – один линкор-додредноуттипа "Дёйчланд"стоил около 23 млн. марок, в то время как каждый дредноут типа "Нассау" обошелся казне примерно в 37 млн. марок.

Но за увеличение инфраструктуры гаваней, на что часто в других странах не обращали должное внимание, в Германии взялись с самого начала постройки линкоров. Для немецкого морского командования, планировавшего значительный прирост флота, становилось ясно, что без кардинальных и дорогостоящих работ по расширению мест строительства и базирования флота не обойтись.

Не менее важно было и то, что. решившись на строительство таких кораблей, страна обрекла себя на громадные расходы, связанные с обеспечением их базирования. – дноуглубительные работы в гаванях, расширение судоходных каналов и шлюзов (в первую очередь Кайзер-Вильгельм канала) и вложение больших средств в развитие судостроительной промышленности. Отказ от этих дополнительных расходов мог поставить Германию в невыгодное стратегическое положение, которое ранее уже имело место – до открытия Кайзер-Вильгельм канала в 1895 г. немецкий флот стратегически делился на эскадры Северного и Балтийского морей.

Поэтому многие работы начались гораздо раньше появления первого дредноута, что позволило растянуть требовавшиеся крупные финансовые вложения (250 млн. марок или 12,5 млн. фунтов стерлингов) на более длительный срок. Поэтому ещё в 1901 г. в Вильгельмсхафене на казенной верфи началось удлинение и расширение эллинга № 2, а также строительство трех сухих доков №№ 4. 5 и 6. Одновременно с этим обновлялось и увеличивалось портовое оборудование, строился новый входной канал № 3 в порт. Большинство этих мероприятий закончили до 1909 г. 15 октября 1909 г. входной канал № 3 Кайзер-Вильгельм канала впервые использовали линкоры "Нассау" и "Вестфален".

Замедление работ на различных строительных объектах возникло из-за тяжёлого грунта. Особенно это сказалось при расширении эллинга № 2, на котором строился "Нассау". Работы на нём окончательно закончили лишь незадолго до спуска корабля на воду. Такая же ситуация сложилась в 1936-1937 гг. при дальнейшем расширении этого же эллинга, когда там уже строился линкор "Тирпиц". Кроме того, финансовые трудности не позволили ранее 1907 г. выделить средства на углубление и расширение участков КайзерВильгельм канала. Все работы там были закончены только к началу войны 1914 г.

Таким образом, судостроительная инфраструктура военно-морского флота Германии, благодаря предусмотрительности и своевременному планированию военно-морского ведомства во главе с Тирпицем, каждый раз росла и совершенствовалась в соответствии с поставленными задачами. Иначе обстояло дело с германскими частными верфями, которые требовали обновления для строительства больших военных кораблей, включая эллинги, которых не хватало даже для строительства крупных торговых судов. К тому же их размеры не позволяли строить дредноуты.

Линейный корабль "Нассау" стал головным в серии германских кораблей. С ним нельзя сравнивать даже столь известные и нашумевшие в истории военного флота "карманные линкоры" типа "Дёйчланд" времен второй мировой войны. И дело здесь не столько относится к военной точке зрения (это были первые в Германии дредноуты) – появление этих кораблей означало, что кайзеровская Германия приняла вызов, брошенный Великобританией постройкой "Дредноута", в вопросе о господстве на море.

Инициатор постройки "Дредноута" Первый морской лорд Великобритании адмирал Сэр Джон Фишер полагал, что в результате роста размеров и водоизмещения линкоров и линейных крейсеров можно будет добиться окончательного превосходства по отношению как к Германской империи, так и к другим морским державам. Тирпиц был вынужден пересмотреть свой первоначальный план строительства флота. Но его надежды истощить Великобританию гонкой морских вооружений не оправдались. Однако момент для перевооружения флота Германия выбрала вполне подходящий, ибо второй "рычаг" Антанты (антигерманской коалиции) Россию в результате поражения в русско-японской войне ещё долгое время нельзя было рассматривать как морского соперника.

Экономическая проблема строительства дредноутов для Германии имела всеобъемлющее значение. Всплыли все уже несколько подзабытые опасения восьмилетней давности. Не окажется ли, что потраченные на инфраструктуру флота средства сделают иллюзорным дальнейшее строительство самого флота? Не отнимет ли флот у армии столь необходимые ей средства? Не окажется ли вообще Германия на пороге войны с более мощными державами? Решение могло быть только в полном обновлении и перераспределении статей бюджета и увеличении смет на строительство флота. Таким образом, вопрос выносился на государственный уровень финансовой политики и не мог быть решен без обсуждения его, помимо морского министерства, политическим руководством, рейхсканцлером, министерством иностранных дел и министерством финансов.

С военно-технической точки зрения вопрос должен был согласовываться руководством флота, главным управлением департамента проектирования во главе с вице-адмиралом Эйкштедом и военно-морскими инспекциями. Причем было заранее известно, что требования флота о повышении мощи орудий и обеспечении защиты, несмотря на все технические ухищрения, нельзя было осуществить на кораблях прежних размеров. Кроме того, благодаря влиянию Тирпица были выделены немалые суммы для проведения опытов по непотопляемости на плавающем отсеке линкора новой конструкции.

В целом, при проектировании кораблей принципиально нового типа, немецким конструкторам пришлось решать различные сложные технические задачи, большинство из которых не отличались от таковых в других морских державах. Однако ряд проблем в немецком флоте решался иначе. В первую очередь вопрос о выборе калибра главной артиллерии и его размещении на корабле.

При обсуждении проекта главный калибр новых кораблей не вызвал споров, хотя артиллерийская инспекция настаивала на больших калибрах (до 305 мм). Морское командование считало важнее установить скорострельные орудия меньшего калибра. Такая же точка зрения господствовала в то время и во Франции. И представители морского командования, и конструкторы остановились на 280-мм калибре. Но вопрос об увеличении калибра до 305-мм также обсуждался. Было ясно, что строительство кораблей нельзя откладывать из-за неготовности 305-мм орудия и башенной установки.

Намерения морского командования подкреплялись очень тщательно проведенными сравнительными артиллерийскими испытаниями, показавшими приблизительную равноценность британского 305-мм орудия и нового германского 280-мм орудия образца 1907 г., предназначенного для линкоров типа "Нассау" (как и линейного крейсера "Фон-дер-Танн") с длиной ствола 45 калибров (вместо 40 калибров на додредноутах типа "Дёйчланд") в сочетании с предложенным Круппом новым бронебойным снарядом. 280-мм снаряд весом 305 кг развивал начальную скорость 820 м/с и при возвышении орудия 20° достигал дальности стрельбы 18,9 км. Позже, с принятием на вооружение нового снаряда, дальность стрельбы увеличилась до 20.4 км. По официальным немецким данным, пробивная способность орудия у дульного среза составляла для стальной плиты 889 мм. Благоприятные результаты испытаний оказались основной причиной, почему артиллерийская инспекция согласилась с доводами флотского командования, и "Нассау" получил орудия именно такого калибра.

Разногласия были и в вопросе размещения главного калибра. Хотя идеальное расположение башен в диаметральной плоскости уже вырисовывалось в некоторых проектах (например, "Саут Каролина" в США), однако против этого имелись такие возражения, как решение установить на "Нассау" довольно громоздкие паровые машины. Более значительным фактором было желание иметь достаточно большой "резерв" орудий. Объяснялось это тем. что немецкое командование, по опыту русско-японской войны, полагало, что кульминационным моментом генерального сражения всё ещё является так называемая "свалка". При этом решающее значение как для отступающей, так и для нападающей стороны будет иметь равномерно распределенный во все стороны огонь тяжелой артиллерии.

Чисто "диаметральное" (по ДП) расположение башен появилось в германском флоте лишь на линкорах типа "Кёниг", когда введение турбин на флоте создало для этого соответствующие условия и технические возможности.

Таким образом, Германия оказалась вполне готова к строительству дредноутов. Принятие этой программы в Рейхстаге не вызвало особых трудностей. Уже при первом чтении (6-13 марта 1906 г.) при обсуждении морского бюджета на 1906/07 финансовый год и Дополнения к закону о флоте 1906 г. предложения о строительстве кораблей одобрили большинством голосов. При втором чтении на Пленуме (26-29 марта) против высказалась только Социалистическая партия (43 депутата из 397). Две другие – Партия свободомыслия и Лига Свободомыслия (в общей сложности 42 депутата) – высказались за принятие программы "ограниченно". 19 мая, при третьем чтении в Пленуме, программа была принята большинством голосов.

Путь для немецкого дредноутостроения был открыт, и уже в самое ближайшее время казенная верфь в Вильгельмсхафене получила заказ на строительство линкора "Эрзац Баерн" – будущего "Нассау".

Оглавление книги


Генерация: 0.178. Запросов К БД/Cache: 0 / 0