Глав: 6 | Статей: 16
Оглавление
В книге освещена история проектирования, строительства и боевой службы германских дредноутов – линейных кораблей типа "Нассау". Подробно дано описание устройства этих кораблей. Описаны морские операции и сражения первой мировой войны и, в первую очередь, Ютландского боя, в котором участвовали эти корабли.

Артиллерия главного калибра

Артиллерия главного калибра

На линкорах типа "Нассау" артиллерию главного калибра из двенадцати 280-мм скорострельных морских орудий (типа SKL/45 с длиной канала ствола 45 калибров – 12600 мм в башенных лафетах на поворотной орудийной платформе образца 1907 г.) попарно установили в шести статически уравновешенных (отбалансированных) орудийных башнях. Важным нововведением было применение на них башенных дальномеров.

Орудия разместили на спаренных лафетах с возможностью раздельного вертикального наведения в башенных установках новой конструкции. Согласно Conwey [7], вес ствола 280-мм орудия с затвором составлял 39,17 т, против 58 т 305-мм орудия линкора "Дредноут".

Каждый орудийный ствол имел для отката салазки. Лафеты установили во вращающиеся орудийные столы, опиравшиеся на расположенные в неподвижных основаниях барбетов шаровые опоры.

Согласно Conwey [7], угол возвышения составлял + 20° с дальностью стрельбы 20400 м (110 кбт.); согласно Groner [8] и источнику [11], угол снижения стволов орудий -6°. угол возвышения +20° с дальностью стрельбы 18900 м (102 кбт.). позже, с принятием на вооружение нового снаряда, дальность стрельбы увеличилась до 20400 м (110 кбт.); согласно источнику [10]. угол возвышения +20° с дальностью стрельбы полным зарядом 21000 м (113 кбт.).

Установки обеспечивали угол возвышения орудий +20°, угол снижения для бортовых башен -6°, а для башен в оконечностях -8°, поскольку на кораблях были установлены башни двух (имевших некоторые отличия)типов.

Бортовые башни более раннего выпуска носили литерное обозначение Drh.L.C/06 – вращающийся лафет образца 1906 г. и занимали пространство до броневой палубы, установленные по ДП башни Drh.L.C/07 – вращающийся лафет образца 1907 г.. занимали пространство до нижней палубной платформы.

Основные различия были вызваны тем. что бортовые башни, несмотря на большую ширину корабля, из-за недостатка места пришлось устанавливать так, что барбеты почти касались бортов корабля. Вследствие этого нельзя было расположить транзитные элеваторы между погребом боезапаса и башней, поскольку элеваторы и загрузочная камера попали в район противоминной защиты. Вместо этого спроектировали и установили бронированные элеваторы, которые проходили из находящегося за противоминной переборкой погреба боезапаса в расположенную под погоном башни батарейную палубу.

Снаряды и заряды поднимали из находящегося в подводной части корабля погреба боезапаса по вертикальному бронированному элеватору на батарейную палубу, расположенную ниже вращавшейся вместе с башней орудийной платформы. Там, внутри барбета боеприпасы выгружали из элеватора, перевозили на специальной тележке на то место, где располагался подъёмник в башню, который подавал их на линию заряжания для последующей его досылки в канал ствола. Таким образом создали перегрузочную камеру.

Другую конструкцию использовали для 280-мм орудийных башен линейных крейсеров и спроектированных позднее 305-мм орудийных башен. Вскоре после 1890 г. начали применять вращающуюся орудийную платформу с подвешенным к ней элеватором боеприпасов. Впервые её установили на английском броненосце "Цезарь" (1895 г.) и в Германии на двух первых броненосцах типа "Кайзер" частично (носовые башни), на трех остальных полностью.

Здесь перегрузочная камера имела другую конструкцию и расположение: она и нижний элеватор, который выходил из погреба боеприпасов позади орудий, подвешивались к погону башни и вращались вместе с ней. Соединяющим звеном между погребом боеприпасов и бронированным подъемно-транспортным устройством в погребе боеприпасов был так называемый круговой вагон, то есть узкая вращающаяся платформа в погрузочном помещении погреба. При этом получалась значительно большая скорость стрельбы (три выстрела в минуту на ствол), чем при транзитном элеваторе, когда каждый раз производились две перегрузки на пути из порохового погреба до орудия.



Линейные корабли типа "Нассау"

(Поперечный разрез корпуса в районе миделя с указанием отсеков конструктивной подводной защиты)

Этому преимуществу сопутствовал тогда ещё неизвестный недостаток конструкции, проявившийся при попадании снаряда в скопление зарядов в перегрузочной камере. На линейном крейсере "Зейдлиц" в бою у Доггер-Банки 24 января 1915 г. это привело к выходу из строя башни и тяжёлым людским потерям. На 380-мм орудийных башнях линкора "Баерн" с самого начала отказались от перегрузочных камер, поскольку манипуляции со снарядами и зарядами такого большого веса были невыполнимы. Снова были установлены транзитные элеваторы и удовлетворились меньшей скорострельностью. Этот, различающийся только в деталях, способ подачи боеприпасов башен главного калибра сохранился до конца постройки линейных кораблей, поскольку он оказался наиболее целесообразен.

В целях унификации, чтобы иметь одинаковый тип башен на корабле, для "Нассау" и "Вестфалена" выбрали бронированные элеваторы, так-же и для расположенных по ДП башен. Однотипные с ними линкоры "Рейнланд" и "Позен" получили концевые башни уже с подвешенными к погонам элеваторами и перегрузочными камерами. Точно такие же бортовые башни смогли установить на следующем за ними линкоре "Остфрисланд", но уже дальше от борта вследствие большей ширины корабля.

Для более тщательной и надёжной работы всей башни, ускорения подачи боеприпасов, поворота башни и наводки орудия требовалось применение электрических или гидравлических приводов. В отличие от ранее построенных додредноутов, имевших башни с гидравлическим приводом, на новых кораблях немцы выбрали систему горизонтальной и вертикальной наводки с электроприводом. Электродвигатели соответствующей мощности установили на лафетах и поворотной орудийной платформе. Кроме того, наведение орудий можно было осуществлять и вручную.

В погребах боезапаса снаряд, основной и добавочный полузаряды перемещали при помощи механических устройств и приспособлений. Из погреба их подавали в перегрузочное отделение с помощью жёстких двойных подъёмников с электроприводом (элеваторов) или вручную. Отсюда при каждом заряжании посредством расположенного на лафете подъёмника с электроприводом боеприпасы поднимали в башню. В каждой башне имелось четыре подъемника, два для снарядов и два для зарядов. Для каждого ствола в качестве резервного имелся вспомогательный элеватор, осуществлявший подъём из перегрузочного отделения. Кроме того, все подъёмники и элеваторы имели ручной привод.

В перегрузочном отделении на батарейной палубе боеприпасы доставляли специальными транспортными устройствами в подъёмник и с его помощью к орудиям. Механизм для перегрузки боеприпаса в перегрузочное отделение разместили внутри башенного подкрепления. Для возврата боеприпаса в погреб и для смены типа снаряда снаружи башни предусмотрели подъёмник с ручным приводом, а для обмена снарядов между башнями использовали рельсовый путь на батарейной палубе. Для этой же цели в средней продольной переборке погребов боезапаса между 41 и 46-м шп. и 62 и 67- мшп. установили водонепроницаемые двери.

Погреба боезапаса расположили под башнями. Для перемещения боеприпасов в погребах использовали лебёдки как ручные, так и с электроприводом. Из погреба боеприпасы подавались с помощью подъёмников с электроприводом или вручную. В качестве резервного использовали лебёдки с ручным приводом. Рельсовый путь на промежуточной палубе, двери и сквозные проходы в подбашенных подкреплениях обеспечивали возможность транспортировки боеприпасов между отдельными башнями.

Во всех башнях снарядные и зарядные погреба расположили в подбашенном отделении. Снаряды и заряды хранили в стеллажах. Снарядные погреба находились на днище трюма под размещёнными на палубных платформах зарядными погребами, сгруппировав их ближе к ДП.

Погреба боеприпасов оборудовали рефрижераторными установками (кроме снарядных погребов бортовых башен), искусственной вентиляцией, и их можно было при необходимости затопить пли осушать посредством гибкого прорезиненного рукава.

Не возникло особенных вопросов п в отношении размещения башен. Все предшествующие проекты предполагали одинаковое расположение главной артиллерии, или как тогда говорили, "шесть башен по углам шестиугольника". Казалось, ничто иное никогда не будет приниматься во внимание.

В Англии при проектировании "Дредноута" и следующих за ним линкоров при расположении орудийных башен большое внимание уделялось направлению действия дульных газов при стрельбе. Конечно, в любом флоте этот фактор принимался во внимание, но для Англии он имел особенно важное значение, так как конструкция и месторасположение башенного колпака для установки прицела английских орудийных башен оказалось очень неудачным из- за воздействия на него дульных газов от орудий соседних башен. Это явилось основанием для знаменательного, но малоизвестного факта, отмеченного О. Парксом: "До линкоров типа "Куин Элизабет" на английских линкорах не смогли применить линейновозвышенное расположение башен. При этом были упущены существенные выгоды подобного расположения" (O. Parkes. "British Battleships").

Иначе к этому вопросу подошли в США. В ходе разработки проекта линкоров типа "Мичиган" здесь провели ряд опытовых стрельб, в результате которых выяснилось, что существовавшее до этого специальное прикрытие колпаков не выдержало испытаний. Был предпринят ряд специальных мер, направленных на ликвидацию этого недостатка, включая экранирование башенных колпаков по боковым стенкам. Это позволило создать корабль, ставший первым к мире линкором с классическим расположением двух линейно-возвышенных орудийных башен по оконечностям корабля.

В Германии смогли провести подобные испытания несколько позже, специально для линкоров типа "Кайзер", когда было решено применить на них линейно-возвышенные башни. Опыты проводились на полигоне Меррен, где уже была смонтирована башенная установка с двумя 280-мм орудиями для испытания брони последующих башенных установок. Во время проведений стрельб полученные замеры давления внутри башни, особенно в районе башенной амбразуры, показали, что стрельбу поверх крыши находящейся впереди башни можно вести без всяких опасений. В это время в строю флота Открытого моря уже почти год числился линейный крейсер "Мольтке" с линейно-возвышенным расположением кормовых башен.

Что касается линейно-возвышенного расположения башен на первом американском дредноуте "Мичиган", то в основе его проекта лежало не стремление получить возможно большие углы обстрела, а мощный бортовой залп при ограниченной длине цитадели и всего корабля вследствие жёсткого ограничения в водоизмещении (16 000 т), разрешенные Конгрессом США для новых линкоров. Не случайно, что подобное расположение башен стало классическим для линкоров гораздо позже, но ещё до этого были опробованы различные промежуточные решения – диагональное размещение средних башен, возвышенные башни в корме и другие.

К линейно-возвышенному расположению немцы и англичане, как и все другие страны, кроме США, ещё не пришли. Принятая же для проекта большая ширина корабля вполне позволяла разместить башни как это было сделано, чтобы иметь "огневой резерв" – так или примерно так размещались башни главного и промежуточного калибров на большинстве кораблей во всех флотах мира. Если исходить из этих соображений, то сходное размещение орудийных башен на линкорах "Дредноут" и "Нассау" можно хоть как-то объяснить, хотя оно. несомненно, означало нерациональное увеличение веса и личного состава, на "Дредноуте" меньше, на "Нассау" больше.

Таким образом, и англичане и немцы, учитывая опыт постройки и эксплуатации линкоров "Дредноут" и "Нассау", пришли к выводу, что в дальнейшем каждой орудийной башне необходимо создавать максимально допустимый сектор обстрела и всем башням обеспечить возможность ведения огня на оба борта. На артиллерию среднего калибра этот принцип не распространялся, поскольку небольшие потребности в весе и личном составе позволяли устанавливать её на корабле в значительном количестве.

У кормовой башни "D" ось вращения на всех линкорах располагалась по ДП на 23 1/2-м шп., у носовой башни "А" ось вращения располагалась по ДП на 83 1/2-м шп.. в передних бортовых башнях "В" (ПрБ) и "F" (ЛБ) оси вращения располагались на 64 1/2-м шп. и на 8,4 м от ДП. и в задних бортовых башнях "С" (ПрБ) и "Е" (ЛБ) оси вращения располагались на 43 1/2-м шп. и на 8,9 м от ДП. Расстояние между осями вращения носовой "А" и кормовой " D " башен составляло 72 м. между осями кормовой " D " и задних бортовых "С" и "Е" 24 м, между осями задних "С" и " Е" и передних "В" и " F " бортовых 25,2 м. между осями последних и носовой башни "А" 22,8 м.

Расстояние между осями вращения носовой "А" и кормовой "D" башен составляло 72 м. что с учетом внутреннего диаметра барбета 7,8 м требовало установки главного броневого пояса длиной не менее 79.8 м (фактически установили пояс длиной 78 м или 54% длины корпуса по КВЛ). против, соответственно. 67,8 м и 56% длины корпуса между перпендикулярами у додредноута "Дёйчланд" и около 90 м и 58% по КВЛ у линкора "Дредноут".

На линкорах типа "Нассау" сектора ведения огня башен составляли 280° для кормовой и носовой башен и 160° для всех бортовых. В сумме это составляло 1200° или по 200° на башню. При этом в различных секторах ведения огня действовало разнос число орудий. Погонный огонь в секторе 355°-5° (10°) и ретирадный в секторе 175°-185° (10°) могли вести шесть орудий. В секторе 5°-25°(20°) четыре орудия. 25°-40° (15°) шесть, 40°-140° (100°) восемь, 140°-155° (15°) шесть, 155°-175° (20°) четыре, ретирадный 175°-185° (10°) – шесть, 185°-205° (20°) четыре, 205°-220° (15°) шесть, 220°-320° (100°) восемь, 320°-335° (15°) шесть, 335°-355° (20°) четыре. Причём восемь орудий действовали в двух секторах обстрела, суммарно 200°; шесть в шести секторах обстрела, суммарно 80°; четыре в четырёх секторах обстрела, суммарно 80°. Погонный огонь в секторе 60° и ретирадный 40° могли вести четыре орудия.

На линкоре "Дредноут" сектора ведения огня башен составляли 285° для носовой башни. 300° для кормовой. 180° для двух бортовых и два сектора по 130° для четвертой башни. В сумме это составляло 1205° или по 241° на башню. При этом в различных секторах ведения огня действовало разное число орудий. Строго по носу и корме огонь могли вести шесть орудий. В секторе 0°-30° четыре орудия, 30°-142°30" (112°30') восемь, 142°30'-160° (17°30') шесть, 160°-200° (40°) четыре, 200°-217°30' (17°30') шесть, 217°30'-330° (112°30') восемь, 300°-0° (30°) четыре. Причём восемь орудий действовали в двух секторах обстрела суммарно 225°; шесть в двух секторах суммарно 35°: четыре в четырёх секторах суммарно 100°.

При высоте осей орудий над палубой 2,34 м высота осей орудий над КВЛ составляла для носовом башни "А" "Нассау" 7,75 м ("Позен" и "Рейнланд" 7.815 м), кормовой "D" "Нассау" 7,65 м ("Позен" и "Рейнланд" 7,745 м) и всех бортовых "Нассау" 7,6 м ("Позен" 7.715 м, "Рейнланд" передних "В" и "F" 7,725 м и задних " С " и " Е " 7,715 м).

Орудия стреляли двумя ("Рейнланд" тремя) типами снарядов одинакового веса по 305 кг (согласно Conwey [7], 302,4 кг) с начальной скоростью у среза ствола орудия 820 м/с.

Общий боекомплект (боевой запас) артиллерии главного калибра составлял 900 выстрелов (75 на ствол). Согласно источникам [10] и [11], штатный боезапас "Нассау" и "Позен" включал 720 полубронебойных снарядов [L/3,2 (Psgr- Panzersprenggranaten)] длиной 3,2 калибра (896 мм) с донным взрывателем и 180 сплошных стальных снарядов (болванок) [L/3 (Stvg-Stahvollgeschossen)] длиной 3 калибра (840 мм), соответственно, 60 и 15 на ствол; согласно источнику [12], штатный боезапас "Рейнланд" равнялся 180 фугасных L/3,2 длиной 3,2 калибра (896 мм). 540 полубронебойных L/3.2 и 180 сплошных стальных снарядов (болванок) L/3. соответственно. 15, 45 и 15 на ствол, а также 900 полных зарядов (Pulverladung) к ним, против 800 или по 80 на ствол у линкора "Дредноут".

Полубронебойный снаряд длиной 3,2 калибра (896 мм) с донным взрывателем имел разрывной заряд (2.88) кг (2%). Окраска: красный с чёрной головкой. Второй тип длиной 3 калибра (840 мм) представлял собой сплошной стальной снаряд (болванку) с бронебойным колпачком. Окраска: голубой с чёрном окантовкой.

Единый для всех снарядов полный заряд состоял из основного полузаряда и добавочного. Важной особенностью было применение латунных гильз для основных полузарядов. Для добавочных полузарядов по-прежнему применялись двойные шелковые картузы и латунные пеналы, из которых заряды вынимались только перед заряжанием. Вес полного заряда равнялся 144,6 кг, включая 99 кг пороха марки RPC/06 (Rohrenpulver) образца 1906 г. Основной полузаряд весил 119 кг, включая 75 кг трубчатого (макаронного) пороха и гильзу весом 44 кг, добавочный 25,6 кг. включая и 24 кг пороха и шелковый картуз, против 117 кг кордита MD-45 (нитроцеллюлозного бездымного пороха) у линкора "Дредноут".

Сплошной стальной снаряд (болванка) длиной 3 калибра на дистанции 1000 м под углом встречи 60-90° пробивал 600-мм плиту прокатанной железной брони. 420-мм плиту брони-компаунд и 300-мм плиту поверхностно закалённой стале-никелевой брони. Полубронебойный снаряд длиной 3,2 калибра с донным взрывателем при попадании в плиту закалённой стале-никелевой брони под углом встречи 90° на дистанции 4000 м пробивал 413-мм плиту, на дистанции 8000 м – 319-мм. По официальным немецким данным, пробивная способность орудия у дульного среза составляла для стальной плиты 889 мм.

Сила отдачи орудия при стрельбе полным (основной и добавочный полузаряды) зарядом составляла 220 т, уменьшенным (основной полузаряд) 130 т. Конструкция 280-мм орудия обеспечивала прицельную скорострельность три выстрела в минуту.






На линкоре "Рейнланд": до (два фото вверху) и во время стрельб

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.299. Запросов К БД/Cache: 0 / 0