Глав: 7 | Статей: 7
Оглавление
В 1945 году на Ленинградском Кировском заводе началось проектирование нового сверхтяжелого танка, получившего обозначение «Объект 260», а позже ИС-7. В конструкции этой боевой машины, воплотившей в себе весь опыт войны, было реализовано множество новаторских решений — самая мощная в мире 130-мм танковая пушка с механизированным заряжанием и силовыми электроприводами, 8 пулеметов, непробиваемый 150-мм «щучий нос» и 210-мм лоб огромной литой башни, превосходная эргономика, совершенная подвеска на пучковых торсионах, могучий 1050-сильный дизель с эжекционной системой охлаждения, гусеница с резинометаллическим шарниром и многое другое. На целое поколение опередив свое время, ИС-7 не имел себе равных ни по огневой мощи, ни по бронезащите, ни по маневренности и подвижности — 68-тонный колосс развивал скорость до 60 км в час!

Почему же этот СУПЕРТАНК, ставший венцом развития своего класса и уже готовый к запуску в серию, так и не был принят на вооружение? Когда в СССР начались работы по сверхтяжелым танкам, что поставило крест на судьбе КВ-3, как показали себя в боях под Ленинградом опытные КВ-220 и Т-150? И по чьей вине это перспективное направление было свернуто?

В новой книге ведущего историка бронетехники вы найдете исчерпывающую информацию не только о легендарном ИС-7, но и обо всей «линейке» «супертанков Сталина» — КВ-3, КВ-4, КВ-5, ИС-4, ИС-6, - а также об экспериментальных машинах, далеко опередивших свое время.

«СУПЕРТАНКИ» ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

«СУПЕРТАНКИ» ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

В годы Великой Отечественной войны работы по сверхтяжелым танкам практически не проводились. Это и понятно — в условиях эвакуации, отсутствия необходимых для выпуска боевых машин материалов, оборудования и кадров, было не до разработки сверхтяжелых машин. Тем не менее, несколько проектов было представлено на рассмотрение наркомата танковой промышленности и ГАБТУ КА. Справедливости ради следует сказать, что эти проекты были выполнены в виде эскизных проработок, и об их постройке речь не шла.

Так, в феврале 1942 года научно-исследовательский отдел Военной академии механизации и моторизации имени И.В. Сталина представил в наркомтанкпром проект танка прорыва массой в 70–75 т, защищенный броней в 150–100 мм, со 107-мм пушкой, спаренной с пулеметом ДТ в башне и двумя ДТ и огнеметом в корпусе. Экипаж машины состоял из пяти человек, в качестве силовой установки предполагалось использовать форсированный до 600–750 л.с. дизель В-2К, расчетная скорость движения — 30 км/ч. В проекте предполагалось значительное использование узлов и агрегатов серийных танков КВ, что, по мнению разработчиков, должно было облегчить серийное производство. В целом это фактически являлось некоей реинкарнацией вариантов КВ-3/КВ-4/КВ-5, но выполненных другими людьми. Все материалы по танку прорыва ВАММ направили в конструкторское бюро Кировского завода, но дальше рассмотрения проекта дело не пошло.

В апреле 1942 года отдел главного конструктора наркомата танковой промышленности представил на рассмотрение проект танка прорыва ИС (Иосиф Сталин). Машина имела следующие характеристики: масса -100 т, броня — 120–150 мм, вооружение -152-мм пушка-гаубица MЛ-20 и три пулемета ДТ в большой башне, 20-мм пушка и ДТ на зенитной установке в кормовой башне, два огнемета АТО-42 в корпусе, силовая установка — два спаренных двигателя В-2 общей мощностью 1200–1500 л.с., скорость — от 2,3 до 24 км/ч, экипаж — семь-восемь человек, длина — 8000–8300 мм, ширина — 4320 мм, высота — 3240 мм. Разработчики направили свое предложение не только руководству наркомтанкпрома, но и в Государственный Комитет Обороны. Однако проект одобрения и дальнейшего развития не получил.

Конечно, реализация данных проектов «в металле» без сомнения была бы сопряжена с рядом трудностей производственного и технологического характера, да и о боевой эффективности подобных машины можно поспорить. Но так как их разработку вели инженеры и конструкторы, знакомые с танкостроением, то при получении «добра» на изготовление, эти машины можно было бы «довести» до опытных образцов: помимо чертежей к проектам прилагались соответствующие расчеты и пояснения.

Но существовали и другие варианты тяжелых танков, и довольно в большом количестве. Их авторами были самые разные люди — солдаты и офицеры, рабочие и инженеры, колхозники и служащие. Основной объединяющей чертой этих проектов было то, что они в основной своей массе были не реализуемы «в металле» либо из-за технических ошибок, либо из-за неграмотности авторов. Но не стоит их упрекать — шла война, и люди старались всеми способами помочь фронту, в том числе и, предлагая проекты новых «неуязвимых» (как им казалось) танков. Вариантов таких машин было предложено довольно много — их направляли и в наркомат танковой промышленности (их рассмотрением занимался отдел главного конструктора НКТП), и в ГАБТУ КА (здесь существовал специальный отдел изобретений, который также давал заключения по различным предложениям и проектам).

Рассматривать варианты сверхтяжелых танков, предлагавшиеся различными авторами в годы Великой Отечественной войны, мы не будем — это не входит в задачу данной работы. Как уже говорилось, в книге речь идет о проектах, разработанных в КБ и изготовленных (или предполагавшихся к постройке). А чтобы дать представление о том, какие варианты тяжелых танков рассматривались в отделе изобретений ГАБТУ КА и ОГК НКТП, приведем сведения о тяжелом танке ТНТ. Данные по нему 26 июня 1942 года из отдела главного конструктора направили на имя наркома танковой промышленности В. Малышева:



Танк «объект 701» № 0, вид слева. Научно-испытательный артиллерийский полигон, лето 1944 года (АСКМ).

«Заключение по эскизному проекту ТНТ («танка нового типа»), предложенного тов. Вдовенко и тов. Кутовым.

Авторы проекта предлагают повышение боевой мощи тяжелого танка прорыва за счет применения литой брони, сферической формы и увеличения вооружения до двух 76-мм пушек. Однако эта задача авторами никак не решается…

Особенность проекта — компоновка ходовой части закрыта броней спереди и сзади, две пушки в башне, трансмиссия с танка КВ…

Вывод: рассмотренный проект не реален и не представляет никакого практического интереса».

Вот так. Большинство представленных проектов такими и были, лишь в некоторых находили отдельные «разумные зерна». Правда и зерна эти, как правило, предлагались без надлежащих расчетов.

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК ИС-4. Однако реально осуществленные проекты тяжелых танков массой свыше 55 тонн в годы войны были. Речь, прежде всего, идет об «объекте 701», который позже получил индекс ИС-4.



Общий вид танка «объект 701» № 1 перед началом испытаний. Лето 1944 года. Обратите внимание на два смотровых прибора МК-4 в крышке люка механика-водителя (РГАЭ).


Танк «объект 701» № 2, вид слева. Машина вооружена 100-мм пушкой С-34-1 Лето 1944 года. Башня в походном положении, на надгусеничной полке видно крепление двух дополнительных топливных баков (РГАЭ).

Работы по данной машине начались во второй половине июля 1943 года на Кировском заводе в Челябинске. Инициатором выступил главный конструктор Н.Л. Духов, поддержанный директором ЧКЗ И.М. Зальцманом и главным инженером предприятия С.Н. Махониным. Задача была поставлена довольно амбициозная: «создать перспективный тяжелый танк для завершающего этапа войны и на послевоенное время». Старшим инженером по новой машине, которая первоначально именовалась как «танк К», назначили Л.С. Троянова, которого позже сменил М.Ф. Балжи.

Основной задачей при проектировании являлось усиление броневой защиты. Предполагалось, что «танк К» будет выдерживать огонь танковых и противотанковых пушек противника не только калибра 75-мм, но и 88-мм.

Сначала проектирование новой машины, которой осенью 1943 года присвоили обозначение «объект 701», велось что называется «своими средствами» и финансировалось из заводского бюджета. Лишь 10 декабря 1943 года эскизный проект нового танка продемонстрировали наркому танковой промышленности В. Малышеву. Машина понравилась, и Кировский завод получил «добро» на продолжение работ и необходимое финансирование.



Танк «объект 701» № 5, вид слева. НИБТ полигон, декабрь 1944 года (ЦАМО).

В марте 1944 года был готов техпроект «объекта 701», который представили на рассмотрение Главного бронетанкового управления Красной Армии. Военные одобрили новый танк, отметив следующее:

«По своим боевым качествам, вооружению, бронированию, узлам и агрегатам силовой установки и трансмиссии, механизмам управления танком и огнем, танк заслуживает того, чтобы в кратчайший срок дать разрешение Кировскому заводу на изготовление двух опытных образцов…

Есть все основания получить отвечающий современным требованиям боя, лучший в мире тяжелый танк».

Однако ГБТУ КА самостоятельно не могло решить вопрос об изготовлении опытного образца — такие вопросы решались на уровне руководства страны, а точнее — в Государственном Комитете Обороны. В кратчайший срок туда была подготовлена соответствующая справка по «объекту 701», и 8 апреля И. Сталин подписал постановление ГКО «Об изготовлении опытного образца нового тяжелого танка на Кировском заводе НКТП».

Согласно этому документу, ЧКЗ должен был не только изготовить и подать на испытания два опытных образца нового танка, но и подать два бронекорпуса 701-го объекта для проведения их отстрела.

Следует сказать, что еще до появления постановления ГКО Кировский завод, заручившись поддержкой и наркомтанкпрома, и ГБТУ КА, начал изготовление узлов и деталей новой боевой машины. Поэтому после одобрения «объекта 701» на самом «верху» постановление ГКО удалось выполнить буквально за пару дней — 10 апреля 1944 года первый опытный образец нового тяжелого танка (в документах именовался как «объект 701» № 0) поступил на заводские испытания, завершившиеся через две недели.

«Объект 701» имел классическую схему общей компоновки — впереди отделение управления, в центре боевое, сзади моторно-трансмиссионное. Масса машины составила 56 тонн, экипаж — 4 человека. Таким образом, по массе «объект 701» превосходил серийный ИС-2 на 10 тонн, сравнившись по этому показателю с немецким «Тигром».

Бронекорпус танка «объект 701» изготавливался из листов стали 42СМ толщиной 120–160 мм средней твердости. Передняя часть состояла из верхнего, нижнего лобовых и правого, и левого скуловых листов, установленных под большими углами наклона к вертикали. Борта собирались из верхней наклонной и нижней вертикальной частей. Корму образовывали верхний, средний и нижний бронелисты. В крыше моторного отделения имелись четыре броневых решетки над вентиляторами, люки для доступа к двигателю и фильтрам тонкой очистки топлива, а также три горловины топливных баков. Крыша над трансмиссией могла откидываться на петлях.



Танк «объект 701» № 5, вид сзади справа. НИБТ полигон, декабрь 1944 года. Башня в походном положении, хорошо виден упор для фиксации ствола орудия (ЦАМО).

Днище танка «объекта 701» имело корытообразную форму, в нем имелись люки для доступа к агрегатам и механизмам танка.

Все бронелисты корпуса соединялись между собой «в шип» и «в четверть», при помощи сварки.

Литая башня танка изготавливалась из стали 66 и была обработана на среднюю твердость.

В отделении управления находилось место механика-водителя, а также рычаги и педали приводов управления, кулиса, щитки с контрольными приборами, топливоподкачивающий насос, два баллона со сжатым воздухом для запуска двигателя, аккумуляторные батареи и часть ЗИП. За сиденьем механика-водителя в днище имелся аварийный люк, а в крыше отделения управления — смотровой люк с двумя приборами МК-4. Также механик-водитель мог наблюдать за дорогой через смотровую щель со стеклом «Триплекс» в верхнем лобовом листе корпуса.

На крыше боевого отделения «объекта 701» устанавливалась башня, с ручным и электрическим механизмами поворота. Максимальная скорость вращения составляла 15 градусов в секунду. В боевом отделении размещались радиостанция, аппараты ТПУ, вращающееся контактное устройство, а также рабочие места наводчика, командира и заряжающего. Для посадки экипажа в башне находились два люка над местами заряжающего и командира. Для наблюдения за полем боя заряжающий имел смотровой прибор МК-4, а командир и заряжающий — по два таких прибора в поворотных основаниях крышек люков.

Вооружение «объекта 701» состояло из установленной в башне 122-мм пушки С-34, спаренной с пулеметом ДТ. Для наводки на цель использовался телескопический шарнирный прицел ТШ-17 с углами вертикального наведения от -3 до +19 градусов. Стрельба велась при помощи электроспусков, кнопки которых устанавливались на рукоятках маховиков механизма подъема пушки и поворотного механизма башни.

Пушка имела раздельное заряжание, снаряды укладывались в нише башни, а заряды — в бортовых нишах корпуса, на вращающемся полике и левой стенке башни. Также в башне размещались 26 дисков к пулемету ДТ, два пистолета-пулемета ППШ и 25 гранат Ф-1.



Дополнительные испытания танка «объект 701» № 5 — машина преодолевает косогор в 20 градусов. НИБТ полигон, весна 1945 года (ЦАМО).

Моторное отделение отделялось от боевого перегородкой. Здесь размещался двигатель, слева и справа от него — масляный и топливные баки. В бортовых нишах, изолированно от моторного отделения, монтировались вентиляторы системы охлаждения и радиаторы. Это обеспечивало удобный монтаж радиаторов и защищало от попадания в двигатель большого количества пыли.

В качестве силовой установки на «объекте 701» использовался дизельный двигатель В-12 мощностью 750 л.с. Он был спроектирован на базе серийного дизеля В-2ИС, увеличение мощности достигалось установкой нагнетателя и повышением числа оборотов до 2200 об/мин.

«Объект 701» имел оригинальную планетарную трансмиссию, обеспечивающую шесть передач вперед и три назад. Ее конструкцию разрабатывали специалисты МВТУ имени Баумана. Трансмиссия состояла из четырех основных узлов: главного 3-ступенчатого редуктора, реверса, мультипликатора и механизма поворота, которые компактно монтировались в одном картере. Для получения меньших размеров и удобства регулировки фрикционы и тормоза были вынесены из картера.

Ходовая часть по конструкции практически не отличалась от ходовой танка ИС-2, но имела семь опорных катков на борт.

Электрооборудование выполнялось по однопроводной схеме. Источниками электроэнергии являлись генератор Г-73 и четыре аккумуляторных батареи 6СТЭ-128.

На танке «объект 701» устанавливалась радиостанция 10РК и танковое переговорное устройство ТПУ-4-БИС-Ф.

Параллельно с изготовлением «объекта 701» № 0, Кировский завод вел сборку еще двух опытных образцов этой машины — № 1 и № 2. В их конструкцию внесли ряд изменений по опыту эксплуатации «нулевого» образца. Для испытаний двух этих машин была создана специальная комиссия (председатель — генерал-лейтенант танковых войск Б.Г. Вершинин), в состав которой вошли представители наркомата танковой промышленности и командования бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии.

Испытания начались 27 июня 1944 года — в этот день на трассу вышел «объект 701» № 1. Вторая машина («объект 701» № 2) присоединилась к первой лишь 8 июля.



Опытный образец танка «объект 701»-машина № 6. 1945 год. Танк вооружен 122-мм пушкой Д-25Т (РГАЭ).

Следует сказать, что эти образцы несколько отличались между собой — на машине № 1 стояла 122-мм пушка С-34, а на втором — 100-мм орудие С-34-1. Разработкой артсистем занималось Центральное артиллерийское конструкторское бюро под руководством В. Грабиина. «Объект 701» № 1 еще оснащался специально разработанным 50-мм минометом, смонтированным в крыше башни. Миномет предназначался для защиты танка от пехотинцев в ближнем бою. Это было сделано по типу английских танков, поставляемых в СССР по ленд-лизу — они оснащались минометом аналогичного назначения.

Испытания «объектов 701» завершились в августе 1944 года. В выводах комиссии отмечалось значительное количество недостатков в работе бортовых редукторов, двигателей, системе охлаждения, трансмиссии. Вместе с тем, положительных оценок заслужили установка орудия, удобные места работы экипажа в башне, оригинальное размещение прицела ТШ-17 в приливе справа от пушки и введенная конструкторами система продувки канала ствола орудия после выстрела.



Серийный танк ИС-4 во время проведения министерских испытаний — машина преодолевает спуск крутизной 27 градусов. Весна-лето 1947 года (РГАЭ).


Серийный танк ИС-4, общий вид (фото из архива И. Желтова).

Общая оценка опытных машин была следующей:

«Опытный образец тяжелого танка (объект № 701) по своим основным боевым качествам: бронированию, вооружению и маневренности, является наиболее современным тяжелым танком, превосходящим по броневой защите все существующие танки, а танки противника, кроме того, по вооружению и маневренности…

Однако в процессе испытаний выявлено, что агрегаты трансмиссии заводом недостаточно отработаны и проверены <…> вследствие чего рекомендовать образец тяжелого танка (объект 701) на вооружение Красной Армии до устранения отмеченных дефектов и повторных испытаний, не представляется возможным».

Комиссия предложила заводу прервать испытания опытных образцов и доработать их конструкцию. После этого предполагалось изготовить еще два доработанных опытных образца «объекта 701» и дополнительно испытать их.

Испытания обстрелом бронекорпусов «объекта 701» провели в августе 1944 года на полигоне в Кубинке. Стреляли из 88-мм противотанкового орудия РаК 43 и 75-мм пушки «Пантеры» по двум корпусам, которые отличались между собой толщиной верхнего листа борта — 120 и 160 мм соответственно. В ходе испытаний выяснилось, что броня «объекта 701» защищает от 75 и 88-мм снарядов со всех дистанций при курсовом угле 60 градусов по корпусу и 30 градусов по башне (курсовой угол отсчитывался от продольной оси танка). В целом отмечалось, что при небольшом увеличении массы корпуса и башни танка «объект 701» по бронестойкости значительно превосходит серийный ИС-2. Тем не менее, проводившая испытания комиссия в своих выводах записала, что бронезащита корпуса не обеспечивает полного «снятия» 75 и 88-мм снарядов при курсовых углах от 60 до 90 градусов (90 градусов — стрельба в борт танка), а башни — более 30 градусов. Тем не менее, комиссия рекомендовала «принять на вооружение корпус и башню тяжелого танка «701» конструкции Кировского завода», внеся в конструкцию ряд изменений.



Серийный танк ИС-4, вид сзади. Хорошо видна крыша моторно-трансмиссионного отделения и дополнительные топливные баки (фото из архива И. Желтова).

В сентябре 1944 года Кировский завод полностью разобрал «объекты 701» № 1 и 2 — планировалось на старых корпусах с башнями смонтировать новые узлы и детали, изготовленные с учетом результатов испытаний. Одновременно велась переработка конструкции корпуса и башни с учетом результатов их испытаний обстрелом.

В последних числах сентября 1944 года на заводские испытания вышел новый танк «объект 701», на котором установили измененные трансмиссию, бортовые редукторы и некоторые другие агрегаты. Одновременно шла сборка еще нескольких опытных образцов нового тяжелого танка — к середине ноября их имелось уже шесть штук. К этому времени в заводской документации сменили и нумерацию «объектов 701».

Напомним, что до сентября 1944 года Кировский завод в Челябинске изготовил три образца нового тяжелого танка, именовавшихся № 0,1 и 2. Собранный к началу ноября танк «объект 701», получивший доработанные по результатам обстрела, корпус и башню, в документации именовался № 4 — это был четвертый по счету «объект 701». Номера 1 и 2 получили собранные в конце сентября — начале октября образцы с модернизированными узлами и агрегатами. А вот под номерами 5 и 6 значились танки, собранные с использованием старых корпусов машин № 1 и 2 (испытывавшихся летом 1944 года), но с установкой на них модернизированных узлов и агрегатов. При этом на «объект 701» № 6 установили 122-мм пушку Д-25 — такую же, как и на серийных танках ИС-2. Остальные машины вооружались 122-мм орудиями С-34, разработанными в ЦАКБ.

Пять опытных образцов «объекта 701» остались в Челябинске, где проходили заводские испытания. А одну машину — № 5, собранную с использованием старого корпуса и башни — в начале декабря 1944 года направили на полигон в подмосковной Кубинке для прохождения испытаний.

Танк испытывался с 16 декабря 1944-го по 24 января 1945 года, пройдя в общей сложности 1051 км в различных условиях. Машина показала неплохую динамику (максимальная скорость 41 км/ч), превзойдя по средним скоростям серийный ИС-2 и опытный «Кировец-1» («объект 703», будущий ИС-3).



Серийный танк ИС-4, прошедший модернизацию до уровня ИС-4М. Хорошо видна укладка ЗИП и дополнительные топливные баки (фото из архива И. Желтова).

А вот запас хода на основных баках оказался маловат — 140 км по шоссе и 110 по проселку. Правда, при использовании внешних топливных баков запас хода возрастал почти в два раза, но военные сочли это недостаточным.

И хотя без поломок и дефектов на испытаниях не обошлось (пришлось даже заменить вышедший из строя двигатель В-12), комиссия, проводившая испытания, дала машине довольно высокую оценку:

«Опытный тяжелый танк 701 по основным боевым и техническим качествам превосходит существующие тяжелые танки, как отечественные, так и иностранные. Тяжелый танк 701 обладает сильной броневой защитой, мощным вооружением, хорошей маневренностью, вполне достаточной надежностью агрегатов и механизмов…

На основании результатов испытаний комиссия считает необходимым рекомендовать танк 701 для принятия на вооружение Красной Армии».



Модернизированный танк ИС-4М, общий вид. Обратите внимание на противопылевые экраны на надгусеничной полке (фото из архива И. Желтова).


Танк ИС-4М во время прохождения в честь годовщины ГАБТУ. Сентябрь 2001 года.

В феврале 1945 года председатель комиссии по испытанию «объекта 701» полковник А. Благонравов представил военному совету ГБТУ КА доклад по новому тяжелому танку. В заключении он предлагал принять машину на вооружение, начав ее серийный выпуск за счет некоторого сокращения программы по ИС-2 и самоходкам на его базе. Руководство ГБТУ согласилось с этим — характеристики нового тяжелого танка их впечатлили — и направило соответствующее письмо в Государственный Комитет Обороны.




Прорисовки одного из вариантов модернизации танка ИС, предложенные конструкторами опытного завода № 100 весной 1944 года. На верхнем рисунке приведены краткие тактико-технические характеристики (АСКМ).

Однако против «объекта 701» выступил нарком танковой промышленности В. Малышев. Он, как никто другой, хорошо знал возможности заводов своего наркомата, и прекрасно понимал, что Челябинский Кировский завод не в состоянии вести параллельный выпуск двух тяжелых танков, конструктивно различавшихся между собой. Малышев справедливо полагал, что постановка на производство новой машины приведет к серьезному снижению выпуска тяжелых танков, а в условиях военного времени это было недопустимо.

Попытки руководства Кировского завода убедить наркома в том, что предприятие сможет вести параллельный выпуск двух типов танков (ИС-2 и «объект 701») не увенчались успехом. Более того, обеспокоенный тем, что челябинцы будут пытаться «пропихнуть» свою машину в ущерб серийному выпуску ИС-2, Малышев направил письмо в Государственный Комитет Обороны, где обосновал (и довольно грамотно) свое нежелание ставить «объект 701» на серийное производство. В заключении он писал:

«…НКТП просит принять решение:

1. От принятия на вооружение танка 701 сейчас воздержаться.

2. Поручить НКТП и Кировскому заводу переработать бронировку танка 701, используя схему бронировки нового тяжелого танка на базе ИС.

3. Разрешить НКТП и Кировскому заводу в счет плана по тяжелым танкам изготовить в мае — июне с.г. 10 шт. танков 701, и передать их в ГБТУ КА для всесторонних испытаний в условиях полигона и танковых школ в различных дорожных и температурных условиях.

4. В сентябре с.г. НКТП и ГБТУ внести предложения о принятии танка 701 на вооружение и об организации его производства».



Деревянные модели вариантов модернизации танка ИС, представленные конструкторами опытного завода № 100 весной 1944 года: в середине (для сравнения) ИС-2, справа и слева — машины с опорными катками большого диаметра со сварным и литым корпусами (АСКМ).

Однако военные настаивали на принятии «объекта 701» на вооружение — они направили свое письмо в ГКО, где сообщили, что «с возражениями Наркома танковой промышленности против принятия на вооружение танка объект 701 согласиться нельзя».

Но вскоре стороны договорились — было принято решение провести дополнительные испытания опытного танка «объект 701» в тяжелых дорожных условиях. Однако предложение руководства Кировского завода в Челябинске — разрешить начать подготовку к серийному производству нового тяжелого танка — поддержки в ГКО не получило.

Дополнительным испытаниям подвергли две машины — «объект 701» № 5, находившийся в Кубинке (испытывался с 28 января по 29 марта 1945 года) и одна из машин, находившаяся на ЧКЗ (с 6 по 21 апреля 1941 года). При этом машина № 5 прошла 400 километров (часть из них ночью) только по целине в условиях большого снежного покрова, метели и снегопада. Испытывала танк та же комиссия полковника Благонравова, которая «тестировала» 701-й объект в декабре 1944-го-январе 1945-го. Поэтому выводы по испытаниям были положительными: отмечалось, что, несмотря на тяжелые дорожные условия «испытания показали надежную работоспособность всех агрегатов моторно-трансмиссионной группы и ходовой части 701-го объекта, танк испытания выдержал».




Деревянная модель одного из вариантов модернизации танка ИС, общие виды. Впоследствии наработки по этому танку послужили основой для разработки танка ИС-6 (АСКМ).

Как и в предыдущем отчете по испытаниям «объекта 701» № 5 комиссия рекомендовала принять танк на вооружение Красной Армии.

Челябинский 701-й прошел 548 километров, также в тяжелых дорожных условиях (грязь, раскисшие грунтовые дороги). В заключении отчета по испытаниям говорилось, что машина показала себя хорошо, «моторная установка, трансмиссия и ходовая часть танка работали надежно, и достаточно отработаны для серийного производства».

После окончания Великой Отечественной войны командованию бронетанковыми и механизированными войсками (ВТ и MB) Красной Армии (куда входил и ГБТУ КА) стало не до «объекта 701 — требовалось решить первоочередные задачи, связанные с окончанием военных действий в Европе. Лишь 20 июля 1945 года командующий БТ и MB Красной Армии Я. Федоренко направил заместителю председателя Государственного Комитета Обороны Л. Берия доклад о результатах дополнительных испытаний нового тяжелого танка. В заключении этого документа Федоренко просил ходатайствовать перед ГКО «о принятии нового тяжелого танка на вооружении Красной Армии».



Деревянная модель танка ИС-6 в натуральную величину. Челябинск, опытный завод № 100, лето 1944 года. Как видно, на башне предусматривалась установка зенитного 12,7-мм пулемета ДШК(АСКМ).

Л. Берия на оригинале письма Федоренко написал: «Дать свое предложение». Это было адресовано В. Малышеву, которому поручалось принять решение по «объекту 701» совместно с представителями ГБТУ КА. Однако решение о новом тяжелом танке до конца 1945 года так и не было принято — в связи с окончанием войны у наркомтанкпрома было множество других более насущных дел. Это и проблемы с серийным выпуском Т-44, и завершение испытаний нового среднего танка Т-54, и перевод танковых заводов на обычный 8-часовой рабочий день, и возвращение части эвакуированных из европейской части страны на Урал и в Сибирь работников предприятий.

Ситуация изменилась к началу 1946 года. К этому времени у новых танков ИС-3, которые стали поступать на вооружение с лета 1945 года, выявилось множество недостатков и конструктивных недоработок. Из войск в адрес Челябинского Кировского завода в большом количестве стали поступать акты рекламаций на ИС-3, устранить которые предприятие быстро не могло. Учитывая все это, руководство Челябинского Кировского завода вновь обратилось к руководству наркомата с предложением о принятии на вооружении танка «объект 701».

14 февраля 1946 года руководство наркомата транспортного машиностроения СССР (создан на базе наркомата танковой промышленности 14 октября 1945 года) совместно с командованием бронетанковых и механизированных войск Вооруженных Сил обратились в правительство с просьбой разрешить серийный выпуск танка «объект 701» вместо танка ИС-3.

После рассмотрения всех материалов по новому тяжелому танку, Совет Министров СССР (15 марта 1946 года Совет Народных Комиссаров СССР переименовали в Совет Министров СССР, а все народные комиссариаты (наркоматы) — в соответствующие министерства) постановлением № 961-403сс от 29 апреля 1946 года принял «объект 701» на вооружение Красной Армии под индексом ИС-4. Первоначально планировалось начать выпуск нового танка в 1946 году, но по ряду причин сделать это не удалось. Первые шесть машин Челябинский Кировский завод сумел собрать лишь к концу года, но окончательно их приняли лишь в первом полугодии следующего года. Всего же за 1947-й год удалось сдать 52 ИС-4 (из них шесть сборки 1946 года).



Вид на кормовую часть и крышу моторно-трансмиссионного отделения деревянного макета танка ИС-6. Лето 1944 года (АСКМ).

Дело в том, что у серийных танков выявилось значительное количество недостатков. Ситуация была настолько сложной, что военная приемка даже отказывалась принимать новые машины. Проведенные в 1947 году дополнительные испытания ИС-4 показали, что машина, мягко говоря, «не получилась». Так, отмечалась недостаточная мощность двигателя, сильный вой вентиляторов системы охлаждения (их было слышно за семь километров), ненадежная работа бортовых редукторов, недостаточная обзорность механика-водителя и т. д.

В результате испытаний ИС-4, проведенных весной-летом 1947 года было дано следующее заключение:

«Танки ИС-4 не обладают достаточной надежностью в эксплуатации, и 1000 км испытаний, предусмотренных программой, не выдержали…

В процессе ходовых и специальных испытаний были выявлены ряд существенных конструктивных и производственно-монтажных дефектов».

Чтобы «довести до ума» ИС-4 конструкторам Челябинского Кировского завода пришлось проделать огромную работу по изменению отдельных узлов и деталей машины. Достаточно сказать, что в 1948 году внесли 250 конструктивных улучшений в конструкцию танка ИС-4, и более 420 — в конструкцию двигателя В-12. Но это не помогло коренным образом улучшить надежность ИС-4 — у военных по-прежнему были значительные претензии к его качеству и эксплуатационным показателям. К тому же этот танк оказался весьма дорогим — в ценах 1948 года за деньги, затраченные на один ИС-4, можно было изготовить три средних Т-54! Все это не устраивало не только военных, но и руководство СССР. Тем не менее, в 1948 году было изготовлено 155 ИС-4, и еще 12 — в начале 1949-го, после чего их выпуск прекратили.

Военные потребовали внести в конструкцию ИС-4 изменения, повышающие боевые и эксплуатационные качества танка.



Кормовая часть деревянного макета танка ИС-6 со снятыми листами: хорошо видна коробка перемены передач, двигатель и часть агрегатов системы охлаждения. Лето 1944 года (АСКМ).

Эти изменения (повышение надежности работы двигателя и трансмиссии, новый воздухоочиститель, улучшение вентиляции боевого отделения, усиление опорных катков и т. п.) были внесены в конструкцию уже изготовленных танков в 1951 году, при этом танку присвоили индекс ИС-4М. Кроме того, в том же году из имевшегося задела Челябинский Кировский завод собрал еще 25 ИС-4М. Таким образом, суммарный выпуск этих танков в 1946–1951 годах составил 244 штуки.

Танки ИС-4М поступили на вооружение нескольких танковых дивизий Советской Армии, но уже к концу 1950-х годов их вывели из эксплуатации. В середине 1960-х годов ИС-4 передали в состав укрепрайонов на советско-китайской границы для использования в качестве огневых точек. Ни в каких боевых действиях эти машины не участвовали. Официально их сняли с вооружения указом президента Российской Федерации от 23 сентября 1997 года.

До настоящего времени сохранилось как минимум три танка ИС-4М: в военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники (поселок Кубинка Московской области), в музее истории войск Сибирского военного округа в Чите и поселке Забайкальск Читинской области (установлен как памятник).

Танк «объект 701» превосходил по бронированию и вооружению все тяжелые и средние танки вермахта. Поэтому он мог оказаться востребованным к концу Второй Мировой войны. Причем недостатки, которые обнаружились у ИС-4 уже в ходе послевоенного производства, в военные годы можно было проигнорировать — от тяжелого танка тогда требовалась мощная бронезащита и вооружение, что обеспечивало эффективность на поле боя. Однако постановка такой сложной машины на производство в 1945 году неизбежно привела бы к снижению выпуска тяжелых танков. Естественно, в условиях военного времени это было совершенно неоправданным шагом, и руководство СССР на это пойти не могло. В послевоенные годы ситуация поменялась — теперь требовались надежные танки, пригодные к эксплуатации в мирное время. А у ИС-4 оказалось значительное количество недостатков как конструктивного, так и производственного характера. И устранить их завод не сумел — при модернизации ИС-4 в ИС-4М фактически получился новый танк, очень дорогой и не очень надежный. Окончательно доработать машину так и не удалось.



«Макет № 15» — броневая конструкция, изготовленная для испытания бронестойкости элементов корпуса ИС-6. Сентябрь 1944 года. Фото сделано с правого борта, хорошо видны следы от снарядных попаданий (ЦАМО).

ИС-4М не имел преимуществ по вооружению перед ИС-2 и ИС-3, сильно уступал им в маневренности и проходимости, превосходя лишь в бронировании. Однако это далось дорогой ценой — масса ИС-4 по сравнению с опытными «объектами 701», и так довольно тяжелыми, возросла, и составила 60 тонн. Эта машина является самым тяжелым серийным танком отечественного производства.

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК ИС-6. 4 сентября 1943 года на вооружение Красной Армии принимается новый тяжелый танк ИС-85 (ИС-1). В тот же день на заседании Государственного Комитета Обороны обсуждались перспективы дальнейшего развития тяжелых танков на основе опыта летних боев на Курской дуге. Выступавший по этому вопросу командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал-полковник Я. Федоренко сообщил следующее:

«В боях на Орловском, Курском, Белгородском и Харьковском направлениях противник применил новые типы танков и самоходно-артиллерийских установок («Тигр», «Пантера», «Фердинанд») с пушками калибра 75 и 88-мм и начальной скоростью снаряда 830-1050 м/с и с повышенной толщиной брони, рассчитанной на защиту от поражения 76,2-мм пушек отечественных танков со всех дистанций. Поэтому для успешной борьбы с этими танками и САУ необходимо иметь на вооружении Красной Армии тяжелые танки с более мощным вооружением и броней, защищающей от огня 75 и 88-мм пушек на всех дистанциях».

По результатам этого заседания было принято решение об установке на танк ИС 122-мм пушки, в результате чего 31 октября 1943 года на вооружение Красной Армии был принят танк ИС-2.

Параллельно с этим решено было начать проектирование тяжелых танков с более мощным вооружением и более толстой броней.

3 декабря 1943 года ГБТУ КА утвердило тактико-технические требования на разработку перспективного тяжелого танка со следующими характеристиками: масса — 55 т, бронирование — лоб корпуса 200 мм, башня и борт корпуса 160 мм, корма 120 мм, вооружение — 122-мм пушка или 152-мм пушка-гаубица, экипаж — пять человек, двигатель мощностью 800-1000 л.с., максимальная скорость — 35 км/ч.



«Макет № 15», вид спереди. Сентябрь 1944 года. Видны следы снарядных попаданий и буксирные рымы (ЦАМО).

Требованиями предусматривалось исключить размещение топливных баков в боевом отделении (их требовалось расположить изолированно от двигателя в нижней части корпуса). Также предполагался вариант машины с электротрансмиссией.

В начале 1944 года по этим требованиям группа конструкторов завода № 100 под руководством Н.Ф. Шашмурина выполнила эскизный проект машины, которую иногда называют ИС-2М.

По компоновке это был танк с задним расположением боевого отделения. Это не только позволило повысить защищенность машины, но и исключало возможность утыкания ствола орудия в грунт при преодолении препятствий (этого опасались военные). Механик-водитель размещался в передней части корпуса, двигатель — в середине, трансмиссия — в корме. В ходовой части использовались опорные катки большого диаметра без поддерживающих роликов. Двигатель соединялся с трансмиссией карданным валом, проходящим под полом боевого отделения.

Несмотря на оригинальность проекта, дальнейшего развития он не получил.

21 марта 1944 года были уточнены тактико-технические требования для разработки перспективного тяжелого танка. Это было сделано на основе результатов первого боевого применения танков ИС-85 в боевых действиях в районе Корсунь-Шевченковского. Основное внимание теперь уделялось усилению броневой защиты. Так, теперь требовалось обеспечить:

«Защита лобовой части корпуса и башни и бортовой брони подбашеной коробки должны защищать со всех дистанций от пушек «Тигра», «Пантеры» и «Фердинанда». Борт башни и низ корпуса не должны пробиваться с дистанции 500 м и выше».

Кроем того, планировалось установить на танк новую 122-мм пушку с клиновым затвором, увеличить до 2000 мм диаметр погона башни для удобства работы экипажа, и увеличить максимальную скорость движения до 40 км/ч. Также предусматривалось использование в новом тяжелом танке двух вариантов трансмиссии — механической и электрической.

На основе этих уточненных тактико-технических требований конструкторы опытного завода № 100 совместно с инженерами ЦНИИ-48 (этот научно-исследовательский институт, входивший в состав наркомата танковой промышленности, занимался вопросами броневой защиты танков) разработали несколько эскизных проектов. Одним из наиболее любопытных был вариант с литыми элементами корпуса (спереди последний напоминал летающую тарелку) на опорных катках большого диаметра без поддерживающих роликов. Кроме того, предлагался аналогичный вариант машины, но со сварным корпусом из катаной брони.

Работая над дальнейшим совершенствованием этого варианта, конструкторы опытного завода № 100 в мае 1944 года подготовили проект танка, получившего индекс ИС-6[3].

Первоначально в проекте ИС-6 основной упор делался на усиление бронирования. Однако в ходе проектирования внесли изменения и в конструкцию самой машины. В результате, появилось два варианта ИС-6 — «объект 252» и «объект 253», отличавшиеся типом трансмиссии: на первом механическая, а на втором электромеханическая.



Танк «объект 244» во время испытаний в нем 122-мм пушки Д-30. Осень 1944 года. Этот опытный образец ИС-85 использовался для испытаний опорных катков большого диаметра для танка ИС-6 — они хорошо видны на фото (АСКМ).

В целом проекты проигрывали опытному танку «объект 701» Кировского завода, но по бронированию значительно превосходили серийный ИС-2. Поэтому предполагалось использовать решения, предложенные в корпусе ИС-6 в танке ИС-2 при модернизации последнего. Кроме того, определенный интерес представляло использование электротрансмиссии на тяжелой боевой машине.

В нашей стране первая попытка использовать электротрансмиссию на танке была предпринята в Военной академии механизации и моторизации в 1935–1936 годах. Тогда трансмиссию для легкого танка Т-26 собрали из троллейбусных агрегатов. Однако дальнейшие работы прекратили, масса трансмиссии составила 1800 кг, к тому же она не обеспечивала необходимых тяговых характеристик. В 1941–1943 годах проводились эксперименты по применению электромеханической трансмиссии на тяжелом танке КВ. Трансмиссия создавалась в сотрудничестве ВАММ, завода «Динамо» и ЧКЗ. Однако работы также завершись неудачно — агрегат занимал значительный объем не только моторно-трансмиссионного, но и «залезал» в боевое отделение.

Захват Красной Армией в 1943 году немецких самоходных орудий «Фердинанд», оснащенных электротрансмиссией, дал новый импульс поискам в этом направлении. 31 мая 1944 года наркомат танковой промышленности утверждает техническое задание на разработку электротрансмиссии для опытного танка ИС-6 завода № 100.

6 июля 1944 года нарком В. Малышев утвердил техзадание на разработку двух образцов ИС-6 — с механической и электрической трансмиссиями. При этом масса первого определялась в 48 т, а второго — в 50 т. Бронирование машин должно было обеспечить защиту от 88-мм снарядов с начальной скоростью 1300 м/с. Вооружение танков предполагалось из 122-мм пушки с раздельным заряжанием, начальной скоростью снаряда 850–900 м/с и скорострельностью четыре-шесть выстрелов в минуту.



Общий вид танка «объект 244» с 85-мм пушкой Д-5ТБМ. Осень 1944 года. На машине испытывались опорные катки большого диаметра для ИС-6, для чего «объект 244» догрузили чугунными болванками (видны на крыше башни) до массы 46 т (АСКМ).

На ИС-6 предполагалась установка дизельного двигателя В-11У или В-12 (форсированные варианты В-2), которые должны были обеспечить максимальную скорость не менее 40 км/ч. Также заданием предусматривалась установка огнетушителя автоматического действия и оборудования для преодоления водных преград по дну. Чтобы сократить сроки проектирования и изготовления новых машин, на ИС-6 предполагалось широкое использование узлов и агрегатов серийного ИС-2.

8 июня 1944 года В. Малышев подписал приказ по наркомату танковой промышленности № 379, в котором говорилось:

«Заводом № 100 (т.т. Котин, Ермолаев) совместно с ЦНИИ-48 (т.т. Завьялов, Копырин) разработан эскизный проект нового тяжелого танка ИС-6, имеющего значительное преимущество в мощности бронирования по сравнению с серийным ИС-2.

Для обеспечения своевременного изготовления и испытания опытных образцов новых танков ИС-6, приказываю:

1. Утвердить тактико-технические требования на проектирование изготовление тяжелых танков ИС-6 с механической и электрической трансмиссией…

2. Главному конструктору НКТП тов. Котину обеспечить необходимое руководство проектированием опытных танков ИС-6.

3. И.о. директора завода № 100 тов. Солодухину и главному конструктору завода № 100 тов. Ермолаеву, совместно с директором Уралмашзавода тов. Музруковым и главным конструктором тов. Горлицким обеспечить проектирование, изготовление и испытание опытных образцов танков ИС-6. Тов. Музрукову выделить для участия в проектировании и разработке технологического процесса необходимое количество конструкторов и технологов».




Чертеж танка ИС-6 («объект 252» с механической трансмиссией). На нем стоят подписи руководителей групп по этой машине, датированные 24–25 августа 1944 года (АСКМ).

В этом документе интересен момент привлечения к работам по ИС-6 Уралмашзавода. Дело в том, что опытный завод № 100, находившийся в Челябинске, имел очень слабую производственную базу. Это предприятие, созданное по инициативе Ж. Котина в 1942 году, фактически являлось своеобразным научно-исследовательским институтом по вопросам танкостроения. Естественно, имевшееся здесь оборудование не позволяло самостоятельно изготовить опытный образец танка. А вот Уралмаш являлся крупным предприятием, которое занималось выпуском танков и самоходных установок. Поэтому привлечение Малышевым этого завода в помощь заводу № 100 было вполне разумным шагом.

Однако в связи с большой загрузкой обеих предприятий, работы по ИС-6 шли довольно медленно: чертежи танка были готовы лишь к осени 1944 года. Для проверки бронестойкости корпуса ИС-6, Уралмаш изготовил специальную броневую конструкцию, которая именовалась в документах как «макет № 15». Она представляла собой следующее: «Конструкция опытного макета № 15 при установке верхнего пояса на нижний представляет собой корпус особой конструкции, где кормовая часть верхнего пояса как по углам наклона, так и по соединениям, аналогична запроектированной конструкции носа корпуса ИС-6. Что касается нижней кормовой детали, то ее отличие от фактической конструкции корпуса заключается в увеличении угла наклона от вертикали на 8 град., а соединение вместо четверти сделано в шип.

Конструкция подкрылков макета также аналогична конструкции корпуса ИС-6 с тем лишь дополнением, что с правой стороны днище было установлено под углом наклона 10 град, с целью уменьшения ширины подкрылка (уменьшение веса) при одновременном увеличении угла наклона подкрылка.

Конструкция лобовой части верхнего пояса опытного макета характерна тем, что расположение деталей между собой дало возможность выбрать оптимальные углы наклона брони, запроектировать простые и надежные соединения, удобные в изготовлении.

Такая конструкция лобовой части (корпуса) запроектирована впервые в танкостроении, и благодаря благоприятному расположению брони создала предпосылки полной его тактической неуязвимости при применении противником ПТА калибром до 105 мм включительно…



Первый вариант танка ИС-6 — «объект 252» — на заводских испытаниях. Ноябрь 1944 года. На борту корпуса установлен противокумулятивный экран (РГАЭ).

Опытный макет № 15 целиком изготовлен из катаной брони средней твердости, при этом основные детали толщиной 90 мм и тонколистовые 20 и 30 мм использовались серийной поставки листов ММК[4] Уралмашзаводу марок стали 42СМ и 2П, а детали толщиной 120 мм из листов ЦНИИ-48 поставки ММК, марка стали 66Л».

Испытания макета № 15 обстрелом провели с 4 по 6 сентября 1944 года на полигоне в Свердловской области. Обстрел велся бронебойными снарядами 88 и 105-мм немецких пушек, а также 85-мм отечественными бронебойными и подкалиберными снарядами. Результаты были следующими:

«1. Кормовая проекция верхнего пояса макета № 15, изготовленная соответственно форме носовой проекции нового танка ИС-6 при толщине брони 90 мм полностью снимает:

а) немецкие бронебойные снаряды калибра 105 мм с начальной скоростью 830 м/с;

б) немецкие бронебойные снаряды калибра 88 мм с начальной скоростью 1000 м/с;

в) отечественные подкалиберные снаряды калибра 85 мм с начальной скоростью 1020 м/с;

2. Носовая проекция верхнего пояса макета № 15 при толщине брони 90 мм полностью снимает:

а) немецкие бронебойные снаряды калибра 105 мм с начальной скоростью 830 м/с;

б) немецкие бронебойные снаряды калибра 88 мм с начальной скоростью 1000 м/с;

в) отечественные бронебойные остроголовые снаряды калибра 85 мм с начальной скоростью 800 м/с;

3. Носовая и кормовая проекция нижнего пояса макета № 15 полностью снимает:

а) немецкие бронебойные снаряды калибра 105 мм с начальной скоростью 830 м/с;

б) отечественные подкалиберные снаряды калибра 85 мм с начальной скоростью 1020 м/с…

4. Бортовая проекция верхнего пояса макета № 15, изготовленная соответственно форме корпуса нового танка ИС-6 при толщине брони подкрылков 120 мм, угле наклона 45 град, и остальной броне толщиной 90 мм полностью снимает:

а) немецкие бронебойные снаряды калибра 105 мм с начальной скоростью 830 м/с;

б) отечественные бронебойные остроголовые снаряды калибра 85 мм с начальной скоростью 800 м/с;

в) отечественные подкалиберные снаряды калибра 85 мм с начальной скоростью 1020 м/с…».



Танки ИС-6 во дворе завода № 100. Зима 1944 года. В центре «объект 253» с электромеханической трансмиссией, справа от него виден «объект 252» (АСКМ).

Как видно из приведенных данных, советским конструкторам действительно удалось создать корпус, который оказался достаточно стойким при обстреле бронебойными снарядами немецких пушек 88 — 105-мм калибра.

Первый корпус ИС-6 поступил на сборку 21 сентября 1944 года — по первоначальному плану это должно было произойти на два месяца раньше. 8 ноября первый ИС-6 («объект 252» с механической трансмиссией) вышел на заводские испытания.

Тяжелый танк ИС-6 имел классическую компоновку с формой корпуса и башни, близкой к танку ИС-4. Боевая масса танка составила 51,5 т, превысив заданную техзаданием на 3,5 тонны. Корпус ИС-6 собирался из катаных бронелистов толщиной 120, 100, 60, 50 и 20 мм, сваренных между собой. Лобовые, кормовые и верхние бортовые листы устанавливались под большими углами наклона к вертикали, что обеспечивало высокую снарядостойкость. Днище имело корытообразную форму.

Башня танка — литая, закаленная на высокую твердость. Она имела толщину лобовой и бортовой частей 150 мм, кормовой 100 мм, крыши (вварные листы) — 30 мм.

Отделение управления находилось в передней части корпуса. В нем размещалось место механика-водителя, рычаги и педали приводов управления танком, щитки контрольно-измерительных приборов, топливный распределительный кран, ручной топливоподкачивающий насос, баллоны со сжатым воздухом для запуска двигателя, аккумуляторные батареи и часть боекомплекта. Для посадки механика-водителя в лобовом листе корпуса имелся прямоугольный люк. Наблюдение за дорогой осуществлялось при помощи двух смотровых приборов МК-4. В днище за местом механика-водителя имелся аварийный люк-лаз.

Боевое отделение находилось в средней части корпуса и башне.



На этом фото танков ИС-6 хорошо видно их главное внешнее различие: на «объекте 253», стоящем слева, опорные катки малого диаметра, как на серийных танках ИС, а на «объекте 252» — катки большого диаметра без поддерживающих роликов. Опытный завод № 100, весна 195… года (АСКМ).

Здесь размещались вооружение, приборы наблюдения и прицеливания, радиостанция, ТПУ, часть электрооборудования с вращающимся контактным устройством, рабочие места наводчика, заряжающего и командира танка. Для наблюдения за полем боя над местом командира имелось два прибора МК-4, и еще один — над местом заряжающего.

Вооружение ИС-6 состояло из 122-мм танковой пушки Д-30, спаренной с 7,62-мм пулеметом Горюнова ГВТ. На крыше башни, на турели, размещенной над люком заряжающего, поместили зенитную турель с 12,7-мм пулеметом ДШК. Пушка Д-30 отличалась от Д-25 наличием досылателя и системой продувки канала ствола сжатым воздухом после выстрела. Для стрельбы использовался телескопический танковый прицел ТБШ, а при ведении огня с закрытых позиций — башенный угломер. Наведение установки на цель осуществлялось подъемным механизмом секторного типа и планетарным поворотным механизмом башни с ручным и электрическим приводами.

Боекомплект ИС-6 состоял из 30 выстрелов раздельного заряжания, 1200 патронов калибра 7,62-мм и 500 патронов калибра 12,7-мм к зенитному пулемету. Зенитный пулемет снабжался коллиматорным прицелом К8-Т.

В моторном отделении, расположенном за боевым и разделенным с ним перегородкой, находился дизельный двигатель В-12 мощностью 700 л.с. с центробежным нагнетателем, справа и слева от него — три топливных и масляный баки, а в бортовых нишах корпуса — четыре осевых вентилятора (по два с каждой стороны), водяной и масляный радиаторы.

Пуск двигателя производился электростартером мощностью 15 л.с. или сжатым воздухом. Для облегчения пуска в зимнее время имелся пародинамический обогреватель, установленный в масляном баке. Емкость внутренних топливных баков составляла 640 л. Кроме того, на бортах корпуса предусматривалась установка еще четырех внешних баков.

В системе очистки воздуха использовались два воздухоочистителя «Мультициклон» установленных по бортам у моторной перегородки.

В трансмиссионном отделении, в корме машины, размещались элементы механической трансмиссии: многодисковый главный фрикцион, восьмиступенчатая коробка перемены передач с синхронизаторами, два планетарных механизма поворота с ленточными тормозами и два бортовых редуктора. Также в трансмиссионном отделении находился электрический стартер.

Подвеска танка — индивидуальная торсионная. Она включала (применительно к одному борту) шесть опорных катков большого диаметра, ведущее и направляющее колеса.



Танк ИС-6 «объект 253», вид справа сзади. Весна 1945 года. За ним виден ИС-6 «объект 252», а слева просматривается башня опытного танка КВ-13 (РГАЭ).

Электрооборудование «объекта 252» выполнялось по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети — 24 В. Источники электроэнергии — четыре аккумуляторные батареи и генератор мощностью 1,5 кВт.

Для внешней связи ИС-6 оснащался радиостанцией ЮР (в нише башни), для внутренней — танковое переговорное устройство ТПУ-4-БИС.

До конца ноября 1944 года «объект 252» прошел заводские испытания в объеме 825 км. Максимальная скорость составила 35,4 км/ч, а средняя скорость движения от 115 до 22 км/ч, в зависимости от дорожных условий. Машина продемонстрировала хорошую управляемость и легко поворачивалась. Однако оказались слишком большими усилия для включения главного фрикциона — 65 кг, а также сильно грелась коробка перемены передач.

Но больше всего дефектов выявилось в ходовой части — опорные катки большого диаметра оказались слабыми, их ресурс не превышал 200–300 км (за испытания пришлось сменить 14 штук). Поэтому пришлось дорабатывать их конструкцию и «переобувать» танк на усиленные катки.

После заводских испытаний дальнейшие работы по танку «Объект 252» прекратили.

Второй образец ИС-6 («объект 253» с электромеханической трансмиссией) был собран в ноябре 1944 года. От «объекта 252» он отличался использованием в ходовой части опорных катков малого диаметра (от ИС-2), а также трансмиссией. В состав последней входили главный генератор ДК-305А мощностью 385 кВт и массой 1740 кг, установленный соосно с двигателем В-12У. В одном блоке с главным генератором на общем валу находился синхронный генератор трехфазного тока СГ-1А, предназначенный для питания моторов-вентиляторов системы охлаждения тяговых двигателей и дизеля, а также для привода подзарядного агрегата АКБ. На дизеле были смонтированы два малых генератора постоянного тока Г-73, которые питали цепи возбуждения генераторов ДК-305А и СГ-1А. Тяговые электродвигатели ДК-302А и ДК-302Б реверсивного действия через бортовые передачи соединялись с ведущими колесами танка. Регулировка силы тяги производилась изменением возбуждения главного генератора. Рабочий ток достигал 960 А, при движении по шоссе он составлял 490 А, на местности — 740 А. Напряжение в цепи 500 В. Следует сказать, что масса трансмиссии составляла 3850 кг — в четыре раза тяжелее трансмиссии ИС-2 (980 кг). В результате, масса «объекта 253» составила 54 т, превысив проектную на четыре тонны.

Установкой электротрансмиссии конструкторы ИС-6 пытались улучшить управляемость тяжелого танка, а также повысить его маневренные качества.





Чертежи общих видов танка ИС-6 («объект 252»), выполненные инженерами опытного завода № 100 в ноябре 1944 года. В отличие от предыдущего образца, у этой машины изменена конструкция лобовой части корпуса. Впоследствии этот вариант использовали при проектировании машины ИС-7 (АСКМ).

Однако выяснить так ли это, не удалось — при первом же выезде в трансмиссионном отделении «объекта 253» возник пожар, и машина вышла из строя. Дальнейшие работы по ней прекратили.

Несмотря на то, что испытания танков ИС-6 оказались весьма кратковременными, полученный опыт (особенно, в части разработки бронекорпуса) пригодился конструкторам при проектировании нового тяжелого танка ИС-7.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.115. Запросов К БД/Cache: 3 / 1