Глав: 7 | Статей: 7
Оглавление
В 1945 году на Ленинградском Кировском заводе началось проектирование нового сверхтяжелого танка, получившего обозначение «Объект 260», а позже ИС-7. В конструкции этой боевой машины, воплотившей в себе весь опыт войны, было реализовано множество новаторских решений — самая мощная в мире 130-мм танковая пушка с механизированным заряжанием и силовыми электроприводами, 8 пулеметов, непробиваемый 150-мм «щучий нос» и 210-мм лоб огромной литой башни, превосходная эргономика, совершенная подвеска на пучковых торсионах, могучий 1050-сильный дизель с эжекционной системой охлаждения, гусеница с резинометаллическим шарниром и многое другое. На целое поколение опередив свое время, ИС-7 не имел себе равных ни по огневой мощи, ни по бронезащите, ни по маневренности и подвижности — 68-тонный колосс развивал скорость до 60 км в час!

Почему же этот СУПЕРТАНК, ставший венцом развития своего класса и уже готовый к запуску в серию, так и не был принят на вооружение? Когда в СССР начались работы по сверхтяжелым танкам, что поставило крест на судьбе КВ-3, как показали себя в боях под Ленинградом опытные КВ-220 и Т-150? И по чьей вине это перспективное направление было свернуто?

В новой книге ведущего историка бронетехники вы найдете исчерпывающую информацию не только о легендарном ИС-7, но и обо всей «линейке» «супертанков Сталина» — КВ-3, КВ-4, КВ-5, ИС-4, ИС-6, - а также об экспериментальных машинах, далеко опередивших свое время.
Максим Коломиецi

ИС-7 — НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ ПРЕВОСХОДСТВО

ИС-7 — НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ ПРЕВОСХОДСТВО

Постановлением Государственного Комитета Обороны от 26 июня 1944 года в Ленинграде создавался филиал опытного завода № 100 (последний находился в Челябинске). В задачу филиала входила помощь в организации выпуска самоходок ИСУ-152 на Ленинградском Кировском заводе. Напомним, что предприятие было эвакуировано в 1941 году, и с тех пор выпуск танков на нем не велся. Но после снятия блокады Ленинграда ГКО решил восстановить выпуск бронетехники на этом заводе, «загрузив» его самоходными установками ИСУ-152 — наладить их производство было легче, чем танков. Для этого из Челябинска в Ленинград была направлена группа инженеров, техников и рабочих. Кроме того, правительство выделило средства, необходимые для восстановления цехов завода, пострадавших от обстрелов и бомбежек, а также дополнительные станки и оборудование.

Естественно, что первое время ни о каких новых разработках в Ленинграде не могло идти речи — все силы уходили на организацию производства и серийный выпуск ИСУ-152, который в небольших количествах начался весной 1945 года. Однако вскоре ситуация изменилась, и в Ленинграде начались работы над новым тяжелым танком, который мог стать одной из наиболее мощных боевых машин того времени. Но обо всем по порядку.

В начале 1945 года ГБТУ Красной Армии разработало тактико-технические требования для проектирования нового тяжелого танка мощного бронирования. В феврале того же года приказом наркома танковой промышленности разработка такой боевой машины поручалась конструкторскому бюро Челябинского Кировского завода под руководством Н.Л. Духова и КБ опытного завода № 100 Ж.Я. Котина. Предполагалось создать машину с бронированием, обеспечивающим защиту от снарядов танковой и противотанковой артиллерии противника калибром 88-128-мм с начальной скоростью 1200 м/с. В качестве вооружения предусматривалось использование 122-мм пушки большой мощности или 152-мм орудия. Новый танк должен был иметь дизель в 1000–1200 л.с., обеспечивающий скорость до 60 км/ч, механическую планетарную или электромеханическую трансмиссию.

Челябинский Кировский завода, загруженный работами по обеспечению серийного выпуска танков ИС-2 и самоходок, а также доведению и испытанию своего нового танка «объект 701», сильно затянул с проектированием. Его вариант машины мощного бронирования был готов лишь осенью 1946 года. Этот танк, получивший обозначение «объект 705», представлял собой 100-тонную машину с экипажем из пяти человек, вооруженную 130 или 152-мм орудием и пятью пулеметами (три 14,5-мм и четыре 7,62-мм). В качестве силовой установки планировалось использовать дизель мощностью 1800–2000 л.с., проектированием которого занимался двигательный отдел ЧКЗ под руководством И.Я. Трашутина. Однако из-за работ по подготовке к серийному выпуску танка ИС-4 и его последующей доработке, завершение проектирования «объекта 705» передвинулось сначала на осень 1947 года, затем — на 1948-й. А в октябре 1949 года все работы по «объекту 705» прекратили.

Что касается коллектива конструкторского бюро опытного завода № 100, то к маю 1945 года был готов предварительный вариант нового тяжелого танка «объект 257», также получившего обозначение ИС-7. Он был одобрен руководством наркомата танковой промышленности, и к сентябрю было подготовлено четыре эскизных проекта ИС-7 («объект 258», «объект 259», «объект 260» и «объект 261»), причем каждый в двух вариантах. Между собой они отличались массой (самый легкий 59,7 тонны, самый тяжелый -65,2), артиллерийским вооружением (122-мм пушка БЛ-13-1 или 130-мм С-26), экипажем (четыре или пять человек в зависимости от орудия), силовой установкой (дизель КЧ-30 в 1200 л.с. или спарка дизелей В-16 по 600 л.с. каждый) и трансмиссией (механическая или электромеханическая). По бронированию все машины имели одинаковые параметры (лоб корпуса 150 мм, борт 100 мм, корма 70 мм, лоб литой башни 240–350 мм, борт башни 185–240 мм).



Деревянная модель танка ИС-7, 1946 год. Хорошо видна башенка со спаркой пулеметов на кормовом листе орудийной башни танка (РГАЭ).

В ходовой части предполагалось использование индивидуальной двухвальной торсионной подвески по схеме «торсион в трубе», гидроамортизаторов двухстороннего действия, опорных катков большого диаметра с внутренней амортизацией и гусеницы с резинометаллическим шарниром. Максимальная расчетная скорость должна была составлять 60 км/ч.

Для более эффективного ведения огня все машины предполагалось оснастить оптическим дальномером и приборами ночного видения для командира танка и механика-водителя.

В целом предполагалось, что новая боевая машина воплотит в себе весь опыт, накопленный при конструировании, эксплуатации и боевом применении тяжелых танков в годы войны, а также все новые достижения в науке и оборонной промышленности.

В октябре 1945 года проекты представили на рассмотрение технического совета наркомата танковой промышленности, а также Главного бронетанкового управления командования Бронетанковых и механизированных войск. Также в обсуждении вариантов нового тяжелого танка участвовали представители наркоматов вооружения и авиационной промышленности (последний разрабатывал двигатель для нового тяжелого танка).

В целом представленные конструкторами опытного завода № 100 разработки получили одобрение. Но для изготовления опытных образцов требовалось получить «добро» в правительстве СССР. Поэтому по результатам рассмотрения проектов нового тяжелого танка была составлена пояснительная записка на имя Л. Берия[5], в которой говорилось:

«Конструкторское бюро тов. Котина разработало новый тяжелый танк, значительно превосходящий все существующие отечественные и зарубежные образцы. При весе в 65 тонн он вооружен 130-мм пушкой конструкции ЦАКБ НКВ, бронебойный снаряд которой при массе 34 кг имеет начальную скорость 900 м/с. Эта пушка по дульной энергии (1380 тонно-метров) в 1,9 раза превосходит 122-мм танковую пушку Д-25Т, и обеспечивает пробитие брони толщиной в 230 мм на дистанции 1000 м.

Для облегчения заряжания орудия предусмотрен специальный механизм, что обеспечивает скорострельность до 6–8 выстрелов в минуту…



Общий вид деревянной модели танка ИС-7, 1946 год. Хорошо видно, что в качестве зенитного пулемета первоначально планировалось установить 12,7-мм ДШК (РГАЭ).

Для повышения эффективности огня предполагается установить угломер, а также приборы ночного видения.

Лобовая броня танка не пробивается 128-мм бронебойными снарядами с любой дистанции при курсовых углах в 30 градусов, а также выдерживает попадание кумулятивных гранат типа «Фаустпатрон» калибра 150 мм…

В качестве силовой установки используется агрегат из двух дизельных двигателей В-16 общей мощностью 1200 л.с., который в ближайшем будущем будет заменен дизелем такой же мощности. Это позволит танку иметь максимальную скорость не менее 60 км/ч».

В конце документа предлагалось поручить Кировскому заводу в Ленинграде изготовить в 1946 году два образца нового тяжелого танка и провести их испытания. Кроме того, видимо по инициативе В. Малышева в этой же записке предлагалось перевести из Челябинска в Ленинград главного конструктора опытного завода № 100 Ж. Котина и ряд инженеров его КБ. Однако решение по данному документу последовало только в новом, 1946 году.

Несмотря на это до конца 1945 года конструкторы опытного завода № 100 провели ряд опытных работ, необходимых для дальнейшей разработки нового тяжелого танка. Например, совместно с ЦАКБ наркомата вооружения изучили возможности установки 122 и 130-мм артсистем с механизмом заряжания, а с НИИ-48 отработали вариант броневого корпуса и способы крепления броневых листов.

12 февраля 1946 года И. Сталин подписал постановление Совета народных комиссаров СССР № 350–142 се, согласно которому филиал опытного завода № 100 совместно с Ленинградским Кировским заводом должны были спроектировать и изготовить к 1 сентября 1946 года два опытных образца нового тяжелого танка ИС-7. Руководство работами по созданию новой боевой машины возлагалось на конструктора тяжелых танков Ж.Я. Котина.

Этим же постановлением устанавливались тактико-технические требования для нового танка: боевая масса — до 65 т, вооружение — 130-мм орудие и пять пулеметов (из них два 14,5-мм), выстрелов к пушке — 30 штук, бронирование корпуса и башни должно было обеспечивать защиту от 128-мм бронебойных снарядов с начальной скоростью 1100 м/ (при курсовых углах от +45 до -45 градусов), толщина брони корпуса 150–100 мм, башни 350–240 мм, максимальная скорость движения по шоссе — 60 км/ч, удельная мощность — 18,5 л.с./т, запас хода 300 км. Также на танк предполагалось установить радио и оптический дальномеры, приборы ночного видения и новую дуплексную радиостанцию.



Деревянная модель танка ИС-7, 1946 год. На этом фото хорошо видна оригинальная форма башни машины (РГАЭ).

После появления постановления № 350–142 ее работы по новому танку ИС-7 (заводское обозначение «объект 260») значительно активизировались. Старшим инженером машины назначили П.П. Исакова, группой корпуса руководил С.В. Мицкевич, моторной — Г.А. Осмоловский, трансмиссии — Г.А. Турчанинов, вооружения — А.С. Шнейдман. Общее руководство работами осуществлял заместитель Котина А.С. Ермолаев.

Но так как в конструкции новой машины предполагалось использовать все передовые на тот момент технические решения, конструкторам Ленинградского Кировского завода и филиала завода № 100 пришлось привлекать для решения возникающих проблем представителей других предприятий. Достаточно сказать, что только в процессе проектирования нового танка было выполнено около 1500 рабочих чертежей, внедрено в проект более 25 решений, ранее не встречавшихся в танкостроении, а к разработкам и консультациям привлекались более 20 институтов и научных учреждений.

ИС-7 значительно отличался от других машин, разработанных кировцами в годы войны.

Корпус танка был спроектирован с большими углами наклона броневых листов.

Лобовая часть — трехгранная, по типу ИС-3, но не так сильно выступающая вперед. Броневая защита должна была обеспечить защиту от снарядов калибра до 130 мм включительно.

Основное вооружение ИС-7 сначала рассматривалось в двух вариантах — 122 или 130-мм орудия. Причем поначалу более перспективным представлялась 122-мм пушка БЛ-16, разработкой которой занималось ОКБ-172 в Молотове (ныне г. Пермь). 25-килограммовый бронебойный снаряд этого орудия имел начальную скорость 1000 м/с, что обеспечивало хорошую бронепробиваемость.

Кроме того, БЛ-13 имела подъемный механизм новой конструкции, обеспечивающий эффективную стрельбу с хода. Кроме того, орудие имело механизм заряжания, что позволяло вести огонь со скорострельностью до 8 выстрелов в минуту. Однако в начале 1946 года все работы по БЛ-16 свернули, и конструкторы ИС-7 переориентировались на использование 130-мм пушки С-26.



Чертеж силовой установки одного из вариантов первоначального варианта ИС-7 — «объект 261». Это блок из двух дизелей В-16 по 600 л. с. и электрогенератора ГТ-261. На чертеже стоят даты — 8 и 9 сентября 1945 года (АСКМ).


Ходовая часть ИС-7 «объект 260», чертеж датирован 27–30 июля 1946 года. Хорошо видно, что в качестве упругого элемента используется торсион из одного вала (АСКМ).

Ее разработкой занималось ЦАКБ НКВ (в 1946 году, после переформирования наркоматов в министерства ЦАКБ переименовали в научно-исследовательский институт артиллерийского вооружения (НИИ АВ) министерства вооружения СССР) под руководством В. Грабина. За основу была взята 130-мм корабельная пушка Б-13. Но в отличие от последней, С-26 получила клиновой полуавтоматический затвор и щелевой дульный тормоз. Для стрельбы использовались осколочно-фугасные и бронебойные (масса 33,4 кг, начальная скорость 900 м/с) снаряды, заряжание — раздельное гильзовое. Пушка имела систему продувки канала ствола сжатым воздухом после выстрела, а также механизм заряжания, разработанный в НИИ АВ.




Общие виды одного из вариантов танка ИС-7 «объект 260», вариант со спаркой В-16 и механической трансмиссией, одобренный для изготовления осенью 1945 года (АСКМ).

Он действовал при помощи сжатого воздуха (25 атм.), и обеспечивал скорострельность 6–8 выстрелов в минуту.

В ходе испытаний выяснилось, что механизм заряжания имеет значительные габариты, и для его установки в ИС-7 потребовалось бы увеличить размеры башни. Чтобы избежать этого, отдел главного конструктора Ленинградского Кировского завода совместно с инженерами филиала завода № 100 спроектировали свой механизм заряжания, взяв за основу аналогичные механизмы корабельных артсистем. Именно его впоследствии и установили на «объекте 260»:

«Эта конструкция работала от электропривода, и была малогабаритна, что в соответствии с результатами полигонных испытаний башни обстрелом, и замечании комиссии ГБТУ ВС позволило создать рациональную по конструкции башню».

Кроме 130-мм орудия, на ИС-7 предполагалось установить 8 пулеметов: один

14,5-мм КПШ и семь 7,62-мм ШКАС. Следует сказать, что все пулеметы были разработаны в тульском ОКБ-15 под руководством Б.Г. Шпитального. Использование именно этих образцов для нового танка объяснялось тем, что ОКБ-15 имело опыт разработки пулеметных установок с дистанционным управлением для авиации — такую же планировалось использовать и на ИС-7.

По проекту установку со спаркой 7,62-мм ШКАСов предполагалось установить на корме башни в специальном броневом кожухе. Пулеметы должны были иметь круговой обстрел, а ведение огня из них производилось без выхода экипажа из танка. Для этого требовалось спроектировать специальный так называемый «следящий механизм». Он должен был позволить вести огонь из спаренной установки дистанционно, с места командира — при помощи специального зеркального прицела, а с места наводчика — при помощи штатного прицела. Это достигалось применением специального электропривода. Углы обстрела составляли 360 градусов по горизонту и от — 7 до 45 градусов по вертикали (в зависимости от положения установки). Броневой кожух должен был обеспечить защиту всей установки от пуль винтовочного калибра и мелких осколков снарядов. Пере-заряжание пулеметов должно было производиться при помощи специального электрического приспособления.

Помимо ОКБ-15 для разработки такой дистанционно управляемой установки и изготовления деталей для нее привлекли коллектив Всесоюзного электротехнического института имени В.И. Ленина, находившегося в Москве. Однако ни ОКБ, ни институт данную работу не выполнили. В результате, конструкторы филиала завода № 100 и Ленинградского Кировского завода спроектировали и изготовили установку своими силами. В отчете ЛКЗ за 1946 год об этом говорилось следующее:

«Отдел главного конструктора спроектировал и изготовил силами своей лаборатории синхронно-следящий электропривод пулеметной установки с использованием отдельных элементов аппаратуры и машин иностранной техники. Изготовленный образец указанной пулеметной установки был смонтирован на опытном танке, и проходит испытания. Синхронно-следящий привод обеспечивает высокую маневренность пулеметного огня.

В целях дальнейшего совершенствования пулеметного вооружения и усиления огневой мощи по наземным целям, разработана эскизная компоновка строенной пулеметной установки (14,5-мм и два 7,62-мм). Управление осуществляется с пульта командира танка».

Забегая вперед, следует сказать о том, что строенная установка на танк так и не была установлена, а впоследствии от ее использования отказались.

При проектировании «объекта 260» конструкторы большое внимание уделяли разработке системы управления огнем. При этом предполагалось использовать в конструкции машины все самые новые наработки в этой области, для чего привлекались специализированные предприятия. В частности, для установки на ИС-7 создавался специальный автоматизированный прибор управления выстрелом, получивший условное обозначение «Штурм». Принцип его действия был следующий. Наводчик осуществлял наводку на цель стабилизированной призмы прицела независимо от пушки, после орудие автоматически подводилось к стабилизированной линии прицеливания, и при совпадении линии и оси ствола автоматически производился выстрел. Помощь конструкторам Ленинградского Кировского завода и филиала завода № 100 при разработке «Штурма» оказывали специалисты НИИ-49 министерства судостроительной промышленности — эта организация уж имела опыт проектирования стабилизированных артиллерийских установок для военно-морского флота.

Танковый прицел со стабилизированной призмой (или линией прицеливания) разрабатывался ленинградским Государственным оптическим институтом имени С.И. Вавилова совместно с конструкторским бюро завода № 393 министерства вооружения. За основу предполагалось взять телескопический прицел ТШ-45.

В результате был спроектирован новый образец со стабилизированной линией прицеливания, получивший обозначение ТШ-46. Он имел сменное увеличение (3,75 и 7,5х) и поле зрения (19 и 9,3 градуса), а также систему электрического обогрева защитного стекла для того чтобы избежать запотевания.

К концу 1946 года были изготовлены и три автоматизированных прибора управлением выстрела «Штурм», в которых использовались прицелы ТШ-46. Один прибор направили на испытания в Морской НИИ № 1, а два установили на танках «объект 260».



Деревянная модель танка ИС-7 в натуральную величину, 1946 год. Хорошо видна башенка со спаркой пулеметов на корме и установка пулеметов на левом борту (АСКМ).

Помимо «Штурма», на ИС-7 предполагалась установка радио и оптического дальномеров. Первый разрабатывал НИИ-108 министерства связи, а второй — в конструкторском бюро завода № 393. В соответствии с заданием радиодальномер должен был обеспечивать определение дистанции до цели на расстоянии от 800 до 4000 м, а оптический — от 800 до 5500 метров. База последнего должны была составлять не более 1000 мм. Однако до конца 1946 года ни один из этих дальномеров так и не был изготовлен.

По результатам изучения трофейных немецких материалов по инфракрасным приборам, было принято решение установить аналогичные образцы и на «объекте 260». Впервые в отечественном танкостроении танк должен был оснащаться двумя приборами ночного видения — у механика-водителя и командира машины. Прибор механика должен был обеспечивать четкое распознавание предметов на расстоянии до 50 метров и иметь поле зрения не менее 30 градусов. Для подсветки предполагалось установить две фары диаметром 250 мм в передней части корпуса машины.

К прибору командира танка предъявлялись более высокие требования — четкое распознавание предметов на дистанции до 120 метров и поле зрения не менее 25 градусов. А так как этот прибор предполагалось использовать не только для наблюдения, но и для прицеливания — он должен был давать возможность распознавания объектов площадью от двух квадратных метров на расстоянии до 700 метров. Для подсветки должна была применяться одна фара диаметром 350 мм, смонтированная на башне.

Разработку приборов ночного видения для танка ИС-7 поручили научно-исследовательскому институту № 801, но до конца 1946 года завершить работы так и не удалось.




Чертежи общего вида танка ИС-7 выпуска 1946 года. (АСКМ).

Не удалось этого сделать и до окончания всех работ по этой машине.

В связи с отсутствием танкового мотора мощностью 1200 л.с. предполагалось установить в ИС-7 спаренную установку двух дизелей В-16 завода № 77. Одновременно министерство транспортного машиностроения СССР поручило заводу № 800 изготовить двигатель, необходимый для этого танка. Завод задания не выполнил, а спаренная установка завода № 77 опоздала к срокам, утвержденным министерством. Кроме того, она не была отработана и испытана заводом-изготовителем. Испытания и доводка проводились филиалом завода № 100 и выявили ее полную конструктивную непригодность. Не имея необходимого двигателя, но стремясь выполнить в срок правительственное задание, Кировский завод совместно с заводом № 500 министерства авиационной промышленности приступил к созданию танкового дизеля ТД-30 на базе авиационного АЧ-300. В результате удалось получить двигатель требуемой мощности, который показал в процессе испытаний свою пригодность для работы в танке. Однако при этом выяснилось, что из-за плохого качества сборки ТД-30 требовал доработки.

При работе над силовой установкой был частично внедрен, а частично опробован в лабораторных условиях целый ряд новшеств:

— мягкие резиновые топливные баки общей емкостью 800 л;

— противопожарное оборудование с автоматическими термозамыкателями, срабатывавшими при температуре 100–110 °C;

— эжекционная система охлаждения двигателя.

Большая работа была проделана при проектировании воздушного фильтра двигателя. В отчетных документах отмечалось следующее:

«Спроектирован, изготовлен и испытан инерционный масляный фильтр, дающий предварительную грубую и тонкую очистку воздуха от пыли. Фильтр установлен на «объект 260», и проходит испытания.

В целях дальнейшего совершенствования очистки засасываемого воздуха от пыли, спроектирован инерционный сухой матерчатый воздухофильтр, состоящий из двух степеней очистки. Фильтр имеет автоматическое удаление пыли из бункера посредством использования энергии выхлопных газов».

Трансмиссия танка была спроектирована в двух вариантах. Первый, имел шестиступенчатую коробку перемены передач с кареточным переключением и синхронизаторами. Механизм поворота — планетарный, двухступенчатый. Для управления использовались гидравлические сервоприводы. При испытаниях трансмиссия показала хорошие тяговые качества, обеспечив высокие средние скорости танка.

Второй вариант механической трансмиссии был разработан совместно с МВТУ имени Н.Э. Баумана. Трансмиссия — планетарная, 8-ступенчатая, с механизмом поворота типа ЗК. Управление танком облегчалось гидравлическими сервоприводами с перспективным выбором передач. В отчете Ленинградского Кировского завода отмечалось, что этот вариант «имеет большую перспективность в дальнейшем своем развитии по силовым параметрам».

Так как ходовая часть нового тяжелого танка должна была обеспечить высокие средние и максимальные скорости, иметь малые габариты и быть надежной в работе, конструкторам пришлось решать множество возникающих при разработке проблем. В частности, был спроектирован ряд вариантов подвесок, изготовленных и подвергнутых лабораторно-ходовым испытаниям на серийных танках и на первом опытном образце «объекта 260». На их основании были разработаны окончательные рабочие чертежи.

В ходовой части применялась индивидуальная двухвальная торсионная подвеска, выполненная по схеме «торсион в трубе», гидроамортизаторы двухстороннего действия и опорные катки большого диаметра с внутренней амортизацией, работающие при больших нагрузках, а также гусеницы с литыми траками и резинометаллическим шарниром, или как тогда их называли «сайлент-блоками». По поводу разработки последней говорилось следующее:

«Вследствие новизны дела, Отделом главного конструктора ЛКЗ была проведена большая исследовательская работа по изучению зарубежных образцов. Совместно с НИИ Министерства резиновой промышленности и заводом Резинотехнических изделий (г. Ленинград) найдены необходимые рецептуры и разработана технология изготовления обрезиненных втулок».

Таким образом, при проектировании нового тяжелого танка «объект 260» конструкторам Ленинградского Кировского завода и филиала опытного завода № 100 пришлось решить множество технических задач. Причем многие из них потребовали привлечения различных специалистов из профильных предприятий.

Летом 1946 года на Ижорский завод передали чертежи для изготовления бронекорпусов и башен «объекта 260». К этому времени уже шла сборка узлов и агрегатов нового тяжелого танка на других предприятиях.

В августе 1946 года два комплекта бронекорпусов с башнями были направлены с Ижорского завода на полигон в подмосковной Кубинке для испытания обстрелом. Их провели с 8 августа по 11 сентября, стрельба велась из 128 и 88-мм немецких противотанковых пушек, а также из отечественных орудий калибра 57, 122 и 152-мм. В результате испытаний выяснилось, что, несмотря на высокую снарядостойкость, бронекорпус имеет ряд существенных недостатков. Прежде всего, отмечалась неудовлетворительная конфигурация замана передней части башни (рикошетировавшие от носа корпуса снаряды разрушили подбашенный лист), недостаточная бронестойкость нижней части бортов корпуса, невысокая прочность сварных швов. Также отмечались недостатки в форме и конструкции башни.

Полученные результаты испытаний обстрелом были изучены конструкторами «объекта 260», в результате чего удалось доработать конструкцию бронекорпуса и башни машины. Этот опыт использовался уже при разработке новых образцов «объекта 260» в 1947 году.

В плане научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по бронетанковому вооружению на 1946 год, составленному в ГБТУ, работы по «объекту 260» шли первым пунктом. В документе от 7 октября 1946 года об этом говорилось:

«Новый тяжелый танк с усиленным бронированием (ИС-7). Разработать технический проект. Изготовить опытные образцы. Провести испытания. Разработать для танка ИС-7:

1. Электропривод для вертикального и горизонтального наведения артсистемы с применением амплидин-генератора.

2. Устройство для механизации заряжания пушки».

Параллельно с испытаниями обстрелом бронекорпуса и башни ИС-7, Ленинградский Кировский завод вел изготовление первого образца нового тяжелого танка. Машину собирали в сборочном цехе СБ-1 — здесь работало всего 85 человек, из них 71 рабочий. Первый «объект 260» был готов 8 сентября 1946 года, и после регулировки механизмов направился на заводские испытания. До конца года машина прошла около 1000 километров. Второй «объект 260» собрали 25 декабря, и к новому году он сумел лишь пройти заводскую обкатку в 45 километров.



Первый образец танка ИС-7 выпуска 1946 года во время заводских испытаний на полигоне. Осень 1946 года. Машину осматривает В. Малышев (в шляпе), третий слева — главный конструктор Ж. Котин (фото из архива П. Липатова).

«Объект 260» имел классическую схему компоновки — отделение управления впереди, боевое в центре, моторно-трансмиссионное сзади. Экипаж танка состоял из пяти человек — механик-водитель размещался в отделении управления, в боевом, справа от пушки, находилось место командира танка, слева от нее — наводчика и в задней части башни — двух заряжающих.

Корпус танка выполнялся из катаных бронелистов, сваренных между собой. Лобовая часть была по форме аналогичной форме корпуса танка ИС-3. Верхние лобовые листы толщиной 150 мм устанавливались под углом 68 градусов к вертикали, и были повернуты на 58 градусов в горизонтальной плоскости. Нижний лобовой 150 мм лист имел угол наклона 50 градусов. Борт корпуса собирался из трех листов: верхнего 150-мм, установленного под углом 52 градуса, среднего 100 мм и нижнего толщиной 16 мм. Оба листа имели угол наклона 63 градуса. Крыша имела толщину 30 мм, масса корпуса «объекта 260» составляла 24,4 т.

12-тонная литая башня имела максимальную толщину лба и бортов 240 мм, крыша была вварной из 30 мм бронелиста. Диаметр погона в свету составлял 2000 мм.

Вооружение «объекта 260» состояло из 130-мм пушки С-26 с щелевым дульным тормозом и механизмом заряжания, и восьми пулеметов. Для стрельбы из орудия использовался телескопический шарнирный прицел ТШ-46. Дальномеры (оптический и радио), предусмотренные проектом, установлены не были из-за их неготовности.

Механизм поворота башни и подъемный механизм пушки имели электромоторный привод, обеспечивающий плавную наводку на цель. Скорость наводки орудия по вертикали (углы обстрела от -3 до +15 градусов) составляла от 0,05 до 3,5 градусов в секунду. Конструкция привода позволяла, помимо наводчика, осуществлять поворот башни командиру. На случай выхода из строя электромоторного привода он дублировался ручным.

В состав системы управления огнем входил прибор управления выстрелом «Штурм». Следует сказать, что к моменту заводских испытаний «объекта 260» он еще не был окончательно отработан.

Боекомплект к пушке составлял 30 выстрелов раздельного заряжания. Шесть из них укладывались в механизм заряжания, смонтированный в корме башни. Механизм обеспечивал скорострельность шесть-восемь выстрелов в минуту.

Из восьми пулеметов семь были ШКАС калибра 7,62-мм. Один из них был спарен с пушкой, четыре монтировались в специальных коробах (два на качающейся части пушки для стрельбы по ходу вперед и два на надгусеничных полках для стрельбы назад) и два в специальной дистанционно управляемой установке на корме башни. К моменту испытаний «объекта 260» эта установка также не была окончательно отработана.

Возимый боекомплект к 7,62-мм пулеметам составлял 2000 патронов.

На крыше башни устанавливался 14,5-мм пулемет конструкции Шпитального (боекомплект — 500 патронов) для стрельбы по зенитным целям. Огонь из него вел один из заряжающих.

Силовая установка «объекта 260» состояла из дизельного двигателя ТД-30 мощностью 1200 л.с. Емкость баков составляла 1200 л. Всего в топливную систему входило 14 баков, причем часть из них, так называемые мягкие, выполненные их специальной прорезиненной ткани, имевшей высокую стойкость к дизельному топливу. Такое решение, по мнению конструкторов, позволяло разместить баки в трудно доступных местах: при использовании металлических баков пришлось бы делать их очень сложной формы, что было сложно и дорого, а мягкий бак сложной формы изготавливался значительно проще. Возимый запас топлива обеспечивал «объекту 260» запас хода в 300 км.

Трансмиссия танка — механическая, одноступенчатая с многодисковым главным фрикционом сухого трения, трехвальной шестиступенчатой коробкой перемены передач с каретками переключения и синхронизаторами, двумя двухступенчатыми планетарными механизмами поворота и двумя планетарными бортовыми редукторами. Тормоза — ленточные, сухого трения. В трансмиссии применялась система гидросервоуправления, в результате чего усилия на рычагах не превышали 8 кгс.

В ходовой части применялась двухвальная трубчато-стержневая торсионная подвеска с гидроамортизаторами, двойные опорные катки с внутренней амортизацией и гусеница с резинометаллическим шарниром. Удельное давление «объекта 260» на грунт составляло 0,98 кг/см2.

Для внешней связи на танке стояла серийная радиостанция 10РК, так как специальную дуплексную разработать не успели. Внутренняя связь осуществлялась переговорным устройством ТПУ-4-Бис.

Заводские испытания «объектов 260» показали, что машины имеют весьма высокие боевые и технические характеристики. Например, при массе в 66 тонн танк легко развивал скорость до 60 км/ч, а средняя скорость по разбитой булыжной дороге составила 32 км/ч. С новой машиной приезжало знакомиться руководство СССР и Вооруженных Сил — осенью 1946-го — весной 1947 годов «объект 260» осмотрели министр транспортного машиностроения В.А. Малышева, а также Маршалы бронетанковых войск П.А. Ротмистров и П.С. Рыбалко. Однако, несмотря на высокие боевые и технические характеристики, стало ясно, что танки требуют доработки ряда узлов и агрегатов.

Следует сказать, что по распоряжению главного конструктора Ж.Я. Котина работы над дальнейшем совершенствованием «объекта 260» начались еще во второй половине 1946 года, когда только велась постройка опытных образцов. Для более эффективного использования инженерно-конструкторского потенциала, с 1 января 1947 года отделы главного конструктора Ленинградского Кировского завода и филиала опытного завода № 100 объединялись в один — при филиале опытного завода. Здесь же создавалась специальная лаборатория для отработки системы управления огнем и трансмиссии танка. Старшим инженером машины при проектировании усовершенствованного образца ИС-7 Ж. Котин назначил талантливого конструктора Николая Федоровича Шашмурина, общее руководство работами по-прежнему осуществлял заместитель А. С. Ермолаев.

Между тем, испытания «объекта 260» продолжались, причем не без происшествий. Так, 18 апреля 1947 года первый образец машины, прошедший к этому времени 1092 километра, во время пробега упал с моста. Вытащить танк удалось лишь 6 мая. На этом «злоключения» машины не закончилось — 12 ноября 1947 года, проезжая через железнодорожный переезд экипаж не заметил поезда. В результате паровоз зацепил ствол 130-мм пушки, закрепленной «по-походному», сорвав стопор башни, которую развернуло почти на 90 градусов в сторону. Происшествие обошлось без жертв, но танк потребовал ремонта.

Испытания опытных образцов «объекта 260» завершились к 1 августа 1947 года. Обе машины оставили на заводе, и впоследствии их использовали в качестве опытной базы для отработки узлов для нового тяжелого танка.




Общие виды танка ИС-7 выпуска 1947 года (АСКМ).

После ряда консультаций и изучения материалов по испытаниям «объекта 260» было проведено совместное заседание представителей министерства транспортного машиностроения, конструкторов Ленинградского Кировского завода и филиала опытного завода № 100 и Министерства Вооруженных Сил. В ходе обсуждения были уточнены тактико-технические требования для проектирования нового, усовершенствованного образца тяжелого танка. На основе этих материалов 9 апреля 1947 года было подписано постановление Совета Министров СССР № 935–288.

Согласно этому документу, Ленинградскому Кировскому заводу предписывалось изготовить во втором и третьем кварталах 1947 года три опытных образца нового тяжелого танка ИС-7 усовершенствованной конструкции, а в четвертом квартале — выпустить партию из десяти таких машин. Также в постановлении были перечислены изменения, которые требовалось внести в конструкцию этих машин.

Следует сказать, что к моменту подписания постановления Совмина СССР, отдел главного конструктора филиала завода № 100 проделал большую работу по проектированию усовершенствованного образца ИС-7. Так, был изготовлен деревянный макет танка в натуральную величину, переработана схема броневого корпуса и башни по результатам обстрела опытных образцов в 1946 году, улучшена конструкция подвески, велась отработка новой планетарной конструкции и ходовой части, изменено вооружение.

Что касается последнего, то теперь на «объект 260» планировалось установить 130-мм пушку С-70, которая была спроектирована на базе С-26 в НИИ АВ. В ее конструкции предусматривалось использование механизма заряжания, система продувки ствола после выстрела, усовершенствованный механизм вертикальной наводки, а небольшая сила сопротивления откату обеспечивала устойчивость танка.

Пушка имела длину ствола в 57,2 калибра (7440 мм), однокамерный сетчатый дульный тормоз, клиновой полуавтоматический затвор, электромеханический спусковой механизм (дублировался ручным) масса качающейся части пушки с бронировкой составляла 4756 кг. Огонь из нее велся выстрелами раздельного заряжания с бронебойными (масса 33,4 км, начальная скорость 900 м/с) или осколочно-фугасными снарядами. Дальность прямого выстрела по цели высотой 2 м составляла 1100 м.



Первый образец танка ИС-7 выпуска 1947 года (машина № 1), общий вид. Осень 1947 года. В маске над орудием виден ствол спаренного 14,5-мм пулемета КПВ, а на борту корпуса — крепление для 7,62-мм пулемета РП-46 (АСКМ).

Опытные образцы С-60 изготовили в 1947 году, и один из них прошел испытания возкой на опытном «объекте 260» выпуска 1946 года.

Кроме орудия, на новом танке предполагалось заменить и пулеметы: их количество осталось прежним (восемь), но теперь два из них были 14,5-мм, причем конструкции Владимирова (КПВ-44), а остальные — 7,62-мм РП-46 (ротный пулемет образца 1946 года с ленточным питанием, созданный конструкторами А.И. Шилиным, П.П. Поляковым и А.А. Дубининым на базе ручного пулемета ДП. — Прим. автора).

Замена пулеметов конструкции Шпиталного была, прежде всего, связана с тем, что в них использовались специальные боеприпасы — например, для ШКАСов металлические гильзы. При использовании такого вооружения в танковых частях пришлось бы дополнительно налаживать и систему снабжения ШКАСов боеприпасами.

Из восьми пулеметов три (КПВ и два РП-46) должны были устанавливаться спаренными с пушкой, три (два РП-46 м КПВ) — в строенной дистанционно управляемой установке на корме башни и два РП-46 — в бортах корпуса для стрельбы назад по ходу танка.

В конце мая 1947 года прошло совместное совещание представителей министерства транспортного машиностроения, Вооруженных Сил, артиллерийского и бронетанкового управлений, а также заводов, ведущих изготовление «объекта 260» и агрегатов к нему, посвященное вооружению новой машины. В ходе обсуждения было принято решение об окончательном утверждении вооружения танка, а также об изготовлении для установки на «объект 260» командирского перископического прибора ТКП-2 и прибора и танкового стабилизированного командирского прибора ТКБ-8 с переменным увеличением (4 и 8х). Работы по этим приборам вел завод № 393 министерства вооружения.

Одновременно велись работы по совершенствованию броневой защиты усовершенствованных образцов ИС-7.

Так, была усилена прочность корпуса за счет применения цельного гнутого бортового листа. В результате был ликвидирован сварной шов между верхним и средним бортовыми листами. Вообще, обеспечение изготовления такого гнутого листа из брони толщиной 150 мм являлось значительным достижением советской промышленности того времени. Также было усилено крепление нижнего лобового листа. Работы по доработке корпуса выполнила группа конструкторов под руководством B.C. Торотько.



Первый образец танка ИС- 7 выпуска 1947 года (машина № 1), вид сзади. Осень 1947 года. Задний кормовой лист установлен на петлях для удобства доступа к агрегатам трансмиссии, сверху на крыше моторно-трансмиссионного отделения виден стопор крепления ствола орудия при движении «по-походному» (АСКМ).

Кроме корпуса была переработана башня ИС-7. Как и прежняя, она выполнялась литой, но имела измененную форму. Благодаря тому, что к этому времени был разработан новый, более компактный, механизм заряжания пушки, удалось уменьшить высоту башни на 200 мм и снизить ее массу на тонну (по сравнению с «объектом 260» выпуска 1946 года). Также конструкторам К.Н. Ильину и Т.Н. Рыбину, которые занимались проектированием башни, удалось увеличить с 2000 до 2300 мм диаметр погона, что значительно улучшило условия работы экипажа.

Первые два образца новой башни были отлиты Ижорским заводом еще в декабре 1946 года, но оказались неудачными. Тем не менее, эти образцы в августе 1947 года вместе с бронекорпусом «объекта 260» новой конструкции испытали обстрелом. Это позволило проверить правильность выводов конструкторов и внести в конструкцию бронедеталей необходимые изменения.

Первоначально на новых образцах ИС-7 предполагалось использовать дизельные двигатели ТД-30 мощностью 1200 л.с. Напомним, что такие образцы, изготовленные заводом № 500 министерства авиапромышленности, устанавливались на танках «объект 260» выпуска 1946 года. Правда, к весне 1947 года четыре таких двигателя из пяти, изготовленных заводом № 500 для Ленинградского Кировского завода, вышли из строя.

Постановлением Совмина от 8 апреля 1947 года заводу № 500 предписывалось увеличить мощность дизеля (он получил обозначение ТД-30Б) до 1500–2000 л.с. Однако к 12 июля 1947 года завод № 500 к работам по доработке двигателя так и не приступил.

Еще весной, в связи с угрозой срыва графика изготовления опытных образцов нового тяжелого танка, главный конструктор Ж.Я. Котин обратился в министерство транспортного машиностроения с просьбой помочь привлечь к работам по танковым двигателям особое конструкторское бюро ленинградского моторного завода № 800 «Звезда» (последний, как и ЛКЗ, входил в состав минтрансмаша). Здесь велись работы по созданию дизельных двигателей для торпедных катеров. В результате, ОКБ-800 совместно с конструкторами Кировского завода в короткие сроки предложили для использования в «объекте 260» дизель М-50Т с турбонаддувом мощностью 1050 л.с. этот двигатель предназначался для торпедных катеров, и представлял собой задросселированный вариант авиамотора АЧ-30 мощностью 1800 л.с.



Первый образец танка ИС-7 выпуска 1947 года (машина № 1), вид спереди сверху. Осень 1947 года. Хорошо видно крепление буксирных тросов, люк механика-водителя со смотровыми приборами, а также приборы на крыше башни. Обратите внимание на «дырчатый» дульный тормоз 130-мм орудия С-70 (АСКМ).

ОКБ-800 совместно с отделом главного конструктора филиала опытного завода № 100 подготовили совместный проект установки М-50Т в «объект 260». При этом предполагалось разработать новую схему компоновки моторно-трансмиссионного отделения танка, применив в новом двигателе инжекционную систему охлаждения.

Данное предложение получило одобрение в министерстве транспортного машиностроения и Совете Министров СССР. Заводу «Звезда» поручалось изготовить 12 дизелей М-50Т, а также рассмотреть вариант увеличения его мощности до 1100 л.с.

В связи с установкой нового двигателя в «объект 260», филиал опытного завода № 100 в спешном порядке был вынужден провести дополнительные испытания М-50Т с инжекционной системой охлаждения, а также переделать выхлопную систему и проверить возможность запуска дизеля от воздушных баллонов. Работы закончились успешно и в сжатые сроки, и до конца 1947 года завод № 800 изготовил и передал для установки в танки пять дизелей М-50Т.

Однако с подготовкой выпуска нового тяжелого танка все шло не совсем гладко. Так, 27 апреля 1947 года председатель государственной плановой комиссии при Совете министров СССР направил на имя заместителя председателя Совмина СССР Л. Берии следующее письмо:

«По Постановлению Правительства от 12.2.46 г. № 350–142 сс Министерство транспортного машиностроения обязано изготовить еще к 1.9.46 г. два опытных образца тяжелого танка конструкции т. Котина (ИС-7) из них один с электрической, другой с механической трансмиссией.

Однако при подготовке проекта Постановления по плану производства танков на 1947 г. в том числе и опытной партии танков ИС-7 в количестве 10 штук, который был утвержден Советом Министров СССР 9.4.47 г., заявки на необходимую комплектацию изделия для ИС-7 Министерство транспортного машиностроения не предъявило…

По пушке С-70 дополнительный заказ на 7 шт. может быть Министерством Вооружения принят в этом году при условии срочного проведения испытаний уже имеющихся трех образцов.

Исходя из изложенного, Госплан считает необходимым обязать Министерство транспортного машиностроения в обеспечении своевременного выполнения производства ИС-7».

Помимо проблем на Кировском заводе, имелись недостатки и в работе заводов-смежников, которые должны были поставить для ИС-7 приборы, двигатели и вооружение. Это и немудрено — многие из узлов и агрегатов разрабатывались у нас в стране впервые, и для их создания требовалось решить целый ряд проблем технического и технологического характера.



Механизм заряжания 130-мм пушки С-70 танка ИС-7 (на шесть выстрелов), разработанный Ленинградским Кировским заводом совместно с филиалом завода № 100. 1947 год. Сверху уложены снаряды, под ними — заряды (РГАЭ).

Так, 7 августа 1947 года на имя министра транспортного машиностроения И. Носенко была направлена следующая записка:

«Ведомость на основные комплектующие изделия для ИС-7.

Электропривод — 4 образца изготовлены ВЭИ и находится на Ленинградском Кировском заводе.

Стабилизатор — 3 шт. изготовлены заводом № 212 Минсудпрома и находятся на Ленинградском Кировском заводе.

Синхронно-следящий привод — 3 комплекта этих приборов трофейных на Ленинградском Кировском заводе.

Танковый командирский прибор ТПК-2 и прицел ТШ-46в — на Ленинградском Кировском заводе имеется один, на изготовление трех завод № 393 Министерства Вооружения согласие дал.

Танковый комбинированный прицел ТКСП — один образец изготовлен Ленинградским институтом точной механики Министерства вооружения.

Прибор ночного видения — один трофейный прибор имеется, два образца изготавливаются НИИ-801 Министерства электропромышленности…

По дизельмоторам. Опытные дизель моторы ТД-30Б поставленные заводом № 500 Министерства авиационной промышленности при испытаниях в танках оказались ненадежными в работе. Постановлением Совета Министров от 9.4.47 г. № 935–288 сс завод № 500 обязывался в третьем квартале с.г. отработать три образца этого дизеля для государственных испытаний.

Для доработки этих дизелей Кировским заводом было выдано задание, в котором по согласованию с заводом № 500 было внесено требование о замене наддува Бюхи центробежным нагнетателем. В проведении этих работ Министерство транспортного машиностроения окажет помощь заводу № 500 выделением семи конструкторов. Ввиду отказа министра авиационной промышленности т. Хруничева обеспечить поставку в 1947 г. дизелей ТД-30Б для ИС-7, Министерство транспортного машиностроения организовывает изготовление дизель-моторов для этого танка на заводе № 800. Первое образцы уже изготовлены и испытываются на стенде Кировского завода.

По С-70. На требования Министерства вооружения о поставке НИИ артиллерийского вооружения башни для проведения испытаний, Министерство транспортного машиностроения ответило отказом еще в 1946 г. и подтвердило этот отказ в этом году, т. к. для отстрела пушки устанавливать в башню необязательно.

Для испытаний пушки ГАУ передано НИИ артиллерийского вооружения Министерства вооружений специальный стенд Бр-2 на котором в настоящее время и производится отладка первого образца С-70. Два других образца только заканчиваются изготовлением НИИ артиллерийского вооружения.



Механизм заряжания 130-мм пушки С-70 танка ИС-7 (на шесть выстрелов), разработанный Ленинградским Кировским заводом совместно с филиалом завода № 100, вид внутри башни. Внизу места для зарядов, над ними — места для снарядов. В центре хорошо виден лоток для подачи выстрелов к казеннику орудия (РГАЭ).

Таким образом, указанные три образца пушки еще не предъявлены для испытаний ГАУ Вооруженных Сил. Кроме того, ГАУ Вооруженных Сил приняло решение проводить испытание этих пушек комплектно с механизмом автоматизации заряжения. К изготовлению указанного механизма НИИ артиллерийского вооружения только еще приступило».

Тем не менее, сборка первого образца усовершенствованного образца танка ИС-7 завершилась к концу июля 1947 года. С 26 августа по 31 октября этот танк прошел длительные заводские испытания. Второй образец был собран 6 октября, а третий — 30 декабря 1947 года.

Как и его предшественник, «объект 260» выпуска 1946 года, ИС-7 1947 года имел классическую схему компоновки и экипаж из пяти человек. В отделении управления находилось место механика-водителя, в боевом отделении, справа от пушки размещался командир, слева — наводчик, и в задней части за ними — два заряжающих.

Корпус танка сваривался их катаных бронелистов толщиной 150, 100, 60 мм (лоб, борта, корма), установленных под большими углами наклона к вертикали. Впервые в отечественном танкостроении в конструкции танка применили цельногнутые бортовые листы, предложенные конструктором Г.Н. Москвиным, что позволило повысить снарядостойкость и увеличить внутренний объем. Днище и крыша изготавливались из 20 мм брони. За местом механика-водителя в днище отделения управления располагался люк аварийного выхода.

ИС-7 выпуска 1947 года получил башню измененной формы (по сравнению с машинами 1946 года). Она изготавливалась литой, и имела переменную толщину лобовой части от 210 до 90 мм при углах наклона от 0 до 45 градусов. В бортовой части броня была до 150 мм, а на корме — до 90 мм. В отличие от машины 1946 года, командирской башенки на крыше не имелось, а диаметр погона увеличили до 2300 мм.

Вооружение ИС-7 состояло из 130-мм пушки С-70, имевшей систему продувки канала ствола после выстрела и однокамерный дульный тормоз. Орудие имело механизм заряжания, расположенный в кормовой части башни. Он имел электрический привод, в нем размещалось шесть снарядов и столько же зарядов, что обеспечивало скорострельность до восьми выстрелов в минуту. Весь боекомплект ИС-7 состоял из 30 выстрелов раздельного заряжания.

С пушкой была строено три пулемета — один 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм. Установка крупнокалиберного пулемета вместе с пушкой позволяла использовать его для борьбы с легкобронированными целями, а также для пристрелки, что позволяло экономить снаряды.

Еще два 7,62-мм пулемета монтировались в специальных кожухах на бортах корпуса, и могли вести огонь по ходу назад. На второй и последующим образцах ИС-7 добавили еще два 7,62-мм пулемета, которые крепились на бортах башни снаружи, и также могли вести огонь назад. Управляли этими пулеметами заряжающие.

На крыше башни, на специальном вертлюге, устанавливался 14,5-мм пулемет КПВ, который мог вести огонь по зенитным целям. Боекомплект к пулеметам составлял 400 14,5-мм и 2500 7,62-мм патронов.

Механизм подъема пушки и поворота башни имел электромоторный и ручной приводы. При стрельбе использовался прибор управления выстрелом «Штурм», обеспечивающий автоматическую наводку орудия и производство выстрела в соответствии со стабилизированной линией прицеливания.

На первом ИС-7 выпуска 1947 года устанавливался телескопический шарнирный прицел ТШ-46В и перископический прицел ТП-47А с переменным увеличением.

На танках ИС-7 выпуска 1947 года устанавливался 12-цилиндровый V-образный дизельный двигатель М-50Т мощностью 1050 л.с. при 1850 об/мин с жидкостной эжекционной системой охлаждения и центробежным нагнетателем.

Эжекторы, изготовленные из фрезерованных броневых листов, использовались впервые в отечественном танкостроении. Причем пять разных моделей эжекторов проходили предварительные испытания на стендах филиала опытного завода № 100.

Запуск двигателя осуществлялся двумя электростартерами СТ-16. Кроме того, имелась резервная система запуска сжатым воздухом от одного из восьми баллонов.

Для очистки воздуха, поступающего к двигателю, применялись двухступенчатые воздухоочистители с автоматическим удалением пыли.

Запас топлива, размещенного в 11 баках, составлял 1300 л. Как и на танках 1946 года, использовались «мягкие» баки из специальной прорезиненной ткани, выдерживавшей давление до 0,5 атм. Запас хода по топливу составлял около 200 километров.

На танке ИС-7 выпуска 1947 года установили инерционный сухой матерчатый воздушный фильтр с двумя ступенями очистки и автоматическим удалением пыли из бункера с использованием энергии выхлопных газов. Такое решение использовалось в танкостроении впервые.

Трансмиссия танка состояла из механической планетарной коробки перемены передач, спроектированной совместно с МВТУ имени Н. Баумана в конце 1946 года, механизма поворота типа ЗК («Зайчик-Кристи»), двух комбинированных бортовых редукторов и двух передач заднего хода. Также в трансмиссии использовались дисковые фрикционы сухого трения и ленточные плавающие тормоза. Следует сказать, что нестабильная работа фрикционов усложняла управление танком на высоких скоростях, и требовала от механика-водителя определенного мастерства. Управление коробкой перемены передач велось при помощи гидросервопривода.



Качающаяся часть 130-мм пушки С-70 с установленными на ней пулеметами: одним 14,5-мм КПВ и двумя 7,62-мм РП-46 (РГАЭ).

Автоматическая система пожаротушения конструкции М.Г. Шелемина состояла из датчиков и огнетушителей, установленных в моторно-трансмиссионном отделении, и была рассчитана на трехразовое включение в случае загорания.

Ходовая часть включала в себя семь опорных катков большого диаметра (730 мм) на борт и не имела поддерживающих роликов. Катки выполнялись двойными, с внутренней амортизацией. Для улучшения плавности хода были применены гидравлические амортизаторы двустороннего действия (на 1, 2, 6 и 7 катках), поршень которых располагался внутри балансира подвески. Амортизаторы разрабатывались группой инженеров под руководством Л.3. Шенкера.

В качестве упругого элемента подвески использовались пучковые торсионы, каждый из которых состоял из 18 валов диаметром 25,5 мм.

Гусеница шириной 710 мм имела литые траки коробчатого сечения с резинометаллическим шарниром. Их применение позволило увеличить износоустойчивость и уменьшить шум при движении, но в то же время, они были сложны в производстве. Масса каждой гусеницы составляла 2332 кг, она состояла из 93 траков.

Электрооборудование ИС-7 выполнялось по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети — 24 В. В качестве источников электроэнергии использовались шесть аккумуляторных батарей и генератор ГТ-18Ф мощностью 3 кВт.

На танках устанавливалась радиостанция 10 РТ и танковое переговорное устройство ТПУ-47 на пять абонентов.

Опытный образец танка ИС-7 № 1 до конца 1947 года прошел около 2500 километров. Помимо этого, на машине были проведены испытания механизмов наводки орудия и пулеметного вооружения.

ИС-7 № 2 с 23 ноября 1947 года поступил на министерские испытания, и до конца года прошел около 740 километров. В конструкцию этой машины внесли ряд доработок по результатам заводских испытаний первого танка. Машина № 2 испытывалась по специальной программе, утвержденной в минтрансмаше. Ее условия были довольно жесткими — на танке опробовалась работа системы вооружения, средств связи, а также определялись ее динамические качества и проходимость по местности. Танк преодолевал подъемы, спуски, а также различные искусственные препятствия, двигался по дорогам с различным покрытием.

Министерские испытания второго образца танка ИС-7 завершились 20 марта 1948 года, к этому времени машина прошла 2015 километров. При этом отмечалась удовлетворительная работа узлов и механизмов танка, серьезных поломок выявлено не было. Максимальная скорость по шоссе составила 60 км/ч, что для танка массой 66 тонн было весьма неплохим показателем. Расход топлива на 100 километров при движении по шоссе составил 419 литров.



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 3) в цеху Кировского завода. Январь 1948 года. Башня развернута назад в положение «по-походному», пушка закреплена специальным стопором (АСКМ).

В своем заключении комиссия министерства транспортного машиностроения, проводившая испытания опытного образца ИС-7 № 2, отмечала, что машина министерские испытания выдержала, и по основным параметрам соответствует утвержденным для нее тактико-техническим характеристикам.

Председатель комиссии, проводившей испытания ИС-7, главный испытатель министерства транспортного машиностроения Е.А. Кульчицкий позже в своих воспоминаниях писал:

«Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжелая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю».

Тем не менее, наряду с положительными отзывами об ИС-7, такими как удачная компоновка, высокие боевые качества и возможность дальнейшего совершенствования танка, комиссия потребовала от Кировского завода повысить надежность работы ряда узлов и механизмов машины и устранить ряд конструктивных недостатков, выявленных в ходе испытаний.

Следует сказать, что часть замечаний была устранена еще во время пробегов второго образца, но большее их количество удалось исправить на танке ИС-7 № 3 — эту машину готовили для прохождения междуведомственных испытаний. На последних планировалось окончательно решить вопрос о принятии ИС-7 на вооружение Советской Армии: танк произвел очень благоприятное впечатление не только на работников министерства транспортного машиностроения, но и на многих высокопоставленных военных.

Кстати сказать, испытания танка ИС-7 № 2 не обошлись без ЧП. Так, 22 марта 1948 года у машины загорелся двигатель. Система пожаротушения дала две вспышки для локализации пожара, но погасить возгорание не смогла. Экипаж покинул машину, и она сгорела. Тем не менее, второй образец ИС-7 восстановили к маю, и в дальнейшем он использовался на заводе для отработки новых узлов и агрегатов.



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 3) в цеху Кировского завода, вид сзади. Январь 1948 года. На корме закреплены дымовые шашки, хорошо виден стопор для крепления орудия «по-походному», на корме башни закреплен банник для чистки ствола орудия (АСКМ).

Третий опытный образец ИС-7, собранный 30 декабря 1947 года, прошел обкатку в январе нового года. В апреле машину отправили на Научно-испытательный артиллерийский полигон, где провели краткосрочные испытания пушки С-70 отстрелом, а также проверили надежность работы механизма заряжания, подъемного и поворотного механизмов и системы продувки ствола артсистемы воздухом после выстрела. Также были опробованы стрельбой, установленные на ИС-7 14,5-мм пулеметы. После этого танк вернули на завод, и стали готовить для междуведомственных испытаний.

30 апреля 1948 года министр транспортного машиностроения И. Носенко направил на имя заместителя председателя Совета Министров СССР В. А. Малышева докладную записку о ходе работ по ИС-7, в которой писал:

«В соответствии с постановлением Совета Министров СССР № 935–288 сс от 9.4.47 г. Кировским заводом в Ленинграде в 1947 г. были изготовлены опытные образцы ИС-7 конструкции т. Котина. Два опытных ИС-7 были всесторонне испытаны на Кировском заводе в 1947 г. Один ИС-7 в настоящее время полностью подготовлен к междуведомственным испытаниям совместно с ГБТУ ВС, а второй танк, в связи с поздней подачей пушки С-70, заканчивается сборкой, и в мае сего года также будет предъявлен на междуведомственные испытания. Предъявленные на испытания опытные образцы танка выполнены в соответствии с тактико-техническими требованиями, утвержденными постановлением СНК СССР № 350–142 сс от 12.2.46 г. Из утвержденных требований не выполнено:

1. Не установлен в танке оптический дальномер и радиодальномер. Последний не разработан, и комитет по радиолокации эту тему прекратил в соответствии с постановлением Совета Министров СССР № 2501-767 сс от 17.7.47 г. Государственный оптический институт Министерства Вооружения изготовил лишь два опытных образца оптического дальномера, которые переданы Кубинскому полигону БТ и MB ВС для предварительных испытаний. Кировский завод до настоящего времени для установки в танке дальномеров от заказчика так и не получил.

2. Общая емкость баков составляет 1000 л против 1300 л в тактико-технических требованиях. Но этот объем, как установлено заводскими и министерскими испытаниями, обеспечивает запас хода танка по шоссе в 300 км, что соответствует заданию.



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 3) в цеху Кировского завода, вид сзади справа. Январь 1948 года. Хорошо видны установки 7,62-мм пулеметов РП-46 на бортах корпуса и башни (АСКМ).

В предъявленный ИС-7 установлен дизель-мотор М-50Т завода № 800. Министерство транспортного машиностроения вместо предусмотренных заданием двух моторов — В-16 и М-50Т — создал один, на базе судового серийного дизеля М-50, и как показывают заводские и междуведомственные испытания ИС-7, он по своей мощности удовлетворяет заданным требованиям динамической характеристики танка. М-50 прошел уже 100-часовые государственные испытания. В настоящее время М-50Т ставится на заводские 150-часовые стендовые испытания, а после их окончания Министерство транспортного машиностроения предъявит мотор на 150-часовые междуведомственные испытания. Командование Бронетанковых и механизированных войск требует проведения междуведомственных испытаний этого мотора на 300 часов.

В ИС-7 внесены следующие улучшения по сравнению с тактико-техническими требованиями:

1. Применен погон башни диаметром 2300 мм вместо 2000 мм, что значительно улучшает условия работы экипажа.

2. Для повышения огневой мощи танка установлены два крупнокалиберных пулемета вместо одного по тактико-техническим требованиям, при этом сохранено общее количество заданных пулеметов в танке — 8 штук.

3. Для улучшения обзорности установлено 9 призматических перископических смотровых приборов вместо 5 по тактико-техническим требованиям.

4. Для повышения динамичности качеств танка установлены гидравлические амортизаторы подвески и опорные катки с внутренней амортизацией, не предусмотренные в тактико-технических требованиях.

5. На танке установлена комбинированная радиостанция, работающая на дуплексном и симплексном режимах, что в значительной степени улучшает внешнюю связь танка.

Бронетанковых и механизированных войск, ссылаясь на отступления от утвержденных тактико-технических требований, отказывается начать междуведомственные испытания ИС-7. Поэтому Министерство транспортного машиностроения просит Вас разрешить приступить к междуведомственных испытаниям опытного ИС-7, изготовленного с выше перечисленными отступлениями от тактико-технических требований, а также провести 150-часовые междуведомственные испытания М-50Т. Результаты междуведомственных испытаний будут доложены Совету Министров СССР к 1 июля, как это предусмотрено Постановлением Правительства № 891–284 сс от 20 марта сего года».



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 3) в цеху Кировского завода, общий вид. Январь 1948 года. Обратите внимание на решетки, установленные для защиты фар (АСКМ).

Видимо, письмо Носенко сыграло свою роль — уже 3 мая 1948 года появился приказ № 0061/135 сс «О проведении испытаний опытного танка ИС-7», подписанный командующим бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил и министром транспортного машиностроения СССР. В этом документе говорилось следующее:

«В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 891–284 сс от 20.03.48 г. для проведения испытания опытных образцов ИС-7 Кировского завода с целью:

а) определения тактико-технических характеристик;

б) проверки надежности работы;

в) дачи заключения о принятии на вооружение Бронетанковых и механизированных войск и на серийное производство приказываем:

Назначить комиссию в составе:

Председатель генерал-лейтенант танковых войск Вершинин Б. Г…».

Далее в документе перечислялись члены комиссии — всего 22 человека. Они представляли все «задействованные» организации: командование бронетанковыми и механизированными войсками, ГБТУ, Главное артиллерийское управление, минтрансмаш, министерство резиной промышленности, и естественно Ленинградский Кировский завод.

Но, несмотря на то, что к этому времени опытный образец танка ИС-7 № 3 был готов к испытаниям, их начало откладывалось.

Дело в том, что к этому времени результаты испытаний двух первых ИС-7 выпуска 1947 года (№ 1 и 2) показали необходимость внесения в конструкцию танка значительного числа конструктивных изменений. Поэтому представители министерства Вооруженных Сил потребовали, чтобы ИС-7 соответствовал утвержденным тактико-техническим требованиям по всем пунктам. Кроме того представители междуведомственной комиссии, созданной для испытания танка, приняли решение направить машину на дополнительные испытания вооружения. В соответствии с этим, 16 июня 1948 года министр транспортного машиностроения И. Носенко, начальник Главного артиллерийского управления Советской Армии Н. Яковлев и командующий бронетанковыми и механизированными войсками А. Богданов приняли решение о порядке проведения государственных и артиллерийских испытаний ИС-7. В подписанном ими документе говорилось следующее:



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 2) перед началом испытаний. Осень-зима 1947 года. На корме корпуса закреплены дымовые шашки. Обратите внимание, что установка 7,62-мм пулемета РП-46 на борту башни отсутствует (АСКМ).

«1. В связи с тем, что программой ГАУ ВС испытаний вооружения ИС-7 предусмотрена всесторонняя проверка С-70 на живучесть и прочность, определение скорострельности пушки, углов вылета снарядов, загазованности боевого отделения и работоспособность механизма заряжения, считать необходимым отправить на ГНИАП ГАУ ВС танк ИС-7 № 3, так как ИС-7 № 1, предназначенный по межведомственному соглашению для проведения испытаний артсистемы, Кировским заводом не подготовлен к проведению этих испытаний в полном объеме (невозможно ведение стрельбы на кучность, меткость, скорострельность, проверку механизма заряжения). Танк № 3 подать на полигон 18.6.48 г.

2. Председателю комиссии по испытанию опытных образцов ИС-7 генерал-лейтенанту танковых войск Вершинину Б. Г. в 2-дневный срок представить на утверждение изменения к программе ходовых испытаний, учитывающие проведение полных артиллерийских испытаний С-70 и отстрел вооружения танка № 3.

3. Учитывая неподготовленность танков к ходовым испытаниям, выйти в Правительство с ходатайством о продлении испытаний ИС-7 на 2 месяца».

В соответствии с этим документом, 18 июня 1948 года ИС-7 № 3 отправили на научно-испытательный артиллерийский полигон, где с 22 июня по 23 июля прошли испытания вооружения танка. За это время всего произвели 671 выстрел из пушки, 3671 выстрел из пулеметов КПВ и 64303 — из РП-46.

В целом, несмотря на ряд замечаний, результаты испытаний были признаны вполне удовлетворительными. Серди достоинств в части вооружения, по ИС-7 отмечалось, прежде всего, удобство работы экипажа машины: это обеспечивалось как применением вращающегося полика в башне, так и использованием механизма продувки канала ствола после выстрела, что значительно снижало загазованность боевого отделения танка.

130-мм орудие С-70 показало удовлетворительную кучность боя и надежность работы узлов и механизмов. Также отмечалась высокая скорострельность — до шести выстрелов в минуту) благодаря применению механизма заряжания. Последний, спроектированный инженерами Ленинградского Кировского завода, оказался прост по конструкции, надежен в работе и обеспечивал удобную загрузку в него заряжающими снарядов и зарядов.



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 2) перед началом испытаний, общий вид. Осень-зима 1947 года. Решеток на фарах, таких как на образце ИС-7 № 3, у этой машины нет (АСКМ).

13 июля 1948 года, еще до окончания испытаний отстрелом вооружения танка ИС-7 № 3, на имя министра транспортного машиностроения И. И. Носенко была направлена справка о ходе работ по танкам ИС-7 следующего содержания:

«Ленинградский Кировский завод и филиал завода № 100 во исполнение постановления Совета Министров СССР № 891–284 сс от 20 марта с.г. подготовили ИС-7 для междуведомственных испытаний, о чем 19 марта было доложено командующему Бронетанковыми и механизированными войсками с предложением — начать испытания этого танка 31 марта. Однако командование Бронетанковых и механизированных войск не согласилось с предложением Министерства транспортного машиностроения, ссылаясь на то, что предъявленный ИС-7 по некоторым параметрам не соответствует тактикотехническим требованиям, утвержденным СНК СССР в феврале 1946 года.

Поэтому Министерство транспортного машиностроения и обратилось в Совет Министров СССР за разрешением допустить к испытаниям ИС-7 с отступлением от утвержденных тактико-технических требований. Совет Министров СССР распоряжением № 6818 сс от 26 мая с.г. разрешил Министерству Вооруженных Сил СССР и Министерству транспортного машиностроения провести испытания ИС-7, изготовленного с отступлением от заданных требований.

Однако, междуведомственная комиссия, назначенная совместным приказом командующего Бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил и Министерства транспортного машиностроения, к испытаниям ИС-7 не приступила, и потребовала внедрения конструкторских изменений, предусмотренных чертежами для последующих машин установочной партии. В связи с настоятельными требованиями командования Бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил, Министерство транспортного машиностроения согласилось на внедрение требуемых изменений. Кроме того, ГБТУ ВС и ГАУ ВС изменили свое первоначальное решение о порядке испытаний вооружения танков ИС-7 и 16.6. с.г. было принято новое решение по этим испытаниям, предусматривающих всестороннюю проверку пушки С-70 на живучесть, прочность, определенную скорострельность, проверку загазованности боевого отделения, работу механизма заряжения и т. д. При этом было принято решение: ранее подготовленный Кировским заводом для междуведомственных испытаний ИС-7 отправить на ГНИАП ГАУ ВС, для испытания вооружения по новой программе ГАУ ВС.

В настоящее время этот танк находится на артполигоне, и уже сделано более 400 выстрелов из пушки, и произведен отстрел всех пулеметов.



Схема бронирования танка ИС-7 выпуска 1947 года из альбома боевых машин, изготовленных Кировским заводом. 1950 год. На ней указаны толщины брони и угол наклона броневых листов.

После окончания артиллерийских испытаний в этот танк Кировский завод должен внести все требуемые ГБТУ ВС изменения, после чего предъявить комиссии на ходовые испытания.

Второй ИС-7, предназначенный для ходовых испытаний, уже прошел заводскую обкатку, и в настоящее время находится на укомплектовании. Предъявление этого танка междуведомственной комиссии намечено на 15.7. с.г.

В связи с тем, что испытание вооружения на артполигоне займет не менее месяца, и в связи с большим объемом работ по переделке танка по требованию ГБТУ ВС, для окончания испытаний потребуется еще не менее двух месяцев.

Поэтому Министерство транспортного машиностроения обратилось к т. Малышеву и т. Булганину и в бюро Совета Министров с просьбой продлить срок окончания испытаний опытных образцов ИС-7 до 15.9.48 г.».

Здесь следует пояснить, что упомянутый в документе «второй ИС-7, предназначенный для ходовых испытаний» — это четвертый опытный образец ИС-7 (машина № 4). Сборка танка на Кировском заводе началась в первых числах июня 1948 года. В нем учли все изменения в конструкции узлов и агрегатов, необходимость в которых выявилась в ходе заводских и министерских испытаний первых трех образцов танков ИС-7 (№ 1, 2 и 3). Четвертый образец ИС-7 был готов к началу июля 1948 года, и после заводских пробегов поступил сначала на испытания вооружения отстрелом (с 21 по 25 июля, всего сделано 252 выстрела из пушки), а с 26 июля по 25 сентября 1948 года прошел междуведомственные (говоря современным языком государственные) испытания.

В мае-июне 1948 года был собран образец ИС-7 № 5. Следует сказать, что это был не полноценный танк — он не мог передвигаться своим ходом, так как предназначался для испытания обстрелом. Однако основные агрегаты (двигатель, элементы трансмиссии и т. п.) на этой машине были установлены. С 16 по 26 июля 1948 года ИС-7 № 5 прошел испытания обстрелом на НИБТ полигоне в подмосковной Кубинке. Обстрел велся из немецких противотанковых пушек калибра 88 и 128-мм (большая часть выстрелов была произведена именно из нее), а также из отечественных 122 и 152-мм орудий (из двух последних стреляли фугасными снарядами). Всего в корпус и башню ИС-7 попал 81 снаряд, при этом отмечалась значительно большая стойкость по сравнению с корпусом и башней ИС-7 выпуска 1946 года.



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 3), прибывший на НИБТ полигон в Кубинке для прохождения испытаний, общий вид машины. Осень 1948 года. В отличие от заводских фото этого танка, машина оснащена зенитной установкой 14,5-мм пулемета КПВ (РГАЭ).

Одним из факторов, повысивших живучесть корпуса, как отмечалось в документах, стало использование цельногнутых бортов. Это решение позволило повысить как жесткость корпуса в целом, так и снизить ударную нагрузку от снарядных попаданий на соединения бортов с лобовыми деталями, крышей и днищем.

Тем не менее, испытания танка не обошлись без ЧП. Так, во время одного из обстрелов на полигоне снаряд, скользнув по гнутому борту, ударил в блок подвески, и тот, видимо, слабо приваренный, отскочил от днища вместе с катком.

2 августа 1948 года заместитель министра транспортного машиностроения Ю. Максарев направил директору Ленинградского Кировского завода Суворову и главному конструктору Ж. Котину документ о результатах испытания обстрелом бронекорпуса танка ИС-7:

«Проведенные испытания на Кубинском полигоне испытания обстрелом корпуса и башни «объекта 260» выявили некоторые недостатки, а также низкое качество броневого литья (башни и кормы корпуса). Прошу срочно проработать вопрос по усилению следующих узлов корпуса и башни:

— изменить способ крепления кронштейнов ленивцев;

— кронштейны упоров балансиров перенести на штамповку или же при сохранении литых кронштейнов применить более качественный металл с термообработкой;

— повысить прочность крепления блоков нижней подвески;

— повысить прочность и живучесть нижнего литого листа корпуса. Возможно применение катаного листа.

Ваши предложения по усилению указанных деталей прошу сообщить не позднее 10.8.48 г.».

Однако выполнение этого документа затянулось, и лишь 28 октября 1948 года прошло совещание, посвященное улучшению конструкции бронекорпуса танка ИС-7. К этому времени была дополнительно испытана обстрелом башня «объекта 260» — это было связано с тем, что башня образца № 5, который обстреливался в Кубинке, имела низкое качество литья.



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 3) на НИБТ полигоне, вид сзади. Осень 1948 года. В отличие от предыдущего фото, зенитная установка 14,5-мм пулемета КПВ демонтирована (РГАЭ).

В конце сентября 1948 года министр транспортного машиностроения СССР И. Носенко и заместитель министра Вооруженных Сил СССР А. Василевский направили на имя И. Сталина докладную записку, озаглавленную «О новом тяжелом танке ИС-7». В этом документе излагались основные сведения о машине, а также приводились результаты испытаний:

«Во исполнение Постановления Совета Министров СССР от 9.4.1947 г. № 935–288 сс Ленинградский Кировский завод разработал и изготовил опытные образцы новых тяжелых танков ИС-7, которые по своим боевым качествам значительно превосходят отечественные и известные нам зарубежные танки. Создание этого танка явилось крупным достижением наших конструкторов в области танкостроения.

В ИС-7 установлена 130-мм пушка с начальной скоростью 900 м/с и массой бронебойного снаряда 33,4 кг.

Впервые в истории танкостроения применены механизация заряжения и полное электрофицированное управление артогнем. При этом достигнута высокая скорострельность до 5–6 выстрелов в минуту.

Бронирование ИС-7 защищает с любой дистанции в лобовой части корпуса и башни и верхнем поясе бортов корпуса от 128-мм снарядов с начальной скоростью 900 м/с, что превосходит бронезащиту существующих тяжелых танков.

Танк развивает скорость 60 км/ч по шоссе, и обладает более высокой средней скоростью по проселку и местности, чем средние и тяжелые танки.

Впервые в танке установлен дизель-мотор мощностью 1050 л.с. и планетарная трансмиссия на такую мощность. Благодаря большой удельной мощности двигателя и конструктивных особенностей трансмиссии достигнуты высокие маневренные свойства танка. Применена система охлаждения двигателя с использованием энергии выхлопных газов, исключающая вентиляторы и сложные механизмы передачи к ним.

Для уменьшения концентрации пороховых газов в боевом отделении танка при высоком темпе стрельбы применена продувка канала ствола пушки после выстрела.

Для автоматизации управления стрельбы установлены пулеметы с электропневматическим устройством перезарядки.

Применением пучковой торсионной подвески в сочетании с гидравлическими амортизаторами ходовой части и опорными катками с внутренней амортизацией достигнута высокая плавность хода на больших скоростях.

Во исполнение постановления Совета Министров СССР от 28.7.48 г. № 10429 комиссия, состоящая из представителей Министерства Вооруженных Сил и Министерства транспортного машиностроения с июля по сентябрь сего года провела испытания опытного танка ИС-7. На первом опытном ИС-7 были проведены полигонные испытания вооружения отстрелом по программе Главного артиллерийского управления Вооруженных Сил.

Второй ИС-7 был подвергнут ходовым испытаниям по утвержденной командованием Бронетанковых и механизированных войск Вооруженных Сил и Министерства транспортного машиностроения программе, и на 28.9.48 г. прошел 1843 км. На этом танке также произведен отстрел вооружения.



Опытный образец танка ИС-7 (образец № 3) на НИБТ полигоне, вид справа. Осень 1948 года. В настоящее время этот танк находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке (РГАЭ).

Предъявленный на испытание образец имеет отступление от тактико-технических характеристик, утвержденных Постановлением СНК СССР от 12.2.46 г. № 350–142 сс, помимо отступлений разрешенных распоряжением Совета Министров СССР от 26.5.48 г. № 6518 сс.

Основные из них следующие:

1. Вес танка 67, 97 т против 65 т, установленных в тактико-технических характеристиках.

2. Ширина танка 3440 мм вместо 3400 мм.

3. Запас хода 200 км вместо 300 км.

4. Не установлен прибор ночного видения.

5. Минимальный угол снижения пушки — 1,5 град, вместо 3 град.

6. Удельное давление 1,0 кг/см2 вместо 0,95 кг/см2.

7. Удельная мощность 15,45 л.с./тн вместо 16,1 л.с./тн.

8. Средняя скорость движения:

— по шоссе 31,4 км/ч вместо 35 км/ч.;

— по проселку 28 км/ч вместо 30 км/ч.

9. Вместо дуплексной радиостанции установлена серийная 10-РТ.

10. Недостаточен гарантийный срок службы дизель-мотора М-50Т. Вместо 300 часов на стенде (установлен Правительством для дизелей новых тяжелых танков) двигатель отработал при испытании на машине 84 часа, и вышел из строя.

О весе танка.

Этот вес зафиксирован лишь в результате взвешивания одной машины, в дальнейшем вес будет понижен. Учитывая, что корпуса на опытную партию машин уже изготовлены, Министерство Вооруженных Сил не возражает против их использования.

О приборах ночного видения.

Электропромышленность подала Кировскому заводу пока только приборы ночного вождения, которые в ближайшее время будут смонтированы в опытной установке. Приборы же для ночной стрельбы до сего времени Кировскому заводу не поставлены, так как они не приняты ГАУ Вооруженных Сил.

О сроке дизель-мотора.

Завод № 800 ведет в настоящее время работы по доведению срока службы М-50Т до 150 часов. Министерство транспортного машиностроения просит разрешить установку на опытную партию ИС-7 М-50Т со сроками службы 150 часов, что обеспечит гарантированный километраж в 2000 км. Завод № 800 обещает к 1.1.49 г. подать два таких мотора.

За время испытаний опытного ИС-7 на 1843 км, были обнаружены серьезные дефекты и поломки в моторной установке, бортовых редукторах, фрикционных элементах, планетарной трансмиссии, резиновых топливных баках, траках гусениц, компенсаторах выхлопных коллекторов по причинам конструктивных недоработок и производственных дефектов, а также выявлена недостаточно эффективная работа системы охлаждения танка, что ограничивало возможность движения на высших передачах. По указанным причинам предъявленный на испытание опытный образец ИС-7 испытание на гарантийный километраж не выдержал, и в представленном виде для принятия на вооружение и в серийное производство рекомендован быть не может.



Танк ИС-7 (образец № 3) в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Зенитная установка 14,5-мм пулемета КПВ на машине установлена (фото А. Лагутина).

Однако, учитывая значительные преимущества ИС-7 перед существующими тяжелыми танками, и исходя из результатов проведенных испытаний, считаем необходимым в изготавливаемую по Постановлению Правительства опытную партию в 15 танков внести конструкторские и технологические изменения, обеспечивающие надежную работу машин.

Кировский завод уже приступил к переработке чертежей и внесению необходимых улучшений конструкции ИС-7. Всего переработке подлежит около 1000 чертежей, но так как эта работа велась параллельно с испытаниями, то выпуск новых чертежей представляется возможным закончить к 10.11.48 г.

Министерство Вооруженных Сил и Министерство транспортного машиностроения считают, что два ИС-7 из опытной партии в 15 штук должны быть подвергнуты повторным государственным испытаниям, и по их результатам будет доложено Совету Министров СССР предложения о принятии ИС-7 на вооружение и серийное производство. Министерство транспортного машиностроения и Министерство Вооруженных Сил считают необходимым внести в конструкцию танка изменения согласно перечня № 2.

Министерство Вооруженных Сил и Министерство транспортного машиностроения считают целесообразным дальнейшие государственные испытания опытных ИС-7 не производить, второй образец направить на НИБТ полигон для проведения полигонных испытаний с участием представителей Кировского завода».

Предложения, изложенные в докладе, были одобрены И. Сталиным, и Кировский завод начал работы над переработкой чертежей и доработкой конструкции ИС-7. До конца года в чертежи танка внесли более 120 различных изменений. Кроме того, предприятиям-смежникам направили перечень замечаний, которые требовалось устранить в узлах и агрегатах ИС-7. Предполагалось, что в течение 1949 года Кировский завод проведет все опытные работы и исследования, необходимые для улучшения конструкции танка ИС-7. Кроме того, в середине октября 1948 года один опытный образец (машина № 3) направили на НИБТ полигон в подмосковной Кубинке — предполагалось провести дополнительные испытания этого танка.

Следует сказать, что помимо предполагавшегося выпуска установочной партии из 15 ИС-7 в 1948 году уже имелись планы по изготовлению в 1949-м партии из 50 таких машин. Более того, у военных уже имелись планы по оснащению частей этими танками.



Ходовая часть опытного танка ИС-7 (образец № 3). Военноисторический музей бронетанкового вооружения и техники. Хорошо видна конструкция опорных катков, ленивца и гусеницы (фото А. Лагутина).

Так, в докладной записке командующего бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил СССР Маршала бронетанковых войск С. Богданова о плане распределения бронетанковой техники, направленной заместителю министра Вооруженных Сил СССР Маршалу Советского Союза А. М. Василевскому 13 ноября 1948 года, говорилось:

«Представляю на Ваше утверждение план распределения новой бронетанковой техники, поступающей от промышленности в 1949 году:

…2. Получаемые от промышленности 50 танков ИС-7 и 300 танков ИС-4 планом предлагается выдать на перевооружение следующих соединений:

Танки ИС-7 — в 8-ю мех. армию, имея ввиду перевооружить танками ИС-7 все дивизии армии.

Танки ИС-4 — в 5-ю гв. мех. армию для перевооружения 22-й мех. дивизии, 7-й мех. армии для перевооружения всех дивизий армии, 1-й танковой и 2-й гвардейской танковым дивизиям».

Но наряду с этим, у командования бронетанковыми и механизированными войсками Советской Армии имелось значительное количество вопросов по ИС-7. Связаны они были как с невыполнением Кировским заводом плана по выпуску установочной партии из 15 машин в 1948 году, так и с недостатками, выявленными в ходе испытаний танка. Причем основное беспокойство военных вызывали именно конструктивные недоработки машины. 24 декабря 1948 года командующий БТ и MB Вооруженных Сил СССР С. Богданов сообщал министру Вооруженных Сил Маршалу Советского Союза Н.А. Булганину следующее:

«Докладываю, что постановление и распоряжение Совета Министров Союза ССР № 891-284сс от 20.03.48 г. и № 10429сс от 28.07.48 г. обязывают Кировский завод в г. Ленинграде изготовить в 1948 году опытную партию новых тяжелых танков ИС-7 в количестве 15 штук.

На 1949 год намечено изготовление 50 танков ИС-7.

Кировский завод не выполнил постановления Правительства об изготовлении опытной партии танков и в 1948 году не сдаст ни одного танка в счет этой партии.

В 1948 году были проведены государственные испытания одного типа ИС-7.

Танк испытания не выдержал.



Правый борт корпуса и башни опытного танка ИС-7 (образец № 3). Военноисторический музей бронетанкового вооружения и техники. Хорошо видны установки для 7,62-мм пулеметов РП-46, а также крепление ЗИП на корме башни (фото В. Мальгинова).

В конструкцию танка нужно внести ряд наименований, необходимость которых выявлена в процессе испытаний.

Для определения возможности принятия на вооружение и серийное производство танка ИС-7 необходимо в 1949 году провести повторно государственные испытания двух танков и войсковые испытания 15 танков, причем эти танки возможно взять для испытаний только в счет 50 танков, намеченных к выпуску в 1949 году, так как выпуск опытной партии танков планом на 1949 года не предусмотрен.

В остальные 35 танков выпуска 1949 года считаю необходимым внести все изменения по результатам войсковых и повторных государственных испытаний.

При таком решении вопроса можно рассчитывать на получение в 1949 году 35 кондиционных танков ИС-7.

Прошу Ваших указаний».

Кстати сказать, у военных были претензии к танковой промышленности — они считали, что «промышленники» серьезно не занимаются совершенствованием бронетанковой техники и делают не все от них зависящее для оснащения Советской Армии современной бронетанковой техникой. И история с танком ИС-7 казалась им весьма показательной в этом смысле. Например, Маршал бронетанковых войск С. Богданов 13 января 1949 года направил министру Вооруженных Сил Советского Союза Н.А. Булганину докладную записку, в которой, в частности, писал:

«Докладываю, что состояние промышленности, производящей бронетанковую технику, а также опытно-конструкторской и научно-исследовательской базы по ее совершенствованию на сегодня, несмотря на решения Правительства, не удовлетворяет потребностям своевременного оснащения новейшими образцами боевой техники бронетанковых и механизированных войск. Не удовлетворяет и условиям такого развертывания опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ, при котором можно было бы быть уверенным в том, что мы обеспечим сохранение передовой роли боевой техники и в будущем…



Деревянная модель «объекта 262» — самоходной установки полуоткрытого типа на базе танка ИС-7 со 152-мм пушкой, общий вид. 1947 год АСКМ).

В результате сложившейся обстановки планы опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ, утвержденные постановлениями Совета Министров Союза ССР, не выполнены ни в 1947 г., ни в 1948 г., что привело к срыву сроков оснащения бронетанковых войск новыми образцами вооружения и, в частности:

По танкам.

а) Постановление Совета Министров № 935-288сс от 9.04.1947 г. обязывало Министерство транспортного машиностроения и Ленинградский (Кировский) завод изготовить в 1947 г. опытную партию новых тяжелых танков ИС-7 в количестве 10 шт. для проведения испытаний.

Это постановление не выполнено. Ни одного танка ИС-7 в 1947 г. не изготовлено.

Постановление Совета Министров № 891-284сс от 20.03.1948 г. и распоряжение Совета Министров № 10429сс от 28.07.1948 г. обязывали Министерство транспортного машиностроения и Ленинградский (Кировский) завод изготовить опытную партию танков ИС-7 в количестве 15 шт.

Эти решения Правительства также не выполнены. Ни одного танка ИС-7 в счет этой партии не сдано, несмотря на то, что министр транспортного машиностроения т. Носенко уверял Вас, что изготовление в 1948 г. трех танков ИС-7 из пятнадцати, он все же обеспечит. Свое обещание т. Носенко не выполнил.

Проверкой, произведенной комиссией, выезжавшей на завод по распоряжению зам. Председателя Совета Министров СССР т. Малышева, установлено, что Ленинградский (Кировский) завод, вопреки постановлению Совета Министров, прекратил танковое производство».

Здесь следует сказать, что к моменту появления вышеприведенного документа, судьба ИС-7 была практически предрешена. И хотя к этому времени прибывший в Кубинку образец танка ИС-7 № 3 успел пройти обкатку и кратковременные (с 10 по 15 января 1949 года) специальные испытания в зимних условиях, вскоре последовало указание — испытания прекратить, танк поставить на хранение.

А 18 февраля 1949 года было подписано постановление Совета Министров СССР № 701–270, согласно которому масса тяжелого танка не должна была превышать 50 тонн. Этим же документом Челябинскому Кировскому заводу поручалось проектирование, изготовление опытных образцов такой машины — впоследствии она была принята на вооружение как танк Т-10. Также постановлением № 701–270 дальнейшие работы по танку ИС-7 прекращались, вся проектно-конструкторская документация на эту машину, оснастка, приспособления и изготовленные узлы (например, к этому времени Ижорский завод изготовил 25 комплектов корпусов и башен ИС-7, из которых четыре использовали для изготовления опытных образцов танков, а два — для испытания обстрелом) предполагалось законсервировать и заложить в мобилизационный резерв.



Деревянная модель «объекта 262» со 152-мм пушкой М-48, вид сверху. 1947 год. Хорошо виден откидной задний борт и укладка выстрелов (АСКМ).

Причин такого решения было несколько. Во-первых, чрезмерная масса танка, превышавшая грузоподъемность большинства существовавших в то время мостов. Кроме того, при перевозке машин ИС-7 неизбежно возникли бы проблемы и с транспортом — потребовались бы специальные железнодорожные вагоны (как когда-то было с КВ-4 и КВ-5). Также в армии не имелось тягачей, способных обеспечить эвакуацию поврежденных танков. Во-вторых, стало ясно, что при организации серийного выпуска ИС-7 потребуются значительные финансовые вложения и перестройка производства на заводах, задействованных в выпуске комплектующих для новой машины. Ведь в конструкции танка использовались агрегаты, до этого в отечественном (да и частично в мировом) танкостроении не применявшиеся: дизель мощностью более 1000 л.с., эжекционная система охлаждения, мягкие топливные баки, пучковые торсионы, гусеницы с резинометаллическим шарниром, прицел со стабилизированным полем зрения, новая система управления огнем, механизм заряжания орудия, инфракрасные приборы ночного видения и многое другое. Также возникли проблемы с освоением выпуска двигателя М-50Т.

Тем не менее, тяжелый танк ИС-7 без преувеличения можно считать шедевром советского тяжелого танкостроения. Он не имел себе равных в мире по совокупности основных боевых показателей. При боевой массе, как у «Королевского тигра», ИС-7 значительно превосходил этот один из сильнейших и самый тяжелый серийный танк Второй мировой войны, созданный всего на два года раньше, как по броневой защите, так и по вооружению. Остается только сожалеть, что производство этой уникальной боевой машины так и не было развернуто.

Единственный сохранившийся до наших дней образец танка ИС-7 (машина № 3) находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

Базу танка ИС-7 предполагалось использовать для создания тяжелых самоходно-артиллерийских установок больших калибров.



Деревянная модель «объекта 262», вид слева, орудие на максимальном угле возвышения. 1947 год. Обратите внимание на откидной сошник-упор на корме машины — его введение в конструкцию потребовалось из-за использования мощной 152-мм пушки с начальной скоростью снаряда 1000 м/с (АСКМ).

Так, во второй половине 1947 года конструкторы Ленинградского Кировского завода разработали эскизный проект машины, получившей обозначение «объект 261». Это была полностью бронированная самоходка с передним расположением боевого отделения, вооруженная 152-мм пушкой повышенной мощности М-31 (начальная скорость снаряда — 880 м/с). Был изготовлен деревянный макет машины, который вместе с чертежами представили на рассмотрение в ГБТУ и ГАУ. В целом проект получил одобрение военных, но его окончание отложили до завершения работ по испытанию и доводке ИС-7.

Чуть позже, но практически параллельно с «объектом 261» конструкторы представили другой вариант самоходной установки — «объект 262». Он представлял собой машину полуоткрытого типа с задним расположением боевого отделения и 152-мм пушкой М-48 (начальная скорость снаряда 1000 м/с). Этот вариант также представляли в ГАБТУ и ГАУ, и решение по нему было таким же, как и по «объекту 261». После постановления Совета Министров СССР от 18 февраля 1949 года, все работы по «объекту 261» и «объекту 262» прекратили.


Оглавление книги


Генерация: 0.610. Запросов К БД/Cache: 0 / 0