Главная / Библиотека / «Чудо-оружие» Третьего рейха /
/ Глава 28. Неуправляемые авиационные ракеты

Глав: 45 | Статей: 45
Оглавление
Эта книга рассказывает о создании и боевом применении различных образцов германского «чудо-оружия» — от штурмовых винтовок и противотанковых гранатометов до реактивных самолетов и баллистических ракет. Поражает изобилие новейших образцов вооружения, созданных немцами. Еще более удивительно то, что в течение полувека после войны конструкторы всего мира шли по проложенным ими путям.

Книга иллюстрирована большим количеством чертежей и эскизов, выполненных автором, либо заимствованных им из различных зарубежных источников.

Глава 28. Неуправляемые авиационные ракеты

Глава 28. Неуправляемые авиационные ракеты

Темой для отдельного разговора является разработка в Германии неуправляемых авиационных ракет (НАР) классов «воздух — поверхность» и «воздух — воздух». Идея вооружения боевых самолетов ракетным оружием появилась еще в 1937 году, когда вездесущая фирма «Rheinmetall-Borsig» начала первые эксперименты в этой области. Работы над проектами велись очень медленно — лишь в 1941 году был достигнут приемлемый уровень рассеивания ракет в залпе (до 1/40 дальности стрельбы). В отличие от концепции, принятой в СССР, США и Великобритании, где НАР использовались в основном для стрельбы по наземным целям, немецкие ракеты предназначались для ведения залпового огня по соединениям стратегических бомбардировщиков союзников (причины этому изложены выше).

Большинство разработанных до 1943 года ракет в полете стабилизировались посредством вращения вокруг продольной оси. Конструкторы опирались на опыт работы с ракетами наземного базирования, которые благодаря использованию этого принципа были более точными, компактными, удобными в эксплуатации, их пусковые установки занимали значительно меньше места. Очень много усилий было направлено на создание автоматических ПУ (по образцу авиационных пушек), однако практика показала несостоятельность этих намерений.

Те ракеты, работы над которыми велись на конечном этапе войны, не использовали принцип стабилизации ротацией. В момент запуска снаряд уже имел определенную скорость (скорость полета самолета), но еще недостаточное число стабилизирующих вращений, поэтому все авиационные ротационные ракеты отличались значительно большим рассеиванием, нежели образцы, снабженные оперением (в последнем случае точность попадания повышалась за счет «наложения» скорости ракеты на скорость самолета в момент запуска; этот же фактор позволил сократить до минимума длину направляющей).

В 1943 году, когда налеты союзной бомбардировочной авиации на территорию Германии начали усиливаться, на вооружении люфтваффе не состояло ни одного удовлетворительного образца ракеты класса «воздух — воздух». По этой причине в спешном порядке возобновили работу над проектами ракетного вооружения. Об этом свидетельствует число предложенных, начиная с 1943 года, конструкций — более 20. Количество проектов, примененных в бою, оказалось значительно меньшим, а сколько-нибудь удачных из них — единицы.

Первым образцом, пригодным для использования в ВВС, можно считать несколько усовершенствованную сухопутную 210-мм ротационную ракету W.Gr.42. Ее применение в авиации было обусловлено насущной необходимостью. Конструкция пусковой установки являлась импровизированной. Она предусматривала установку стандартной трубчатой направляющей под каждой плоскостью одномоторного истребителя. Крепежные распорки укреплялись в гнездах для крепления подвесных топливных баков. Как и баки, направляющие могли сбрасываться в полете вместе с распорками. Вскоре при атаке немецких истребителей Fw 190, вооруженных этим оружием, на соединение союзных бомбардировщиков во время налета на Швайнфурт (14 октября 1943 года) ракетами было сбито значительное количество «летающих крепостей» В 17. Правда, задача германской ПВО в значительной мере облегчалась тем, что англо-американские бомбардировщики в то время еще не имели истребительного сопровождения. Успешное применение 210-мм реактивных снарядов W.Gr.42 повлекло разработку нескольких образцов подобных ракет (Jagdrakete 42, 210-мм RB «Flugei» и других). Тем не менее ни один из этих проектов так и не был реализован. Вскоре истребители люфтваффе начали применять и 280-мм фугасные ракеты 28 cm WK, направляющие для которых изготовлялись из стальных прутьев и уголков и мало отличались от используемых в «сухопутной» 280/320-мм РСЗО NbW 41.



Рис. 148. Варианты ракетного вооружения истребителей Fw 190A-8/F-8.

Направляющими для двух 210-мм НАР оснащались истребители Bf 109G-5—G-14 («полевая модификация» R2), Fw 190А-4 —А-8 («полевая модификация» R6), а также двухмоторные перехватчики Bf 110G-5, G-6 и G-10 («полевая модификация» R2) и другие машины. На Bf 110F-2 в экспериментальном порядке устанавливались четыре направляющие 210-мм ракет.

Существовал ряд более экзотических вариантов пусковых установок. На одном экземпляре двухмоторного истребителя Me 410В-2 в экспериментальном порядке была установлена шестизарядная пусковая установка W.Gr.42 револьверного типа. Вращающийся барабан с ракетами размещался в специальной выемке, устроенной в нижней части фюзеляжа. Установка вела огонь залпами по две ракеты через вырезы по бортам носовой части фюзеляжа. Стрелковое вооружение с самолета снималось. ПУ не была принята на вооружение ВВС, но ее смело можно считать «прародительницей» револьверных установок с крылатыми ракетами ALCM-B, применяемых в конструкции современных американских стратегических бомбардировщиков В 52 и В 1В. Существовали и другие варианты: так, на одном из Fw 190А-8 установили одну направляющую 210-мм ракеты, развернутую в заднюю полусферу. Поскольку перехватчики, как правило, атаковали бомбардировщики противника на пересекающихся курсах, а огонь открывался с предельно малой дистанции, последние оказывались в зоне обстрела весьма малое время. Таким образом, проскочив строй вражеских самолетов, пилот «Фокке-Вульфа» мог, не разворачиваясь, послать им «на прощание» еще одну мощную ракету после чего начать разворот для новой атаки.

280/320-мм ракеты были испытаны на Fw 190A-5/R6 и впоследствии подвешивались под крыльями усовершенствованных машин серии F-8 в количестве от двух до четырех. Направляющие из стальных прутков представляли собой вариант применявшихся на модифицированной армейской РСЗО. Кстати, большие габариты применявшихся подвесок заставили немцев искать другие пути размещения дополнительных топливных баков: на одном из Fw 190А-8 была испытана система, состоявшая из двух обтекаемых баков, установленных над крыльями. Впоследствии такой метод размещения дополнительных резервуаров для топлива был применен на многих послевоенных реактивных машинах, в том числе на всем известных «Лайтнинге» и «Ягуаре».

Перспективным направлением в конструировании неуправляемых авиационных ракет стал проект RhZV 8. 76-мм ракета весом 10,2 кг (масса разрывного заряда 1 кг) развивала скорость до 750 м/с при рассеивании не более 1 /35 от дальности полета. Была снабжена нескладывающимися стабилизаторами размахом 220 мм, а для достижения повышенной точности стрельбы — еще и вспомогательной ротацией. Однако, согласно точке зрения специалистов Министерства авиации, большой размах стабилизаторов стал основным недостатком конструкции, не позволившим широко применять ракету. Под крылом истребителя Bf 110 можно было подвесить только 8 НАР — это количество признали недостаточным. Поэтому дальнейшие работы сосредоточились на создании ракеты со стабилизаторами, раскрывающимися в воздухе.

Ракета R4/M «Orkan» («Смерч») стала наиболее удачным разработанным в рамках данной концепции образцом вооружения, который выпускался в больших сериях до самого конца войны. Полный успех ракеты (создана консорциумом фирм «Heber-Osterode» и «DWM L?beck», стал следствием весьма детальных баллистических исследований, опытов по повышению точности стрельбы и анализа факторов, вызывающих рассеивание ракет после их запуска с направляющей. Экспериментальным путем была также найдена наименьшая масса разрывного заряда, необходимая для достижения высокой вероятности уничтожения вражеского бомбардировщика (около 400 граммов пентрита или гексогена).

НАР весом 3,85 кг (0,52 кг взрывчатки в боевой части) имела калибр 55 мм и общую длину 812 мм. Разгонный заряд (0,815 кг) сообщал ракете максимальную скорость 525 м/с. На курсе ракету удерживали 8 раскрывающихся стабилизаторов размахом 242 мм. Поскольку НАР со сложенным оперением могла запускаться с простейшей (например, трубчатой) направляющей, на подкрыльевых узлах подвески реактивного истребителя Me 262 удалось разместить до 24 ракет R4/M. К апрелю 1945 года таким образом оборудовали 60 машин (шесть из них несли 48 ракет, установленных в два яруса).

В начале 1945 года было заказано 25000 ракет R4/M. Реально произведено до 12000, однако в авиационные части попало только ограниченное количество НАР. В ходе боев с их применением (в самом конце войны) по соединениям союзных бомбардировщиков выпущено около 2500 ракет — в большинстве своем с хорошими результатами. Значительное количество серийных ракетных двигателей было использовано в разработке других типов НАР — «Orkan» (класса «воздух — воздух»), «Panzerblitz» («воздух — поверхность», противотанковая) и т. д.

Аналогичная концепция легла в основу 55-мм ракеты «Schlange» («змея»). При общей массе 3,5 кг разрывной заряд ее БЧ весил 0,5 кг. Разгонный заряд (три цилиндрические шашки длиной 380 мм) весом 0,69 кг сообщал ракете скорость 450 м/с. НАР оснащалась шестью раскрывающимися стабилизаторами. Сведения о якобы имевшем место боевом использовании этого образца вооружения являются ошибочными. В опытном порядке перехватчики оснащались 65-мм неуправляемыми ракетами RZ 65: двухмоторный Bf 110V19, созданный на основе самолета серии F-2, нес 12 этих НАР, размещенных в трубчатых направляющих в два яруса: 7 в верхнем и 5 в нижнем. Блок ракет крепился к фюзеляжу под центропланом. Второй вариант предусматривал установку единственной направляющей под углом 90 градусов к продольной оси самолета. Пробовали оснащать этими ракетами и одномоторные Fw 190А-3/U2, однако дальше экспериментов дело не пошло: RZ 65 не применялись в боевых действиях.

Из массы нереализованных проектов обращают на себя внимание некоторые интересные конструктивные решения. Для достижения высокой вероятности поражения цели был разработан ряд ракет со шрапнельной боевой частью. Головка такой ракеты вмещала в себя от 130 до 400 металлических шариков, снаряженных зажигательным составом (тип BS или Brandsplitter; буквально — «зажигательно-осколочная»). Вышибным зарядом направленного действия шарики выбрасывались на цель веером (примерно 30 градусов). Согласно результатам испытаний, шарик с дистанции 200 метров мог пробить обшивку и стенку топливного бака самолета и воспламенить вытекающий бензин.



Рис. 149. Неуправляемые авиационные ракеты.

Эффективность применения оружия зависела от дистанции до цели (оптимальная дальность 600—1200 метров, в зависимости от калибра ракеты), взаимного положения обоих самолетов (наилучшие результаты достигались при стрельбе в плоскости полета цели), а также дальности разрушения головной части ракеты от цели (наилучшим являлось расстояние около 80 метров).

При атаке крупных, многомоторных и маловосприимчивых даже к большому количеству попаданий самолетов предполагалось использовать боевые части типа MS (Minensplitter — «минно-взрывная осколочная»), в которые укладывали 33 цилиндрических стержня, снабженных четырьмя небольшими стабилизаторами и кумулятивной БЧ (каждый весом 1 кг, в том числе 0,42 кг взрывчатки).

Стержни выбрасывались вышибным зарядом по направлению к цели, а их взрыватели срабатывали при контакте с целью.

Боевые части типа BS и MS использовали на 150-мм ракетах R 50/BS, 210-мм R 100/BS и R 100/MS, 300-мм R50/BS; на завершающем этапе войны проводили работы над 420-мм ракетой. Наиболее детально проработанным стал вариант R 100/BS, чье серийное производство началось в январе 1945 года. Из 250 заказанных ракет к концу войны изготовили только 25 экземпляров. Незавершенным остался проект доработки 500-кг авиабомбы («ракетный» калибр 420 мм) в качестве неуправляемой ракеты SC 500RS.

Интересным с конструктивной точки зрения стал проект 150-мм НАР «Drahtmantel» («Проволочная сеть»), разрабатывавшийся заводом «Waffenfabrik Brunn». Ее шрапнельная боевая часть имела сходные с образцом R 100/BS характеристики. Для достижения более высокой скорости полета ракеты оснащалась облегченной камерой сгорания, изготовленной из стального листа толщиной всего 1–1,5 мм. Необходимая прочность устройства обеспечивалась внешней оплеткой стальной проволокой с прочностью на разрыв 800 мегапаскалей. Оборудованная таким образом камера сгорания выдерживала внутреннее давление до 30 мегапаскалей, но следствием нагрева ее тонких стенок при работе ракетного двигателя стала сильная температурная деформация кожуха. Удовлетворительные результаты были достигнуты только после значительного увеличения толщины стен камеры. Цилиндрический брусок пороха диаметром 112 и длиной 856 мм разгонял «Драхтмантель» примерно до 500 м/с. Предусматривалось также использование заряда, горящего при низком давлении (как у ракеты R4/M) — с его применением отпадала нужда в плетеном проволочном кожухе.

В 1944 году было принято решение о принятии ракеты на вооружение — ВВС получили установочную серию НАР (1000 единиц). Результаты опытных стрельб неизвестны. В случае неудовлетворительного итога войсковых испытаний планировалось переработать ракету для использования в ПВО. Рассматривался вопрос о разработке подобной НАР калибром 210 мм, но работы над ней не вышли из стадии первоначального проекта.



Рис. 150. Подвеска 210-мм НАР на боевых самолетах.

Мысль об создании авиационных ракет класса «воздух-поверхность» пришла в голову немцам достаточно поздно, хотя их противники — американцы, англичане и русские с успехом применяли ракеты для штурмовки наземных целей еще в начале войны. Первые импровизированные образцы такого вооружения начали использоваться только в 1944 году. Наиболее детально проработанными стали противотанковые ракеты. Их первые типы создавались на основе гранаты РПГ R-Pz.B. 54/1 «Панцершрек» (смотри главу «Реактивные противотанковые гранатометы»). С помощью установки более «долгоиграющего» двигателя удалось создать НАР, развивающую скорость около 130 м/с. Три направляющие для ракет монтировались на стандартном узле подвески ЕТС 250 и после залпа сбрасывались. Боевая эффективность и баллистические данные этого оружия оказались не вполне удовлетворительными, поэтому произведено и применено только небольшое количество ракет. Второй вариант, с максимальной скоростью 240 м/с, также оказался неудачным, хотя и стал основой для дальнейшей разработки авиационных противотанковых ракет.

Вследствие острого цейтнота и настоятельных требований Министерства авиации максимально ускорить принятие на вооружение противотанковых ракет, конструкторы чаще всего брали за основу уже имеющиеся образцы НАР и наспех приспосабливали их к новым задачам. По имеющимся данным, параллельные работы велись над несколькими образцами ракет.

Противотанковая НАР «Panzerblitz 1.» существовала по крайней мере в трех вариантах. Основой для нее стала 80-мм W.Gr.43 (переработанная советская М-8), в которой первоначальная фугасная боевая часть была заменена кумулятивной (бронепробиваемость до 90 мм). Ракета развивала скорость около 374 м/с. Другая версия «Панцерблица» возникла путем соединения боевой части РПГ «Панцершрек» с несколько доработанным двигателем 80-мм ракеты. Удовлетворительная форма головной части достигнута путем применения баллистического колпака. По некоторым данным, при запуске с самолета удалось добиться значительной точности стрельбы (рассеивание— 0,001 дальности полета), то есть примерно каждая шестая ракета попадала в цель.

Ракеты запускались с направляющих рельсового типа либо со сбрасываемой ПУ (восемь направляющих). При залповом огне в результате взаимного воздействия тепловых следов ракет несколько падала точность стрельбы. Основным недостатком системы стало требование резкого ограничения скорости самолета в момент ракетного залпа.

Для обеспечения лучшей бронепробиваемости (150–180 мм) в варианте «Panzerblitz» кумулятивная боевая часть калибром 130 мм скомбинирована с двигателем 55-мм ракеты R4/M. По причине увеличения общей массы боеприпаса на 1 кг максимальная скорость упала до 370 м/с, что было признано неудовлетворительным. Кроме того, боевая часть оказалась несколько слабой для эффективной борьбы с танками. Поэтому была выпущена лишь небольшая серия этих ракет, которые с декабря 1944 года использовались на Восточном фронте в качестве вооружения штурмовиков Fw 190F-8.

Последней известной конструкцией является ракета «Panzerblitz» 3. На ней вновь применен двигатель от R4/M, вариантов боевой части было несколько. Первоначальная увеличенная фугасная БЧ вскоре была заменена кумулятивной, которая обеспечивала пробивание 120-мм гомогенной брони. По некоторым данным, кумулятивная боеголовка была заимствована у РПГ «Панцершрек», по другим — разработана на основе 75-мм кумулятивного снаряда Hl.Gr.43. Сохранившиеся фотографии подтверждают первую точку зрения. После запуска ракета должна была развить скорость 480 м/с (при использовании пороха, горящего при низком давлении — до 570 м/с). Несмотря на настоятельную нужду в мощном противотанковом средстве этот образец НАР (обозначение R4/HL) не удалось пустить в серийное производство; было изготовлено всего несколько опытных образцов. Ракету должны были запускать со стандартных направляющих НАР R4/M.

Немцы проводили работы по установке НАР «воздух — поверхность» практически на всех образцах бомбардировщиков и штурмовиков. Например, на двухмоторном штурмовике Hs 129В испытывалась подвеска 210-мм ракет W.Gr. 42, 280-мм WK, 70-мм «Panzerblitz 1» и 55-мм «Panzerblitz 2». На Fw 190 различных модификаций число устанавливавшихся серийных и экспериментальных ракет было еще больше.



Рис. 151. Установка противотанковых гранатометов «Panzerfaust 100» на самолете Вu 181.

Многоцелевые Fw 190F-8 в опытном порядке оснащались 16 направляющими «Панцерблиц 1», 12–14 «Панцерблиц 2», либо шестью 88-мм ракетами типа «Панцершрек». Тем не менее, несмотря на все ухищрения, в Германии до самого конца войны так и не удалось создать действительно эффективную ракету для обстрела наземных целей. Хотя в экспериментах недостатка не было — в 1945 году с самолетов стали применять даже пехотный реактивный гранатомет одноразового применения «Panzerfaust 100». Трубчатые направляющие РПГ без каких-либо изменений монтировались на простейших крыльевых кронштейнах. Последние наваривали на крылья легкого одномоторного учебного моноплана Вu 181 — совершенно небоевой машины, превращенной таким образом в «штурмовик». Одна направляющая крепилась к верхней поверхности крыла, другая — к нижней. Оборудованный таким образом самолет нес четыре «Панцерфауста». В последние месяцы войны из этих машин была сформирована импровизированная штурмовая авиагруппа, сражавшаяся на Восточном фронте.



Рис. 152. Подвеска ракет R4/M на Me 262А-1Ь.

После окончания второй мировой войны некоторые образцы германских НАР послужили образцами для создания авиационных ракет в ряде стран-победительницах. В особенности это касается R4/M, которые состояли на вооружении чешских ВВС (ими оснащали истребители S.199 — реплика немецкого Bf 109G), а также стали основой для разработки послевоенных американских 69,8-мм НАР «Mighty Mouse».

Необходимо напомнить еще об одном применении реактивного принципа в авиации — пороховых ракетных стартовых ускорителях, используемых для обеспечения взлета или сокращения разбега тяжелых самолетов. По американским данным, первые попытки создания таких систем в Германии начались еще перед войной, однако эти опыты стали лишь прелюдией к закупке в 1939 году в США технологий, созданных Ф. Дж. Мэйлином (F. J. Malin). В Германии наибольшее распространение получили стартовые ускорители конструкции инженера Вальтера, в которых рабочая тяга создавалась «холодным» путем — катализированным разложением 80-процентного пероксида водорода.

Самым надежным двигателем Вальтера стал HWK 109–500, который поддерживал мощность 5 кН в течение 30 секунд после запуска — при 3000 стартов не зарегистрировано ни одного отказа.



Рис. 153. Ракетные ускорители Ri 202 (HWK 109–500) на бомбардировщике Ju 88А-6.

Вначале ускорители оставались установленными на самолете в течение всего полетного времени, затем они после окончания работы сбрасывались и падали на парашютах на аэродром. Одним из главных достоинств ускорителей Вальтера была возможность многократного применения. Еще один двигатель этого инженера — HWK 109–501 (развивал мощность 10 кН в течение 42 секунд либо 15 в течение 30) был выпущен лишь небольшой серией. Этот ракетный мотор работал на классическом принципе — сжигал двусоставное жидкое топливо.

Твердотопливные (пороховые) стартовые ускорители впоследствии были созданы фирмами WASAG (типы HWK 109–522 и 109–532) и «Schmidding» (109–563 и 109–593). Тяга большинства образцов этих устройств колебалась в пределах 4,903—8,336 кН.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.161. Запросов К БД/Cache: 0 / 3