Главная / Библиотека / Советские супертанки /
/ Гиганты кировского завода

Глав: 5 | Статей: 5
Оглавление
Развитие конструкций танков на рубеже 20-х —30-х годов, при фактически полном отсутствии эффективных средств противотанковой обороны, привело к созданию супертанков — тяжелых многобашенных боевых машин. Действительно, при почти одинаковой толщине брони тяжелый танк логично должен был отличаться от легкого более мощным вооружением. Поэтому английский (а англичане тогда были законодателями моды в танкостроении) тяжелый танк «Индепендент», послуживший прототипом для советского тяжелого танка Т-35, в качестве основного вооружения нес 47-мм пушку, такую же, как и легкий «Виккерс 6-тонный», но вооружался еще четырьмя пулеметами во вращающихся башнях.

Советские конструкторы пошли дальше: в главной башне танка Т-35 устанавливалась 76-мм пушка, предназначенная для действий по полевым укреплениям в основном фугасными снарядами. Борьба с танками возлагалась на две средние башни с 45-мм пушками, по пехоте должны были «работать» пулеметы в двух малых башнях. В те годы супертанк виделся именно таким — ощетинившимся стволами пушек и пулеметов «сухопутным броненосцем». Однако, в отличие от корабля-броненосца, командир такой боевой машины просто физически не мог справиться с его управлением. Находясь в главной башне, имея ограниченный сектор обзора, командир должен был держать в уме сектора обстрела средних башен, которых он не видел, да еще и давать команды механику-водителю на остановку для выстрела, не зная, можно ли в данный момент вести огонь из нужной башни, и если можно, то куда.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»
М. Коломиецi / В. Мальгиновi

Гиганты кировского завода

Гиганты кировского завода

Уже в начале серийного производства танков КВ — летом 1940 года — обсуждался вопрос о разработке машины с более мощным бронированием. 17 июня 1940 года Совет народных комиссаров СССР и Центральный комитет ВКП(б) приняли постановление № 1288-495 сс, в котором, в частности, говорилось:

"К 1 ноября 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 90 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан с Ижорского завода в конце октября, изготовление танка намечено закончить к 5 ноября. Второй корпус будет изготовлен в ноябре.

К 1 декабря 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 100 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан в конце октября, второй в ноябре".

Но работы затянулись — 5 ноября заводом был сдан один КВ с броней 90 мм и пушкой Ф-32 (в документах именуется "танк Т-150"), а 5 декабря — один КВ со 100-мм броней и 85-мм орудием (по документам значится как Т-220, КВ-220 или объект 220).

Т-150 был построен на агрегатах серийного КВ и отличался от него только увеличенной толщиной брони корпуса (вместо 75 мм — 90). Так как утолщение броневых листов производилось наружу, то внутренние габариты машины были сохранены. Кроме того, на Т-150 стояли измененные кронштейны ходовой части и командирская башенка с перископом и тремя смотровыми приборами. В связи с возросшей массой танка, достигшей 50 т, на нем установили двигатель В-2, форсированный до 700 л.с.

С 15 января по 14 февраля 1941 года машина проходила полигонные испытания (пройдено 199 км), выявившие ряд существенных недостатков в работе двигателя. Так, при движении по шоссе на 3-й и 4-й передачах при температуре наружного воздуха — 9... 12° масло в двигателе сильно перегревалось. По этой причине танк был снят с испытаний, а Кировский завод и завод № 75 в Харькове (головное предприятие по выпуску двигателей В-2. — Прим, авт.) получили задание улучшить систему охлаждения и снизить перепад температуры масла, проходящего через двигатель.



Тяжелый танк Т-150. Единственное внешнее отличие этой машины от серийного КВ-1 — наличие командирской башенки с перископом и тремя смотровыми приборами

КВ-220 внешне отличался от своих собратьев большей длиной корпуса, увеличенной на один опорный каток ходовой частью и новой башней с 85-мм орудием Ф-30. Последнее было специально спроектировано для вооружения этого танка в КБ завода № 92 под руководством В.Г.Грабина и осенью 1940 года успешно прошло испытания в танке Т-28. Из-за сильно возросшей массы танка, достигшей 62 т, на нем установили двигатель В-5 мощностью 700 л.с. 30 января 1941 года КВ-220 поступил на испытания, прекратившиеся уже на следующий день из-за поломки двигателя.

15 марта 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) своим постановлением № 548-232 сс обязали Кировский заводе июня перейти на серийное производство танка Т-150, получившего обозначение КВ-3. Он имел следующие характеристики: Боевой вес —51—52 т, длина — 6760 мм, ширина — 3330 мм, высота — 3000 мм, клиренс — 400 мм, броня 90 мм, вооружение — одна 76-мм пушка Ф-34, три пулемета ДТ, один пистолет-пулемет ППШ, боекомплект — 114 снарядов, 2900 патронов (46 дисков), максимальная скорость по шоссе — 35 км/ч, боевая скорость по местности — 15—20 км/ч, максимальный подъем 40°, радиус действия — 250 км (10 часов), двигатель В-5 мощностью 700 л.с., башня с командирской башенкой, радиостанция КРСТБ (с возможностью установки 71-ТК-З), гарантийный километраж 2000 км. Завод уже начал подготовку к серийному производству новой машины, но тут, как говорится, вмешался "его величество случай".

Дело в том, что в марте 1941 года командование Красной Армии получило разведывательную информацию о том, что в Германии завершены работы по созданию танков с мощным бронированием, и они уже поступают в войска. Причем в донесениях наших разведчиков особо подчеркивалось, что все наши танковые и противотанковые пушки не смогут пробить их брони. Следует пояснить, что все это не соответствовало действительности — разработкой тяжелых танков в Германии в то время не занимались. Скорее всего, дело было в следующем: весной 1941 года в состав немецких "панцерваффе" стали поступать трофейные французские танки В-1, имевшие броню толщиной 60 мм. Видимо, это и стало почвой для слухов о "новых немецких танках с мощной броней".

Но обеспокоенное этой информацией высшее руководство страны и Красной Армии решает принять адекватные меры. 7 апреля 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление № 827-345 сс, в котором определялись новые ТТХ танка КВ-3 и ставилась задача на проектирование сверхтяжелых танков КВ-4 и КВ-5. 9 апреля постановление было продублировано более расширенным по содержанию приказом по Наркомату тяжелого машиностроения за № 231 с:



Танк Т-150. Вид сзади


Танк КВ-220 во дворе Кировского завода. Январь 1941 года

О танке КВ-3

1. Во изменение Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 548-232 сс от 15 марта 1941 года приказываю:

а) установить броню КВ-3: лоб 115— 120 мм, башни 115 мм;

б) вооружить КВ-3 107-мм пушкой ЗиС-6 с начальной скоростью снаряда 800 м/с.

2. Башни КВ-3 изготавливать штампованными с углами наклона не менее 30° под установку 107-мм пушки ЗиС-6, для чего директору Кировского завода т.Зальцману:

а) к 15 апреля 1941 года совместно с Ижорским заводом изготовить и подать Ижорскому заводу чертежи на измененную башню и корпус КВ-3;

б) к 25 апреля 1941 года совместно с Ижорским заводом предъявить на утверждение НКО СССР макет башни КВ-3.

3. Кировскому заводу установить план по изготовлению в 1941 году 500 штук танков КВ-3 со 107-мм пушками ЗиС-6.

4. Директору Кировского завода т.Зальцману принять к сведению и руководству, что:

а) Ижорский завод обязан к 20 мая 1941 года подать на Кировский завод первую штампованную башню и корпус танка КВ-3 с полной механической обработкой и бронировкой артсистемы. В дальнейшем Ижорский завод обязан обеспечить изготовление и обработку этих башен и корпусов по графику выпуска танков КВ-3, утвержденному Правительством:

б) Народный комиссариат вооружения (т.Ванников), завод № 92 (т.Елян) и главный конструктор завода № 92 (т.Грабин) вместе с Кировским заводом обязаны разработать чертежи установки 107-мм пушки ЗиС-6 в башне КВ-3 и к 30 мая 1941 года предъявить в НКО СССР для утверждения;

в) завод № 92 обязан к 25 мая 1941 года подать на Кировский завод 107-мм пушку ЗиС-6 с установочными деталями, установить в башне КВ-3 и вместе с Кировским заводом отработать бронировку системы;

г) завод № 92 НКВ обязан обеспечить подачу Кировскому заводу 107-мм пушек ЗиС-6 на программу 1941 года в следующие сроки: июль —45, август — 80, сентябрь — 110, октябрь—110, ноябрь- 110, и до 15 декабря —65.



КВ-220

О танке КВ-4

Директору Кировского завода т.Зальцману:

1. Спроектировать и изготовить по тактико-техническим требованиям, утвержденным НКО СССР, танк КВ-4 (с удлиненной базой), вооруженный 107-мм пушкой ЗиС-6 и основной броней 125 — 130 мм, предусмотрев возможность увеличения толщин брони в наиболее уязвимых местах до 140—150 мм.

2. К 1 октября 1941 года изготовить один опытный образец, для чего:

а) изготовить и подать на Ижорский завод чертежи на корпус и башню КВ-4;

б) к 15 июня 1941 года предъявить на утверждение в НКО СССР макет и технический проект танка КВ-4;

в) учесть, что Ижорский завод обязан к 15 августа 1941 года изготовить и подать на Кировский завод корпус и башню КВ-4.

О танке КВ-5

Директору Кировского завода т.Зальцману:

1. Спроектировать и изготовить к 10 ноября 1941 года танк КВ-5. Разработку конструкции корпуса танка и штампованной башни произвести совместно с конструкторами Ижорского завода исходя из следующих основных характеристик КВ-5:

а) броня: лобовая — 170 мм, борт — 150 мм, башня — 170 мм;

б) вооружение — 107-мм пушка ЗиС-6;

в) двигатель — дизель мощностью 1200 л.с.;

г) ширина не более 4200 мм.

Предусмотреть при конструировании возможность транспортировки по железной дороге при всех условиях движения.

2. К 15 июля 1941 года изготовить и подать на Ижорский завод чертежи на корпус и башню КВ-5.

3. К 1 августа 1941 года предъявить на утверждение в НКО СССР и ГАБТУ КА макет и технический проект КВ-5.

4. Учесть, что Ижорский завод обязан изготовить и подать на Кировский завод к 1 октября 1941 года корпус и башню КВ-5.



Танк КВ-220. Вид сзади. Хорошо видны пулеметная башенка на крыше башни и измененная, по сравнению с серийными КВ, форма воздухозаборников на крыше МТО


Деревянный макет танка КВ-3 (с пушкой ЗИС-6) в натуральную величину. Весна 1941 года

Артиллерийское вооружение КВ-3, КВ-4, КВ-5

1. Директору завода № 92 т.Еляну и главному конструктору т.Грабину поручено разработать 107-мм танковую пушку с начальной скоростью снаряда 800 м/с под унитарный патрон с бронебойным снарядом весом 18,8 кг и по разработанному проекту изготовить, испытать и сдать к 1 июня 1941 года опытный образец этой пушки для испытания в танке КВ-2.

2. Народный комиссариат боеприпасов обязан:

а) к 1 июня 1941 года отработать выстрел с бронебойным и осколочно-фугасным снарядами;

б) к 15 мая 1941 года изготовить 2000 выстрелов с лафетопробным снарядом, к 10 июня 1941 года - 2000 выстрелов с осколочно-фугасным снарядом и к 15 июня 1941 года — 500 выстрелов с бронебойным снарядом.

Директору Кировского завода т.Зальцману и главному конструктору отдела 5 Кировского завода т.Яковлеву спроектировать и изготовить к 15 октября 1941 года для танков КВ два опытных дизеля мощностью 1200 л.с. на базе двигателей М-40 или М-50. Принять к сведению, что аналогичное задание дано и заводу № 75 Наркомата среднего машиностроения.

Народный комиссар тяжелого машиностроения Малышев (подпись)".



КВ-З

За проект КВ-4 конструкторы взялись в апреле 1941 года. А так как подобного опыта на Кировском заводе не было, начальник СКБ-2 Ж.Котин к разработке этого танка привлек почти всех инженеров своего КБ и поставил это на конкурсную основу.

Все авторы с большим энтузиазмом принялись за дело. Задание, полученное ими, было довольно трудным: установка сразу двух пушек и никогда не применявшаяся на отечественных танках 125—130 мм броня приводили к необходимости усиления шасси и обуславливали резкое повышение массы танка. Творческий поиск участников проектирования не ограничивался никакими рамками, и проектанты этим широко пользовались. Исходя из заданных характеристик, они выдвинули довольно пеструю гамму технических идей. По массе предполагалось строить 80-, 90- и даже 100-тонные танки. Самый "легкий" из проектов удался инженеру Н.Духову — 82,5 т. Самый тяжелый получился у конструктора Г. Крученых — 107 т.

Компоновочные решения тоже были весьма различны. Конструкторы К.Буганов, Г.Крученых, Ф.Маришкин, Г.Москвин, Н.Струков и С.Федоренко, работая каждый над своим проектом, предлагали однобашенные варианты тяжелого танка с установкой 107-мм пушки в основной башне, а 45-мм пушки в маленькой башенке, расположенной над ней, как бы вторым этажом.

Конструкторы А.Ермолаев, Л.Сычев, Л.Переверзев, Быков и двое из разработчиков, не оставивших подписей на рабочих чертежах, предложили двухбашенные варианты танка с установкой 107-мм пушки в большой центральной башне, как это было на танке СМК, а 45-мм пушки — в отдельной башне, расположенной в носовой части корпуса.

Конструкторы Н.Духов и М.Креславский в своих проектах предлагали спарить орудия в одной танковой башне, а инженер Н.Шашмурин — установить 107-мм пушку казематным способом в корпусе на тумбе с 30-градусным углом обстрела по горизонту. От 45-мм пушки этот разработчик отказался, и вместо нее установил 76-мм пушку в серийной танковой башне КВ-1 на громадном корпусе танка со значительным удлинением ходовой части.

Два конструктора — П.Михайлов и Г.Турчанинов в своих проектах предлагали разместить 45-мм пушки казематным способом, прорезав для этого амбразуру в переднем броневом листе корпуса танка, а 107-мм пушку они ставили в обычной танковой башне на корпусе машины.



Фотокопия проектного чертежа танка КВ-4 инженера Н.Духова


Фотокопия проектного чертежа танка КВ-4 инженера Н.Струкова

Лишь инженер Н.Цейц отказался от установки второй пушки. Основное орудие калибра 107-мм он предложил установить в обыкновенной танковой башне, придав ей в плане круглую форму с тем, чтобы весь боекомплект из 120 унитарных снарядов поместить вдоль стенок цилиндрической башни. Этот проект выделялся своей оригинальностью и в будущем создавал предпосылки для применения механизма заряжания.

В коллективном проекте, предложенном тремя авторами (П.Тарапатин, К.Кузьмин и В.Таротько), 107-мм пушку расположили в башне с ограниченным углом поворота (около 130°). Конструкторы В.Павлов и Д.Григорьев пришли к такому же решению, но не для 107-мм пушки, а для 45-мм орудия. Сверх задания несколько проектантов предложили установить на танке еще и огнемет.

По бронированию тоже было немало оригинальных предложений.

К.Буганов и Ф.Маришкин избрали способ бронирования башни таким образом, чтобы погон углублялся в корпус, что исключало заклинивание снарядов, как это случилось при испытаниях танка КВ-1 на подмосковном полигоне в Кубинке.

Г.Крученых и Н.Струков предложили башню танка, имевшую в плане форму ромба с закругленными углами, а инженер С.Федоренко спроектировал башню нетрадиционной фигурной формы с размещением в ней двух пулеметов ДТ и 45-мм пушки на оригинальной турельной установке, позволяющей стрелку вести огонь, не высовываясь из люка.

В своих предложениях разработчики применили немало и других приемов, не встречавшихся ранее в танковом проектировании. Например, инженер П.Михайлов создал оригинальный гусеничный обвод для своей машины.

Пять проектировщиков двигатель и трансмиссию установили в передней части корпуса, что для тяжелых танков было необычным решением. А инженер Н.Цейц предложил разместить двигатель в корме, а трансмиссию — в носовой части. Л.Переверзев выступил с идеей вынести ведущую пару катков в корме машины из корпуса и укрепить ее на кронштейнах, что давало некоторую экономию забронированного объема, но, вместе с тем, делало этот важнейший узел машины особо уязвимым.

Анализ сохранившихся чертежей (до нас дошло 20 вариантов проекта танка КВ-4) свидетельствует, что многие из проектов содержат ценные, с конструкторской точки зрения, решения и вполне заслуживают патентования на уровне изобретений. Работа над проектом КВ-4 проводилась в тревожные предвоенные дни и поэтому авторство интереснейших предложений осталось незакрепленным.




Фотокопии проектных чертежей танка КВ-4 инженера А.Ермопаева (вверху) и Н.Шашмурина(внизу)



Фотокопии проектных чертежей танка КВ-4 инженеров К. Кузьмина, П. Тарапатина и В. Таротько (вверху) и К.Буганова (внизу)

По танку КВ-3 первыми выполнили задание артиллеристы. Дело в том, что КБ завода № 92 под руководством В.Грабина еще осенью 1940 года разработало проект 107-мм танковой пушки Ф-42, созданной на базе 95-мм танкового орудия Ф-39 (последнее успешно прошло испытания в башне танка Т-28 летом 1940 года). К началу 1941 года по решению Наркомата обороны СССР 107-мм орудие было изготовлено, успешно прошло заводские испытания на полевом лафете, а в марте 1941 года и в башне танка КВ-2. После получения задания на проектирование 107-мм танковой пушки ЗиС-6 с улучшенной баллистикой КБ Грабина, используя имевшийся задел по пушке Ф-42, уже в мае изготовило новое орудие, и оно было успешно испытано в башне КВ-2. До середины июня 1941 года пушка ЗиС-6 проходила заводские испытания, после чего ее отправили на артиллерийский научно-испытательный полигон под Ленинградом.

Любопытная деталь: в своих мемуарах "Оружие победы" В.Грабин пишет о 600 изготовленных пушках ЗиС-6, которые из-за отсутствия нужных танков осенью 1941 года пошли в переплавку. Однако тут главный конструктор завода № 92 явно лукавит: в отчете о работе своего завода за 1941 год, кстати подписанного В.Грабиным в феврале 1942 года, сказано, что "в июле — августе 1941 года было изготовлено пять серийных орудий ЗиС-6, после чего их производство было прекращено из-за неготовности тяжелого танка".

В отличие от "артиллеристов", "танкисты" сильно опаздывали. Поэтому для ускорения работ по испытанию узлов и агрегатов танка КВ-3 решили использовать КВ-220 (тем более, что конструктивно они во многом были похожи). 20 апреля 1941 года на КВ-220 наконец-то установили новый двигатель, и танк, догруженный до 70 т — расчетной массы КВ-3, вышел на испытания. К середине мая 1941 года он прошел 1330 километров. В докладе заводских испытателей отмечалось, что у танка "плохо переключаются передачи, гнутся оси опорных катков и балансиры, скручиваются торсионы подвески, мощности двигателя для 70-тонного танка не хватает". 20 мая КВ-220 встал на ремонт, в ходе которого машина получила дизельный двигатель с наддувом В-2СН мощностью 850 л.с. С 30 мая танк снова вышел на испытания и к 22 июня 1941 года его общий пробег составил 1985 км. Что же касается непосредственно КВ-3, то к началу войны было готово шасси с двигателем, но из-за проблем, возникших с изготовлением штампованной башни, работа затянулась.

В июне 1941 года начались работы и по танку КВ-5. Старшим инженером машины был назначен талантливый конструктор Н.Цейц, один из старейших работников СКБ-2. Кроме него, в группу проектирования вошли К.Кузьмин (корпус), Л.Сычев (башня и установка вооружения), Н.Федорчук (ходовая часть).

КВ-5 разрабатывался на основе эскизного проекта КВ-4 Н.Цейца. Сохранив общую компоновку КВ-4, проект переделали так, чтобы использовать максимум элементов от КВ-1.

Главной особенностью КВ-5, отличавшей его от остальных КВ, но роднившей с КВ-2, была большая и высокая башня ромбовидной формы. Такая башня позволяла решить сразу несколько компоновочных проблем. Во-первых, казенник пушки при любых углах возвышения оставался в башне, во-вторых, командир танка и наводчик также умещались в башне и не были зажаты между казенником и погоном. Все это давало возможность обойтись сравнительно небольшим башенным погоном (у КВ-5 — 1840 мм), от которого требовалось воспринимать лишь нагрузку от выстрела. Кроме того, решение позволило разместить в большой башне КВ-2 152-мм гаубицу, при этом диаметр погона оставался как у КВ-1. Правда, высота танка возрастала, но ее можно было уменьшить за счет высоты корпуса в районе боевого отделения, сведя до размера, обеспечивающего только крепление элементов подвески.

Поэтому корпус КВ-5 в районе боевого отделения и отделения управления имел высоту всего 920 мм и повышался до 1300 мм в районе моторнотрансмиссионного отделения. Высоты 920 мм для размещения механика-водителя и стрелка-радиста не хватало. Проблема эта решалась установленным над головой механика-водителя бронированным откидным колпаком со смотровыми щелями, обеспечивавшими обзор лучший, чем на обычном КВ. Толщина брони колпака была как у лобового листа башни — 180 мм. На марше колпак приподнимался — так же, как на прототипах Т-35.

Стрелок-радист имел в своем распоряжении башенку с пулеметом ДТ, установленную на постаменте так, что огонь можно было вести поверх колпака механика-водителя. Допускала она возможность и стрельбы по воздушным целям. Вторая такая башенка находилась на крыше башни. Установленный в ней пулемет обслуживался заряжающим.



Фотокопия проектного чертежа танка КВ-4 инженера М.Цейца

В боевом отделении корпуса размещалась укладка с частью боекомплекта 107-мм пушки. Основной боекомплект укладывался в нишу башни.

Справа от пушки располагался командир танка. В его распоряжении была полноценная командирская башенка с пятью смотровыми приборами и небольшим перископом, который позволял вести наблюдение поверх пулеметной башенки. Слева от пушки находился наводчик, а в кормовой части башни — два заряжающих, наличие которых в составе экипажа, учитывая массу 107-мм унитарных выстрелов, было отнюдь не лишним, тем более, что в перспективе часть танков могла вооружаться 152-мм гаубицей-пушкой.

В моторно-трансмиссионном отделении параллельно устанавливались два дизеля В-2К мощностью по 600 л.с. каждый. Переход на двухдвигательную схему оказался вынужденной мерой, так как с началом войны шансов довести более мощные варианты В-2 с турбонаддувом уже не осталось. Не было и возможности получить в приемлемых количествах авиадизели М-30 или М-40.

Двигатели соединялись с коробкой передач и бортовыми фрикционами с помощью промежуточного редуктора.

Корпус КВ-5, в отличие от других КВ, не имел гнутых деталей (за исключением кормового нижнего листа). Бронелисты соединялись друг с другом Гужонами и электросваркой. Толщина бортов и кормы корпуса достигала 150 мм, крыши и днища — 40 мм.

Поскольку при изготовлении штампованной башни КВ-3 возникло множество проблем, для КВ-5 башню решили изготовить из катаной брони.



КВ-5

Лобовой 180-мм лист крепился к башне Гужонами, а все остальные листы соединялись между собой шпоночным соединением "двойной ласточкин хвост". Такое соединение ни до, ни после не применялось в отечественном танкостроении (зато так собирался главный броневой пояс линкоров типа "Советский Союз"), было трудоемким, заставило установить бортовые листы башни вертикально, но обеспечило почти монолитную ее прочность.

К августу 1941 года проект КВ-5 был практически полностью завершен, началось изготовление ряда узлов и агрегатов танка. Но из-за тяжелой обстановки на фронте под Ленинградом все опытные работы на Кировском заводе прекратили и освободившиеся силы бросили на увеличение выпуска серийных КВ. Самая поздняя дата, обнаруженная на сохранившихся чертежах КВ-5, — 15 августа 1941 года, когда бои уже шли под Лугой и Красногвардейском.



КВ-3 с башней КВ-1


Кадр кинохроники — танк КВ-220 (слева) с башней от КВ-1 в цеху Кировского завода

А что же стало с танками Т-150, КВ-220 и КВ-3? Во многих публикациях можно найти упоминание о том, что эти машины (все или частично) были вывезены в Челябинск, туда же эвакуировали башни и другие детали танков КВ-3. Эта информация не подтверждается архивными документами. Например, в докладах представителей военной приемки на Кировском заводе, скрупулезно фиксировавших все данные о производстве танков КВ, четко сказано, что танки Т-150, КВ-220-1 (так именовался в документах военной приемки танк КВ-220) и КВ-220-2 (так именовался в документах военной приемки недостроенный танк КВ-3) никуда не эвакуировались и все время находились на Кировском заводе. В начале октября 1941 года, когда производство танков КВ в Ленинграде было практически полностью прекращено, опытные машины решили передать в войска. Они прошли необходимый ремонт, причем на КВ-3 и КВ-220 установили башни от серийных КВ-1, поскольку на КВ-3 башни не было вовсе, а на КВ-220 орудие окончательно было сломано еще в начале лета. Согласно документам военпредов, "танк Т-150, опытный, убыл 11 октября 1941 года в 123-ю танковую бригаду, танк КВ-220-1 заводской № М-220-1, опытный, убыл в 124-ю танковую бригаду 5 октября 1941 года, танк КВ-220-2 заводской № М-220-2, опытный, убыл в 124-ю танковую бригаду 16 октября 1941 года. Все танки вооружены 76-мм пушками Ф-32".

Сведения о дальнейшей судьбе этих машин крайне скудны. Так, Д.И.Осадчий, командир роты 124-й танковой бригады, рассказал следующее (цитируется дословно):

"Осенью 1941 года наша бригада получила на пополнение несколько танков КВ, один из которых назывался "За Родину!". Он был изготовлен в единственном экземпляре на Кировском заводе. Он обладал теми же возможностями, что и танк КВ, но имел усиленную броневую защиту, вес более 100 т и более мощный двигатель с турбиной. При движении на высших передачах двигатель свистел, и этот свист был очень похож на свист пикирующих "юнкерсов". Первое время после получения танка при его движении в бригаде даже подавали сигнал "Воздух!". Танк поступил в мою роту и сначала хотели назначить его командиром меня, но потом его командиром стал мой заместитель, опытный танкист лейтенант Яхонин. Танк считался практически неуязвимым для артиллерии противника и предназначался для штурма укрепленных позиций.



Т-35


КВ-220


КВ-3


КВ-5


КВ-1

В декабре 1941 года (точной даты я не помню) наша бригада получила задачу прорвать оборону немцев на участке Усть-Тосно — железнодорожный мост, форсировать р.Тосна и во взаимодействии с частями 43-й стрелковой дивизии развить наступление на Мгу. В первом эшелоне атаковал 2-й танковый батальон под командованием майора Пайкина,танковый взвод 1-го батальона и танк "За Родину!" моей роты. В данном бою танк получил задачу захватить железнодорожный мост через р.Тосна и удержать плацдарм для подхода основных сил. Бой развернулся на открытой местности. Промерзший верхний слой торфяника с трудом выдерживал танк. Когда он подошел вплотную к мосту, то был встречен огнем немецких тяжелых орудий и с ним пропала радиосвязь. Я находился в это время на КП батальона. Когда с танком "За Родину!" прервалась связь, я попытался пробраться к месту боя вдоль железнодорожной насыпи. Когда мне удалось подползти к танку, я увидел, что с него сбита башня, а весь экипаж погиб".

Таким образом, КВ-220 или КВ-3 (точно неизвестно) был подбит. О судьбе двух других танков у авторов достоверных сведений нет.

Форма одежды советских танкистов в 1939-1940 годах



1. Красноармеец-танкист в стеганом ватнике поверх летнего серого хлопчатобумажного обмундирования. В левой руке-— противогаз

2. Младший командир в кирзовой двубортной куртке поверх синего комбинезона и в шлеме с подвернутыми наушниками и надетыми на него складными очками. В левой руке— свернутые сигнальные флажки

3. Танкист в зимнем шлеме на овчине и летнем комбинезоне, надетом на стеганый ватный костюм. На ногах — серые валенки-катанки. Кобура нагана сдвинута ближе к животу

4. Командир-танкист в зимнем шлеме на овчине и овчинном полушубке поверх стеганого ватного костюма. Полушубок и фетровые бурки сильно загрязнялись в танке. Ношение противогаза было обязательным для всех членов экипажа боевых машин

5. Капитан в летней повседневной форме образца 1935 года с нарукавными шевронами образца 1940 года. Над левым карманом гимнастерки — орден Красной Звезды и знак "Ворошиловский стрелок". Синие бриджи при серой гимнастерке командиры-танкисты носили с 1938 года

Оглавление книги


Генерация: 0.240. Запросов К БД/Cache: 3 / 1