Главная / Библиотека / Битва за Крым 1941–1944 гг. /
/ Глава 2 Оборона Севастополя. Десанты в Крым / 2.2. Исаев А.В. Керченско-Феодосийская десантная операция

Глав: 11 | Статей: 34
Оглавление
Новый суперпроект ведущего военного историка.

Самое полное, фундаментальное и авторитетное исследование обороны и освобождения Крыма в 1941–1944 гг., основанное на документах не только советских, но и немецких архивов, большинство которых публикуется впервые.

От прорыва Манштейна через Перекопские позиции до провала первых штурмов Севастополя, от Керченско-Феодосийской десантной операции и неудачного наступления Крымского фронта до Керченской катастрофы и падения Главной базы Черноморского флота, от длительной немецкой оккупации полуострова до стремительного (всего за месяц) освобождения Крыма победной весной 1944 года, когда наши наступавшие войска потеряли вчетверо меньше оборонявшегося противника, – в этой книге подробно проанализированы все операции Вермахта и Красной Армии в борьбе за Крым.

Отдельно рассмотрены как действия наших сухопутных войск – танкистов, пехоты, артиллерии, – так и боевая работа советских ВВС и Черноморского флота.

2.2. Исаев А.В. Керченско-Феодосийская десантная операция

2.2. Исаев А.В. Керченско-Феодосийская десантная операция

Общее контрнаступление Красной Армии, начавшееся в ноябре под Тихвином и Ростовом и продолжившееся под Москвой в декабре 1941 г., не могло оставить в стороне Крымский полуостров. Перехват советскими войсками стратегической инициативы зимой 1941/42 г. происходил по единой схеме: удар по растянутому флангу ударной группировки противника. Соответственно в Крыму удар был нанесен по приморскому флангу 11-й армии. Побережье полуострова представляло собой довольно протяженный участок, который требовалось оборонять пусть даже в разреженных порядках. Концентрация основных усилий немецких войск в Крыму против Севастополя делало защиту всего побережья почти формальной. Она концентрировалась на нескольких участках.

План высадки морского и воздушного десантов на Керченском полуострове появился у командования Закавказского фронта еще в конце ноября 1941 г., вскоре после оставления Крыма советскими войсками. Первый доклад с изложением основных идей операции был направлен в Ставку ВГК 26 ноября 1941 г.[225] Предложение было воспринято с интересом, и 30 ноября в Ставку ВГК Военным советом фронта был направлен развернутый доклад с детализацией плана и расчетом количества выделяемых войск[226]. Первоначально предполагалось овладеть десантом только восточной частью Керченского полуострова и двигаться далее до Феодосии. В данном документе впервые появляются две армии, которые в последующем осуществляли высадку – 51-я А и 44-я А. В составе первой предполагалось задействовать три сд и одну сбр[227], в составе второй – три сд с частями усиления. Соответственно первая нацеливалась на захват Керчи, а вторая – южнее, на район Чонгелек Татарский. Также в плане от 30 ноября впервые появляется высадка в районе г. Опук (силами одного гсп). Одновременно командованием фронта был запланирован воздушный десант в районе станций Салын и Багерово с целью захвата Турецкого вала и воспрещения подхода резервов противника. В первых числах декабря уже имелись сравнительно детализированные проработки с нарядом сил и конкретными местами высадки. Планирование по 51-й армии вел еще генерал П.И. Батов, позднее смененный В.Н. Львовым. Уже в плане, датированном 2 декабря 1941 г., в качестве мест высадки на северном побережье Керченского полуострова фигурируют Тархан, Хрони и Мама Русская[228].


Посадка десанта на крейсер «Красный Кавказ». 28 декабря 1941 г. Крейсеру предстояло высаживать пехотинцев ночью, пришвартовавшись к молу Феодосии.


Десант на борту «малого охотника». Керченско-Феодосийская операция, декабрь 1941 г.

В начале декабря командование фронта отдало предварительные распоряжения, в частности по артиллерии. Высадку предполагалось поддерживать артиллерией из треугольника м. Ахилеон, Коса Чушка, Батарейка[229]. Также предусматривалась высадка артиллерии и минометов уже в первом эшелоне десанта, без средств тяги, в расчет на перекатывание вручную. Одновременно были отданы распоряжения по подготовке стрелковых частей к десантированию с проведением учений с посадкой и высадкой с кораблей и судов.

Директивой Ставки ВГК № 005471 от 7 декабря 1941 г. этот план был утвержден[230] и фронт приступил к его практической реализации. В начале декабря к планированию операции было подключено командование Черноморского флота (по директиве Ставки «Черноморский флот и Азовскую флотилию на время операции подчинить командующему Закавказским фронтом»). В докладе в Ставку ВГК от 6 декабря Ф.С. Октябрьский сразу потребовал не менее 15 дней на подготовку операции и указал на слабости разработанного сухопутным командованием плана. Во-первых, адмирал Октябрьский указал на сложную ледовую обстановку на Азовском море. В зависимости от направления ветра могла сложиться такая ситуация, что весь Керченский пролив окажется забитым торосами и «ни одна посудина не пролезет»[231]. Поэтому предлагавшийся армейским командованием вариант высадки основных сил десанта через Азовское море Октябрьский счел нужным отклонить. Во-вторых, в докладе командующего Черноморским флотом впервые появилось название Феодосия. Захват этого порта мог обеспечить нормальное снабжение высадившихся войск. Любопытно отметить, что в ходе планирования десантов в Крым если не примером, то аналогом для советских командиров стал английский рейд на Зеебрюгге 1918 г. с целью воспрещения использования порта Брюгге подводными лодками кайзеровского флота. Об этом пишет и Н.Е. Басистый[232], и Н.Г. Кузнецов[233]. Английская операция получила широкую известность в межвоенный период и изучалась в том числе советскими флотскими командирами.

Окончательный вариант плана операции был подготовлен к 13 декабря 1941 г. В директиве штаба фронта № 01696/ОП теперь предусматривалось разделение задач между Керчью и Феодосией с нацеливанием на первую 51-ю армии и на вторую – 44-ю армию. Разделения ударов на главный и вспомогательный в этой директиве в явном виде нет. 51-й армии предписывалось высадиться в районе Ак-Монай, Арабат и на участке Нов. Свет, Мама Русская, м. Хрони, а также «форсировать Керченский пролив» (места высадки детализировались в прилагаемой к приказу таблице: Еникале, участок Камыш-Бурун – Эльтиген, д. Тобечик)[234]. Первой задачей армии становилось «овладеть городом Керчь и Керченским портом»[235]. Главной задачей 44-й армии А.Н. Первушина стало «овладеть и прочно удерживать город и порт Феодосия»[236]. Вспомогательная высадка с целью содействия 51-й А осуществлялась у горы Опук. Впоследствии группировка на феодосийском направлении получила название отряда «А», а у горы Опук – отряд «Б»[237]. Высадку осуществлял Черноморский флот.

По плану высадку первой волны десанта главных сил 51-й армии (первоначально 3600 человек, в окончательном варианте 7516 человек) осуществляла Азовская военная флотилия (АзВФ, контр-адмирал С.Г. Горшков) пятью отрядами в пяти местах северного побережья Керченского полуострова от Ак-Моная до Еникале с задачей наступать на Керчь с севера и не допустить подхода свежих сил противника с запада. Часть сил 51-й армии (5100 человек) высаживалась в проливе силами Керченской военно-морской базы (КВМБ) на 20-км фронте. К операции от КВМБ привлекалось 37 сейнеров, две баржи, «болиндер» и три буксира. Также на период операции КВМБ были приданы 29 торпедных катеров и 6 сторожевых катеров МО-IV. Высадку предписывалось начать за два часа до наступления рассвета, с целью захвата прибрежного плацдарма первым броском.

Распределение сил для высадки на северном берегу Керченского полуострова было обрисовано в боевом приказе № 0036/ОП штаба 51-й армии[238]. Дальше всех на запад, у Ак-Моная, приказывалось высадиться батальону 83-й мсбр[239]. Соответственно 224-я сд с двумя батальонами морской пехоты высаживалась на участке Новый Свет, Мама Русская[240], Тархан[241], мыс. Хрони[242], 12-я сбр с батальоном морской пехоты – на участке Жуковка – Еникале[243]. Силами КВМБ высаживались 302-я сд с 105-м гсп – на участке Горком, Камыш-Бурун, Тобечик[244]. 396-я сд и 390-я сд выделялись во второй эшелон армии для высадки вслед за 224-й, 302-й сд и 12-й сбр. Датой готовности войск назначалось 19 декабря.

Так в течение примерно трех недель план высадки в Крыму приобрел достаточно точные и реалистичные очертания. Он приобрел дерзость и стремительность за счет предложенного флотом удара на Феодосию. Одновременно в плане просматривается отказ от лобового удара на город и порт Керчь – было очевидно, что город немцы будут оборонять и более разумным представлялось ударами с севера и юга заставить противника оставить район Керчи в целом.

Подготовка операции была прервана обострением обстановки в районе Севастополя. Для парирования кризиса потребовалось перебросить в город части, первоначально предназначавшиеся для высадки в Феодосии и получившие соответствующую подготовку (79-я мбр и 345-я сд). В итоге командующий Закфронта директивой № 01825 предписывал задействовать другие соединения провести операцию в два этапа: вначале высаживаться на Керченском полуострове, а через 3 дня высадить десант в Феодосии.

Что же могла противопоставить планам Красной Армии оккупировавшая большую часть Крыма 11-й армия? Как указывалось в ЖБД 11-й армии в записи за 20 декабря (оценка ситуации командующим), «командование армии вынуждено считаться с возможностью вражеских десантов»[245]. Одновременно Э. фон Манштейн признавал: «Необходимый на случай высадки таких десантов подвижный резерв армия сейчас своими силами создать не в состоянии»[246]. В отсутствие подвижных резервов противодесантная оборона Крыма строилась на прикрытии наиболее важных участков пехотными частями. Закономерно, что акцент был сделан на район Керчи, где располагались главные силы 46-й пд XXXXII корпуса. Действующим приказом для подразделений 46-й пд на момент высадки советских войск являлся приказ по дивизии № 99 от 8 декабря 1941 г. Немецкой разведкой была на тот момент выявлена на Таманском полуострове только 302-я сд.

Задача соединения формулировалась вполне однозначно: «46-я дивизия без одного батальона 97-го пп[247] и 3-го дивизиона 114-го ап должна сосредоточить основную массу своих сил между озером Табечикское и мысом Хрони и группами оборонять остальные участки побережья. Ее задача – отражать десанты врага и уничтожать высадившегося противника»[248]. На оборону восточной оконечности Керченского полуострова были закономерно поставлены два пехотных полка 46-й пд из трех. Соответственно район Керчи и участок побережья южнее города до оз. Табечикское находились в полосе ответственности 42-го пп, а слева от него до м. Хрони, точнее до Юракова Кута, располагался 72-й пп. Далее северное побережье Керченского полуострова оборонялось ротами, в том числе саперами. Большой участок на побережье Казантипского залива получил батальон 97-го пп. По мере приближения момента высадки напряжение нарастало. 24 декабря в полки 46-й пд был передан сигнал «Рождественский человек», означающий приведение в повышенную боевую готовность. Батальоны занимают подготовленные оборонительные позиции на своих участках.

В 12.00 24 декабря АзВФ получен приказ от 51-й армии о начале операции, высадка назначалась на 5.00 26 декабря. Войска начали сосредотачиваться в Темрюке с наступлением темноты. Посадка назначенных для десанта частей и подразделений 51-й армии началась с 20.00 24 декабря и была в основном закончена к рассвету 25 декабря. Посадка войск проходила хорошо и организованно. В итоге, по данным флотского отчета, 1-м отрядом было принято 530 человек, 2-м отрядом – 2883 человека, 3-м отрядом – 1079 человек, 4 отрядом – 2198 человек, 5-м отрядом – 1000 человек[249].

Транспорты с пристани Темрюк вышли в море в 14.00–17.00 25 декабря, с пристани Кучугуры – в 19.00, с пристаней Тамань и Комсомольская – в 2.00–3.00 26 декабря 1941 г. Уже в период посадки десанта генерал-лейтенант В.Н. Львов изменил решение, уменьшив Ак-Монайский отряд до 500 человек, и приказал высадить его не у Ак-Моная, а в Казантипском заливе[250]. За счет этого отряда усиливалась высадка у м. Хрони. Однако в конце дня погода ухудшилась, что серьезно затруднило высадку. Как позднее вспоминал командующий АзВФ С.Г. Горшков: «Из-за большой разницы в скорости, различной мореходности походный порядок разнотипных кораблей и судов был нарушен, многие из них отстали и вынуждены были следовать одиночно. Шедшие на буксире у десантных судов сейнеры, байды и шлюпки захлестывало водой, а порой отрывало и уносило в море»[251]. Ввиду шторма, встречного ветра и наката волн десанты опоздали с подходом к местам высадки от двух до шести часов и производили высадку уже при свете дня.

1-й отряд, задержанный штормом, до Казантипского залива не дошел и десант оказался высажен несколько западнее 2-го отряда. В итоге вместо амбициозного десанта у Ак-Моная был высажен в районе выс. 43, 1 (3 км западнее Нов. Свет) неполный батальон 83-й мбр под командованием лейтенанта Капран (193 человека), занявший оборону в 2 км от берега.

2-й отряд подошел к берегу в районе к западу м. Зюк к 7.00 26 декабря. С берега был открыт огонь «47-мм пушки», подавленной канлодкой «Дон». Сейнеры не могли подойти близко к берегу из-за своей осадки, шлюпки были выброшены на берег и разбиты. Как указывается во флотском отчете, бойцы десанта выходили на берег по грудь в ледяной воде[252]. Выгрузить артиллерию и танки не представлялось возможным. Ближе к середине дня ситуация ухудшилась вследствие появления авиации противника. Самоходная шаланда «Фанагория» была потоплена, унеся с собой около 100 человек. Уже в темноте баржу «Хопер» удалось поставить поближе к берегу, были сделаны сходни и по ним выгрузили три танка и артиллерию. Согласно приказу на оборону побережья 46-й пд весь участок от м. Зюк до Челочина поручался… батальону связи соединения[253]. Соответственно сопротивление десанту на берегу было меньшим, чем на других участках, где оборонялись пехотные подразделения (см. ниже).

На участке высадки 2-го отряда произошла коллизия, показывающая, насколько важно использовать для десантных операций специально подготовленные части. Когда уже было высажено около 1000 человек, командир 224-й сд полковник А.П. Дегтярев потребовал произвести… обратную посадку десанта[254]. Мотивировал он это невозможностью выполнения задачи высаженными за день силами (по плану предполагалось высадить 2900 человек). Обратную посадку производить не стали. В итоге в районе выс. 43, 1 к западу от мыса Зюк было высажено 878 человек, 3 танка, 2 37-мм орудия (зенитных), 9 120-мм минометов, 2 76-мм пушки[255]. Согласно оперсводке 51-й армии, высадились стрелковая рота 185-го сп, батальон 143-го сп и 200 человек морской пехоты[256].

Для парирования высадки у м. Зюк немецкому командованию пришлось выдвигать I и III батальоны 97-го пп 46-й пд, находившиеся в глубине и на побережье Казантипского залива. Первой их задачей становится образование заслона на господствующих высотах к западу от Чокракского озера[257]. Оценка количества высадившихся в отчете о действиях 97-го пп, надо сказать, была довольно точной – 1000 человек.

У Тархана 3-м отрядом под огнем с берега и ударами с воздуха было по армейскому отчету высажено всего около взвода. Замешкавшийся с высадкой земснаряд «Ворошилов» 3-го отряда попал под удар с воздуха и был потоплен, погибло 450 человек[258]. 200 человек удалось спасти КТЩ «Ураган», буксиром «Дофиновка» и КЛ № 4 и «Днестр»[259]. Переполненный поднятыми с «Ворошилова» людьми катерный тральщик ввиду явного срыва высадки вернулся в Темрюк.

Успешнее всего в первый день высадки действовал 4-й отряд у м. Хрони, высаживавшийся с помощью баржи «Таганрог» (болиндера), использовавшейся потом как причал. «У мыса Хрони» здесь означает, что реально было высажено у выс. 71, 3 западнее мыса Хрони по батальону от 143-го сп, 160-го сп и 83-й мбр (1556 чел.) и три танка[260]. Десант возглавил командир 83-й мбр полковник И.П. Леонтьев, сразу начавший наступление в направлении Аджимушкай. Десанту удается дойти до Булганака, где он вступает в бой с солдатами немецких тыловых частей.

Как указывается в отчете о действиях 72-го пп, уже в 3.30 был слышен сильный шум боя на участке соседнего 42-го пп (где высаживался десант КВМБ). Вскоре командование дивизии сообщает, что «русские высадились у Камыш-Буруна»[261]. Для проведения контратаки выводится с позиций в районе Керчи I батальон полка, но контратака начинается не сразу, а только ближе к 15.00. В отчете о действиях отмечается, что атака при поддержке артиллерии идет «не в направлении плацдарма, а в направлении высоты 164,5 в глубокий фланг противника»[262]. В армейском отчете по итогам операции указывается, что подразделения 143-го сп «начали бежать, бросая оружие и сдаваться в плен»[263]. Однако беспорядочное отступление удалось остановить, и отряд на ночь закрепился на северных скатах выс. 154, 4. По немецким данным, решительного результата контратака действительно не достигает. Согласно отчету 72-го пп, «Левое крыло остановлено крупными силами противника, который закрепился в хорошо оборудованных старых полевых укреплениях и оказывает ожесточенное сопротивление». Также немецкую ударную группу обстреливают с фланга с моря (оставшиеся у берега канонерские лодки). Взятие сколь-нибудь значительного числа пленных 26 декабря в немецких данных не фигурирует, вероятно, армейский отчет несколько опережал события.

5-й отряд не высаживался вовсе. Ввиду сильного сопротивления в районе Еникале он был перенаправлен на м. Хрони, но в итоге простоял у м. Ахилеон. Согласно флотскому отчету, тральщики отряда потеряли шедшие у них на буксире байды и шлюпки, шторм также расстроил движение сейнеров[264]. Командир отряда повернул назад для розыска шлюпок и сейнеров, в итоге высадка отряда 26 декабря не состоялась.

В итоге в первый день операции было высажено около 2500 человек на широком фронте, с весьма приблизительным соблюдением районов высадки, часть кораблей вернулась в Темрюк с десантом. По существу это можно назвать если не провалом, то большой неудачей десанта, высаживаемого Азовской военной флотилией.

В тот же день, 26 декабря, начала высадку частей 51-й армии в районе Камыш-Бурун Керченская военно-морская база. По плану КВМБ предполагалось произвести высадку в пунктах Старый Карантин, Камыш-Бурун, Эльтиген, маяк Нижне-Бурунский и коммуна «Инициатива». Направлением главного удара был избран Камыш-Бурун. Первый бросок в каждом пункте высадки в составе 325 бойцов предполагалось произвести с 2 торпедных катеров и 4 сейнеров[265]. Всего в первом броске высаживалось 1300 бойцов и командиров. Выделенная армией для высадки 302-я сд не имела боевого опыта, но все же успела получить минимальную десантную подготовку. С 15 декабря с ее бойцами было проведено 10 учений по посадке и высадке с сейнеров и тральщика.

Так же как и в случае АзВФ, выделенные для десанта суда КВМБ были разделены на отряды, их было три. Посадка десанта началась в 16.00 25 декабря. Как отмечается во флотском отчете: «Несмотря на заранее разработанный план, посадка проходила медленно и не организованно»[266]. В назначенное время посадку войск закончил только 1-й отряд (к 1.00 ночи 26 декабря). Связано это было с тем, что сейнеры подходили с рейда к причалам по своему усмотрению, вне плана, а также с запаздыванием некоторых частей десанта. Всего было принято 1154 человека 1-м отрядом, 744 человека – 2-м отрядом и 3327 человек – 3-м отрядом[267].

Неорганизованность посадки десанта усугубилась штормовой погодой, в результате своевременно вышел к месту высадки только 1-й отряд. Соответственно 2-й отряд запоздал с выходом на час, а 3-й отряд – на 2 часа. Усугубилась ситуация необходимостью следования отрядов через промоину между Тузлинской косой и м. Тузла, трудную в навигационном отношении в силу малых глубин и узости фарватера. Однако следование другим маршрутом между Павловским мысом и косой Тузла исключалось ввиду опасности обстрела противником. Переход ночью в штормовых условиях, при сорванном штормом ограждении опасных участков, привел к посадке на мель части судов. Транспорты, баржи, «болиндер» снимались с мели до 11.00 и следовали к берегу уже при свете дня.

В итоге к 5.00 26 декабря, практически по графику, к Эльтигену, Камыш-Буруну и Старому Карантину вышел только 1-й отряд в составе 20 сейнеров и 8 торпедных катеров. По немецким данным, высадка начинается около 4.45 утра берлинского времени. В отчете о действиях 42-го пп сообщается о донесении от I батальона в 4.45: «Несколько больших и малых кораблей пытаются причалить к Рыбацкому полуострову у Камыш-Буруна. Одновременно катера пытаются войти в бухту у верфей». В 4.50 следует сообщение от III батальона: «Противник численностью 70 человек высадился в южной части Эльтигена». На тот момент 42-й полк 46-й пд насчитывал 1461 солдата и офицера и оборонял береговую линию протяженностью 27 км[268]. I и III батальоны полка являлись главным противником высадки силами КВМБ, II батальон находился в Керчи и окрестностях.

Наиболее результативной оказывается высадка у Камыш-Буруна, где первый бросок закрепился на Камыш-Бурунской косе и пристани судоремонтного завода. Десант поддерживался артиллерией, немцы это особо отмечают: «В течение всего времени весь берег находится под огнем тяжелых и тяжелейших орудий противника с противоположного берега».

Куда более драматичной оказывается судьба других отрядов. Из-за сильного противодействия в Старом Карантине удалось высадить только 55 бойцов во главе с командиром пункта высадки техником-интендантом 1 ранга Григорьевым. Остальная часть десанта ушла в Камыш-Бурун. Это подтверждается отчетом о действиях 42-го пп, в котором сказано о высадке в полосе I батальона: «Большая часть вражеских катеров под концентрированным огнем вынуждена повернуть назад»[269]. Относительно высадившихся в немецком отчете приводятся показания пленных, согласно которым «катер приблизился к берегу на несколько сотен метров, и солдаты были вынуждены идти вброд по мелководью»[270].

Группа Григорьева была достаточно быстро разгромлена, что подтверждается и флотским отчетом, и отчетом о действиях 42-го пп. В последнем указывается: «Части 3-й роты уничтожают высадившегося на ее участке противника и берут в плен офицера и 30 солдат. Один комиссар расстрелян»[271]. По советским данным, отряд разбился на две группы и пытался прорваться на Камыш-Бурун, группа бойцов во главе с Григорьевым была окружена и погибла, вторая группа во главе со старшим политруком Грабаревым нашла шлюпку и отошла к своим кораблям[272]. Высадившиеся в Эльтигене 19 человек во главе с командиром пункта высадки майором Лопата вели бой в окружении. В отчете о действиях 42-го пп о сопротивлении этой небольшой группы написано: «В полосе III батальона противнику удается закрепиться в южных домах Эльтигена. Разворачиваются ожесточенные уличные бои. Последнее упорное сопротивление сломлено ближе к полудню, застрелены 2 комиссара»[273]. Скрупулезные отметки о комиссарах, скорее всего, связаны с выполнением небезызвестного приказа о комиссарах.


Крейсер «Красный Кавказ» в море. Крейсер был достроенным в СССР кораблем, заложенным еще до Первой мировой войны под названием «Адмирал Лазарев». Главный калибр крейсера составляли четыре 180-мм пушки в одноорудийных башнях.

Следующая волна высадки подходит к берегу уже при свете дня и ожидаемо встречает шквал огня. Часть сейнеров под огнем поворачивает назад в Тамань. Второй отряд из 12 сейнеров подходит к 7.00. Причем огонь открывают только что прибывшие противотанковые пушки немцев, даже небольшое опоздание ухудшало положение. Основная часть десанта высаживается на Камыш-Бурунскую косу и пристань судоремонтного завода, где закрепился первый бросок. Здесь же, у Камыш-Буруна, десант достигает частного успеха, окружив и разгромив 2-ю и 12-ю роты 42-го пп, пробивавшиеся к своим, бросив транспорт. Еще одним частным успехом оказывается высадка южнее Эльтигена[274] (в самом Эльтигене высадиться не удается). Как указывается в отчете 42-го пп, «противнику удается захватить не занятый нашими войсками железный завод, расположенный западнее дороги Камыш-Бурун – Эльтиген». Здесь, по всем признакам, имело место упущение в организации обороны побережья немцами.

3-й отряд в составе 9 сейнеров, 3 буксиров, «болиндера» и 2 барж прибыл только к 13.00. По немецким данным, это произошло несколько раньше, около полудня. Главные силы 823-го гсп 302-й гсд на «болиндере» (снявшемся с мели, на которую он наскочил в темноте) достигли Камыш-Бурунской бухты. Здесь он становится жертвой артогня и ударов с воздуха, погибло до 300 человек и почти вся материальная часть. Как указывается в отчете 42-го пп: «Один большой буксир получает попадание и кренится. Около 200 русских прыгают через борт и вплавь или вброд добираются до Рыбацкого полуострова»[275]. Потопление «болиндера» ударом с воздуха отчет 42-го пп подтверждает. По армейскому отчету, часть десанта действительно добиралась до берега вплавь: «личный состав бросился в море, к берегу»[276]. Как позднее свидетельствовал командующий 51-й А В.Н. Львов на переговорах со штабом фронта, большинство спасшихся с «болиндера» не имели оружия[277]. Оно было, очевидно, брошено в море как мешавшее добираться до берега вплавь. Баржа с главными силами 825-го гсп (до 1000 человек десанта) загорелась, была возвращена обратно в Тамань.

В итоге, как указано во флотском отчете, за 26 декабря КВМБ было высажено около 2200 человек. Из них 1500 человек в Камыш-Буруне, 120 на Камыш-Бурунской косе, 500 человек южнее Эльтигена (в районе Коммуны «Инициатива») и 55 – в Старом Карантине. Мелкие отряды были практически сразу уничтожены. Как прямым текстом написано в армейском отчете: «Главные силы 302-й гсд высадки не произвели»[278]. Одновременно с высадками силами АзВФ и КВМБ 26 декабря была сделана попытка высадки отряда «Б» у горы Опук. Однако уже в море суда были разбросаны в темноте ветром. Прибыв на место на канлодке «Красный Аджаристан», командир отряда контр-адмирал Н.О. Абрамов не обнаружил остальные корабли и решил возвратиться к Анапе, собрать отряд вместе и высадить 27 декабря. По существу высадка оказалась сорвана. Подводя итог событий 26 декабря, приходится признать успехи первого дня высадки крайне ограниченными.

Переломить ситуацию в свою пользу на второй день операции советским войскам не удалось. 27 декабря высадка практически не производилась вследствие сильного шторма (7–8 баллов). Немецкое командование, в свою очередь, попыталось сбросить десанты в море контрударами. Сбор сил 97-го пп для контрудара по высаженным у м. Зюк (точнее выс. 43, 1) подразделениям завершается только утром 27 декабря, в результате контратака на плацдарм состоялась только в 13.00[279]. Ответом десанта стала контратака с танками, но все три машины были подбиты немцами. Также этот отряд был изолирован от других групп высадки минированием перешейка у м. Зюк (что стало последствием промаха с местом высадки).

Несмотря на отсутствие подкреплений, отряд полковника Леонтьева попытался утром 27 декабря из района выс. 154, 4 возобновить наступление на Аджимушкай. По немецким данным (отчет 72-го пп), ему удается грамотными действиями достичь первоначального успеха: «Незадолго до рассвета противник проходит между позициями 2-й и 3-й рот и силами примерно двух рот атакует позиции зениток на северной окраине Аджим-Ушкая»[280]. Однако эта атака была в конечном итоге отбита немцами. Одновременно выпад Леонтьева заставляет немцев отложить собственную контратаку на плацдарм, она начинается уже после 9.00 утра. По отчету 72-го пп против этого плацдарма немцами было задействовано два батальона (что совпадает с советской оценкой). Отряд оказывается достаточно «крепким орешком», в отчете о действиях 72-го пп отмечается «упорное сопротивление хорошо окопавшегося противника и артиллерийский огонь с кораблей»[281]. Позднее, при подведении итогов в отчете 72-го пп, отмечалось: «Большие трудности нашим войскам создавал частый огонь корабельной артиллерии противника». Нажим противника и угроза окружения заставляют отряд отойти к морю на выс. 106, 6[282]. Отряд ст. лейтенанта Капран атакован, но удерживает позиции, понеся незначительные потери.


Эскадренный миноносец «Незаможник». Корабль относился к доставшимся от царского флота эсминцам-«новикам».

Попытка немцев сбросить в море десант КВМБ также успеха не имеет. Контратака на отряд в районе Эльтигена (Коммуны Инициатива) проваливается. В отчете 42-го пп указывается: «По полностью лишенной укрытий местности, в условиях, когда противник окопался на протяжении более чем километра, продвинуться удается лишь ненамного. Противника поддерживают с другого берега пролива и с кораблей орудия тяжелого и тяжелейшего калибра»[283]. В целом на плацдармах сохраняется неустойчивое равновесие.

Вместе с тем, ввиду возникшей паузы, немецкая оборона в районе Керчи усиливается. Южнее Керчи на мыс Ак-Бурну ставятся 88-мм и 20-мм зенитки, которые могут фланкировать как подходы к Керчи, так и Камыш-Буруну. В Керчь прибывает снятый из Феодосии II батальон 97-го пп 46-й пд.

Высадка возобновляется 28 декабря. В районе м. Хрони высадка производится ранним утром силами 3-го отряда, удается высадить около 400 человек (по армейскому отчету, 300 человек 143 сп). Отчет 72-го пп подтверждает факт высадки, несмотря на обстрел: «Русские высаживают до батальона и пытаются продвинуться в южном направлении»[284].

В целом возникшая 27 декабря пауза негативно сказалась на положении отрядов на северном побережье Керченского полуострова. Они не получили дополнительных сил, а противник получил время на сбор ударных группировок и обеспечение их поддержкой артиллерии. Атака двух батальонов 97-го пп на находящийся у выс. 43, 1 отряд начинается утром 28 декабря, и к полудню десант оттесняется на узкое пространство у обрывистого берега. Здесь десантники принимают последний бой. В отчете 97-го пп указывалось: «Здесь он особенно упорно обороняется в расщелинах и между утесами. Порой вражеские солдаты стоят в воде, их приходится убивать поодиночке, поскольку они по большей части не сдаются»[285]. Вскоре главные силы десанта оказываются разгромлены. Немцами было заявлено 468 пленных (в том числе один офицер), 300 убитых и раненых советских военнослужащих[286]. Их трофеями стали выгруженные орудия, в том числе две 37-мм зенитки и 5 тягачей. Остатки отряда удерживали нескольких гнезд сопротивления на берегу, в которых, по словам допрошенных немцами пленных, находилось еще около 200 человек. Это вполне стыкуется с упомянутой во флотском отчете численностью отряда 878 человек. Следует сказать, что в армейском отчете о судьбе этого сопротивлявшегося до конца отряда ничего не говорится.

Отряд Леонтьева 28 декабря был сбит с позиций, понес большие потери, начал отходить к м. Тархан. В результате контрнаступления немцам удается занять место высадки. В отчете 72-го пп указывается: «Остатки противника все еще держатся на самом берегу и в каменоломнях чуть восточнее высоты 115,5». Отряд ст. лейтенанта Капран был отрезан от моря и окружен, хотя его уничтожение не состоялось.

Несколько менее драматично развивались события к югу от Керчи. 28 декабря КВМБ в 4.00–5.00 высаживает в Камыш-Бурун 678 человек 827-го гсп. Высадка именно ночью подтверждается противником. Однако попытки развить наступление с удерживаемого у Камыш-Буруна плацдарма на запад и соединиться с десантом у Эльтигена успеха не имели. Одновременно попытки немцев ликвидировать плацдармы заканчиваются ничем. Фабрика в районе Камыш-Буруна переходит из рук в руки. Только в районе к северу от Эльтигена им удается несколько ограничить по размеру советский плацдарм, в отчете 42-го пп это описано так: «Наступление развивается хорошо, противник отброшен к маленькой прибрежной полосе и вынужден сгрудиться на узком пространстве».

Сюда же, в Камыш-Бурун, перенацелили отряд «Б» 44-й армии (2393 человека) на трех канлодках, построенных изначально как десантные суда, и еще одном «болиндере». Однако особого успеха эта высадка не имела. Канонерские лодки сели на мель 50–150 м от берега, десант пришлось перевозить шлюпками[287]. «Болиндер» вышел из строя.

В итоге к утру 29 декабря десант 51-й армии оказался в сложном, близком к катастрофическому, положении. В ЖБД 11-й армии оценка обстановки под Керчью была вполне однозначной: «Командование армии полагает, что на 28.12 положение на Керченском полуострове находится под контролем, уничтожение еще находящихся на полуострове частей противника состоится 29.12»[288]. Учитывая тяжелое положение десантов, это заявление не выглядит пустым бахвальством. В отчете о действиях 42-го пп обстановка на утро 29 декабря оценивается как стабильная: «В первой половине дня 29.12 оба плацдарма противника были надежно блокированы, после получения подкреплений начаты контрудары, наметились первые успехи»[289]. На переговорах с А.М. Василевским, состоявшихся в ночь с 28 на 29 декабря, Д.Т. Козлов признавал: «Обстановка к исходу дня сегодня на фронте 51-й армии сложилась не в нашу пользу»[290]. В этот момент обстановка резко переменилась в пользу советских войск – состоялась высадка в Феодосии, в глубоком тылу немецких войск на Керченском полуострове.


Еще один черноморский «новик» – эскадренный миноносец «Шаумян».

В то время как на Керченском полуострове шли бои с прижатыми к морю десантами, в 13.00 28 декабря в Новороссийске началась посадка первого броска десанта на крейсера «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эсминцы «Железняков», «Шаумян», «Незаможник» и транспорт «Кубань». На 12 сторожевых катеров в 17.00 были приняты 300 бойцов штурмовых групп и гидрографическая партия. В составе первого броска десанта погрузились 5419 бойцов и командиров, 15 орудий и 6 минометов, 100 тонн боеприпасов и 56 тонн продовольствия[291]. Как указывалось в отчете штаба ЧФ: «Несмотря на то что корабли были расставлены в Новороссийском порту по заранее утвержденной диспозиции, хорошо известной руководящему командному составу частей Красной Армии, погрузка и посадка войск проходили недостаточно организованно»[292]. Части подходили с опозданием, путали названия кораблей. На некоторые корабли грузилось больше войск, чем предусматривалось планом.

Несмотря на изъятие из состава войск, запланированных для высадки, 79-й бригады, командование фронта постаралось отобрать для первого удара максимально хорошо подготовленные части. Как высказался Д.Т. Козлов на переговорах с А.М. Василевским в ночь с 28 на 29 декабря 1941 г.: «Первым эшелоном идут один полк 9-й гсд, кадровый, тренированный для морских десантов, батальон морской пехоты и один полк 157-й дивизии, укомплектованный кубанцами»[293]. В целом соединения 44-й армии были неплохо укомплектованы по меркам декабря 1941 г. (см. табл. 1).

ТАБЛИЦА 1

Сведения о боевом и численном составе стрелковых соединений и частей 44-й армии на 20 декабря 1941 г.[294]


Также 44-я армия располагала 547-м гап (48 152-мм гаубиц), 126-м и 79-м танковыми батальонами (29 и 27 танков Т-26 соответственно). Еще 27 танков Т-26 входили в состав 236-й сд[295].

Заблаговременно, с вечера 26 декабря, в Новороссийске началась погрузка матчасти и лошадей на транспорты 1-го отряда («Зырянин», «Жан Жорес», «Шахтер», «Ташкент», «Азов» и «Кр. Профинтерн»). Еще два транспорта, «Серов» и «Ногин», были заняты перевозками в Севастополь и встали под погрузку соответственно утром 28 декабря и вечером 27 декабря. Погрузка войск 44-й армии на транспорты началась в 17.30 и закончилась в 23.00 28 декабря. На 1-й отряд транспортов грузилась 236-я сд, на 2-й отряд – 63-я гсд (без одного полка). В итоге 1-м отрядом транспортов было принято 11 270 человек, 572 лошади, 26 45-мм орудий, 18 76-мм орудий, 7 122-мм гаубиц, 199 автомашин (преимущественно «полуторок»), 18 тракторов, 20 легких танков, боеприпасы, продфураж и др. имущество[296]. В 3.00 28 декабря в Туапсе началась погрузка матчасти и лошадей, а затем посадка личного состава 63-й гсд на транспорты 2-го отряда («Калинин», «Димитров», «Курск», «Фабрициус» и «Красногвардеец»). На транспорты отряда было принято 6365 человек, 906 лошадей, 31 76-мм орудие, 27 122-мм гаубиц, 92 автомашины, 14 танков, боеприпасы, продфураж и др. имущество[297]. Таким образом, к вечеру 28 декабря советским командованием были собраны достаточно крупные силы пехоты и артиллерии, способные радикально изменить обстановку в Крыму.


Схема из доклада командира 46-го саперного батальона. Хорошо видно, что ночью батальон находился в двух шагах от гавани.

Следовало бы ожидать, что неодновременность высадки десантов в Крыму негативно скажется на условиях высадки в Феодосии. Однако ситуация была весьма неоднозначной. С одной стороны, высадка в районе Керчи ослабила немецкую оборону в районе Феодосии ввиду изъятия резервов. По плану обороны 46-й пд II батальон 97-го пп формировал участок береговой обороны «Феодосия» от Коктебеля до Дальних Камышей (включая населенные пункты). С началом высадки 51-й армии он снимается из Феодосии и спешно отправляется к восточной оконечности Керченского полуострова. Немецкая оборона Феодосии лишается подразделений, имевших возможность изучить город и его окрестности. С другой стороны, в последние дни декабря полным ходом шла перегруппировка 11-й армии с общей целью противодействия десантам, как уже высадившимся, так и еще только задуманным. Для усиления обороны Керченского полуострова командованием 11-й армии выдвигался 46-й саперный батальон (отдельная моторизованная часть) под командованием капитана Штрайта, задействованный ранее в штурме Севастополя. Он был тогда, еще до высадок, назван «последним резервом 11-й армии».

Причем следует подчеркнуть, что батальон Штрайта не предназначался для организации обороны Феодосии. Как указывается в отчете о действиях 46-го сб, конечной точкой маршрута был Ак-Монай: «Здесь батальон должен был взять на себя береговую оборону и вместе с 6 ротами различных строительных батальонов, которые планировалось подчинить ему, построить позицию в самом узком месте полуострова Керчь от Ак-Моная в южном направлении»[298]. Т. е. задачей 46-й сб являлось переоборудование советских Ак-Монайских позиций на случай радикального изменения обстановки на Керченском полуострове. Днем 28 декабря, в то время как в Новороссийске с той или иной степенью организованности проходила посадка советских войск на корабли и суда, 46-й сб находился на марше из Карасубазара в Ак-Монай. Батальон выходит в район Феодосии во второй половине дня.

Ночной марш в назначенный район в незнакомой местности по плохим дорогам был признан нецелесообразным, и 46-й сб делает остановку. Как указывается в отчете о действиях, «батальон с разрешения командира саперных частей корпуса расположился на ночь в Феодосии, чтобы на следующее утро с рассветом возобновить движение на Ак-Монай»[299]. Т. е. по большому счету батальон оказывается в Феодосии случайно. Позднее к нему присоединяются две роты дорожно-строительного батальона. Комендатура города указывает саперам и строителям места расположения.

Весьма существенным вопросом для оценки последующих событий является план действий немецких подразделений в Феодосии. В своем докладе о происходившем командир 46-го сб капитан Штрайт написал по данному вопросу следующее: «…не было никакой информации о плане действий по тревоге, не было никаких указаний по поводу действий батальона в случае десанта противника или иного нападения. Как выяснилось позднее, план действий по тревоге и обороны для находящихся в Феодосии частей существовал, кроме того, несколькими днями ранее все должны были быть приведены в повышенную боевую готовность. В этой ситуации негативное воздействие оказал тот факт, что соответствующие приказы не доводились до сведения прибывающих в Феодосию подразделений»[300].

Здесь Штрайт, скорее всего, имеет в виду планы 46-й пд и ее приведение в боевую готовность по сигналу «Рождественский человек» (см. выше). Это позволяет сделать вывод, что, во-первых, целенаправленного радикального усиления войск в Феодосии командованием 11-й армии после высадок в районе Керчи предпринято не было, а во-вторых, что командирами на местах было проявлено общее небрежное отношение к организации обороны. Приказы и планы обороны не стали доводить до следующих транзитом через Феодосию частей. Усугублялась ситуация тем, что немецкие саперы прибыли уже в сумерках в незнакомый город. Вместе с тем, несмотря на вопиющие факты халатного отношения к организации обороны, сам факт наличия в районе Феодосии имеющего большой боевой опыт 46-го сб[301] ухудшал условия высадки запланированного советского десанта. Также в Феодосии находилась рота тяжелого оружия 186-го пп 73-й пд, по дивизиону от 77-го артполка и 54-го артполка, и 902-я команда штурмовых лодок (100 человек), одна противотанковая рота, одна береговая батарея[302]. Еще одним фактором, влияющим на положение в районе Феодосии, являлось присутствие в городе старшего начальника в лице полковника Бёрингера, начальника саперных частей 11-й армии. Он мог подчинить себе любые подразделения в городе.

В 3 часа ночи 29 декабря отряд боевых кораблей подошел к Феодосии. Ориентировку ночью для входа в порт давали огни подводных лодок «Щ-201» и «М-51», заранее выдвинутых к порту, это было типично для навигационного обеспечения советских десантов. Под прикрытием огня корабельной артиллерии специально выделенные катера ворвались в Феодосийскую гавань и высадили на защитный мол группу разведчиков, захвативших маяк и две противотанковые пушки. Гавань не только не была заминирована, но в ночь высадки были открыты боновые ворота. Всего катерами было высажено в гавани 266 человек штурмового отряда.

Вслед за катерами в гавань прорвались эсминцы: первым согласно отчету штаба ЧФ в 4.40 вошел в порт ЭМ «Шаумян», за ним в 4.56 ЭМ «Незаможник» и в 5.00 ЭМ «Железняков». Первый высадил 330, второй – 289 и третий – 287 человек. Эсминцы закончили высадку десанта уже к 5.35–5.51 («Шаумян» и «Незаможник»), последним был «Железняков» – к 7.00.

По описанным выше причинам, начавшаяся высадка советских войск становится для находившихся в городе немецких саперных частей весьма неприятным сюрпризом. С одной стороны, все подразделения 46-го сб находились приблизительно в центре города, частью рядом с гаванью (по приложенной к отчету карте – к югу от гавани). С другой стороны, они были совершенно не знакомы с местностью и не имели внятного плана действий. В первый, самый важный момент высадки они лишь заняли оборону своего расположения. Связь со строительными ротами в южной части города отсутствовала.

Опытным ухом саперы определяют «стрельбу большого количества автоматического оружия русских», т. е. высадку крупными силами. В документах 11-й армии (приложения к ЖБД) есть свидетельство о том, что Бёрингер связывался со штабом армии. Звучит оно следующим образом: «В 7.00 звонок полковника Бёрингера из Феодосии. Он установил контакт с полевой комендатурой (подполковник фон Колер). Ожесточенные бои в гавани Феодосии»[303]. Ответом на доклад Бёрингера был приказ «защищать каждый квартал»[304].

Однако начальник инженерной службы армии Манштейна этот приказ выполнять не стал. Наоборот, он принимает радикальное решение вывести саперов из Феодосии (которая грозила стать мышеловкой) и отдает приказ об отводе 46-го сб на развилку дорог Керчь – Симферополь (на окраине Феодосии). Приказ немедленно передается ротам, кроме того, отдается распоряжение немедленно вывести из города транспорт. К тому моменту часть автомашин, находившихся в непосредственной близости от гавани, оказывается потеряна. Целью такого маневра являлось, как позднее писал командир 46-го сб, «отнять у противника возможность продвигаться как на Симферополь, так и на Керчь»[305]. Насколько оправданным было невыполнение приказа? Тем более что в городе оставались артиллерийские дивизионы 46-й пд.

Собственно, именно находившиеся в Феодосии немецкие артиллерийские дивизионы оказали первое противодействие десанту. В 5.08 крейсер «Красный Кавказ» получает попадание в район первой трубы, вызвавшее пожар[306]. В 5.21 немецкий снаряд попал в башню крейсера, пробил броню и вызвал пожар[307]. На крейсерах и эсминцах были убитые и раненые от огня с берега. Сам Бёрингер обо всем этом докладывал в штаб 11-й армии по телефону: «Ожесточенные бои в гавани Феодосии. Немецкая артиллерия принимает в них активное участие. Один корабль противника горит»[308].

Однако темпы высадки оставляли желать лучшего. В 5.02 крейсер «Красный Кавказ» подошел с внешней стороны к широкому молу и начал швартоваться. Одновременно началась высадка части десанта баркасами. Швартовка крейсера проходила в исключительно сложных условиях ввиду сильного отжимного ветра. Для швартовки крейсера в состав отряда был включен буксир «Кабардинец», своевременно прибывший к месту высадки из Анапы. Однако увидев интенсивный артобстрел кораблей, капитан буксира струсил и вернулся в Анапу (был предан суду)[309].

«Красному Кавказу» удалось отшвартоваться и подать сходню только в 7.15. Из-за загроможденного причала № 3 высаживались только бойцы и командиры, выгрузка артиллерии и автомашин оказалась невозможной. В этих условиях несколько рот с боевым опытом могли существенно изменить обстановку в гавани. Вместо этого Бёрингер уходит из города и уводит их с собой. Верхом цинизма в этом отношении выглядит доклад Бёрингера уже из Карасубазара (на дороге в Симферополь) около 15.00: «Береговая артиллерия вела огонь до последнего снаряда, затем артиллеристы взяли в руки карабины»[310]. Вопрос о том, почему плечом к плечу с артиллеристами не стояли подчиненные самого Бёрингера, оставался без ответа.

Реакция командования 11-й армии на высадку в Феодосии была достаточно быстрой. Уже в период между 6.30 и 8.00 отдаются распоряжения направить в Феодосию румынские 4-ю горную бригаду и 3-й мп (полк Корне) и 240-й противотанковый дивизион. Т. е. в первую очередь выдвигались либо близко расположенные, либо моторизованные части. Авиации предписывалось действовать только по Феодосии. В 8.00 состоялось совещание с участием Манштейна. Начальник оперативного отдела Т. Бюссе получает задачу выяснить, какие силы, в первую очередь артиллерию, можно высвободить для Феодосии на западном побережье и в полосе XXX AK. Запрашивается артиллерия в том числе из-под Херсона (210-мм гаубицы). В 9.30 следует решение Манштейна о немедленном выводе с фронта одного полка 170-й пд и ночью направить его в Алушту, а также подготовить вывод с фронта еще одного полка.

Утром 29 декабря, когда в Феодосии уже несколько часов гремит бой, в восточной части Керченского полуострова еще продолжались попытки частей 46-й пд сбросить в море десантные отряды. Сюрпризом для немцев стала попытка отряда Капрана прорваться к морю. Это заставило 97-й пп перейти к обороне. Тем самым была остановлена попытка ликвидации 200 смельчаков, засевших в прибрежных скалах. Отряд Леонтьева, по советской версии событий, пытался наступать, но позднее «отряд вел бой в окружении»[311]. По немецкой версии событий, отряд был разгромлен. В отчете 72-го пп указывается: «В 9.15 группа Листа и 2-й батальон совместно уничтожают последние силы противника (300 пленных). Место высадки противника полностью зачищено, противник на участке полка ликвидирован»[312]. Советский отряд у Камыш-Буруна сам пытался наступать, шли бои с переменным успехом сторон на территории фабрики. Весьма результативной немцами считалась атака на плацдарм у Коммуны Инициатива, в отчете 42-го пп указывается: «Наступление развивается хорошо, русские несут тяжелейшие потери. Они составляют не менее 100 убитых и 200 раненых, в плен взято 60 человек». Вместе с тем не утверждается, что плацдарм ликвидирован.

Однако достигнутый самим фактом высадки в Феодосии психологический эффект превысил даже самые смелые ожидания. Игнорирование Бёрингером прямого и недвусмысленного приказа померкло перед действиями штаба XXXXII AK. Если в штабе 11-й армии настроения были далеки от панических, на местах дело дошло до прямого самоуправства. Ближе к полудню 29 декабря Манштейн отдает приказ командованию XXXXII AK: «46-я пд должна уничтожить высадившегося противника. Основные силы сосредоточить на северном берегу. Отход запрещаю. Удержание перешейка у Феодосии берет на себя армия. Отданные там приказы румынским кбр и мп остаются в силе»[313]. Приказ передается в 11.09 29 декабря. Однако уже в 10.00 29 декабря командующий XXXXII корпусом граф Шпонек приказывает 46-й пехотной дивизии оставить Керченский полуостров. Это привело Манштейна в ярость, Шпонек был отстранен, впоследствии арестован и заключен в крепость[314]. Позднее в мемуарах Э. фон Манштейн написал: «Дело графа Шпонека показывает, насколько трагична бывает для военачальника коллизия между обязанностью выполнять приказ и своим собственным мнением об оперативной необходимости»[315].


Аэрофотоснимок Феодосийской бухты.

Больше всего взбесило Манштейна то, что Шпонек передал приказ об отходе и выключил рацию, т. е. поступил так, чтобы не услышать ответного запрета. Такие «фокусы» периодически выкидывали разные немецкие командиры, но в данном случае для Шпонека это имело самые далеко идущие последствия.

Потери 46-й пд в стремительном отступлении по заснеженному Керченскому полуострову составили 9 тяжелых полевых гаубиц, 12 легких полевых гаубиц, 4 тяжелых и 8 легких пехотных орудий, 14 тяжелых и 73 легких пулемета, 12 тяжелых и 25 легких минометов, 3 тяжелых и 34 легких ПТО[316]. Людские потери с 25 декабря по 3 января были умеренными: убито 152 человека, ранено 429 человек и пропали без вести 449 человек[317].

В то время как разворачивался скандал с отходом 46-й пд от Керчи, выведенные из Феодосии саперы попытались удерживать перекресток дорог к северу от города. Однако вскоре они были обойдены и сбиты с исходной позиции. Командование обороной в районе Феодосии принимает подполковник фон Альфен (командир 617-го саперного полка). Из города, бросив матчасть, отходят артиллеристы. Тем временем советские части продвигаются вперед, охватывая позиции 46-й сб.

Окончательно идея обороны перекрестка дорог была похоронена с высадкой небольшого отряда (усиленная рота) в Сарыголе, на дороге из Феодосии на восток. По отчету штаба ЧФ, он был высажен около 23.00 с БТЩ-26[318]. Отряд обстреливает позиции 46-го сб из минометов. На ночь подполковник фон Альфен приказывает занять круговую оборону вокруг деревни Ближняя Байбуга. Это вполне стыкуется с советскими данными, говорящими о продвижении десанта до г. Лысая к северо-западу от Феодосии и близлежащие высоты с правым флангом в 5–6 км и левым флангом – в 3–5 км от города. В самой Феодосии в этот момент уничтожались мелкие разрозненные группы немцев. К утру 30 декабря Феодосия была полностью освобождена от противника. Из плена было освобождено 2000 красноармейцев. Если судить по донесению оберквартирмейстера 11-й армии о потерях от 31 декабря 1941 г., за предшествующую десятидневку были потеряны 7 leFH18, 3 sFH18, 1 10-cm K18 и 2 sFH M/37(t)[319]. По всей вероятности, большая часть потерянного относится именно к Феодосии (потери 46-й пд были выше и с ними разобрались позже). В течение ночи в район Ближней Байбуги подошли части румынской горной бригады.

Намеченная на утро контратака, ударной силой которой должны были стать румынские части, закончилась полным провалом. Как позднее докладывал командир 46-го сб: «Румын невозможно было побудить сделать хоть один шаг вперед. Румынские офицеры находились не со своими частями, а в расположенном в тылу доме»[320]. Артиллерия была потеряна, поэтому не последовало ни одного выстрела в качестве артподготовки.

Тем временем высадившиеся в Феодосии части перешли в наступление. Решающее преимущество было получено за счет использования танков. Как указывалось в ЖБД 11-й армии: «Прорвавшиеся русские танки вызвали у румын такие же панические настроения, как в сентябре в ходе прорыва севернее Мелитополя. Паническое отступление румын, к сожалению, увлекло за собой и немецких солдат»[321]. Как писал позднее командир 46-го сб, две имевшихся у него противотанковые пушки заклинило из-за мороза, а румыны своими противотанковыми орудиями не воспользовались. Атака советских танков отбрасывает румын и 46-й сб на 1,5 км западнее селения Дальние Байбуги. Здесь находятся румынские части, усиленные немецкой артиллерией.

В период с 29 по 31 декабря были перевезены и высажены в районе Феодосии 23 тыс. человек, 1550 лошадей, 34 танка, 109 орудий, 24 миномета, 334 автомашины и трактора, 734 тонны боеприпасов и 250 тонн других грузов. К исходу 31 декабря высадившимся в Феодосии войскам 44-й армии удалось продвинуться на 10–15 км от города и захватить Владиславовку. Подтянувшиеся к Феодосии румынские части, хотя и не были в состоянии сбросить десант в море, все же могли сдерживать его продвижение до подхода немецких дивизий. Утром 31 декабря начальник штаба 11-й армии в разговоре с начальником штаба ГА «Юг» произнес фразу, во многом определившую дальнейшее развитие событий: «Положение у Феодосии может представлять опасность для Крыма и 11-й А»[322]. Соответственно предлагалось остановить наступление на Севастополь и усиливать XXXXII AK за счет сил, изымаемых из LIV AK. В итоге Хансен получает приказ на прекращение атак на Севастополь.

В течение 1 января 1942 г. войска 44-й армии продвинуться в северном направлении не смогли. К исходу 2 января советские войска вышли на рубеж Киет, Нов. Покровка, Изюмовка, Коктебель, где встретили организованное сопротивление противника. Потери высадившихся 63-й гсд, 236-й и 157-й сд, 251-го гсп и морского отряда 44-й армии в этот период можно оценить как умеренные. С 30 декабря 1941 г. по 2 января 1942 г. они потеряли 431 человека убитыми, 161 пропавшими без вести и 705 ранеными[323].

Высадка 51-й армии продолжилась, и десанты перешли к преследованию. Командующим Кавказским фронтом Д.Т. Козловым 1 января 1942 г. был доложен в Ставку ВГК план освобождения Крыма ударом на Перекоп, утвержденный на следующий день.

На переговорах с начальником штаба 44-й армии Рождественским днем 2 января Д.Т. Козлов прямо сказал: «Вопрос стоит так – кто скорее и больше сосредоточит войск, я хочу, чтобы генерал Первушин, вы и все ваши работники – это поняли»[324]. Однако условия гонки сосредоточения войск были крайне тяжелыми. На переговорах с А.М. Василевским вечером того же дня командующий фронтом признавал: «Ледовая обстановка на Керченском п/о [вероятно, все же «проливе». – Прим. авт.] не дает возможности ничего переправлять»[325].

В окрестностях Керчи 51-я армия взяла богатые трофеи, однако часть вооружения и техники была отбитыми у врага отечественными образцами. Так по состоянию на 10 января 1942 г. АБТУ 51-й А отчиталось о захвате 232 отечественных и 77 немецких грузовиков, 44 отечественных и 41 немецких легковых машин, 35 тракторов и 12 танков советского производства[326]. Вся эта техника была неисправной.

Исключительной ценности трофеем стали 4 паровоза марки ОВ и 80 вагонов и платформ[327]. Их удалось отремонтировать и привести в годное для движения состояние. Серьезным подспорьем стал захват в Керчи 10 000 тонн угля[328]. Это позволило организовать ж.д. перевозки в интересах войск фронта, пусть и в ограниченных масштабах. Это стало еще одним упущением со стороны командования XXXXII AK и 46-й пд – ж.д. транспорт не был уведен или уничтожен.


Погибшие в Феодосии транспорты. На переднем плане «Зырянин», за ним «Ташкент».

Однако помимо очевидных преимуществ идея с высадкой в Феодосии имела и очевидные недостатки. Большое удаление от баз авиации фронта не позволяло обеспечить надежное прикрытие с воздуха. В результате на транспорты в порту обрушились удары немецких бомбардировщиков. Первым погиб «Ташкент» (5552 брт), успевший выгрузиться. Следующим 4 января стал «Зырянин» (3592 брт), перевозивший жидкое топливо и снаряды, пораженный бомбами в момент перекачки горючего. В тот же день был атакован и потоплен «Ногин» (2150 брт). 9 января были потоплены «Спартаковец» и «Чатыр-Даг». 16 января подорвался на мине «Жан Жорес» (3972 брт). Так же медленно вывозились грузы с причалов Феодосии, и поэтому немало боезапаса было уничтожено в период бомбардировок порта авиацией противника.

Все это привело к снижению темпа накопления войск на плацдарме у Феодосии и нехватке у них самых необходимых запасов. Напротив, немцы торопливо сосредотачивали войска, изъятые из нацеленной на Севастополь группировки. Это позволило им добиться количественного и качественного перевеса и перейти в контрнаступление. Э. фон Манштейн пишет: «Оно должно было вестись тремя с половиной немецкими дивизиями и одной румынской горной бригадой против противника, силы которого возросли теперь до восьми дивизий и двух бригад. В то время как противник располагал танками, хотя и в ограниченном количестве, у нас не было ни одного»[329]. Здесь Манштейн несколько лукавит, т. к. в составе собранной под Феодосией ударной группировки имелись штурмовые орудия. В реалиях 1941–1942 гг. они были крайне проблемным для советской противотанковой обороны и легких танков образцом немецкой бронетехники. Уже по состоянию на 8 января в подчинении XXXXII AK находились два взвода штурмовых орудий: 4 САУ из 197-го батальона и 2 САУ из 190-го батальона[330]. Основные силы этих двух батальонов штурмовых орудий оставались в подчинении LIV AK под Севастополем[331].

Немецкое наступление началось 15 января, и к 18 января атакующие полностью заняли Феодосию, окружив часть сил 44-й армии. Было заявлено о захвате 10 тыс. пленных, 177 орудий и 85 танков. Остатки 44-й армии отошли к Парпачскому перешейку. Был тяжело ранен командующий армией генерал А.Н. Первушин, погиб член Военного совета А.Г. Комиссаров, контужен начальник штаба полковник С.Е. Рождественский. В командование армии вступил генерал И.Ф. Дашичев. Главным последствием немецкого контрудара стала потеря Феодосии как порта снабжения советских войск в Крыму.

Состояние войск 44-й армии после Феодосии можно оценить как удручающее (см. табл. 2).

ТАБЛИЦА 2

Боевой и численный состав 44-й армии на 20 января 1942 г.[332]


В 126-м отб еще оставалось 10 танков, в 79-м отб – 6[333].

Вверенные злополучному Д.Т. Козлову войска пытались отбить полуостров в сложный для Красной Армии период в своеобразных природных условиях. Высадка в Феодосии 29 декабря 1941 г. стала «ходом конем», резко изменившим оперативную обстановку в Крыму, но закрепить этот успех не удалось. Накопление войск, боеприпасов, горючего в Феодосии шло медленно. Выдвижение по раскисшим из-за оттепели дорогам Керченского полуострова 51-й армии также запаздывало. Все это позволило немецкой 11-й армии 15 января 1942 г. контратаковать и вскоре вновь занять Феодосию.

Уже вечером 17 января следует приказ № 0183/ОП штаба фронта: «Кавказский фронт с утра 17.1[334] переходит к обороне на линии Ак-Монайских позиций»[335]. Соответственно как позиция прикрытия были обозначены Тулумчак, Корпечь, Кой-Асан и Дальн. Камыши, а Ак-Монайские позиции становились главной полосой обороны.

В середине дня 17 января состоялся разговор Д.Т. Козлова с А.М. Василевским, на котором командующий фронтом твердо и последовательно отстаивал целесообразность принятых мер. Козлов мотивировал свои приказы так: «Я не решил рисковать окончательной потерей дивизий и предложил отойти на Ак-Монайские позиции с тем, чтобы подтянуться и измотать противника»[336]. Более того, он без обиняков заявил: «Обстановка, сложившаяся сегодня, не вызывает необходимости пересмотра принятого решения»[337]. В разговоре с Москвой командующий фронтом также оценивал намерения противника как самые решительные: «Ударом справа и слева сбросить наши части в море». В конечном итоге Василевский, начинавший разговор с Козловым с достаточно шапкозакидательской оценки противника под Феодосией, к концу двухчасовых достаточно напряженных переговоров согласился с аргументами комфронта. В итоге войска отошли на Ак-Монайские позиции.

Столкнувшись с серьезным кризисом в Крыму, Ставка ВГК направила в Крым своих представителей – армейского комиссара 1 ранга Л.З. Мехлиса и заместителя начальника Оперативного управления Генерального штаба генерал-майора П.П. Вечного. Мехлис прибыл на фронт уже 20 января 1942 г.[338]. Начинался новый этап борьбы за Крым.

Выводы. Керченско-Феодосийская операция и последовавшая за ней борьба за Феодосию порождает в отечественной историографии полярные оценки, как положительные, так и отрицательные. Важным вопросом является жизнеспособность плацдармов, образованных в результате высадки войск 51-й армии силами АзВФ и КВМБ. Изучение документов сторон приводит к неутешительному выводу, что большинство высаженных отрядов к утру 29 декабря 1941 г. были или разгромлены, или находились на грани разгрома. С другой стороны, нельзя сказать, что все плацдармы были близки к распаду. Наиболее устойчивым было положение частей 302-й гсд у Камыш-Буруна. Ликвидация этого отряда 29 декабря (как это указывается в ЖБД 11-й армии) представляется маловероятной. В отличие от других плацдармов он, кроме того, поддерживался артиллерией 51-й армии. Вместе с тем ликвидация других плацдармов позволяла высвободить по меньшей мере два-три пехотных батальона для атаки на плацдарм. Это стало бы для него серьезным испытанием, если не катастрофой.

Трагическая судьба значительной части высаженных отрядов заставляет задуматься о жизнеспособности плана операции по высадке на Керченском полуострове в целом. Здесь изучение немецких документов приводит к выводу, что позиции 46-й пд под Керчью вовсе не были неприступной крепостью. Обороняемый связистами район мыса Зюк мог стать брешью в обороне 46-й пд и XXXXII корпуса в целом. Однако это требовало массирования высадочных средств для высадки и снабжения крупных сил. Например, привлечение канонерских лодок (бывших «эпильдифоров») из состава ЧФ для высадки в Азовском море.

Вместе с тем неудачи в районе Керчи одновременно стали магнитом, стягивающим немецкие резервы. В частности поставленный в оборону в районе Феодосии батальон 97-го пп. Это создало почву для успеха высадки в Феодосии, позволившей надолго перехватить инициативу у противника.

Однако, как показала практика, мало было высадить войска, их еще нужно было полноценно снабжать. В этом отношении показательна оценка, сделанная по горячим следам событий, в 1943 г. в «Сборнике по изучению опыта войны». Давалась неприглядная картина выброски на полуостров ослабленных соединений: «Грузилась и транспортировалась какая-нибудь дивизия, ослабленная в артиллерийском отношении и без обозов, а ее «тылы» (так было принято называть остатки дивизии, хотя в составе этих тылов находился на 7/8 артиллерийский полк) с несколькими тысячами лошадей и сотней (иногда и больше) автомашин оставались на Кавказском побережье»[339]. В итоге перевезенные соединения не могли долгое время «по-настоящему ни сражаться, ни жить»[340]. 44-й армии перед лицом сосредоточения крупных сил противника требовалось по-настоящему сражаться.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.246. Запросов К БД/Cache: 0 / 0