Глав: 12 | Статей: 12
Оглавление
Вряд ли какое-нибудь элитное формирование вооруженных сил Третьего Рейха понесло в войну потери большие, чем потери среди экипажей подводных лодок кригcмарине. В войну погибло примерно 75–80 % германских подводников, однако боевой дух питомцев Дениц оставался на исключительно высоком уровне до самого последнего дня войны в Европе. В массе своей германские подводники сохранили столь не типичный для Второй мировой войны дух рыцарства, хотя, конечно, и среди них встречались исключения.

Действия субмарин могли быть успешными только если команда действовала как единое целое, здесь каждый моряк зависел друг от друга. Экипажам лодок (48 человек на типе VII и 55 — на типе IX) по многу недель приходилось проводить в тесноте, без дневного света, а часто вообще в темноте, в жутких погодно-климатических условиях Атлантики, выполняя при этом такую необходимую для Рейха и крайне опасную для команды работу. Особые условия существования вырабатывали особые отношения внутри трудовых коллективов подводных лодок, тот самый элитный боевой дух.

После войны многие с позволения сказать «историки» пытались преуменьшить достижения людей Деница на ниве подводной войны. Более компетентный по сравнению с «историками» человек по фамилии Черчилль оценил работу U-ботов очень высоко:

— В войну я реально боялся одной-единственной угрозы — германских U-ботов.
С Ивановi

Вера и слава

Вера и слава

Команда субмарины являлась трудовым коллективом, спаянным тесными узами настоящей мужской дружбы, где судьба всех зависела от судьбы каждого. Об этом неоднократно говаривал гросс-адмирал Дениц и многие подводники.

Не удивительно, что большинство подводников являлись верующими.

Субмарины и их достижения в подводной войне всячески превозносились министерством пропаганды Германии, самые успешные подводники становились истинными героями Третьего Рейха. Средства массовой информации Рейха не уставали подчеркивать преемственность подводников фюрера по отношению к подводникам кайзера, едва не поставившим на колени Великобританию. Потопление Гюнтером Прином в главной базе британского флота Скапа Флоу линкора «Ройал Оук» было возведено в ранг национального триумфа. Аналогичные триумфы сделали из потопления авианосцев «Корейджес» и «Арк Ройал», линкора «Бархэм». Появлялись повести и романы, посвященные подводникам — «U-Boot Lied», «Kretschmer Marsch», «Torpedo Los», «Ritter des Nordsee» и многие-многие другие. Вернувшихся из боевых походов подводников встречали как героев.

Все подводники с огромным уважением относились к своему командующему адмиралу Карлу Деницу, заслужившему почтенное прозвище «Der Kowe» — лев. Командующий в ответ ласково называл своих подчиненных: «Мои серые волки». Серый — цвет окраски U-ботов и цвет кожанок подводников (помните — пошитые в частном порядке куртки из кожи серого цвета? Выходит, немало курток сшили). Дениц старался лично встречать вернувшиеся из похода субмарины, но когда не мог присутствовать, то всегда присылал поздравление с возвращением из боевого похода. От внимания командующего не ускользала даже личная жизнь рядовых подводников — не единожды находившиеся в боевом походе моряки получали радио от командующего с поздравлениями по поводу рождения ребенка. Другой вопрос, всегда ли моряки радовались внезапно свалившемуся на них отцовству. Не внезапному — радовались точно. Во многом именно благодаря Деницу подводный флот Германии сохранил и даже увеличил свою боеспособность до самых последних дней войны в Европе.

Гитлер как-то обмолвился: «У меня есть реакционная армия, национал-социалистические ВВС и христианский флот». Фюрер, как всегда, метко раздал всем сестрам по серьгам. Понятно, национал-социалистов имелось на флоте в целом и в U-ботваффе в частности совсем немало. Так один из лучших подводников Рейха даже имел звание СС. С другой стороны, такой известный кадр, как Иоахим Шепке никогда не состоял в НСДАП, хотя отличался антиеврейскими высказываниями и был лоялен к режиму. Среди подводников имели ярые нацисты и скрытые оппозиционеры. Интересный факт — Дениц, будучи сам ярым поборником Гитлера, не допустил на субмарины «офицеров-лидеров НСДАП» (аналог советских комиссаров), хотя многие историки говорят о наличии на лодках комиссаров НСДАП, не было таких.

Дениц никогда не боялся защищать своих людей от репрессий со стороны органов, даже если репрессии имели под собой основания. Несмотря на свое полуеврейское происхождение капитан-лейтенант Хельмут Шмукель прослужил в кригсмарине всю войну. Сначала — на тяжелом крейсере «Адмирал Хиппер», потом командовал субмариной U-802. Как-то нескольких друзей Шмукеля, в числе которых оказался известный подводный ас командир U-124 Вернер Хенке, арестовала гестапо. Шмукель возмутился до глубины души, ворвался в кабинет местного гауляйтера, где учинил самое настоящее безобразие, потом пришел в гестапо и обозвал служителей закона гангстерами и биндюжниками. История умалчивает, каким образом Шмукель вышел из гестапо, но от своего командующего он получил лишь устное порицание.

Подобных рассказов известно множество. Командование U-ботваффе своих не сдавало, а наказания существовали, главным образом, на бумаге.



Фото: юмористический рисунок, выполненный кем-то из команды U-595. На британском льве скачут Рузвельт и Черчилль, в задницу льва устремилась торпеда.

Естественно определенный предел в покрытии дисциплинарных проступков подчиненных у их командиров существовал. Командир лодки обладал в море огромными правами карать или миловать. К примеру, обер-лейтенант цур зее Оскар-Гейнц Куш в море перед строем экипажа отдал приказ о расстреле за подстрекательство к мятежу своего первого вахтенного офицера. Впрочем, такие случаи являлись редкостью в силу высочайших моральных устоев подводников. Известна «обратная» история. Как-то в американском лагере для военнопленных, расположенном в Аризоне, один пленный подводник кригсмарине дал американцам подробные показания. Предателя убили его бывший друг и коллега прямо в лагере. История получила большой резонанс. О ней узнал в Германии. Денниц наградил убийцу предателя, а американский суд приговорил его в августе 1945 г., уже после окончания войны, к смертной казни.

Командиры U-ботов являлись истинными патриотами Германии, но их самих порой ужасал нацистский режим. Один знаменитый подводный ас, командир U-564 Тедди Зухрен, как-то вернувшись из длительного похода первым делом прокричал с рубки своей субмарины встречающим: «А что, нацистский режим еще держится?». «Я-Я», — ответили с берега. Зухрен дал лодке задний ход. Шутка сошла с рук заслуженному серому волку. Подводники Рейха получали высокое жалованье, хорошее питание, имели возможность пренебрегать формальной стороной дисциплинарного устава, но служба у них была крайне рискованной и гибли они часто и в большом количестве.

Типичный подводник обожал слушать джаз (что в Рейхе не приветствовалось), французских женщин, а также хорошее пиво в большом количестве. Типичный подводник терпеть не мог любую полицию, игнорировал политику, уважал противника. Еще типичный подводник обожал карточные игры. Работа типичного подводника была тяжела и опасна, поэтому на берегу он старался получить от жизни максимум удовольствий.

Гордость за принадлежность к сравнительно небольшому по численности элитному кругу подводников хорошие командиры субмарины всячески культивировали среди своих подчиненных самыми разными способами. Самый распространенный — небольшая эмблема, прикрепленная к левой стороне пилотки. Эмблемой мог быть герб города, который взял шефство над подводным кораблем или же эмблема, обыгрывающая фамилию командира субмарины. Например Альберта Шни, шниман — снеговик. На рубках лодок рисовали разнообразные эмблемы: животные, мистические фигуры, чертики. Эмблемы субмарины изготавливали из металла и крепили к пилоткам. Иногда такие эмблемы просто умельцы вырезали из жести, иногда — командир размещал заказ на предприятиях местной промышленности.

По завершению второго боевого похода подводник получал знак U-Bootskriegsabzeichen. Знак был изготовлен из металла желтого цвета и имел овальную форму: изображение субмарины на фоне лаврового венка, дополненного орлом со свастикой. Такие знаки очень ценились среди ветеранов подводной войны. Знак носился на левой стороне форменной тужурки. Подводники носили его даже на рабочей форме, правда, никогда не крепили к кожанкам. Награждение данным знакам заносилось в солдатскую книжку моряка.



Фото: Знак подводника, принимавшего участие в не менее чем двух боевых походах. В начале воины такие знаки встречались часто, в конце войны мало кому удавалось выжить в двух боевых походах. Знак выполнен в традициях знака подводных сил кайзеровского флота, добавлен лишь орел со свастикой.

В мае 1944 г. Дениц учредил еще одну награду — U-Boots Frontspage. Знак представлял собой уменьшенную копию знака U-Bootskriegsabzeichen, снабженную скрещенными мечами и дубовыми листьями. Знак был изготовлен из бронзы. Носили eго над левым нагрудным карманом. Четких критериев для награждения данным знаком не существовало. Им награждали за длительную безупречную службу в подплаве, за выполнение нескольких боевых походов, проявление личной храбрости. Представление к награждению делал командир лодки, утверждал награждение Дениц. В ноябре 1944 г. был учрежден серебряный вариант знака U-Boots Frontspage, которым награждали только лиц, уже имевших бронзовый U-Boots Frontspage.



Фото: Знаки «U-Boots Frontspange». Бронзовый знак был учрежден в мае 1944 г., позже появился серебряный вариант знака, которым награждались только обладатели бронзового U-Boots Frontspange.

Учитывая огромные потери среди подводников на завершающим этапе войны в Европе, немногие из них имели шанс получить U-Boots Frontspage в знак длительной и безупречной службы. Более того, резко снизились шансы даже на получение U-Bootskriegsabzeichen, ибо большинство лодок не возвращалось из своего первого похода. В таких условиях подводников, удостоенных отличительных знаков, стали уважать еще больше.

Многие удачливые командиры субмарин посещали кораблестроительные верфи, на которых строились U-боты.

Смычке экипажей и кораблестроителей командование подводного флота Рейха придавало большое значение. За отменное качество выполненных работ рабочих и инженеров от имени командующего подводными силами кригсмарине могли наградить специальным знаком отличия — Werftleistungsabzeichen.

Умные командиры при всяком случае подчеркивали, что их личные награды являются наградами всего экипажа лодки. Действительно, в силу «командной» работы экипажа крайне редко было возможно выделить кого-то. Обычно командир лодки получал право награждать подчиненных Железными крестами, однако количество крестов всегда было меньше количества человек в команде. В отдельных случаях командиры субмарин запрашивали наверху дополнительные кресты.

В конце войны у подводников сомнений в ее исходе не существовало, но почти никто не отказался от выхода в море, практически — на верную смерть. Боевой дух находился на высочайшем уровне. Стоит отметить один интересный момент, который обошли, сознательно или нет, историки. В массе своей подразделения вермахта и войск СС отважно сражались до самого последнего дня войны и даже после него, но — только на Восточном фронте. На Западе в конце апреля — начале мая 1945 г. германские войска сдавались в плен массово. Подводники Рейха воевали до самого последнего дня войны именно с Западом.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.284. Запросов К БД/Cache: 3 / 1